Что делать если поставили диагноз рак кишечника

В Беларуси в 2018 году выявлено 5415 новых случаев колоректального рака (злокачественная опухоль толстой кишки). В 45% из них опухоль диагностирована на III и IV стадиях, что снижает шансы на выживаемость и качество жизни после оперативного лечения. Рост заболеваемости связывают со старением населения и культурой нашего питания.


Фото: Виталий Гиль, 24health.by

Как проверяться и что исключить из питания?

Слышал, что наиболее значимых успехов в диагностике и лечении рака кишечника достигли в Японии, один из ключевых факторов — обязательный скрининг по уникальному иммунохимическому тесту на гемоглобин и трансферрин в кале. Можно в Минске сделать такой тест?

Скрининг хорош тем, что позволяет выявить злокачественные опухоли и предопухолевые заболевания у бессимптомных лиц. Также есть исследования, которые показывают снижение частоты послеоперационных осложнений у пациентов, поскольку заболевание выявлено на более ранней стадии.

Этот рак можно предотвратить, так как практически 90% злокачественных опухолей толстой кишки возникают из доброкачественных полипов. Это происходит не сразу, может пройти 5−10 лет. Трансформация в рак зависит от размера полипа. Риск увеличивается, если полип больше 1 см, а полип около 4 см в 90−100% случаев перерастет в раковую опухоль.

Немаловажную роль играет наследственная предрасположенность.

В нашей стране скрининг проводится пациентам с 50 лет, так как основная масса злокачественных заболеваний кишечника возникает после этого возрастного порога и достигает пика после 70 лет. Но в последнее время в странах Европы, Северной Америки планка снижена до 45 лет, поскольку наблюдался прирост заболеваемости раком толстой кишки у молодых людей. Поэтому международные рекомендации для профилактики заболевания советуют пройти тест на скрытую кровь и колоноскопию в 45 лет. Если все хорошо, то следующая колоноскопия выполняется через 5−10 лет, а тест кала на скрытую кровь — раз в два года. Если же были обнаружены полипы, врач определит тактику наблюдения и кратность обследования.

Продолжение работы скрининговой программы ожидается и в следующем году.

От редакции: иммунохимический тест на скрытую кровь проводится в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии, онкодиспансерах, некоторых поликлиниках, больницах, медицинских коммерческих лабораториях.

У меня язвенный колит. Достаточно ли раз в полгода сдавать анализы (в т.ч. на кальпротектин и скрытую кровь) и раз в год осматриваться у проктолога, чтобы предотвратить онкопатологию? Какое питание желательно?

— Язвенный колит — это одно из предраковых заболеваний, чем дольше человек им болеет, тем выше риск развития рака толстой кишки. Если язвенным колитом поражена вся толстая кишка, то развитие рака можно ожидать в течение 5−8 лет, если поражен левый фланг и прямая кишка, этот период может растянуться на более длительный срок.

Одного анализа крови на кальпротектин недостаточно. Нужно обязательно выполнять колоноскопию с биопсией из различных частей слизистой толстой кишки. Кратность обследования зависит от активности процесса заболевания и лечения. Пациентам с низкой активностью процесса колоноскопия рекомендуется раз в 3−4 года, при активном процессе — раз в год.


Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Мне 36 лет. Необходимо ли проверять кишечник, если есть хронический гастрит?

— Риск развития злокачественной опухоли толстой кишки у молодых людей может быть связан с генетическими факторами. В группе риска находятся лица, у чьих родственников в молодом возрасте были опухоли толстой кишки, женской репродуктивной системы, полипы в кишечнике, рак в 2−3 поколениях, воспалительные заболевания толстой кишки. Им необходимо следить за собой более внимательно.

В целом, обследовать кишечник стоит при изменении характера стула (запоры, диарея), появлении крови и слизи в кале, беспричинной слабости и потери веса, дискомфорте в брюшной полости.

Сам по себе хронический гастрит не является фактором риска развития рака кишечника.

Слышал, что хеликобактер вызывает рак кишечника. Я уже несколько раз его пролечивал, но снова и снова заражаюсь. Как быть, если я веду активную сексуальную жизнь (эта бактерия передается через поцелуи)?

— Бактерия Хеликобактер пилори может вызвать рак желудка, но не кишечника. Чтобы исключить рецидивы болезни, нужно более тщательно пролечиться у гастроэнтеролога, возможно, провести дополнительные обследования. Сейчас хеликобактерную инфекцию лечат достаточно успешно.

Геморрой может быть предвестником колоректального рака?

— Сам по себе геморрой не приводит к раку толстой кишки. Но иногда под его симптомами может скрываться опухоль прямой кишки. Зуд, боли, жжение в заднем проходе, выделение крови могут быть симптомами не только геморроя, но и опухоли толстой кишки.

Может ли сидячий образ жизни спровоцировать развитие рака прямой кишки?

— Наряду с злоупотреблением алкоголем, курением, чрезмерным употреблением красного мяса малоподвижный образ жизни — фактор риска колоректального рака.

Запор, вздутие, диарея, множественные полипы: что делать?

Я беременна (28 недель). Последние полтора месяца наблюдаю устойчивые запоры от 3 до 6 дней. При этом не хочется есть и нет позывов в туалет. Стул и аппетит налаживаются только когда ем в больших количествах слабящую пищу. В анамнезе есть гипотериоз, аутоиммунный тиреоидит с медицинской компенсацией эутироксом. Стоит ли бить тревогу и как обследоваться после родов?

— Во-первых, нужно рассказать про эти жалобы своему акушеру-гинекологу. Если данные симптомы сохраняются после родов, необходимо выполнить колоноскопию. Развитие опухолей в период беременности — серьезная проблема. В нашей практике бывают случаи, когда одновременно в операционной акушеры-гинекологи принимают роды, а онкологи-хирурги удаляют злокачественные образования.

В 2011 году в 33 года у меня был диагностирован множественный полипоз кишечника, два полипа оказались злокачественными (2 ст.). Была тотальная резекция кишечника, сложная операция, колостому не вывели. Генетический анализ показал наличие мутации BRCA1. В оставшихся 60 см толстого кишечника ежегодно появляются полипы (в этом году — 23). Можно что-то сделать для замедления такого интенсивного роста, для профилактики?

Пока стопроцентных методов профилактики не существует. При синдроме Линча, к примеру, пациентам назначают ежедневный прием аспирина (ведутся исследования по определению наиболее эффективной дозы).

Обследование и динамическое наблюдение пациентов с семейным аденоматозным полипозом и синдромом Линча проводятся с 14−15 летнего возраста.

Моей маме 80 лет. Хронические болезнь Паркинсона и гипертония. В последний год для освобождения кишечника два раза в неделю принимает лактулозу. С августа 2019 года стало беспокоить вздутие живота: держится по 4−5 часов, проходит, затем повторяется. Черный хлеб, молочное, бобовые практически не употребляет. Все показатели в норме, УЗИ новообразований не показало. Может ли быть регулярное долгое вздутие кишечника признаком онкологического заболевания? Можно ли обойтись без колоноскопии?

— Такие жалобы не всегда можно списать на возраст. Поэтому если вздутия продолжаются, следует обследоваться. Анализ крови и УЗИ не всегда могут указать на патологию. Поэтому колоноскопию необходимо пройти. Сейчас в ряде случае эта процедура выполняется под анестезией. Если есть противопоказания к анестезии, тогда можно выполнить ирригоскопию (рентгенологическое исследование толстой кишки). Но этот метод тоже не всегда позволяет хорошо ее исследовать.

Мне 46 лет. В декабре 2018 года по причине кишечной непроходимости была удалена подвздошная часть кишечника. На сегодняшний день остается диарея средней степени тяжести. Режим питания соблюдаю, плюс Нутриэн Стандарт. Вес не набираю. Возможно ли развитие рака в связи с неоднократным вмешательством и диареей?

— Прямой связи между неоднократным вмешательством, диареей и развитием рака кишечника нет. Нужно искать причины самой диареи. Это может быть связано как с удалением большого участка тонкой кишки, так и с другими проблемами. Необходимо проконсультироваться у терапевта и гастроэнтеролога, выполнить колоноскопию.

Мне 50 лет. После смерти близкого человека на нервной почве ела много сладостей. Начался метеоризм, диарея, присоединился геморрой, периодически появляется слизь в кале плотного белого цвета. Показатели общего анализа крови и биохимии в норме, слегка повышены лейкоциты. Что это может быть и как избавиться?

— Многие полипы и опухоли вырабатывают слизь в чрезмерном количестве. Поэтому слизь в кале — серьезный симптом, который нельзя оставлять без внимания. При таких жалобах показана колоноскопия. По ее результатам назначат лечение.

— Мне 33 года. Последние несколько лет испытываю дискомфорт в нижней правой части живота (будто надувается шар и начинается газообразование). Эти легкие боли в основном зависят от приема пищи. УЗИ брюшной полости в норме, в желудке — легкая эрозия. Раньше данный дискомфорт проявлялся 1−2 раза в неделю, теперь сильные газообразования каждый день. С чем это связано? К кому обращаться за лечением?

— Избыточное газообразование каждый день — тревожный сигнал. Необходимо обратиться к хирургу, пройти колоноскопию.

Есть ли альтернатива колоноскопии?

Колоноскопия показала, что у меня эрозивный проктосигмоидит. Анализ на скрытую кровь отрицательный. Кальпротектин - 60,6. После лечения месалазином — кальпротектин-10. Обязательно ли делать контрольную колоноскопию? Насколько анализ на кальпротектин информативен?

— В данном случае повторную колоноскопию с биопсией делать обязательно. Одного анализа на кальпротектин недостаточно. Если проблемы с толстой кишкой сохраняются, необходимо повторно обратиться к проктологу, гастроэнтерологу, которые определят кратность обследований.

Мама второй месяц переживает ужасные боли внизу живота/в кишечнике. Ей рекомендовали колоноскопию. Она несколько раз пыталась подготовиться к процедуре, но по состоянию здоровья не смогла пропить и половину дозы. Есть ли альтернатива подготовки к колоноскопии? Как попасть к вам на прием, чтобы понять причину болей?

— Некоторым пациентам тяжело принимать сильные слабительные перед колоноскопией. Поэтому их готовят при помощи очистительных клизм и определенной диеты за несколько дней до процедуры (переход на более жидкое питание, прием вазелинового, касторового масла). О методах подготовки более подробно нужно поговорить с терапевтом.

Чтобы записаться к нам на прием, нужно позвонить в колл-центр РНПЦ: +375 17 389−99−00,+375 17 389−99−10.

В РНПЦ есть консультативно-поликлиническое отделение, куда можно обратиться по направлению и самостоятельно как с наличием онкозаболевания, так и с подозрением на него. Работает два кабинета, где принимают врачи-онкопроктологи и я консультирую.

Что делать после операции?

Брату 47 лет. Диагноз — стенозирующий рак сигмовидной кишки. Хроническая обтурационная кишечная непроходимость. Множественные метастазы в печень, по брыжейке, отсевы по брюшине малого таза. Стадия 4. В марте 2020 года была проведена операция в Могилеве: паллиативная передняя резекция, биопсия печени, дренирование малого таза. Проходит второй курс химиотерапии. После операции появились боли в плечах. Часто повышается температура (до 37,5). Сбивать ли ее? Стоит ли принимать обезболивающие? Что посоветуете с физическими нагрузками в период реабилитации?

— Обо всех новых симптомах, которые появляются во время проведения химиотерапии, нужно сообщать лечащему врачу, химиотерапевту. Существуют препараты, которые могут снизить риски и выраженность побочных эффектов лечения. Температура, боли в мышцах нередко могут возникать при химиотерапии. Можно самостоятельно принимать жаропонижающие (парацетамол), если температура тяжело переносится. Физические нагрузки нужны, но они должны быть соразмерны состоянию. Показаны пешие прогулки, легкие пробежки, велосипед.

В 2015 году была резекция сигмовидной кишки с наложением кишечного анастомоза. Какие контрольные анализы и исследования рекомендуете в дальнейшем и с какой периодичностью? Не вредны ли умеренные физические нагрузки: велосипед, легкое качание пресса? Насколько прочен этот сшитый участок (анастомоз)?

— Через 5 лет о прочности сшитого участка переживать не стоит: как правило, осложнения возникают в ближайший послеоперационный период. Физические нагрузки, в том числе велосипед, легкие нагрузки на пресс не противопоказаны, наоборот, активность — это хорошо, если человек нормально себя чувствует.

Лечение и дальнейшее наблюдение за онкопациентами проходит по определенных алгоритмам, в которых четко определены и сроки обследования.

Колоноскопия выполняется через 1 и 3 года после удаления первичной опухоли, далее каждые 5 лет с целью выявления повторной опухоли или удаления обнаруженных полипов толстой кишки. При выявлении полипов колоноскопия выполняется ежегодно. Если до операции толстая кишка была обследована не полностью (когда опухоль препятствует осмотру ее вышележащих отделов), процедуру нужно выполнить в ближайшие 2−3 месяца после хирургического лечения.

После лечения опухолей толстой кишки в первый год 2 раза в год проводится УЗИ или КТ органов брюшной полости и таза, раз в год КТ или рентген легких.

Рентген легких и УЗИ органов брюшной полости нужно продолжать делать раз в год. Это связано с тем, что легкие и печень — первые органы, куда может метастазировать опухоль.

Также исследуются онкомаркеры, в частности раково-эмбриональный антиген (РЭА): первый-второй годы — 1 раз в 3 мес, третий-пятый — 1 раз в год. Если показатель после хирургического лечения повышается, это сигнал врачам, что пациента нужно более детально обследовать.

Мероприятия по обследованию четко прописаны, и врачи-онкологи должны сообщать пациентам об этом. Первые пять лет после операции пациенты находятся под строгим контролем.

В августе 2019 года папе удалили злокачественную опухоль толстого кишечника. Наследуется ли этот рак? И как мне обследоваться в таком случае?

— Имеет значение, заболел ли отец раком кишечника в молодом возрасте, были ли у других родственников опухоли толстой кишки и иных органов, полипы в кишечнике. Чтобы исключить семейный аденоматозный полипоз и синдром Линча, можно пройти молекулярно-генетическое исследование. Если же отец заболел в позднем возрасте, тогда нужно следовать стандартным рекомендациям: в 45 лет пройти колоноскопию и тест на скрытую кровь в кале.

Какие ограничения будут после оперативного лечения рака кишечника?

— Имеет значение локализация опухоли. Если она справа, после операции пациенты быстро восстанавливаются и в большинстве случаев ведут обычный образ жизни. Более серьезные последствия возникают при удалении опухоли прямой кишки: у пациентов возникает синдром низкой передней резекции: более частые позывы в туалет и более длительные опорожнения. Придется тщательно подбирать продукты для регуляции деятельности кишечника.

В толстой кишке происходит всасывание воды и формирование плотных каловых масс. Поэтому при ее полном удалении возникает диарея, происходят большие потери жидкости, из-за чего возможны проблемы с почечной и сердечно-сосудистой системой. В данном случае придется тщательно следить за водным балансом, осторожно принимать препараты по купированию диареи.

Алла Метленко говорит о раке буднично, словно о простуде. Если бы мы вдруг решили устроить соревнование по бодрости или, как говорят психологи, витальности, Алла точно не осталась бы без медали. Это интервью, кстати говоря, она дает прямо из больничной палаты во время химиотерапии, успевая перебрасываться шуточками с медсестрами.

— Я просто сейчас лежу под капельницей и думаю: чего время терять? Поговорю-ка заодно с журналистами (смеется. — Прим. Onliner).


— Как вы узнали о том, что у вас рак кишечника? Были какие-то симптомы?

— Я давно знала, что с кишечником что-то не так. Конечно, нужно было заняться здоровьем раньше. На протяжении не то что недель, а целых полгода у меня были проблемы со стулом. Но болей не было. В том-то и дело, что рак начинается безболезненно. Потом появились резкие боли с правой стороны, похожие на аппендицит. Но покололо и перестало. Я никуда не пошла, все тянула. Но когда увидела кровь в стуле, побежала к врачам.

Что важно знать про меня? Мне 50 лет, последние семь из них я работаю социальным работником. Живу в Бресте. У меня второй брак, старшей дочери 26 лет, младшей — 8. Так что у меня не то что позитивчик дома, а самый настоящий двигатель жизни. Поэтому мне надо выкарабкиваться! Жить дальше. Не впадаю я ни в какие пессимизмы.


— Питание после операции пришлось изменить?

— Специалисты по онкодиетологии говорят, что во время лечения пациентам психологически сложно есть: необходимость питаться превращается в своеобразную пытку. Вас это затронуло?


— Вас дома ждет маленький ребенок, которому нужно внимание. Как справляетесь с этой нагрузкой?

Болезнь нужно стараться вылечить. Я иду вперед и знаю, что мне нужно это лечение и что оно поможет. Вот так. С такими мыслями продолжаю жить (улыбается. — Прим. Onliner). Каждый день живу и радуюсь.


— Рак изменил вас?

— Сложный вопрос. Раньше у меня самооценка была заниженная, а теперь стараюсь себя беречь, жалеть, ценить. Но тут есть и обратная сторона: я стала более дерганой, нервной, плаксивой. Смотрю на мужа — у человека ничего не меняется. Может быть, он переживает глубоко внутри? Но почему не показывает? Мне так хочется, чтобы он показывал свои переживания…

— Мы живем в мире, где царит онкофобия. Очень редкие белорусы имеют смелость рассказать о том, что у них рак. Почему вы согласились открыто говорить об этом?

Знаете, есть множество случаев, когда болезнь отступает и начинается пожизненная ремиссия. И надо об этом говорить. Может быть, кто-то прочитает мое интервью и воспрянет духом. Я очень на это надеюсь.


— Представители Минздрава озвучили статистику за 2018 год: если убрать гендерное разделение (рак груди у женщин и рак простаты у мужчин), то самый частый в Беларуси — колоректальный рак. Ситуация уникальная по сравнению со странами-соседками. Откуда у нас столько опухолей кишечника?

К сожалению, что касается онкопатологий кишечника, жалобы появляются в достаточно поздней стадии. Как правило, начало заболеваний протекает долгие годы абсолютно бессимптомно. А ведь пациенту можно помочь без всяких последствий и осложнений на том этапе, когда это просто мелкие полипы. Их легко и безопасно удаляют, предотвращая тем самым развитие из полипа раковой опухоли через 15—20 лет.

Поэтому мы и говорим, что должна расти осведомленность пациентов: к 40 годам колоноскопию нужно сделать в обязательном порядке, даже если нет никаких жалоб. Потому что, когда появляются специфические симптомы — боли в животе, нарушения стула (запоры, поносы) или, что еще хуже, кал с примесью крови и слизи, — заболевание уже может иметь запущенную форму. Поэтому прийти нужно лет на 15—20 раньше.

Если нет симптомов, будьте любезны в 40 лет пройти колоноскопию. Не ждите. Потому что пик колоректального рака приходится на 60 лет. Сделайте обследование на 20 лет раньше, и в 40 врачи поймают тот полип, который в 60 может превратиться в рак.

Если у кого-то в семье были онкологические заболевания, даже других органов, — это все равно показание провериться, не дожидаясь и 40 лет. Тем более если это родители, которых не стало слишком рано.

Кстати, снижение гемоглобина, общая слабость, потеря веса, ухудшение аппетита или изменение пищевых пристрастий тоже намекают на то, что нужно проверить кишечник. Хотя это неспецифические симптомы, которые могут быть и при других заболеваниях.

Если человек был у проктолога и в прямой кишке выявлены патологические процессы — это тоже показание к тому, чтобы посмотреть всю толстую кишку.


— Во время исследования врач находит полип. Если новообразование совсем маленькое (2, 3, 4 миллиметра), то его можно убрать прямо во время обследования биопсионными щипцами — и на этом жизнь полипа заканчивается (улыбается. — Прим. Onliner). Ткань отдается на гистологическое исследование, а дальше врачи получают хороший благородный результат и радуются, что вовремя удалили.

Если полип покрупнее, то удаление происходит в условиях стационара — таким же эндоскопическим путем, но немного другим инструментом.

80%, о которых говорит Сергей Анатольевич Красный, — это пациенты, которые вовремя не обратились к врачам: не сделали колоноскопию, не удалили маленький полипчик… Вот в чем проблема. В том, что люди боятся и не хотят обследовать толстую кишку, откладывают до последнего. Им это кажется неудобным и неприятным. На самом деле сейчас колоноскопия — простое обследование с высокой диагностической ценностью, которое может спасти жизнь.

— Молодые врачи, побывавшие на стажировках в Европе, говорят, что колоноскопия без анестезии — это дичь, каменный век, средневековая пытка. И тем не менее во многих государственных клиниках ее до сих пор предлагают без наркоза: потерпите, мол.

— Неправда. Это уже не пытка. Сегодня оборудование и руки докторов позволяют сделать колоноскопию безболезненной. Все зависит от техники и навыка врача. Но при этом можно выполнить обследование под внутривенной анестезией. В тех случаях, когда в анамнезе были какие-то оперативные вмешательства, есть спаечный процесс или же имеются анатомические, конституциональные особенности, а также по желанию для тех, кто сильно боится, — пожалуйста, есть возможность сделать колоноскопию под наркозом. Человек засыпает и сладко спит, не испытывает болезненных ощущений, а когда просыпается, у него не остается никаких неприятных воспоминаний или же болезненных ощущений. Проснулся в хорошем настроении — и отправляется себе домой.


Колоноскопия не похожа на УЗИ. Во время процедуры врач видит на мониторе видео. Это, можно сказать, кино про кишечник (смеется. — Прим. Onliner). При этом есть возможность фотофиксации.

— Что вы думаете о новой технологии — капсульной эндоскопии? Пациент глотает капсулу, она проходит по всему желудочно-кишечному тракту, делая снимки.

— Это замечательная технология, которая признана во всем мире и дает возможность обследовать в первую очередь тонкий кишечник. Потому что гастроскопию можно сделать, колоноскопию — тоже, а вот тонкий кишечник остается недообследованным, хотя немало патологий может быть именно там. Особенно если уже сделана и гастроскопия, и колоноскопия, а у пациента сохраняются жалобы, в анамнезе есть кровотечения непонятного генеза, боли в животе, субфебрилитет, снижение веса, отсутствие аппетита, нарушение пищеварения. Для таких случаев и существует капсула. Она идет по просвету кишки, делает до четырех кадров в секунду, и вся эта информация по Bluetooth передается на устройство, которое пациент носит на специально надетом жилете. В течение 10 часов капсула делает огромное количество снимков, которые потом переносятся на компьютер. Специальная программа обрабатывает информацию, удаляет одинаковые кадры. Тем не менее для доктора остается работы еще на два-три дня, чтобы расшифровать записи. Это сложная, ответственная, но очень интересная работа: внимательно изучить каждый кадр, ничего не пропустить.


В последние десятилетия заболеваемость колоректальным раком выросла в разы. Если сравнивать ситуацию с 60-ми гг. прошлого века, то рак прямой кишки тогда составлял 1,2 % от всех злокачественных опухолей, рак ободочной кишки – 1,8 %. В 2017 г. статистика выглядит уже так: 5,2 % и 7,3 %, соответственно.

На днях в Пермском краевом онкологическом диспансере 74-летней пациентке сделали лапароскопическую операцию по удалению большой правосторонней опухоли кишечника. На хирургическое вмешательство, которое транслировали на экране в 3D-изображении, пригласили не только врачей-онкологов, но и журналистов.

Где чаще болеют?

Результат питания деликатесами – это частые запоры. И лечение недуга – одна из проблем современного здравоохранения. Это становится настолько актуальным, что в странах, где хорошо развит туризм, уже учитывают этот факт. В отелях гостям на завтрак обязательно предлагают распаренный чернослив, курагу, инжир.


Факторы риска

Запоры являются основным из факторов риска онкологических заболеваний. Если кишечник опорожняется ежедневно и своевременно, то канцерогенные газы и каловые массы не успевают активно воздействовать на его слизистую оболочку. А в случае запоров концентрация и время воздействия шлаков на слизистую толстой и прямой кишки увеличивается.

Ещё один фактор риска рака кишечника – хронические колиты, когда воспалительный процесс проявляется сменой запоров и поносов. Человек испытывает дискомфорт и болевые ощущения в животе, у него нередки вздутия и бурления. Есть случаи, когда повышается температура.


Ещё к группе риска относятся те, у кого есть наследственное заболевание – семейный полипоз. Ведь злокачественная опухоль может развиться и из полипа. Если у кого-то из родных заболевание было, нелишним будет обратиться к врачу и пройти плановое обследование.


Мужская или женская проблема?

Исходя из опыта, злокачественная опухоль кишечника чаще встречается у женщин, чем у мужчин. Несмотря на то что женщины внимательнее следят за здоровьем, обнаружить рак прямой и ободочной кишки на ранних стадиях удаётся нечасто. И это общая проблема выявления онкологических заболеваний: на ранних стадиях они протекают бессимптомно. Поэтому многие пациенты приходят к врачам в лучшем случае на второй, а иногда и на третьей стадии рака.

Немалый процент заболевших обращается лишь тогда, когда у них обнаруживают четвёртую стадию болезни. Человек идёт к медикам по другой проблеме. Его беспокоят сильные боли в печени или непрекращающийся кашель, а обследование обнаруживает у него метастазы в лёгких и печени.

Врачи начинают искать первопричину и нередко обнаруживают рак толстой и прямой кишки. Когда начинают подробно расспрашивать пациента о самочувствии, выясняют, что проблемы были давным-давно, но с обращением к доктору он тянул до последнего.


Выявить рак на ранних стадиях, говорят медики, нередко можно в ходе обычной диспансеризации в поликлинике, ведь в общий осмотр обязательно входит пальцевое обследование прямой кишки. Другое дело, что пациенты сами нередко отказываются от проведения такой диагностики.

Какие симптомы должны насторожить?

Признаков колоректального рака немного, но если они есть, то стоит своевременно записаться к врачу.

Что должно насторожить? Для рака правой половины ободочной кишки характерно необоснованное повышение температуры. Она может подняться и держаться несколько дней, потом становится нормальной, а через какое-то время ситуация снова повторяется.


Следующие симптомы – это ложные позывы, когда после опорожнения кишечника нет ощущения, что он пустой. Также пациента могут беспокоить точечные боли в правой половине живота. Это проявление развившегося воспаления на фоне злокачественной опухоли. Бывает, что опухоль справа иногда может прощупать и сам пациент, и врач.

При раке правой стороны кишечника не бывает непроходимости, пациента беспокоят ноющие боли, а при раке левой стороны, к сожалению, может развиться острая кишечная непроходимость. С резкой острой приступообразной болью люди попадают в экстренные хирургические отделения, и уже на операции у них обнаруживают опухоль.

Что делает врач?

Прежде всего узкий специалист-онколог проведёт пальцевое исследование прямой кишки. Это исключит геморрой и наличие полипов. Дальше он сам будет выстраивать методику обследования и лечения. Чаще, чтобы подтвердить диагноз, назначают обычное для таких заболеваний обследование – ректоскопию и колоноскопию.


Многих волнует вопрос: как быстро развивается рак прямой кишки? По мнению врачей-онкологов, все злокачественные опухоли развиваются от трёх до десяти лет до начала клинических проявлений. Поэтому любому заболеванию, когда его выявят, будет минимум три года. А вот за сколько времени процесс разовьётся от первой до четвёртой стадии, вам не скажет ни один врач. В этом вопросе всё индивидуально и зависит от уровня злокачественности опухоли, иммунитета человека и от множества других показателей.

Как проводят операцию?

Эндоскопические (через прокол) операции по удалению рака прямой кишки – более щадящие. Они позволяют пациенту быстрее покинуть хирургическое отделение и начать лечение, которое назначил врач. Однако эндоскопические операции делают в Пермском крае не так часто, как полостные.


В ряде случаев у прооперированных пациентов случаются рецидивы. Пусковым механизмом проявления метастазов могут стать стрессовые ситуации, которые происходят с человеком: тяжело заболел гриппом, потерял близкого человека, уволили с работы, ограбили. В такой период у человека снижается уровень иммунного ответа и иммунной защиты, и раковые клетки начинают быстрее размножаться и проявляться как отдалённые метастазы.

От 50 до 60 % прооперированных больных колоректальным раком первой-третьей стадии переживают пятилетний рубеж. Статистика такова: если рак прямой кишки удалили на первой стадии – то более 80 % пациентов живут дольше пяти лет, на второй – 70 %, на третьей – 50 % и ниже.

Если говорить о профилактике рака, то всем кажется: не ешь одного, не пей другого, и будет тебе счастье. Однако первичной профилактики в онкологии не существует. Тем более от рака нельзя поставить прививку, как, например, от гриппа или кори. Однако прислушаться к организму и своевременно обратиться к врачам при перечисленных выше симптомах вам обязательно стоит!

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.