Правда и вымысел о лечении рака


В этой статье речь пойдет о заблуждениях относительно рака людей, которые далеки от медицины.

Одно из самых распространённых заблуждений – это то, что если рак прооперировать, то метастазы распространятся по всему телу. Такое, действительно, может быть, но только в случае, если хирург, делающий операцию, не знает о том, что такое абластика, смысл которой как раз предотвратить это распространение.

Третье место – слова о том, что никакие обезболивающие средства не помогают при раке. Рак на первых стадиях несложно обезболить, подходят почти все обезболивающие. Но последние стадии невыносимо для человека, рак пожирает его изнутри. Но даже в такое время существуют разные обезболивающие, вплоть до наркотиков, которые назначают больным сами врачи.

Четвертое заблуждение – то, что рак неизлечим и существуют лишь единичные случаи исцеления от него. Хочу сказать следующее – рак, выявленный на начальной стадии, излечивается практически на 100%.

Так же хочу добавить, что никакие целители, гадалки, экстрасенсы не смогут вам, к сожалению помочь. Вы лишь пустите деньги на ветер, теряя также своё драгоценное время. Нужно сразу же обращаться к онкологу. И только лечение врача и народная, проверенная, медицина, действительно, смогут вам помочь.


Активно рекламируемые биологически активные добавки (БАД) являются заменой лекарственным препаратам, рекомендуемым онкологом.


БАДы поддерживают иммунитет (защитные силы организма и т.д.), позволяя бороться с опухолью, а заодно и преодолевать побочные эффекты официальной противоопухолевой терапии.

– Но может ли быть так, что какой-то из предлагаемых нетрадиционных методов действительно помогает, но у авторов этого метода просто нет возможности пройти все ступени клинических испытаний? Нет средств, препятствия со стороны чиновников, да мало ли что может быть. А тем временем этот непризнанный гений уже помог десяткам человек.

– Мне как-то задали вопрос об эффективности биоэнергетической терапии. Я не поленился, зашел на сайт клиники, которая оказывает данную услугу. Там приводятся истории болезни. Например, вот такая: опухоль гортани, пациент получил 40 Грей лучевой терапии и 20-часовой биоэнергетический сеанс – в результате опухоль не визуализируется. Я как врач понимаю, что эффект достигнут за счет лучевой терапии. Чтобы сократить на время опухоль до невидимых размеров, такой дозы облучения в большинстве случаев вполне достаточно. Разумеется, авторы приписывают этот эффект биоэнергетической терапии. И многие больные им верят. Однако задумайтесь, что помешало автору методики перед тем, как брать за такое лечение деньги, провести клинические испытания. Однородная группа больных раком гортани получает облучение в дозе 40 Грей. Все они по 20 часов находятся в комнате, где проводится биоэнергетическая терапия. Но половина больных при этом получает дополнительное воздействие, а вторая – просто проводит время. Если бы по результатам исследования оказалось, что у больных, получавших биоэнергетическое воздействие, противоопухолевый эффект развивается в 2 раза чаще, я был бы ярым сторонником внедрения этого метода в клиническую практику. И, скорее всего, эффективная аппаратура и патент на ее производство были бы куплены зарубежными производителями медицинской техники. Причем, уверяю вас, за гораздо большие деньги, чем удается отщипнуть из кармана доверчивых пациентов авторам чудо-методики сейчас.


В западных странах это обычная практика, когда небольшие исследовательские центры продают свои идеи более крупным. В нашей стране, к сожалению, мест, где новые идеи могут пройти экспериментальную проверку, не так много. Но они есть. В Москве это НИИ экспериментальной диагностики и терапии рака Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина РАМН, Московский научно-исследовательский институт онкологии им. П.А. Герцена, в Санкт-Петербурге – Научно-исследовательский институт онкологии им. Н.Н. Петрова. В этих учреждениях способны провести весь комплекс необходимых исследований.

--к.м.н. Жуков Н.В.
по материалам журнала "Вместе против рака"

Самые распространенные мифы о раке
1. Раком можно заразиться. Это неправда. Онкологические недуги не передаются от человека к человеку. Известен только один представитель животного мира – тасманийский дьявол, у которого возможна передача определенного вида опухоли. Они вырастают на морде зверей и переносятся при укусе через кровь. Для людей этот вид рака не представляет никакой угрозы.

Скорее всего, такой миф возник из-за того, что некоторые виды заболеваний ассоциируют с вирусными инфекциями. Например, рак шейки матки часто связывают с папилломавирусом, а патологии печени – с гепатитом С.

2. Рак неизлечим. Это самое опасное утверждение для больных такими заболеваниями, но возникло оно не на пустом месте. Действительно, онкологические недуги крайне тяжело лечатся на третьей и четвертой стадиях. Здесь процент излечившихся крайне мал. Но нельзя забывать, что при обнаружении рака на ранних этапах химиотерапия и другие методы воздействия на злокачественные новообразования позволяют добиться хороших результатов и стойкой ремиссии.

Главный показатель успешного лечения — пауза в 5 лет. Если в течение этого времени болезнь не вернулась, то средняя продолжительность жизни пациента никак не будет отличаться от общего показателя. В Европе почти 1% населения живет с пролеченным раком.

3. Курение не провоцирует патологию. Эту легенду придумали сами курильщики для оправдания своей пагубной привычки. Конечно, пристрастие к никотину – это не гарантия того, что вы заболеете. Но нужно помнить, что курение может не только спровоцировать рак легких (о чем постоянно предупреждает Минздрав), но и привести к появлению новообразований в пищеводе и желудке.

Никотин – это страшный яд, вызывающий необратимые изменения в организме. Доказано, что у курильщиков с десятилетним стажем риск выявления онкологической патологии в 10 раз выше, чем у других людей. Статистика говорит: 87% людей, имеющих проблемы с легкими, — никотинозависимы.

4. Онкология – проблема современности. На самом деле рак существовал всегда. Открытия археологов доказывают, что подобные заболевания встречались и у наших древних предков. Более того, некоторые признаки саркомы были обнаружены в костях динозавров.

В наши дни средняя продолжительность жизни увеличилась, возросло негативное влияние внешних факторов на здоровье человека и проблема онкологических заболеваний стала более заметной. Также и уровень диагностики вырос именно в последние десятилетия. Ранее рак просто путали с другими болезнями.

5. Мобильные телефоны могут спровоцировать заболевание. Эта теория не доказана. Влияние электромагнитных импульсов, испускаемых аппаратом, нельзя назвать полезным, но и рак мозга они вряд ли вызовут. Такая патология очень редкое явление, а мобильник (часто и не один) есть практически у каждого человека на планете. Так что если бы они провоцировали рак – это заболевание стало бы одним из самых распространенных.

Существуют методики, основанные на приеме натуральных природных средств, но главная их цель – поддержание в организме баланса витаминов и микроэлементов. Для борьбы с раковыми опухолями они не предназначены.

7. Лекарство существует, но его скрывают от общественности. Такое заблуждение очень популярно. Теории всемирных заговоров всегда быстро подхватываются людьми. Но сложность в лечении рака состоит в том, что он гетерогенен (разнороден). Механизмы появления недуга очень разнообразны. Поэтому для каждого вида заболевания должен быть свой особенный препарат. А такое количество фармакологических средств спрятать вряд ли бы удалось.



Наш эксперт – врач-онколог, гематолог, член Европейского общества медицинской онкологии (ESMO), член Нейроонкологического общества, кандидат медицинских наук Михаил Ласков.

Зачастую предстоящее лечение пугает больных больше, чем сам диагноз. Ведь если насчёт операции у большинства пациентов предубеждений нет (надо так надо), то по поводу химиотерапии их масса. Порой из-за этого люди даже отказываются от лечения, предпочитая народные способы, что, конечно, приводит к непоправимым последствиям.


Миф 1. Химиотерапия губит не только раковые клетки, но и иммунитет. Поэтому от неё больше вреда, чем пользы.


Правда. Такие заявления нелогичны. Ведь при каждом виде рака, а также стадии болезни и характеристике самой опухоли химиотерапия имеет разную эффективность. Поэтому разговор о процентах – это что-то вроде измерения средней температуры по больнице. Химиотерапия имеет доказанную эффективность. Причём в некоторых случаях это единственный способ лечения. И излечения. Например, при опухолях крови. Но, несмотря на то, что в терапии солидных опухолей химиотерапия – это лишь часть комплексного лечения, есть данные, что иногда рак удавалось победить только с помощью химиотерапии.


Миф 4. Химиотерапия проходит настолько тяжело, что всё время, пока идёт лечение, а это не меньше полугода, человек прикован к постели. Не может ни работать, ни гулять, ни, конечно же, заниматься спортом.


Правда. Побочные явления химиотерапии продолжаются всего несколько дней, затем происходит восстановление, и человек чувствует себя как обычно. Некоторые люди и вовсе почти не ощущают дискомфорта. Кроме того, уже пару десятков лет применяется сопроводительная терапия, которая помогает поддерживать хорошее качество жизни во время лечения. Большую роль в этом играют современные противорвотные лекарства. Благодаря этому многие больные во время лечения продолжают работать, заниматься детьми и прочее. К тому же наука не стоит на месте. Например, сегодня активно развивается иммунотерапия, обещающая сделать лечение рака не только более эффективным, но и менее токсичным. Появились и продолжают испытываться новые цитостатики – лекарства, благодаря которым бороться с раком будет собственная иммунная система человека. Например, в лечении меланомы в мире сегодня нашлось место онколитическим вирусам. Эти препараты в виде инъекций вводятся в опухоль и уничтожают её. Благодаря им удалось значительно продлить жизнь людям с одним из самых агрессивных видов рака.


Миф 5. Во время лечения нужно придерживаться особой диеты. Например, чтобы уморить рак, надо перестать есть мясо. Или не употреблять сладкого и мучного. Голодать, в том числе на сухую. Пить соду и прочее.


Миф 7. Бросать курить и выпивать при прохождении химиотерапии необязательно. Чего уж теперь – ведь самое страшное уже случилось.

Правда. Курение и злоупотребление алкоголем при химиотерапии – дополнительная токсическая нагрузка на организм. Поэтому с вредными привычками надо попрощаться. И лучше не только на время лечения, но и после, ведь, даже вылечившись от одного рака, можно заболеть другим. Например, курение – один из главных факторов риска для рака лёгкого. Но бокал хорошего сухого красного вина или немного другого качественного алкоголя – для аппетита и настроения – можно себе позволить даже тем, кто проходит лечение.

Миф 1: заболеваемость растет быстрее, чем в других странах, и молодеет

Как на самом деле:

- Распространенность рака в России растет, как и во всем мире - в среднем на 2 - 3% в год, - рассказывает руководитель Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) радиологии, главный онколог Минздрава России, академик РАН Андрей Каприн. - Во-первых, рост заболеваемости связан с увеличением продолжительности жизни. Уже точно известно, что в большей степени рак развивается у людей старшего возраста. Во-вторых, улучшается диагностика. Поэтому болезнь обнаруживают чаще. Но! Что важно, на более ранних стадиях, когда шансы на успешное лечение, как правило, высоки.

Если сравнивать Россию с другими странами, то, скажем, в Дании , государстве с хорошей экологией, заболеваемость на каждые 100 тысяч населения выше, чем у нас, на 100 человек. На самом деле это значит, что мы пока недовыявляем примерно 50 - 60 человек на 100 тысяч населения, поясняет эксперт.

Миф 2: рак заразен

Как на самом деле:

Не существует ни одного серьезного исследования, которое достоверно подтверждало бы инфекционную природу развития рака, подчеркивают ученые и врачи.


Миф 3: онкология - это приговор

Как на самом деле:

- Рак 1 - 2-й стадии хорошо лечится, некоторые виды опухолей излечиваются в 97% случаев. Поэтому, чем выше процент раннего выявления (именно на это нацелена сейчас диспансеризация. - Ред.), тем лучше результат, - говорит академик Каприн. - Говорить об излечиваемости онкозаболеваний ни в одной стране мира в полной мере нельзя. Рак - это острое состояние, которое мы должны перевести в хроническое заболевание.

Причем можно достичь ремиссии длиною в целую жизнь, подчеркивают эксперты.

Миф 4: простому человеку передовые технологии недоступны

Как на самом деле:

Государство принимает серьезные меры для повышения доступности и качества помощи онкобольным, отмечают эксперты. Установлены предельные сроки ожидания медпомощи. Выстраивается эффективная система онкопомощи (подробности см. в инфографике). С этого года дополнительные полномочия по контролю за качеством оказания медпомощи онкобольным получили страховые представители пациентов в системе ОМС. Значительно расширен список онкологической помощи по государственной гарантии.


Миф 5: за границей лечат лучше

Как на самом деле:

Лечение онкозаболеваний проводится по единым международным протоколам - как за рубежом, так и в России, поясняют эксперты. Наши онкоцентры не отстают

от ведущих медорганизаций мирового уровня - как по оснащению, так и по профессионализму врачей. В РФ выполняются уникальные операции, используются методики нового поколения.

Так, мы освоили сложный и в то же время малотравматичный метод лечения опухолей печени - радиоэмболизация эндоваскулярным доступом, которая применяется мало где в мире. Проведена успешная операция по брахитерапии при раке поджелудочной железы (зачастую в других странах это отказные случаи). В России делают аутотрансплантацию (то есть за счет собственных тканей пациента) многих органов, которые удаляют с опухолью. Людей возвращают к нормальной жизни после удаления гортани, пищевода, языка, глотки.

Важно, что все эти дорогостоящие операции, передовые методы лечения проводятся в рамках госгарантий, то есть для пациентов - бесплатно. С этого года, например, в список услуг по госгарантиям вошла протонная терапия. При этом больные и их родственники могут рассчитывать на контроль качества и помощь со стороны страховых компаний по ОМС.

Я израильский врач и долгие годы занимаюсь лечением иностранных пациентов в Израиле. Подавляющее большинство из них из стран бывшего Советского Союза, но есть и из Западной Европы, и из Соединенных Штатов Америки. Все эти люди, и израильские пациенты тоже, больше всего боятся онкологических заболеваний.

При этом они куда меньше боятся умереть от последствий сахарного диабета, хронических заболеваний легких и сердечно-сосудистых заболеваний. Хотя статистика говорит о том, что и сегодня в развитых странах именно эти заболевания являются основной причиной смертности населения. Это и есть основной миф.

Эту статью мы посвятим развенчанию мифов об онкологии.

Миф 1. Если я заболел раком, то обязательно умру.

Почти все пациенты, онкологическое заболевание у которых было диагностировано на стадиях 1, 2 (при отсутствии метастазирования в отдаленные ткани и органы), при правильном лечении полностью излечиваются. Но и те, у которых заболевание обнаруживается на 3, 4 (поздних стадиях), могут жить и жить качественно на протяжении долгих лет, находясь в стабильном состоянии (stable disease) или ремиссии.

Миф 2. Лучшее и радикальное лечение онкологии – операция.

Да, десятки лет назад именно так и было, но на сегодняшний день в западной медицине применяют альтернативные методы лечения, такие как радиотерапия, лекарственная терапия. Во многих случаях эти виды лечения эффективнее хирургического, зачастую эти направления сочетают для получения оптимального результата.

Миф 3. При получении онкологического лечения необходимо соблюдать диету.

Соблюдение каких-либо диет при онкологическом заболевании не доказало своей эффективности. Зачастую они отнимают у организма силы, необходимые ему для борьбы с болезнью. Онкологический пациент должен хорошо, сбалансированно питаться, и с точки зрения калорий, и с точки зрения сочетания белков, жиров, углеводов и витаминов.

Миф 4. Для лечения онкологии необходимо укрепить иммунную систему.

К сожалению, ни один из предлагаемых на рынке "препаратов", будь то женьшень, мумие или сбор трав китайских монахов в предгорьях Гималаев, не доказали своей эффективности в клинических исследованиях.

Миф 5. Пациентам с онкологическими заболеваниями или тем, у кого когда-то были онкологические заболевания, нельзя выходить на солнце.

Во-первых, на активное солнце не рекомендуется выходить никому. Опасность возникновения меланомы (рак кожи) никто не отменял. Но если уж выходите, то пользуйтесь солнцезащитным кремом. А так риск нахождения на солнце у здоровых и больных одинаков. Правда, есть из этого правила исключения: при определенных видах химиотерапии строго противопоказано подвергаться солнечному излучению, об этом вас предупредят врачи-онкологи.

Миф 6. Людям с историей онкологических заболеваний запрещены посещения сауны и косметические процедуры.

Как и в предыдущих мифах, подобные заявления бездоказательны. Конечно, если у пациента есть метастатическое поражение костей, включая позвоночник, не надо делать ему хиропрактику. Но это, как мне кажется, можно понять и с помощью простой логики.

Миф 7. Онкология может быть заразной.

На сегодняшний день известен только один вид онкологии, который вызывается вирусом – вирус папилломы человека (HPV) – это рак шейки матки. Заболевание передается половым путем. К счастью, на сегодняшний день существует эффективная прививка, которая в развитых странах дается в обязательном порядке девочкам, девушкам и молодым женщинам. Кроме того, необходимо отметить, что далеко не все, а только несколько видов данного вируса могут вызывать онкологию, и тут очень важно правильно проведенное исследование.

Выводы: Берегите себя и своих близких и не только от онкологии, но и от других заболеваний.

Рак — это не приговор, при правильном лечении вы можете полностью излечиться, либо долгие годы вести полноценную жизнь.

Люди, излечившиеся от онкологии, – не инвалиды. С одной стороны, они должны находиться под врачебным наблюдением, с другой – могут вести обычный образ жизни, как все здоровые люди.

Другие мои статьи о новостях медицины можно прочитать здесь.


В середине девяностых на Аркадия Давыдова вдруг обрушилась череда неприятностей. Сначала ему пришлось похоронить мать, а затем он сам попал в больницу со смертельным диагнозом. Рядом не оказалось ни одной души, способной облегчить страдания. В больнице мужчина питался одними лекарствами, но состояние его лишь ухудшалось. Врачи были бессильны помочь угасающему на глазах Аркадию, поэтому его выписали домой.

Похоронив кота, Давыдов решил пойти умирать в горы. Взял с собой три килограмма еды, немного теплых вещей. Рюкзак весил не больше семи килограммов, но обессиленному болезнью мужчине временами и этот груз казался неподъемным.

Для себя Аркадий решил, что будет идти пешком, пока сил хватит. За день ему удавалось преодолевать только около 10 километров. Как только усталость становилась невыносимой, ложился спасть, потом снова вставал и двигался дальше. Через полтора месяца Аркадий пришел в урочище Джилысу . Местные жители странного мужчину встретили настороженно, но потом привыкли и даже стали подкармливать. Но от пищи Аркадия выворачивало наизнанку.

Вскоре одинокий путник в горах перестал привлекать к себе внимание, казалось, даже дикие животные смирились с его присутствием. Два с половиной месяца Аркадий питался исключительно ягодами, сухарями, нарзаном, кореньями и… ему постепенно становилось лучше. Зиму мужчина решил провести дома, а весной снова вернуться.

Аркадий год за годом уходит в горы, махнув рукой на все советы врачей. Давыдову исполнилось 46 лет, однако на вид ему не больше 35. Высокий симпатичный мужчина, он очаровывает своей белозубой улыбкой, мягким тембром голоса и чистым взглядом. Аркадий твердо верит, что рак можно победить, только к этому нужно быть готовым.

Так, Мария из Волгограда утверждает, что ее знакомый вылечился от рака горла, он ежедневно выпивал водку с растительным маслом. Жительница Саранска Евгения говорит, что остановить рак матки ей помогло собачье лекарство АСД , представляющее собой вытяжку из костей трупов животных.

Предприимчивая женщина решила, раз микстура помогает собакам на ранней стадии развития опухоли, значит и человеку пить можно. Стоить отметить, что запах у этого лекарства настолько отвратительный, что вызывает лишь один рефлекс – рвоту. Медики же вновь и вновь просят наших граждан не слишком доверяться непроверенным методам, не всегда то, что приносит облегчение одним, помогает другим.

По этому поводу мы поговорили с несколькими специалистами-онкологами. Все они резко отрицательно высказались по поводу нетрадиционного лечения рака. Осуждение у медиков вызвало и появление на свет статей об альтернативном лечении онкозаболеваний, так как, по их мнению, это дает больным ложную надежду на исцеление и отвлекает их от реального шанса вылечиться.

Оксана Аникина

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.


Миф № 1. Рак заразен

Она объяснила, что люди, у которых выявлены генетические поломки, попадают в группу онкологического риска, и в определенном возрасте должны тщательно следить за своим здоровьем и проходить обследования, чтобы не пропустить рак на ранней стадии.


«Здесь уместно вспомнить об Анджелине Джоли, которая сделала анализ на генетическую предрасположенность к раку и, обнаружив поломку в генах BRCA, удалила у себя молочные железы и яичники. Это не совсем правильная мера, я считаю, потому что наследственный фактор, повторюсь, не гарантирует возникновения онкозаболевания.

По ее словам, боясь рака и зная о своей предрасположенности к нему, наши женщины находят способы для профилактического удаления молочных желез. Они обращаются в частные клиники, занимающиеся пластической хирургией, под предлогом улучшения внешнего вида своей груди.

Миф № 2. Рак — это приговор

Второй миф о раке убеждает, будто это смертельный диагноз.

«Многие думают, что рак на 100 процентов фатален. Но это не правда. Да, есть злокачественные новообразования, с которыми онкологи еще не умеют справляться, и исход бывает один. Но это уже очень маленький процент от всех случаев заболеваний.


Сложным пациентам, которым не подходит таргетная иммунотерапия, назначают комплексное лечение, включающее хирургическое вмешательство, химиотерапию, облучение.

Миф № 3. Лечиться от рака — дорого

Ирина Боровова назвала заблуждением и мнение о том, что лечиться от онкологического заболевания очень дорого.


Миф № 4. Альтернативные методы лечения рака

Ирина Боровова заявила, что ей жаль людей, которые верят в альтернативные методы лечения рака, о которых так часто говорят в соцсетях.


«Давайте мыслить разумно. Нобелевскими лауреатами стали ученые, открывшие иммунотерапию рака. Ни разу премию не присуждали тому, кто вылечил людей содой. Потому что таких подтвержденных случаев просто нет.

Она добавила, что к уголовной ответственности нужно привлекать и блогеров, утверждающих, что какие-то БАДы способны вылечить от рака и других заболеваний.

Миф № 5. Звезды должны скрывать свой диагноз


На вопрос, почему истории Жанны Фриске, Анастасии Заворотнюк и других публичных персон, столкнувшихся с онкологическими заболеваниями, вызывают такой оживленный интерес россиян, Ирина Боровова ответила так:

Глава Ассоциации онкопациентов подчеркнула, что это ее личная позиция.


«Но я считаю, что если публичные люди открыто рассказывают о своей борьбе с раком, они помогают уменьшить страх перед этой болезнью в обществе, меняют отношение к ней. Но, к сожалению, пока ни одна медийная личность не стала говорить о своем раке прямо и откровенно, кроме петербургского хирурга-онколога Андрея Павленко, которого, увы, не стало в начале этого года.

— Пётр Михайлович, не могли бы вы рассказать, в чём заключается суть вашего метода?

— Есть вирусы, которые могут подавлять рак. Они обладают онколитическими свойствами. И они безвредны для здоровья человека. Этот способ лечения практически не даёт побочных эффектов. Возможно только кратковременное повышение температуры, что является положительным признаком, говорящим о том, что вирус в организме прижился и оказывает реакцию. Это легко снимается обычными жаропонижающими средствами.

— Когда метод станет широко применяться в практической медицине?

— Сейчас основная наша задача — сертифицировать те препараты, которые у нас есть. Эта работа поддерживается Минздравом и Минобрнауки. У нас есть несколько грантов, по которым мы испытываем эти препараты. Мы делаем новые варианты онколитических вирусов с усиленными свойствами. Скоро должны начаться доклинические испытания в институте имени Смородинцева в Санкт-Петербурге. Мы уже передали туда препараты. Врачи говорят, что на испытания уйдёт месяцев пять-шесть. Учитывая ситуацию с коронавирусом, я думаю, что в начале 2021 года испытания могут быть закончены и тогда мы уже сможем договариваться с клиниками о проведении клинических испытаний.

— Что собой представляет препарат, который должен пройти испытания?

— Препарат — это живой вирус, который выращивается на культурах клеток. Это лекарство нового типа, которого не нужно много. Важно, чтобы он попал в организме в те клетки, которые чувствительны к нему. А дальше он сам размножается. То есть лекарство само себя воспроизводит уже в том месте, где оно нужно. Это раствор, 100 млн вирусных частиц в 1 мл. Но самая большая проблема в этом лечении — это способ доставки вируса в опухоль, в случае с глиобластомой — в мозг, в ту область, где находится опухоль.

Если препарат ввести просто внутривенно, то очень небольшая часть вируса может попасть в опухоль. В кровотоке есть неспецифические факторы, которые этот вирус быстро инактивируют. Кроме того, в мозгу есть гематоэнцефалический барьер, который препятствует попаданию туда всяких нежелательных агентов, в том числе и вирусов. Поэтому вирусу очень трудно добраться до опухоли.

— Как вы смогли решить эту проблему?

Эти клетки, как торпеды, идут в очаги воспалений, где находится опухоль. Там вирус выходит из них и начинает убивать опухолевые клетки. Этот метод мы уже отработали на нескольких пациентах. Есть хорошие примеры, когда на МРТ или КТ видно, как опухоль уменьшается и исчезает. Но это происходит не у всех.

— Почему же одни и те же вирусы не справляются с одними и теми же видами опухолей?

— Дело в том, что каждый конкретный вирус нашей панели действует только на 15—20% пациентов. Остальные оказываются к вирусу устойчивы. Однако у нас есть много разных вирусов, и мы можем подобрать свой для любого пациента. Но для этого нужно иметь живые клетки пациента.

Сейчас мы разрабатываем такие тесты, которые могут по обычной биопсии быстро показать, к какому вирусу опухоль будет чувствительна. Это очень сложная работа. Возможно, в будущем специальные клинические лаборатории будут получать от пациентов все необходимые материалы и в режиме конвейера проводить тестирование, подбирать препараты и далее — лечение.

Но сейчас к нам обращаются те, кому уже никто не может помочь. Некоторые из них лечатся у нас по полгода и более. Если идёт стабилизация и видно, что опухоль не растёт, мы делаем перерыв до тех пор, пока рост не возобновится. Но есть случаи, когда рост не возобновляется. У нас есть пациент, который живёт уже четыре года, притом что шансов у него не было. Глиобластома — это смертельное заболевание, средняя продолжительность жизни с ним — 12—15 месяцев с момента постановки диагноза.

— Прежде всего должен сказать, что пока это экспериментальное лечение. Когда Макаров доложил об этом методе на совещании у президента, мне кажется, он не рассчитывал на то, что это вызовет такой резонанс. Сейчас меня буквально атакуют письмами десятки больных с просьбой помочь.

Мне кажется, что не стоило рассказывать про Заворотнюк. Я знаю, что родные Анастасии долгое время вообще не комментировали её состояние и не хотели, чтобы в прессе поднимали этот вопрос. Сам я Анастасию ни разу не видел. Ко мне обращались её близкие с просьбой о помощи. Я сказал, что мы могли бы на первом этапе протестировать её клетки.

Дело в том, что во время операции были забраны живые клетки опухоли и переданы в один из институтов, где их удалось вывести в культуру клеток, чтобы они делились в пробирке. Мы взяли их и протестировали на чувствительность к нашим онколитическим вирусам, которые мы рассматриваем как средство лечения глиобластомы. Обнаружилось, что из 30 вирусов 7—8 вполне подходящие. И на этом этапе мы остановились, потому что муж Анастасии Пётр Чернышов сказал, что сейчас ситуация более-менее спокойная, если будет крайняя необходимость, они к нам обратятся. Это всё, что касается Заворотнюк.

Но всё это мы делали и делаем в очень ограниченном масштабе. Сейчас, когда всё выплеснулось в СМИ, мы просто не справимся с таким валом пациентов.

— Можете ли вы прокомментировать связь между ЭКО и появлением глиобластомы? Есть такие исследования?

— Как я понимаю, этот вопрос опять поднят историей Заворотнюк. В данном случае у неё было ЭКО. Но это никак не говорит о том, что есть какая-то связь. Во-первых, ЭКО не так много делают и глиобластомы — это 1% всех опухолей. Глиобластома встречается не только у женщин. Я думаю, что никакой связи нет. Ведь как может воздействовать ЭКО? Повышается уровень половых гормонов. Но тех гормонов, которые достаточно физиологичные, и так всегда есть в организме. Они просто появляются в другое время и в другой дозе. И вряд ли могут оказать влияние именно на глиальные клетки, с тем чтобы они переродились.

— В мире ведутся подобные исследования по лечению глиобластомы? Что вам известно об этом?

— Мы не первые, кто проверяет вирусы на глиобластоме. Сейчас это очень горячая тема во всём мире. И разные вирусы тестируют для лечения разной онкологии во многих странах. Я знаю один случай, который начали лечить в 1996 году вирусом болезни Ньюкасла, это птичий вирус. И больной до сих пор живёт с глиобластомой. Это опубликованные данные. И есть ещё несколько случаев лечения с помощью рекомбинантных вирусов герпеса.

В прошлом году вышла нашумевшая работа о том, что 20% больных глиобластомой могут быть вылечены вакциной рекомбинантного вируса полиомиелита.

Но нейрохирурги — люди консервативные. Они ни за что не согласятся даже в порядке эксперимента проводить такие опыты на людях. Потому что они очень сильно рискуют, если будет осложнение. Поэтому мы должны дождаться доклинических испытаний, с тем чтобы потом убедить их опробовать схему с прямым введением вируса прямо в опухоль.

— А кто и когда впервые заметил действие вируса на раковые клетки?

— Ещё в начале ХХ века учёные заметили, что опухолевые клетки особенно хорошо размножают вирусы. После инфекционных вирусных заболеваний у некоторых больных при разных видах рака наблюдались ремиссии. И уже тогда возникла мысль о том, что в будущем можно будет лечить онкобольных с помощью вирусов.

В 1950-е годы в Америке проводились эксперименты по лечению рака безнадёжных больных с помощью патогенных вирусов. Считалось, что это меньшее зло по сравнению с самим раком. И тогда были получены положительные результаты. Но поскольку многие больные умирали от инфекционных заболеваний, возник очень большой резонанс. Врачи, которые начали это делать, дискредитировали всю эту область на долгие годы. Были введены дополнительные этические правила. Само упоминание о том, что вирусом можно лечить рак, стало табу.

В 1990-е годы уже стало понятно, как устроены вирусы, структура их генома. Учёные научились вносить изменения в геном вирусов, чтобы сделать их безвредными. И тогда во всём мире начался бум разработки препаратов на основе вирусов для лечения рака. Но тут новая беда. Этому стали сопротивляться фармацевтические компании. Потому что это совершенно другой способ лечения, который подрывает базу их благосостояния.

В начале 10-х годов нашего века многие небольшие компании разрабатывали препараты, которые потом проходили какие-то клинические испытания, были показаны какие-то многообещающие свойства. Но фармацевтические компании скупали эти разработки и практически прекращали деятельность этих небольших стартапов.

— Удалось ли кому-нибудь преодолеть фармацевтическое лобби и зарегистрировать препарат?

— Сейчас в мире зарегистрировано три препарата онколитических вирусов. Один препарат разрешён к использованию в США для лечения злокачественных меланом. Ещё один рекомбинантный аденовирус — в Китае, и один энтеровирус — в Латвии. Но, в общем-то, каждый из этих препаратов находит пока очень ограниченное применение, из-за того что все они действуют только на часть пациентов.

— Пётр Михайлович, а как давно вы ведёте свои исследования?

— Всю жизнь, ещё с 1970-х годов. Мне выпало такое время, когда мы вначале практически ничего не знали о вирусах. И по мере того, как мы что-то узнавали, мы вносили какой-то вклад в эту науку и сами учились. И я начинал как раз с вирусов. Потом переключился на проблему рака — фундаментальные механизмы деления клеток: как нормальная клетка превращается в рак. А потом снова вернулся в вирусологию.

Должен сказать, что и мои родители были вирусологами, они занимались противополиомиелитной кампанией. Моя мать в 1970-е годы изучала, как у детей образуются антитела к полиомиелитной вакцине, и она обнаружила, что у многих детей не образуются антитела. Оказалось, что в кишечнике у детей в это время шла бессимптомная инфекция другого безвредного энтеровируса. И он вызывал неспецифическую защиту от вируса полиомиелита. Поэтому вакцинный полиовирус не мог индуцировать антитела у этих детей. Эти безвредные вирусы были выделены из кишечника здоровых детей. И на их основе были созданы живые энтеровирусные вакцины, которые испытывались для того, чтобы предотвращать какие-то ещё неизвестные инфекции.

И вот мы решили возобновить тот подход, который был предложен моей мамой, когда используется панель энтеровирусов. Оказалось, что те больные, которые нечувствительны к одному вирусу, могут быть чувствительны к другому. Возникла идея подбора вируса под пациента. Мы разработали целую панель собственных вирусов, которые могут также обладать усиленными свойствами. Мы продолжаем эту разработку.

— Ваши вирусы могут побеждать рак. А есть вирусы, которые вызывают развитие опухоли?

— Да. Например, рак шейки матки в 95% случаев вызывается вирусом папилломы. Сейчас уже есть даже вакцины против онкогенных папилломовирусов 16—18-го серотипа, которые применяются для девочек, чтобы не заболевали раком шейки матки. Но это самый большой пример. У большинства видов рака сейчас можно полностью исключить вирусную природу.

— Вы используете естественные вирусы или конструируете их?

— У нас разные есть вирусы. Как я говорил, первая панель была выделена из кишечника здоровых детей. Это природные непатогенные вирусы, которые, кстати говоря, хорошо защищают детей от многих вирусных инфекций. Кроме того, мы делаем синтетические и рекомбинантные вирусы, когда мы вводим определённые изменения в их состав, которые усиливают их онколитические свойства.

— На планете есть ещё места, где может быть очень много вирусов, о которых мы ещё и понятия не имеем. Например, те, что живут в океанских глубинах. Как вы считаете, если вдруг кто-то возьмётся за изучение океана именно с точки зрения вирусов, там могут найтись полезные для вас?

— Да, и сейчас это тоже очень горячая тема. Когда разработали метод секвенирования геномов, ДНК, РНК, то возник соблазн: профильтровать сточные воды, океанические воды, из прудов, морей. Уже пробурили скважину в Антарктиде к древнему озеру, чтобы посмотреть, что там, выделить оттуда биологические компоненты и секвенировать их. И оказывается, что нас окружает огромное количество вирусов, которые абсолютно безвредны. И такое впечатление, что наше исходное представление о вирусах как о чём-то вредном и вызывающем только болезни неверно. Болезнетворный вирус — скорее исключение, чем правило.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.