Умерла от рака в 34 года

О чем думает и что чувствует 38-летняя женщина, умирающая от рака

Ирине 38 лет, у нее терминальная стадия рака легких. Врачи не верили и сомневались: такая молодая, не может быть рак! Но рак смог, и Ирина понемногу умирает.



Вова — кудрявый блондин с голубыми глазами. У мамы на руках он спокоен, без маминых рук рыдает на весь дом. Еще у Ирины есть сын-подросток Егор. 14-летний красивый парень. Еще есть мама, сестра и муж, которые очень переживают. Так сильно, что Ирине приходится их успокаивать. Ну и, наконец, у Ирины есть трехлапая собака Герда, Ирина спасла Герду маленькой, теперь Герда хочет спасать ее. Поэтому собака пытается сожрать любого чужого, кто подходит близко к ее хозяйке.

Сидя на тумбочке в кухне, положив ноги на подоконник, Ирина рассказывала о себе, глядя в окно. Долго гулять она не может, окно на девятом этаже — обзорная площадка и связь с внешним миром.

Мой рак никак не проявлял себя. Легкие не болят, поэтому рак легких коварен в своей незаметности. На ранней стадии его поймать сложно, вот и мы не смогли. Год назад я делала рентген, все было хорошо. Так что обследования эти, которые раз в год положены, не спасают.





Если честно, мне страшно. Как это будет? Не хочется мучиться, задыхаться. Хочется чего-нибудь помягче. Ну, скажем, уснуть и не проснуться.



Хочется увидеть, как вырастут сыновья. Страшно за старшего. Младший-то меня помнить не будет, а старшему я нужна, мы очень близки. Как он переживет? Младшего зовут в честь моего отца. А старшего я назвала Егором — в честь Егора Дружинина, а муж — в честь Егора Летова, и мы поэтому не спорили.

Я не сразу такая бодрая была. В самом начале в больнице у меня случилось обострение. Я стала задыхаться. Не то что дышать, мне моргать было больно. Было так плохо, что бодриться я не могла никак. Я была полутруп на каталочке. Лапки сложила сразу, эвтаназию мне дайте, умереть мне дайте! Без мамы, без друзей я бы не выжила. А потом вот мне назначили таргетную терапию. И я пришла в себя, поднялась с постели. Но это лечение не вечное, мы просто время выцарапали. В нормальном состоянии я с декабря, и никто знает, когда станет хуже. Может, уже завтра. Но планы я все равно строю, как жить без планов? Хочу на море поехать летом.



Сама я не находила человека, вот так чтобы идти и найти. А по звонкам находила. Больницы обзваниваешь, есть подходящий человек. Отправляешь кого-нибудь проверить — и да, это он.

Когда я заболела, муж уволился, чтобы за мной ухаживать. Сейчас недавно вышел на работу, сменный график, чтобы дома чаще бывать. Я без работы, ищу что-то удаленное, пока не нашла. Нам очень трудно финансово, денег вечно нет. И хоспис очень помогает тем, что привозит препараты. Вообще не знаю, как бы без них мы жили.

О Самарском хосписе я узнала, когда мне понадобился кислородный концентратор. Мы узнали, что можно бесплатно взять его в хосписе. Я тогда почти умирала, и когда ко мне впервые приехала бригада, я просто обалдела от их отношения ко мне. Только что не целовали — такая забота, внимание! Такая разница с докторами из онкоцентра!





Все препараты, которые я сейчас принимаю, мне назначили в хосписе и привозят домой. Для желудка, для сердца, для печени. Лекарства от рака убивают организм. Сколько онкологических больных умерло от цирроза печени! Странно, что мне это все в больнице не выписали. Понятно, я умираю, но это же не повод ко мне относиться так, будто я уже умерла!



Пусть все смеются



Я металась, металась, все думала, стоит ли писать список того, что хочу успеть? Вот хочу пройти курсы по производству домашней косметики. Смешиваю дома масла, кремы на любительском уровне, а хочу научиться профессионально. Фотошколу я так и не окончила, тоже надо. Съездить хочу много куда… Но потом подумала и поняла, что ну их, эти глобальные цели, мне просто дома хорошо. Когда я вставать с кровати не могла и первый раз спустя два месяца на кухню вышла с дыхательными трубками и приготовила ужин, это такой был кайф! Сама!

Я люблю возиться дома с детьми. Они такие, мальчишки, интересные, мне с ними прикольно. Напрягает меня только невозможность активно перемещаться. Я раньше много ходила, гуляла, а сейчас устаю.







Самарский хоспис, который так поддерживает Ирину и многих других пациентов, существует на наши с вами пожертвования. Деньги нужны на материальную помощь сотрудникам выездной службы и стационара, медикаменты, средства ухода. Вы жертвуете деньги хоспису, хоспис покупает все, что нужно, едет к пациенту и облегчает его последние дни жизни — так это работает сейчас. И хотелось бы, чтобы работало всегда, без перебоев. Потому что люди умирают всегда, мы все когда-нибудь умрем, и хорошо, если нам не понадобится хоспис. А если понадобится, будет здорово, если нас, как Ирину, подхватят такие врачи, как в Самарском хосписе. И у нас будет время и силы, чтобы обнимать детей и мечтать о море.

Ее оптимизм был настолько впечатляющим, что я решила вынести наши разговоры за жизнь за стены больничной палаты.

- Говорят, что рак - болезнь наследственная. У вас в роду это было?

- Как муж это пережил?

- А грудь после операции у вас все-таки осталась? У вас такая фигура прекрасная, все так гармонично…

- На настоящую грудь протез похож хоть немного наощупь? С чем его можно сравнить?

- С чем? Потрогай сама! - Жанна решительным жестом достает вкладыш, который по форме и цвету - действительно как женская грудь. На ощупь мягкий и в меру упругий.

- Не самый дорогой, но хороший. Наши тверже намного. По сроку службы все индивидуально. Может и через год развалиться, а иногда ходишь 2 - 3 года без вопросов. Примерять обязательно надо. Я штук 10 вкладышей перебрала, чтобы он лег к груди как надо. Без него никак не обойтись. И некомфортно, и перекос мышц идет, и потом начинает болеть спина.

Я могу продолжать химиотерапию. Но этим могу просто убить свой организм раньше времени. Может, пока есть смысл остановиться, на тех же гормонах побыть и жить полноценной жизнью, сколько осталось?

- Никто не знает, сколько осталось…

- Я знаю день своей смерти. Он мне приснился, и я его отметила на календаре. И не делаю из этого трагедию - у меня еще есть больше года. Есть время пожить, что-то сделать, а не сложить лапки и ждать крематория. Когда ты стоишь у края могилы, понимаешь, что столько интересного кругом, а ты видел только дом - работа - дом… Когда я заболела, начала ездить по святым местам - Иерусалим , Дивеево , Жировичи. С племянником на концерте Меладзе была недавно. Начала играть в Lords Mobile (сетевая компьютерная игра. - Ред.).

- Игроки же, наверное, не церемонятся друг с другом? Не обижают?

Есть у Жанны и более серьезные увлечения, которые помогают не чувствовать себя совсем вычеркнутой из жизни после того, как ей дали первую нерабочую группу. Она делает украшения, четки для церкви, учебные пособия для занятий по методике Монтессори.


Четки, которые делает Жанна, - это ее посильная жертва храму. А теперь и мой оберег. Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

Я люблю жизнь, я радуюсь жизни. Утром проснулся - уже радость. Дошел до туалета, тебя не тошнит - вообще красота. В больницу попала с воспалением - это лучше, чем с жидкостью в легких. Собака пришла, лизнула в щеку - радость…


Домашние питомцы - это настоящая отдушина для Жанны. Фото из личного архива.

Сейчас у меня две такие собаки. Это моя отдушина. Когда тебе есть о ком заботиться, это немножко сдвигает твои мозги.

Я с удовольствием, когда есть возможность, с девчонками своими встречаюсь, с родными. У племянников есть дети, я очень их люблю. Помогаю как могу - что-то сошью, свяжу. Жизнь продолжается.


Марине Куклиной было всего 34 года. О ее смерти стало известно 5 октября. Поначалу причины смерти украинской актрисы не разглашались. Ясность внесла коллега Куклиной, Римма Зюбина. Она сообщила, что у Марины была онкология. Актриса с ней боролась несколько лет, но диагноз победил, сообщает Диалог.UA.


"Она боролась несколько лет. Все надеялись на чудо. " – отметила Зюбина.

У Куклиной остался супруг, театральный режиссер Андрей Май — и сын.

Куклина – выпускница Киевского нацуниверситета театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого, она поступила на службу в ТЮЗ на Липках. Дебютировала молодая актриса именно в сериале "Возвращение Мухтара", в пятом сезоне, а затем появилась и в седьмой части картины.

В живых нет уже и Тараса Мельничука, он сыграл в восьмой части "Возвращения Мухтара". Четыре года назад у Мельничука обнаружили рак крови, актер прошел очень длительное и дорогостоящее лечение. Друзья и близкие помогли Тарасу собрать нужную сумму, благодаря чему тот прошел лечение в Израиле, затем за его жизнь боролись украинские и белорусские врачи.


Тарас Мельничук пережил 16 курсов химиотерапии, пересадку костного мозга. Но это ему не помогло, как не помогло и переливания крови. В 2018 году рак проявился снова, в виде миелоидной саркомы.

Мельничука не стало незадолго до Нового Года, он скончался 8 декабря в минувшем году. Ему было всего 27 лет.

Ушла из жизни и Юлия Волчкова, ей было 47 лет. У актрисы был рак желудка, но она тщательно скрывала болезнь, поэтому ее смерть стала большим шоком не только для поклонников, но и для многих коллег Волчковой.


Актриса из "Возвращения Мухтара" , по словам ее коллег, предчувствовала кончину. Кроме того, Волчкова всего за пару дней до смерти прислала коллегам письмо, удивив их цитированием Ахматовой и сетованием на поломанную судьбу.

Наталья Юнникова в "Возвращении Мухтара" сыграла следовательницу Василису Михайлову. Ее тяготела главная роль в сериале, и она боялась стать ее заложницей. Ее актерская карьера сложилась не очень успешно, новых ролей Юнниковой почти не предлагали, она страдала от финансовых трудностей и невостребованности.


Юнниковой было всего 37 лет, она скончалась в 2017 году от кровоизлияния в мозг. Когда актрисе стало плохо, медики ввели ее в искуственную кому, артистка умерла так и не придя в сознание. У Юнниковой остался сын.

Нет в живых и режиссера Владимира Златоустовского, снявшего несколько сезонов проекта.

А в 2019 году скончался актер, народный артист Игорь Славинский. Он в 2005 году перенес операцию на сердце. В начале 2019 года также умер актер сериала Сергей Романюк, он в "Возвращении Мухтара" сыграл майора Добряцова.

Напомним, появились подробности смерти звезды "Спортлото-82" Дениса Кмита, который большую часть жизни провел парализованным.

Также сообщалось о причине смерти Владимира Этуша, он умер после рокового ЧП, произошедшего в доме народного артиста.

Добавим, украинцы были потрясены внезапной кончиной знаменитого украинского хореографа Николая Бойченко, которому на момент смерти было всего 32 года.


Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов подписал указ о выплатах и льготах для волонтеров, борющихся с коронавирусом, и присвоил этим мерам имя умершей 19-летней студентки Светланы Анурьевой.

Героическую девушку хотят посмертно представить к государственной награде.


Несколько фотографий и душевные воспоминания — это все, что осталось у Кристины от Светланы. 31 мая 19-летняя Света Анурьева, красавица, отличница, активистка и волонтер, умерла.

Удивительным упорством юной девушки жители поселка Карсун будут восхищаться еще долго. Светлана старалась везде успеть, сделать многое, помочь всем. Возможно, знала, что рано уйдет, и хотела насладиться своей такой недолгой жизнью.


Светлана начала чувствовать боли внизу живота с начала 2020 года. Сначала не придавала значения, а потом врачи направили девушку в Ульяновскую областную больницу. Свету прооперировали в феврале, но почему-то не выявили рак. Мама Светланы Наталья Анурьева не находит себе места: возможно, определи гистология тогда злокачественную опухоль, жизнь дочери можно было продлить.


Едва отойдя от хирургического вмешательства, Светлана вернулась к учебе и общественной деятельности. Студентка была обладательницей губернаторской стипендии за особые успехи, участвовала в самодеятельности, пела, радовалась жизни и помогала всем, кому могла.


Кристина говорит, что Наталья, мама Светланы, старается держаться: у нее еще трое детей. Хлопот в больших семьях хватает, но перенести такое горе женщине очень тяжело. Сама Наталья признавалась журналистам, что весь апрель дочь дома практически не видела: она старалась не только продукты разнести, но и поставить старикам капельницы, уколы. Когда заболела сама Наталья, дочь лечила и ее, переживала, говорила добрые слова, плакала, сочувствовала маме. А ушла раньше нее и всех своих родственников.


22 мая Светлану вновь увезли в больницу, а 28 мая ее забрали домой уже лежачую. Она никогда не показывала, насколько плохо себя чувствует. Даже когда при повторной операции в мае выявили четвертую стадию онкологии, Света боролась. Планировала жить дальше и не давала себе пощады.


СУДЬБОНОСНАЯ ВСТРЕЧА И ГРОМКИЙ УСПЕХ


Презент поэта в корне изменил жизнь подростка. Пусть и слишком поздно для будущего олимпийца — в 15, — Протопопов начал заниматься фигурным катанием у Нины Лепнинской. В 1951-м талантливый юноша должен был принять участие во Всесоюзных соревнованиях, однако спортивную карьеру прервал призыв в армию. Зато после службы на Балтийском флоте Олегу выпал шанс продемонстрировать свое мастерство: в паре с Маргаритой Богоявленской он завоевал бронзовую медаль чемпионата СССР.


Их разделяли города: Белоусова училась в Московском институте инженеров железнодорожного транспорта. Решение нашлось быстро — Людмила перевелась в аналогичный вуз в Ленинграде, чтобы тренироваться вместе с Протопоповым под руководством Игоря Москвина, а позднее — Петра Орлова. Незаметно для коллег оттачивающие технику партнеры вышли на новый уровень отношений, а в 1957-м поженились.

Первые выступления на международной арене были не слишком удачными: ошибки в простых элементах, падения. Зато к началу 60-х и в техническом, и в художественном плане спортсмены заметно выросли. В 1962-м дуэт выиграл золото соревнований СССР и серебро чемпионатов Европы и мира, а через два года состоялся триумф пары на Олимпиаде в Инсбруке. На родину влюбленные вернулись народными героями.

Номера супругов называли шедеврами за лиричность, грамотное использование классической музыки, тонкое отражение образов влюбленных на льду. Слава о дуэте разошлась по всему Советскому Союзу: о спортсменах писали книги, брошюры, статьи, их узнавали в трамваях и на улицах Ленинграда. Вплоть до 1968-го фигуристов считали недосягаемыми для соперников, они собирали золото всех возможных чемпионатов, в том числе, выиграли Олимпиаду в Гренобле.

По знаменитой легенде, с трепетом к советским чемпионам относился даже Никита Хрущев. В разгар одного из банкетов политик выдвинул идею о массовом строительстве жилья, а Протопопов перебил его, отметив, что необходимо воздвигать не только дома, но и катки. Узнав, кто столь нагло к нему обратился, Хрущев не обозлился, а сменил тон. Говорят, после этого инцидента в Ленинграде появился новый Дворец спорта.

ОСЛАБЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ И СКАНДАЛЬНЫЙ ПОБЕГ


На чемпионате мира 1969-го Протопопов и Белоусова стали третьими, а через год на турнире СССР — лишь четвертыми, что автоматически означало недопуск в сборную. По мнению супругов, главную роль в том, что их не оказалось на Играх в Саппоро, сыграло мнение министерства спорта: партия поставила крест на фигуристах с устаревшей программой.


Существовал судейский заговор или нет, но время оглушительных побед для супругов закончилось. На чемпионате СССР 1971-го они стали шестыми, через год взяли бронзу и, чувствуя, что волна травли и критики накрывает с головой, решили уйти из большого спорта. Международные соревнования сменились для фигуристов работой в Ленинградском балете на льду, часто выезжавшем на заграничные гастроли.

Обиды чемпионов на чиновников копились несколько лет, а последней каплей стало участие в нью-йоркском шоу. Гонорар составил 10 тысяч долларов, но по закону 9947 забрал Госконцерт СССР. Ни заслуженной оплаты труда, ни свободы творчества — Протопопов и Белоусова были в ярости. Единственным выходом из создавшейся ситуации для них оказался побег: на гастролях балета в Швейцарии в 1979-м фигуристы запросили политического убежища, как ранее поступили танцовщики Рудольф Нуреев и Михаил Барышников.

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ


Пара поселилась в деревушке Гриндевальд, а в 1995-м получила швейцарское гражданство. Мечта супругов сбылась: они продолжали выступать вместе, несмотря на возраст, — на открытии чемпионата Европы, ледовых шоу. Впрочем, фигуристы не скрывали, что безумно скучали по родине. Возможность приехать в Россию по приглашению главы Госкомспорта Вячеслава Фетисова в 2003-м стала для них подарком судьбы.


На перроне собрались десятки поклонников знаменитых фигуристов с роскошными букетами цветов. Но уже на следующий день радость возвращения омрачилась для Олега Алексеевича посещением кладбища: мама умерла в 1991-м, и тогда его не пустили на похороны близкого человека в Советский Союз.


Казалось, их жизненная энергия безгранична, но вскоре после окончательного завершения карьеры Людмила Белоусова серьезно заболела. В сентябре 2017-го 81-летняя женщина умерла от рака пищевода, оставив Олега Протопопова в одиночестве. Спортсмен не раз говорил, что супруга — его скрипка. К сожалению, в тот печальный осенний день из мира Олега Алексеевича навсегда исчезла музыка…


Жительница Подмосковья несколько недель добивалась госпитализации своей мамы с раком крови в профильную клинику после рецидива, каждый день готовясь к худшему, но всё ещё надеясь на лучшее. Бесконечные звонки во все возможные инстанции, подключение друзей, юристов и СМИ, ругань с главврачами и чиновниками, бесконечные и бессмысленные тесты на коронавирус. Через что приходится проходить людям, чтобы спасти родных в период пандемии – в нашем материале.

Царьград уже писал о том, как из-за противокоронавирусных мер в больницы не могут попасть пациенты с другими заболеваниями – подчас куда более серьёзными, чем COVID-19. Проблема отказов в госпитализации особенно коснулась далеких от Москвы городов и посёлков, где хуже развита инфраструктура, дефицит больниц и меньше контроля. Однако, оказывается, и в ближайшем Подмосковье попасть в больницу стало не так-то просто, если у тебя не ковид, а, скажем, онкология. Жительнице Королёва Марине Волковой, по её словам, пришлось пройти 100 кругов ада, чтобы добиться госпитализации своей больной матери в профильное медицинское учреждение. В минуты отчаяния девушка даже думала, что будь у её мамы коронавирус, было бы проще.

Всё началось для этой семьи в середине апреля. У матери Марины, которой 2,5 года назад диагностировали острый лимфобластный лейкоз, то есть рак крови, случился рецидив. В крови обнаружили бласты – женщине потребовалась срочная госпитализация. Ей даже дали соответствующее направление. Вот только клиники, по словам её дочери, напрочь отказались принимать онкологическую пациентку.

В Москве нам отказали в срочной госпитализации из-за карантина, в Московской области нам отказали в срочной госпитализации из-за карантина, во Владимире нам отказали в срочной госпитализации из-за карантина, во Владимирской области нам не только отказали в срочной госпитализации, но и выкинули маму на улицу, боясь, что у неё COVID, так как у мамы уже 2 недели температура 39-40, воспалены лимфоузлы в подмышках и есть очаг воспаления в лёгких. 2 теста на COVID отрицательные. Дыхательная недостаточность отсутствует,

– писала тогда Марина в соцсетях.

Парадокс: одни клиники отказывались принимать мать Марины Волковой потому, что у неё нет коронавируса, а они принимают только таких пациентов, другие же отказывали в госпитализации из-за опасений, что у онкологически больной ковид всё же есть. А в местной больнице города Королёва Марине вообще заявили: "Когда ваша мама будет задыхаться, тогда и звоните". И на всякий случай выдали направление в хоспис, чем просто выбили девушку из колеи.

Но она решила не сдаваться.

Дальше начались бесконечные звонки в городские администрации и всевозможные клиники. Сначала дела будто бы стали налаживаться: с помощью отдельных людей из королёвской администрации удалось сделать больной женщине компьютерную томографию, выявившую пневмонию неизвестного генеза (при том, что тесты на COVID упорно показывали отрицательный результат), удалось также добыть противорецидивный препарат для лечения на дому. Но женщине становилось хуже, и вопрос о госпитализации не снимался.

В какой-то момент мама Марины даже попала в реанимацию с высокой температурой и дыхательной недостаточностью. Оттуда её долго не могли перевезти в гематологическое отделение по причине банальной нехватки транспорта – в больнице заявили, что у бюджетной "Скорой помощи" нет свободных машин, у коммерческой – та же ситуация. Но даже когда женщину всё же перевезли в гематологическое отделение в Подольск и Марина хотела было выдохнуть спокойно, её маму внезапно, буквально в тот же день, перевели в инфекционное отделение местной детской больницы, перепрофилированной под COVID-19. По чьему распоряжению и зачем – непонятно. Соответственно, сорвались и все необходимые для лечения онкологического рецидива процедуры.


В больнице заявляют,что у бюджетной "Скорой помощи" не хватает свободных машин, у коммерческой – та же ситуация. Фото: President of Russia / Globallookpress

18 дней мама Марины лежала в инфекционке для ковид-инфицированных. Сдав уже шесть отрицательных тестов на коронавирус. Пожалуй, пролежала бы она там и дольше, если бы не друзья Марины: они нашли адвоката, который подключился к делу. После его звонков в больницу Подольска и местную администрацию ему довольно быстро удалось договориться о переводе онкобольной в гематологию по месту жительства – в Королёв. И в понедельник 18 мая женщина наконец дождалась необходимой профильной помощи.

Итак, на то, чтобы обеспечить больной раком крови срочную (!) госпитализацию, её дочери потребовался месяц. Месяц ежедневных звонков, слёз, уговоров и попыток достучаться до различных администраций. К концу этого срока Марина Волкова чувствовала себя полностью опустошённой – ещё бы! Бессонные ночи, постоянный стресс и отчаяние… Но даже долгожданная госпитализация матери не положила конец её злоключениям.

В больнице маме Марины потребовалось снова сделать компьютерную томографию, но оказалось, что во всём городе с населением более 220 тысяч человек её делают только в двух местах. Поэтому женщине с температурой 39 потребовалось ехать в другую больницу, с трудом найденную её дочерью. Причём на такси – ведь машин у больницы снова не оказалось, а та единственная, которую было предоставили матери Марины, "сломалась" – прямо перед выездом.

Почему у нас в городе всего два КТ – для меня загадка. При этом у мэра города, на минуточку, два "Гелендвагена" по 62 миллиона рублей,

– сказала Марина в интервью Царьграду.

Потом выяснилось, что в больнице нет таблеток для лечения рецидива, а получить их по рецепту можно, мол, только если лечишься амбулаторно, на дому. Что делать? Выписываться из больницы, куда с таким боем удалось попасть, чтобы купить таблетки, а потом снова месяц носиться по инстанциям, чтобы попасть обратно?

Я уже больше ничего не пишу (в соцсетях – прим. Царьград) – я просто устала. У меня реально уже едет крыша. Я уже не знаю, что мне ждать,

Её надежда теперь только на химиотерапию: "Когда начнут химиотерапию, всё станет понятно. Либо мама отзовётся на неё, либо она умрёт. Вот и всё".

Эта история оставляет массу вопросов. Почему онкологически больной человек, которому требуется срочная госпитализация, ждёт её целый месяц, затухая на глазах родных? И получает её лишь тогда, когда к делу подключается адвокат? Почему человека с шестью (!) отрицательными тестами на коронавирус кладут в инфекционку с больными COVID-19? Чтобы "добить" ослабленного другой болезнью пациента, заразив его ещё и коронавирусом? Раз нет мест в больницах – будем наполнять морги? Как так получилось, что на 200 с лишним тысяч населения Королёва компьютерную томографию делают только в двух местах? Особенно в условиях пандемии. Все эти вопросы пока остаются без ответа.

Кстати, в четверг 21 мая онколог Илья Черниковский в разговоре с "Известиями" высказал опасения, что осенью нас ждёт "взрыв онкологической заболеваемости", особенно в запущенной стадии – потому, что часть онкоцентров перепрофилировались под COVID-19 и из-за пандемии приостановлены все обследования. Правда, московский Депздрав его слова опроверг, заявив, что все онкологические стационары как работали, так и работают. Но, судя по истории Марины Волковой, работают они, мягко говоря, криво. А из-за коронавируса обычные бюрократические проволочки стали ещё более запутанными.

Сколько ещё таких историй, как у Марины, – одному Богу известно. Но всё больше становится очевидно: пандемия коронавируса вскрыла большую проблему нашего "оптимизированного" здравоохранения – недостаток больниц, врачей и техники, а также запутанность правил. И кому-то всё это, вместе взятое, может стоить жизни.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.