Научились лечить рак мозга

В Институте Склифосовского бросили вызов одной из самых агрессивных опухолей головного мозга — глиобластоме. Ее трудно обнаружить, она маскируется под здоровые ткани. Поэтому диагноз ставится, как правило, слишком поздно. Но врачи искали новые подходы в лечении, и один из них оказался эффективным. Он уже подарил несколько лет жизни одному из пациентов и надежду — тысячам.

Несколько лет назад Владимиру в Институте Склифосовского удалили глиобластому — опухоль мозга размером с куриное яйцо. Потом были облучение, химиотерапия. Но прогнозы медиков не обнадеживали. Давали год, максимум 1,5. Прошло четыре.

Но недавно болезнь снова вернулась. Потребовалась повторная операция. Огромная опухоль практически вросла в крупные сосуды. Сложнейшая задача для хирургов: максимально аккуратно убрать ее, при этом не повредив артерию. Сколько времени займет операция — предсказать невозможно:

В операционной только ультрасовременная аппаратура. Нейронавигация — это множество датчиков, считывающих электрические сигналы мозга, что помогает буквально заглянуть в его глубину и определить точную локализацию опухоли. Каждое движение хирург сверяет с виртуальной картой.

А вместо скальпеля хирургический пылесос. Он всасывает частички опухоли словно ненужный мусор, сохраняя при этом здоровую ткань. Это жизненно важные зоны мозга, отвечающие за движение. Если их повредить, человек навсегда останется инвалидом. И порой борьба идет за каждый миллиметр.

На экран транслируется картинка, которую видит хирург в микроскоп. Хорошо видно опухоль, которая светится красным, так хирург определяет ее точные границы. Эффект свечения получают благодаря специальному лекарству. Оно накапливается в опухоли, что помогает обнаружить и удалить раковые клетки, невидимые человеческому глазу. Чем больше таких клеток уберет хирург, тем дольше будет жить пациент после операции.

Глиобластома — самая коварная и агрессивная злокачественная опухоль головного мозга. Она стремительно растет, ежедневно появляются миллионы новых раковых клеток. Долгое время они маскируются под здоровую ткань. И даже современные методы исследования не всегда позволяют увидеть опухоль на ранних стадиях развития.

В последние годы глиобластому выявили у нескольких российских звезд: Жанны Фриске, Дмитрия Хворостовского, Михаила Задорнова. Разумеется, малоизвестных людей среди пациентов еще больше. Если опухоль не удалить, человек погибает примерно через три месяца. Во всем мире, как и в России, пытаются найти способ борьбы с тяжелой болезнью, и часто именно наши специалисты помогают, казалось бы, безнадежным больным.

В клинике Склифосовского сегодня применяют новейшие операционные технологии, используют современные химиопрепараты и точечное облучение — комплекс мер, открывающий новые возможности для борьбы с онкологическими заболеваниями.

На следующий день после операции Владимир уже ходил по палате. А через неделю его отпустят домой. Конечно, говорить о полном излечении нельзя, мужчину будут наблюдать. Но уже сейчас понятно: результаты операции превзошли самые смелые ожидания специалистов. И это дарит надежду многим пациентам на долгую и, главное, полноценную жизнь.

Генетически модифицированный полиовирус (вирус полиомиелита) способен повышать продолжительность жизни больных со смертельной формой опухоли головного мозга. Согласно результатам исследования 21% пациентов, получавших препарат с полиовирусом, были живы через 3 года после терапии в сравнении с только 4%, получавшими стандартную химиотерапию.

В это супер-исследование, проведенное в Институте Рака Дюка были включены пациенты с глиобластомой - наиболее часто встречающейся и практически неизлечимой злокачественной опухолью головного мозга. Напомним, что именно от этого вида опухоли скончались известные и любимые наши артисты - Жанна Фриске, Дмитрий Хворостовский, Валерий Золотухин. Болезнь проявляется в виде судорог, головных болей, ухудшения зрения. Результаты были опубликованы в журнале New England Journal of Medicine и представлены на международной конференции по раку мозгу в Норвегии в июне 2018 года.

Даже при назначении агрессивной терапии пациенты с только что диагностированной глиобластомой живут не более 20 месяцев, а пациенты с рецидивом заболевания умирают в течение года.


Дмитрий Хворостовский не смог победить рак мозга. ФОТО Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Особенностью полиовируса является тот факт, что он способен распознавать клетки опухоли, а затем инфицировать их. В результате вирус избирательно заражает раковые клетки, и они погибают. Более того, вирус активирует клетки иммунной системы самого больного человека, которые помогают бороться с раковыми клетками.

Однако, применение полиовируса имеет и свои недостатки, не у всех пациентов может наблюдаться 100% эффективность лечения, а передозировка вирусом может вызывать сильную воспалительную реакцию и другие побочные эффекты, такие как гиперактивация иммунной системы.

Сейчас исследования прошли только начальную фазу испытаний и ученые еще далеки до официальной регистрации препарата с целью более широкого использования. В настоящее время идет набор больных в более крупное исследование этого метода, а также исследование с участием детей с опухолью головного мозга.

Эксперты отмечают, что необходимо более тщательно изучить эффективность и безопасность применение полиовируса в сравнении со стандартными и уже изученными методами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

10 знаменитостей, проигравших борьбу с раком

Из-за страшной болезни многие из них ушли из жизни на пике своей карьеры (подробности)

Отец Жанны Фриске рассказал о последних словах дочери перед смертью

Причина смерти Дмитрия Хворостовского: почему певец не смог победить рак мозга

Пять самых тревожных вопросов о причине смерти Дмитрия Хворостовского мы задали врачам и ученым. А также выяснили, насколько рак мозга угрожает всем современным людям (подробности)

ПАМЯТЬ

Такой вы Жанну Фриске еще не видели: неизвестные фото певицы

Звездный фотограф нашел в архиве забытую съемку звезды (подробности)

— Пётр Михайлович, не могли бы вы рассказать, в чём заключается суть вашего метода?

— Есть вирусы, которые могут подавлять рак. Они обладают онколитическими свойствами. И они безвредны для здоровья человека. Этот способ лечения практически не даёт побочных эффектов. Возможно только кратковременное повышение температуры, что является положительным признаком, говорящим о том, что вирус в организме прижился и оказывает реакцию. Это легко снимается обычными жаропонижающими средствами.

— Когда метод станет широко применяться в практической медицине?

— Сейчас основная наша задача — сертифицировать те препараты, которые у нас есть. Эта работа поддерживается Минздравом и Минобрнауки. У нас есть несколько грантов, по которым мы испытываем эти препараты. Мы делаем новые варианты онколитических вирусов с усиленными свойствами. Скоро должны начаться доклинические испытания в институте имени Смородинцева в Санкт-Петербурге. Мы уже передали туда препараты. Врачи говорят, что на испытания уйдёт месяцев пять-шесть. Учитывая ситуацию с коронавирусом, я думаю, что в начале 2021 года испытания могут быть закончены и тогда мы уже сможем договариваться с клиниками о проведении клинических испытаний.

— Что собой представляет препарат, который должен пройти испытания?

— Препарат — это живой вирус, который выращивается на культурах клеток. Это лекарство нового типа, которого не нужно много. Важно, чтобы он попал в организме в те клетки, которые чувствительны к нему. А дальше он сам размножается. То есть лекарство само себя воспроизводит уже в том месте, где оно нужно. Это раствор, 100 млн вирусных частиц в 1 мл. Но самая большая проблема в этом лечении — это способ доставки вируса в опухоль, в случае с глиобластомой — в мозг, в ту область, где находится опухоль.

Если препарат ввести просто внутривенно, то очень небольшая часть вируса может попасть в опухоль. В кровотоке есть неспецифические факторы, которые этот вирус быстро инактивируют. Кроме того, в мозгу есть гематоэнцефалический барьер, который препятствует попаданию туда всяких нежелательных агентов, в том числе и вирусов. Поэтому вирусу очень трудно добраться до опухоли.

— Как вы смогли решить эту проблему?

Эти клетки, как торпеды, идут в очаги воспалений, где находится опухоль. Там вирус выходит из них и начинает убивать опухолевые клетки. Этот метод мы уже отработали на нескольких пациентах. Есть хорошие примеры, когда на МРТ или КТ видно, как опухоль уменьшается и исчезает. Но это происходит не у всех.

— Почему же одни и те же вирусы не справляются с одними и теми же видами опухолей?

— Дело в том, что каждый конкретный вирус нашей панели действует только на 15—20% пациентов. Остальные оказываются к вирусу устойчивы. Однако у нас есть много разных вирусов, и мы можем подобрать свой для любого пациента. Но для этого нужно иметь живые клетки пациента.

Сейчас мы разрабатываем такие тесты, которые могут по обычной биопсии быстро показать, к какому вирусу опухоль будет чувствительна. Это очень сложная работа. Возможно, в будущем специальные клинические лаборатории будут получать от пациентов все необходимые материалы и в режиме конвейера проводить тестирование, подбирать препараты и далее — лечение.

Но сейчас к нам обращаются те, кому уже никто не может помочь. Некоторые из них лечатся у нас по полгода и более. Если идёт стабилизация и видно, что опухоль не растёт, мы делаем перерыв до тех пор, пока рост не возобновится. Но есть случаи, когда рост не возобновляется. У нас есть пациент, который живёт уже четыре года, притом что шансов у него не было. Глиобластома — это смертельное заболевание, средняя продолжительность жизни с ним — 12—15 месяцев с момента постановки диагноза.

— Прежде всего должен сказать, что пока это экспериментальное лечение. Когда Макаров доложил об этом методе на совещании у президента, мне кажется, он не рассчитывал на то, что это вызовет такой резонанс. Сейчас меня буквально атакуют письмами десятки больных с просьбой помочь.

Мне кажется, что не стоило рассказывать про Заворотнюк. Я знаю, что родные Анастасии долгое время вообще не комментировали её состояние и не хотели, чтобы в прессе поднимали этот вопрос. Сам я Анастасию ни разу не видел. Ко мне обращались её близкие с просьбой о помощи. Я сказал, что мы могли бы на первом этапе протестировать её клетки.

Дело в том, что во время операции были забраны живые клетки опухоли и переданы в один из институтов, где их удалось вывести в культуру клеток, чтобы они делились в пробирке. Мы взяли их и протестировали на чувствительность к нашим онколитическим вирусам, которые мы рассматриваем как средство лечения глиобластомы. Обнаружилось, что из 30 вирусов 7—8 вполне подходящие. И на этом этапе мы остановились, потому что муж Анастасии Пётр Чернышов сказал, что сейчас ситуация более-менее спокойная, если будет крайняя необходимость, они к нам обратятся. Это всё, что касается Заворотнюк.

Но всё это мы делали и делаем в очень ограниченном масштабе. Сейчас, когда всё выплеснулось в СМИ, мы просто не справимся с таким валом пациентов.

— Можете ли вы прокомментировать связь между ЭКО и появлением глиобластомы? Есть такие исследования?

— Как я понимаю, этот вопрос опять поднят историей Заворотнюк. В данном случае у неё было ЭКО. Но это никак не говорит о том, что есть какая-то связь. Во-первых, ЭКО не так много делают и глиобластомы — это 1% всех опухолей. Глиобластома встречается не только у женщин. Я думаю, что никакой связи нет. Ведь как может воздействовать ЭКО? Повышается уровень половых гормонов. Но тех гормонов, которые достаточно физиологичные, и так всегда есть в организме. Они просто появляются в другое время и в другой дозе. И вряд ли могут оказать влияние именно на глиальные клетки, с тем чтобы они переродились.

— В мире ведутся подобные исследования по лечению глиобластомы? Что вам известно об этом?

— Мы не первые, кто проверяет вирусы на глиобластоме. Сейчас это очень горячая тема во всём мире. И разные вирусы тестируют для лечения разной онкологии во многих странах. Я знаю один случай, который начали лечить в 1996 году вирусом болезни Ньюкасла, это птичий вирус. И больной до сих пор живёт с глиобластомой. Это опубликованные данные. И есть ещё несколько случаев лечения с помощью рекомбинантных вирусов герпеса.

В прошлом году вышла нашумевшая работа о том, что 20% больных глиобластомой могут быть вылечены вакциной рекомбинантного вируса полиомиелита.

Но нейрохирурги — люди консервативные. Они ни за что не согласятся даже в порядке эксперимента проводить такие опыты на людях. Потому что они очень сильно рискуют, если будет осложнение. Поэтому мы должны дождаться доклинических испытаний, с тем чтобы потом убедить их опробовать схему с прямым введением вируса прямо в опухоль.

— А кто и когда впервые заметил действие вируса на раковые клетки?

— Ещё в начале ХХ века учёные заметили, что опухолевые клетки особенно хорошо размножают вирусы. После инфекционных вирусных заболеваний у некоторых больных при разных видах рака наблюдались ремиссии. И уже тогда возникла мысль о том, что в будущем можно будет лечить онкобольных с помощью вирусов.

В 1950-е годы в Америке проводились эксперименты по лечению рака безнадёжных больных с помощью патогенных вирусов. Считалось, что это меньшее зло по сравнению с самим раком. И тогда были получены положительные результаты. Но поскольку многие больные умирали от инфекционных заболеваний, возник очень большой резонанс. Врачи, которые начали это делать, дискредитировали всю эту область на долгие годы. Были введены дополнительные этические правила. Само упоминание о том, что вирусом можно лечить рак, стало табу.

В 1990-е годы уже стало понятно, как устроены вирусы, структура их генома. Учёные научились вносить изменения в геном вирусов, чтобы сделать их безвредными. И тогда во всём мире начался бум разработки препаратов на основе вирусов для лечения рака. Но тут новая беда. Этому стали сопротивляться фармацевтические компании. Потому что это совершенно другой способ лечения, который подрывает базу их благосостояния.

В начале 10-х годов нашего века многие небольшие компании разрабатывали препараты, которые потом проходили какие-то клинические испытания, были показаны какие-то многообещающие свойства. Но фармацевтические компании скупали эти разработки и практически прекращали деятельность этих небольших стартапов.

— Удалось ли кому-нибудь преодолеть фармацевтическое лобби и зарегистрировать препарат?

— Сейчас в мире зарегистрировано три препарата онколитических вирусов. Один препарат разрешён к использованию в США для лечения злокачественных меланом. Ещё один рекомбинантный аденовирус — в Китае, и один энтеровирус — в Латвии. Но, в общем-то, каждый из этих препаратов находит пока очень ограниченное применение, из-за того что все они действуют только на часть пациентов.

— Пётр Михайлович, а как давно вы ведёте свои исследования?

— Всю жизнь, ещё с 1970-х годов. Мне выпало такое время, когда мы вначале практически ничего не знали о вирусах. И по мере того, как мы что-то узнавали, мы вносили какой-то вклад в эту науку и сами учились. И я начинал как раз с вирусов. Потом переключился на проблему рака — фундаментальные механизмы деления клеток: как нормальная клетка превращается в рак. А потом снова вернулся в вирусологию.

Должен сказать, что и мои родители были вирусологами, они занимались противополиомиелитной кампанией. Моя мать в 1970-е годы изучала, как у детей образуются антитела к полиомиелитной вакцине, и она обнаружила, что у многих детей не образуются антитела. Оказалось, что в кишечнике у детей в это время шла бессимптомная инфекция другого безвредного энтеровируса. И он вызывал неспецифическую защиту от вируса полиомиелита. Поэтому вакцинный полиовирус не мог индуцировать антитела у этих детей. Эти безвредные вирусы были выделены из кишечника здоровых детей. И на их основе были созданы живые энтеровирусные вакцины, которые испытывались для того, чтобы предотвращать какие-то ещё неизвестные инфекции.

И вот мы решили возобновить тот подход, который был предложен моей мамой, когда используется панель энтеровирусов. Оказалось, что те больные, которые нечувствительны к одному вирусу, могут быть чувствительны к другому. Возникла идея подбора вируса под пациента. Мы разработали целую панель собственных вирусов, которые могут также обладать усиленными свойствами. Мы продолжаем эту разработку.

— Ваши вирусы могут побеждать рак. А есть вирусы, которые вызывают развитие опухоли?

— Да. Например, рак шейки матки в 95% случаев вызывается вирусом папилломы. Сейчас уже есть даже вакцины против онкогенных папилломовирусов 16—18-го серотипа, которые применяются для девочек, чтобы не заболевали раком шейки матки. Но это самый большой пример. У большинства видов рака сейчас можно полностью исключить вирусную природу.

— Вы используете естественные вирусы или конструируете их?

— У нас разные есть вирусы. Как я говорил, первая панель была выделена из кишечника здоровых детей. Это природные непатогенные вирусы, которые, кстати говоря, хорошо защищают детей от многих вирусных инфекций. Кроме того, мы делаем синтетические и рекомбинантные вирусы, когда мы вводим определённые изменения в их состав, которые усиливают их онколитические свойства.

— На планете есть ещё места, где может быть очень много вирусов, о которых мы ещё и понятия не имеем. Например, те, что живут в океанских глубинах. Как вы считаете, если вдруг кто-то возьмётся за изучение океана именно с точки зрения вирусов, там могут найтись полезные для вас?

— Да, и сейчас это тоже очень горячая тема. Когда разработали метод секвенирования геномов, ДНК, РНК, то возник соблазн: профильтровать сточные воды, океанические воды, из прудов, морей. Уже пробурили скважину в Антарктиде к древнему озеру, чтобы посмотреть, что там, выделить оттуда биологические компоненты и секвенировать их. И оказывается, что нас окружает огромное количество вирусов, которые абсолютно безвредны. И такое впечатление, что наше исходное представление о вирусах как о чём-то вредном и вызывающем только болезни неверно. Болезнетворный вирус — скорее исключение, чем правило.

Пока коронавирус держит в страхе всю планету, российские ученые научились с помощью вирусов уничтожать злокачественные опухоли у онкологических больных. О перспективной технологии директор Института молекулярной биологии РАН Александр Макаров рассказал президенту Владимиру Путину время совещания по развитию генетических технологий. Этот способ лечения пока экспериментальный, он не прошел стадию клинических исследований. Среди добровольцев, которые испытывают эффективность этого метода, оказалась и Анастасия Заворотнюк.


Директор Института молекулярной биологии РАН Александр Макаров. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

По словам Александра Макарова у актрисы диагностирована глиобластома - злокачественная опухоль мозга. Родные Анастасии передали врачам образцы клеток ее опухоли и ученые подобрали вирусы, которые способны ее уничтожить. Однако в последний момент терапию отложили. О том, почему это произошло, и насколько эффективна новая методика, мы поговорили с член-корреспондентом РАН, профессором, главным научным сотрудником Института молекулярной биологии РАН Петром Михайловичем Чумаковым. Он заведующий лаборатории пролиферации клеток, которая разрабатывает новый метод лечения.

Не надо бояться вирусов

- Петр Михайлович, на чем основан механизм лечения онколитическими вирусами?

- Обычно люди на бытовом уровне боятся вирусов, но на самом деле большая часть вирусов не вызывает никаких болезней. А некоторые даже обладают противоопухолевым эффектом. Как это работает? Когда происходит злокачественная трансформация здоровой клетки в опухолевую, то такая клетка утрачивает природные механизмы противодействия вирусу. Это не надо путать с иммунитетом организма. Каждая клетка еще обладает собственным иммунитетом к вирусной инфекции.

- Что это такое?

- При появлении вирусной инфекции нормальная клетка начинает вырабатывать интерферон и вирусы вокруг этой клетки очень неуютно себя чувствуют и погибают. Опухолевая клетка лишена такой возможности, у нее этот защитный механизм подавлен. Поэтому вирусы очень хорошо размножаются в опухолевых клетках. Мы этим пользуемся. Если вирус не болезнетворный, то его можно с успехом использовать в терапевтических целях: когда мы доставим вирус в опухоль произойдет массированное размножение вируса и опухолевая клетка гибнет. А здоровые клетки при контакте с вирусом начинают вырабатывать интерферон и не заражаются. Кроме того, вирусы вызывают сильный ответ иммунной системы всего организма. Обычно иммунная система сама очищает организм от всего злокачественного, что там возникает. Но опухолевые клетки научились защищать себя от иммунной системы - они “выключают” белок, который “сигналит”, что клетка стала злокачественной. Возникает так называемая супрессия - подавление иммунного ответа в опухоли. А вирусы стимулируют выработку белков, которые эту супрессию снимают. В результате на опухолевые клетки наводится очень мощная реакция иммунной системы организма, которая завершает процесс онколиза - разрушения опухоли. Вот очень упрощенное описание того, что происходит.

Мы спасаем тех, от кого официальная медицина отказалась

- Какие виды рака можно лечить вирусами?

- Мы видим эффект для самых разных форм рака: это и глиобластома - опухоль мозга, и рак желудка, рак легкого, рак молочной железы, рак яичника… У нас нет официальных клинических испытаний, наши пациенты - это больные четвертой стадии, от которых официальная медицина отказалась. И эффект особенно заметен, когда нам больные поступают с прогнозом, что ему осталось жить неделю, максимум - месяц. А они живут уже по 2-3 года, у многих из них даже опухоли нет. Может быть, это ремиссия, может быть, это потом вернется. Но пока так.


Член-корреспондент РАН, профессор , главный научный сотрудник Института молекулярной биологии РАН Петр Чумаков. Фото: msu.ru

- Сколько пациентов через вас прошло - единицы, десятки, сотни?

- Несколько сотен. Мы ведь начали начали применять эту технологию всего три года назад, когда немного осмелели. Потому что до этого боялись: вдруг нас засудят. Сейчас мы страх потеряли, потому что видим, это безопасно - у метода практически нет побочных эффектов. Бывает только небольшое повышение температуры, что является положительным признаком: это говорит о том, что вирус попал в организм и он действует. Эта температура легко снимается обычными жаропонижающими препаратами, поэтому никакого вреда мы не наносим, а польза есть. И потом самая главная причина, почему мы не боимся - мы не берем за это деньги. Мы чисты в этом отношении.

- А как же пациенты о вас узнают?

- Это эффект сарафанного радио. Люди рассказывают друг другу. Мы боимся это широко заявлять, потому что у нас, естественно, ограниченные возможности, мы не можем много людей принять. А пациентов, от которых отказались врачи - огромное количество! Мы это видим даже по нашему ближнему окружению. Четвертая стадия рака - это когда никакая химия особо не действует. Обычно таких больных выписывают под наблюдение районного онколога. По сути это уже приговор.

Вакцина от рака

- Ваш директор рассказывал историю Анастасии Заворотнюк, ей тоже подбирали терапию, но в итоге не стали применять. Почему? Что не сложилось?

- Вы знаете, у них сейчас ремиссия наметилась. К нам приезжал ее муж, бывший спортсмен. Он оказался очень осторожным человеком и я его прекрасно понимаю. Он говорит: давайте подождем, ей сейчас лучше, если будет совсем плохо - тогда мы приступим. Но, по крайней мере, мы провели тестирование в культуре ее клеток и сейчас знаем, какой вирус на нее действует.


Актриса Анастасия Заворотнюк. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

- Вирусы подбираются индивидуально под пациента?

- Да, потому что опухоли очень индивидуальны, нет двух одинаковых опухолей. Если взять двух человек с глиобластомой, то если по морфологическим признакам это будет похоже, то по молекулярным признакам это очень разные опухоли. В настоящий момент мы ищем маркеры, по которым можно у больного провести быстрый тест и сказать, к какому вирусу опухоль чувствительна, а к какому - нет. Тогда, имея большой арсенал разных терапевтических вирусов, можно направленно под каждого пациента подбирать подходящий вирус. Так вот клетки из опухоли Анастасии Заворотнюк у нас в лаборатории хорошо пошли - они размножаются и мы можем их наработать сколько угодно. Это хорошо еще и потому, что на основе этих клеток можно сделать вакцину. Мы можем взять эти клетки, заразить их вирусом, а потом ввести ей в организм, и это будет стимулировать ее противоопухолевый иммунитет. Но это в том случае, если она снова обратится. Мы никогда не рекламируем и не уговариваем больных или родственников. Люди сами должны решать - рисковать или нет.

- А что людей настораживает, если противопоказаний нет?

- Все боятся вирусов, особенно во время нынешней пандемии. Когда они слышат словосочетание “лечение вирусами”, у них появляется страх в глазах. Но мы используем вирусы, которые никогда ничего не вызывали.

- Откуда вы их берете?

- Основная наша панель - это не патогенные энтеровирусы, выделенные из кишечника здоровых детей в возрасте до трех лет. Эти вирусы обеспечивают невосприимчивость детей к более серьезным инфекциям за счет того что у них вырабатывается интерферон. Кроме того, мы делаем инженерную селекцию и создаем генно-модифицированные вирусы, которые обладают усиленными противоопухолевыми свойствами. Но это пока в ограниченном масштабе.

Настя: шанс на жизнь.Анастасии Заворотнюк предложили лечение новой разработкой российских ученых, которая помогает вернуть к жизни пациентов в терминальной стадии рака

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Онколог рассказал о способе лечения рака, которым на совещании у Путина предложили спасти Анастасию Заворотнюк

На совещании по развитию генетических технологий в РФ директор Института молекулярной биологии РАН Александр Макаров рассказал о передовой технологии лечения рака на последних, терминальных стадиях. По его словам, исследователи подбирают вирусы, которые способны разрушать клетки опухоли больного. Макаров считает, что такой метод мог бы помочь, в том числе, актрисе Анастасии Заворотнюк. Она борется с глиобластомой, злокачественным образованием в головном мозге (подробности)

Содержание статьи





  • Лечится ли рак мозга? Борьба за жизнь!
  • Какие признаки у рака головного мозга
  • Глиома головного мозга: симптомы и лечение

Как квалифицируется рак головного мозга

Опухоль головного мозга – это новообразование, которое может иметь различную этиологию и различаться по классу: быть первичной и вторичной.

Первичные опухоли возникают в самом головном мозге, а не метастазируют из других органов. Доброкачественные новообразования отличаются локализацией в одной части головного мозга, при этом они не разрушают окружающие ткани, не дают метастазов и не распространяются по телу человека. Доброкачественность опухоли определяют по медленным темпам роста. И, как правило, симптомы зависят от места расположения. Так, это может выражаться в приступах головных болей, эпилептических припадках, снижением слуха или зрения. Довольно часто такие опухоли протекают бессимптомно и выявляются случайно при обследовании на магнитно-резонансном томографе. В некоторых случаях удаление опухоли невозможно. Например, при соседстве с жизненно важными структурами мозга. Очень часто после удаления болезнь дает рецидив. Тогда проводят лучевую терапию или повторную резекцию.

Злокачественные новообразования. Опухоль такого рода способна распространяться на близлежащие здоровые ткани и разрушать их. При раке головного мозга патология губительно воздействует не только на головной мозг, но и на другие органы и клетки организма. Злокачественные опухоли растут очень быстро и дают о себе знать лишь на последних стадиях, когда их удаление не представляется возможным. Лечится ли рак мозга? Возможно, при раннем выявлении и своевременном лечении.


Вторичной опухолью принято называть распространение раковых клеток из других пораженных органов. В три раза чаще, чем первичный, встречается вторичный рак головного мозга. Сколько живут с ним, зависит от того, насколько активно метастазы атакуют мозг. Как правило, метастазы проникают в головной мозг при раке молочной железы, кожи, почек, легких. Лечится ли рак мозга при вторичном процессе? При таком виде шансы ничтожно малы, так как уже пошли метастазы.

Разновидности опухолей головного мозга

В зависимости от расположения существует следующая классификация новообразований:

Глиома. Опухоль развивается из глиальных клеток головного мозга. Такая опухоль имеет 4 стадии и чаще всего встречается у мужчин и детей. К глиомам относят олигодендроглиому, эпиндимому и смешанную глиому.

Менингиома в основном протекает доброкачественно.

Медуллобластома – злокачественная форма новообразований, которой подвержены в основном дети.

Лимфома центральной нервной системы – новообразование злокачественной этиологии, которое поражает лимфатическую систему.

Опухоль гипофиза – аденома. Опухоль с доброкачественным течением.

Опухоль шишковидного тела, эпифиза. Злокачественное новообразование, которое дает о себе знать только на 4 стадии, когда операцию по резекции произвести невозможно. Можно ли вылечить рак мозга при таком течении? Шансы на выздоровление малы.

Гемангиобластомы – поражения кровеносных сосудов доброкачественными новообразованиями.

Невринома – поражение слухового нерва доброкачественной опухолью. Опухоли спинного мозга.

Причины возникновения рака мозга

Точные причины возникновения рака мозга не установлены до сих пор, но выделяют ряд факторов повышенного риска его возникновения. К ним относятся:


  1. Пол. Мужчины болеют чаще, чем женщины.
  2. Возраст. Чаще всего опухоль головного мозга можно наблюдать у людей за 65. Характерно, что в группе риска находятся и дети младше 8 лет.
  3. Этническая принадлежность. По сравнению с другими, представители европеоидной расы в 2 раза чаще болеют раком. Например, глиома характерна именно для людей с белой кожей.
  4. Состояние здоровья. Немаловажная причина возникновения рака мозга - заболевания иммунной системы. Например, ВИЧ-инфекция, пересадка органов и тканей, состояния после химиотерапии.
  5. Химические вещества. Люди, работающие на вредных производствах, страдают опухолями мозга гораздо чаще.
  6. Наследственность. Риск заболеть повышается, если у кого-то из родственников был рак головного мозга.
  7. Окружающая среда и радиация. Люди, работающие с радиоактивными материалами, попадают в группу риска по новообразованиям. Исследователи недавно пришли к выводу, что на развитие опухолей головного мозга могут влиять бытовая техника и близость высоковольтных ЛЭП, так как они генерируют электромагнитные поля, которые могут изменять структуру клеток. А вот сотовые и мобильные телефоны признаны безопасными и не влияющими на структуру серого вещества.

Как проявляется рак головного мозга

Симптомы рака мозга разнообразны и зависят от расположения опухоли. При первичных (очаговых) признаках заболевания происходит сдавливание и разрушение тканей мозга в области новообразования. Когда опухоль прогрессирует, появляется и общемозговая симптоматика, при которой нарушается гемодинамика и повышается внутричерепное давление.

Различают следующие поражения, которые зависят от локализации процесса:

Двигательные нарушения в виде параличей и парезов. Отмечаются снижение мышечной активности, нарушение функций конечностей. Нарушение чувствительности. У человека она снижается или вовсе исчезает. Он не реагирует на внешние раздражители: холод, боль или тактильные прикосновения. Очень часто происходит нарушение способности определять положение конечностей относительно тела. Нарушение распознавания речи и слуха, происходит при поражении слухового нерва.

Эпилептические припадки. Наблюдаются при застойных очагах возбуждения в коре головного мозга.

Нарушение зрения. При сдавливании опухолью зрительного нерва или расположении ее около четверохолмия наступает частичная или полная потеря зрения.

Нарушение речи. Отсутствие или частичное присутствие невнятной речи. Гормональный дисбаланс.

Вегетативные расстройства: утомляемость, постоянная усталость, головокружения, колебания давления и пульса.

Расстройство координации. При поражении мозжечка изменяется походка, больной не может совершать точные движения. Нарушается память, появляется раздражительность, меняется характер.

При прогрессировании процесса наступает полная дезориентация во времени и утрата собственной личности.

Симптомы возникают вследствие повышенного внутричерепного давления и сдавливании мозга опухолью.

Головные боли. Они носят постоянный и интенсивный характер и практически не купируются.

Тошнота и рвота преследует больного постоянно, так как происходит постоянное сдавливание рвотного центра в среднем мозге. Головокружение появляется при давлении опухоли на мозжечок.

Лечение рака головного мозга

Все больные, поступая с таким диагнозом в стационар, задаются вопросом: лечится ли рак головного мозга? Качественное лечение подразумевает комплекс дорогостоящих технологичных клинических мероприятий. Не во всех случаях, к сожалению, он излечим. Все зависит от степени рака мозга и его вида.

Симптоматическое лечение

Следующие группы лекарств значительно облегчают состояние больного, но не устраняют главную причину заболевания. Глюкокортекостероиды помогают снизить общемозговую симптоматику. Нестероидные противовоспалительные средства помогают при купировании боли. Наркотические анальгетики применяются при сильном болевом синдроме, рвоте и психомоторном возбуждении.

Это наиболее эффективный способ лечения рака. Врач-нейрохирург иссекает опухоль по здоровым тканям. Все зависит от локализации и стадии опухоли. Практически операция эффективна только на 1 стадии. На следующих стадиях болезни тактика лечения иная. В частности, применяют лучевую терапию.

Такая терапия необходима для остановки процесса роста патологических клеток. Она проводится также до и после хирургического вмешательства.

Обычно такое лечение назначают, когда опухоль имеет последнюю стадию и неоперабельна. Дозу и вид специфических препаратов для каждого больного рассчитывают индивидуально.

Прогноз

Рак мозга лечится, но только при своевременном обнаружении. После прохождения курсов лечения выздоровление наступает в 60-80%. Если человек обратился слишком поздно, то шанс на выздоровление составляет меньше 30%.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.