Стефаненко вероника онкология нужна помощь





Веронике 3 года

Диагноз:Онкология

Сбор:7.520.000р. на операцию по удалению раковой опухоли в клинике Ю.Кореи ПРЕКРАЩЕН

Родители о Веронике:

Я- мама 3 летней девочки СТЕФАНЕНКО ВЕРОНИКИ ОЛЕГОВНЫ. Так случилось ,что за один день у нас изменилась вся жизнь! Вот уже 4 месяц лечим ребенка от ОНКОЛОГИИ.

Доченьке поставили страшный диагноз- ПАНКРЕАТОБЛАСТОМА (РАК ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ С МЕТАСТАЗАМИ В ПЕЧЕНЬ). Очень редкая и пожалуй самая коварная опухоль для детей!

ВЕРОНИЧКА-ЕДИНСТВЕННЫЙ И ДОЛГОЖДАННЫЙ РЕБЕНОК В СЕМЬЕ. Врачи говорили мне, что я не смогу иметь детей, но спустя пол года случилось чудо -мы узнали, что у нас будет малыш! Мы верующие и чтобы уберечь доченьку от всех бед -крестили ее, когда она была 3-х месячной малышкой…Доченька росла активной, любознательной и творческой девочкой, с пеленок тянулась к книжкам и музыке, рано начала говорить и уже к 1,5 годам знала наизусть стихи Барто и Айболита. С волнением и материнской тревогой я каждое утро как от сердца отрывала, отдавая дочурку в детский сад. Доченька подросла и приносила каждый день маленькие поводы для большой радости -ее творческие успехи из детского сада. Мы жили с моей мамой в частном доме, дочурка росла на свежем воздухе и на всем своем с бабушкиного огорода. ! Вероника всегда тянется помогать в домашних хлопотах: в уборке очень любит подметать и протирать пыль, готовке-с удовольствием помогает мне печь блинчики и даже прополка грядок не обойдется без дочкиного участия)))

На выходных ездили ко второй бабушке и дедушке. Для дочи дед -настоящий герой и авторитет, с которым она часами играла в сказочную страну, где она- маленькая принцесса!

Мы жили счастливо и как любая молодая семья решили переехать в свой угол -взяли Ипотеку,едва ли хватило на однушка ,зато своё. 2015-наш первый новый год в узком семейном кругу. Как святились ее глаза, когда она сама наряжала живую елку до потолка, а утром нашла кучу подарков от Деда Мороза! Всю зиму Доченька с папой катались на горках, она не боится ни скорости ни высоты! очень отважная девочка, именно поэтому папа решил ,что в эту зиму мы обязательно купим ей горные лыжи!

Однажды наш папа принес домой щенка- забавного спаниэля, поначалу доча немного боялась его и пряталась на диване!но вскоре они сдружились и сейчас доченька очень скучает по своему любимцу Ларри!

Прошлым летом первый раз в жизни наша семья увидела море-это самое яркое впечатление для дочи,которое она до сих пор вспоминает, пересматривая фото и видео слушая шум волн!

Еще доченька любит рисовать красками…все началось с пальчиковых, а сейчас она придумывает сюжеты картин,а потом и веселые истории к ним!

Уже было поздно,и за нами приехал наш папа… мало помню какие еще анализы и исследования мы прошли в ту ночь, втроем мы бродили из кабинета в кабинет приемного отделения больницы как в страшном сне. Но нам так и не удалось проснуться!…И вот уже 4-й месяц как мы лечим дочу от самого страшного на свете-ОНКОЛОГИЯ.

Лечение проходим в КГБУЗ МЗ Хабаровского края "ДККБ" им. А.К. Пиотровича г. Хабаровск.

.Изначально был поставлен один диагноз: Мягкотканная многоузловая опухоль брюшной полости с метастазом в печень 7 сегмент. По итогам обследования биопсии ( операция лапоротомия) выявлено отсутствие возможности удаления ( дополнительное солидное образование, нельзя исключить опухолевый тромб в воротной вене).

На данный момент прошли 4 курса высокодозной химиотерапии по протоколу EURO-EWING-99.Результаты СКТ показали следущее: дополнительное многоузловое образование брюшной полости с некоторым уменьшением размеров и появлением очагов распада одновременно инфильтративный рост опухоли по портальной системе с формированием подпеченочной портальной гипертензии с выраженным коллатеральным кровотоком;метастазы в паренхиму печени (6,7 сегмент) с отрицательной динамикой. После чего нам был направлен запрос в "ФНКЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева"г. Москва по вопросу госпитализации, где проводился ряд исследований… По данным референса гистологических препаратов в "ФНКЦ " изначально поставлен диагноз Саркомы Юинга. Следует отметить, что при проведении цитогенетического исследования методом FISH перестроек гена EWSR1 не выявлено. В связи с этим проведение цитогенетического анализа для оценки перестроек гена FUS. Учитывая отсутствие классической для саркомы Юинга перестройки гена EWSR1, случай повторно обсужден.

Иммуногистохимическое исследование: клетки опухоли позитивны к антителам CD99, Fli-1,фокальные позитивные реакции с антителами Vimentin, ChromograninA. Отрицательная реакция с анти-Synaptophysin. С учетом результатов цитогенетического исследования и новых клинических данных, проведена дополнительная серия иммуногистохимического исследования. Получены вокальная экспрессия Synaptophysin, тотальная экспрессия panCK и фокальная EMA.

Материал повторно коллегиально пересмотрен. Цифровые копии гистологических препаратов
консультированы в Institute of Cancer Research (London).

На основании оценки дополнительной клинической и лабораторной информации, патологический процесс
реклассифицирован как панкреатобластома. Диагноз саркомы Юинга считать неверным

Это абсурд. Мы не врачи, но мы в это не верим.

У нас нет времени ждать официального отказа о лечении ребенка клиниками России. Мы и так потеряли слишком много драгоценного времени.

Самостоятельно и через знакомых начали поиск заграничных клиник. Врачи Израиля после неоднократных консультаций (звонила и писала лично,консультировалась на сайтах, обращалась в компании медтуризма)-не беруться рисковать и отказали в лечении.

Мы не опускаем рук, обращаемся ко всем…Мир ни без добрых людей! Было бы ужасно несправедливо,если только из-за отсутствия средств мы не справились. Обращаюсь ко всем неравнодушным к нашей истории людям!!Помогите.

Сейчас жизнь нашей девочки сильно изменилась -больничный режим, анализы, уколы, капельницы, страшные 4 курса химии за плечами и ограничение в движении только по палате…Но несмотря ни на что, у дочи есть силы, ее храброе сердце не перестает улыбаться, она тянется к миру, добру, любит воздушные шары, пускать мыльные пузыри и танцевать, обожает клоунов, кукол, рисует героев любимых мультиков и конечно ,любимая игра-это в доктора и пациента. Всего за 3,5 месяца проведенных в больнице доченька повзрослела, задает серьезные вопросы -кем я стану когда выросту? И сама на них отвечает -я буду лечить людей!

Вероничка очень скучает по детскому саду,постоянно спрашивает,когда мы туда пойдем…спрашивает как дела у лучшей подруги Василины и почему она сейчас не с ней в саду. Это лето доченька видела только из окна,из-за низких анализов после очередных курсов химии мы гуляли всего пару раз…Но даже эти пару раз дарили ей столько счастья…она с таким удивлением смотрела на мир,как-будто другими глазами!кормили голубе и считали муравьев,собирали шишки и нюхали цветочки.

Мы православные и Вероника уже все понимает-терпеливо слушает молитвы и по всем правилам принимает причастие. любит,когда ее навещают батюшки.У нее есть свои иконки и маленький ангелочек, которого она сама выбрала себе в помощники, когда мы были в Храме ,уже во время болезни…Целует иконки и крестится, прося :Исцели , Господи.

А самое главное очень любит сказки и верит в чудеса! И мы все вместе надеемся на чудо.

Ради доченьки мы готовы на все и даже больше, но без поддержки гораздо тяжелее!

Как же хочется до слез больше всего на свете, чтобы дочкин смех не кончался никогда! чтобы она не видела слез и боли! жила как все детки, строила песочные замки, рисовала маму на 8 марта! будила нас рано утром, ложась между папой и мамой, подставляя обе щечки!

Хочу чтобы она умела кататься на велосипеде и играть на пианино. Хочу повезти ее за ручку с рюкзаком и большими бантами в 1 класс. Хочу научить ее самому доброму, светлому, что есть на свете! Хочу плакать не от обиды, а на ее свадьбе, зная что все позади и доченька уже большая и умеет печь яблочный пирог, вкуснее маминого! Хочу дарить ей свою любовь и всегда быть с ней рядом.

Спасибо тем, кто уже помог и не остался в стороне от чужой беды. Храни вас Бог, здоровья Вашим семьям!

С Уважением, Ирина Стефаненко (мама Вероники)

– Возглавляла общественную организацию, вела передачи по телевидению, пройти по улицам было невозможно, зайти в магазин тоже. А я при всей своей любви к журналистике не люблю ее оборотную сторону – славу, – говорит Вероника.

В Москве Вероника прожила 10 лет, за это время от онкологического заболевания и инфаркта ушли двое близких ей людей, и она поняла, что пора переезжать в город, не наполненный такими тяжелыми воспоминаниями.


Ошибочный диагноз

В 2011 году Веронике поставили диагноз – рак щитовидной железы. Как позже выяснилось, ошибочный.


– Если честно, у меня не было особых денег, чтобы рассматривать этот вариант, – говорит Вероника. – И я тогда не знала, как устроена наша медицина. Не знала, что надо спорить, перепроверять, не всегда верить бумажкам с печатью, с красивой голографической наклейкой, которую выдают на Фонтанке. Это сейчас я знаю, что стекла обязаны отдавать пациенту, и я имею право затребовать их и держать у себя на руках. Но тогда я выбила их с трудом.

Перепроверив стекла в медицинском центре, Севостьянова выяснила, что никакого рака у нее нет. А врач, поставивший ей диагноз, по-прежнему работает цитологом и считается одним из ведущих специалистов города.

В 2013 году Вероника сама у себя нащупала опухоль – удивительно, что вообще смогла это сделать, та была размером в сантиметр. Сбежала на полчаса с работы в платный кабинет, на УЗИ, где ее утешили: ничего страшного, образование доброкачественное.

Наученная прошлым опытом, понимала: надо перепроверять.


Вероника Севостьянова со своей фотографией, сделанной после химиотерапии

К сожалению, это крайне распространенная реакция и сейчас, в просвещенном XXI веке. Сидеть за одним столом с онкобольным, пить с ним чай, передавать ему бумажки – я, конечно, передовой человек, но как бы чего не вышло. Лучше перестраховаться. Так думают не все и не многие, но достаточно большое число людей.


– На самом деле огромная часть смертей при онкологии происходит не только от самих опухолей, а от того, что организм не выдерживает этого тяжелого лечения. Поэтому задача врачей лечить нас, а наша – поддерживать организм в хорошем состоянии. Хотя я и очень люблю красное сухое вино, – и мы с Вероникой смеемся.

Нельзя зарывать голову в песок

В самом начале пути первый врач попросил пациентку записывать свои ощущения, показатели крови, температуру.


С Владимиром Моисеенко

– Как выяснилось, никто не хочет открыть глаза и понять, что рак в нашей жизни присутствует. Что он, более того, очень распространен, и очень многие болеют раком. И огромное количество смертей происходит именно от этого зарывания головы в песок: человек вовремя не пришел, не начал лечиться, узнав диагноз, решил, что лучше он съездит в Индию – такая знакомая у меня тоже была, притом что врачи уговаривали ее на терапию. Очень хорошо сидеть в нирване в Индии, но это не лечит.


Всегда нужно получить второе мнение. И бороться. Это доктора считают, что года два можно было бы отвоевать. А возможно, и больше, мы не знаем, как распорядится Всевышний.

А еще, считает Вероника, не нужно бояться смены лечащего врача. Меняются стадии лечения, пациентов передают с рук на руки именно к тому специалисту, кто более компетентен на этом этапе. И это происходит не потому, что вами не хотят больше заниматься.

Мы лечимся для того, чтобы жить качественно

Сейчас в России вообще и Петербурге в частности – огромное количество организаций, благотворительных фондов, ориентированных на борьбу с онкозаболеваниями. Мощную работу проводит AdVita, которая присутствует в Северной столице почти 20 лет: закупает оборудование, обучает врачей, находит средства на лечение и т.д. Наряду с гигантами от онкологии есть и масса маленьких пациентских организаций, когда собирается буквально по 5-10 человек – общества самоподдержки. Все они, безусловно, имеют право на существование.


Самым грандиозным, по словам Севостьяновой, было выступление заведующего абдоминальным отделением онкоцентра Малхаза Юрьевича Цикоридзе. Он прибежал с опозданием, у него срочно образовалась операция, прибежал, срывая на ходу маску с лица.


На лекции фонда


С участницами благотворительного забега

Узнавать и выбивать

– Это было страшно, – говорит Вероника. – Когда сомнений не осталось, я вышла, топая ногами. В таких ситуациях я забиваюсь куда-то в угол и кричу. И иду на самое громкое кино, какой-нибудь боевик, где масса народу и тоже можно поорать, а заодно и проплакаться. Иду на совершенно не нужный мне фильм и обычно не могу вспомнить, что именно я видела. И выходя из кино, понимаю, что момент, когда я могу начать думать, уже наступил.

Так было с первым метастазом в печени. Так было и со вторым.

– Да, уже с 2016 года у меня 4-я стадия рака, потому что метастаз в отдаленном органе – это именно она, чего уж тут скрывать, – говорит Вероника. – Но уже четыре года я карабкаюсь, карабкаюсь, карабкаюсь и собираюсь карабкаться дальше.


Делами организации она занимается тогда, когда на это хватает сил. Потому что болезнь и усталость дают о себе знать, и если один день проводится активно, то во второй приходится отлеживаться и не выходить вообще. Но каждый день она на связи в чате в WhatsApp’е, и этот чат – как минимум очень удобная возможность общаться для тех его участников, кто хотел бы сохранить анонимность. И не просто пожелать доброго утра или здоровья, а спросить, например, куда бежать делать КТ, и получить на это почти мгновенный ответ.

– Я скажу больше. У нас в стране есть хорошие методики, отличные врачи, современное оборудование. И у нас очень много услуг по ОМС не востребованы.

В конце прошлого года ко мне обратилась одна из ведущих клиник города и попросила разбросать объявление по группам и чатам. У них оказалось не выполнено по ОМС огромное количество исследований и операций: люди боятся, что мест нет, врачи первичного звена в поликлинике не выписывают направление. И на следующий год количество таких мест клинике уменьшат, потому что Москва видит: зачем столько много, если и это не понадобилось?

По словам Севостьяновой, у нас много можно сделать в рамках обязательной страховой медицины, если этого захотеть. Например, если вам требуется исследование, а его предлагают только платно, нужно позвонить в свою страховую и спросить, какие клиники в данный момент выполняют его по ОМС. Обзвонить их и договориться, что возьмете направление в поликлинике. У районного онколога попросить направление, а если он откажет – идти к заведующему отделением и главврачу, настаивая, в случае отказов, на том, чтобы этот отказ вам выдали в письменном виде. После чего снова обращаться в страховую, но обычно до этого не доходит.


Вероника прошла все возможные линии терапии: любое лекарство в онкологии в определенный момент перестает работать, организм к нему привыкает, появляется резистентность. Последняя линия не сработала совсем. Но Вероника победила и это – будем надеяться, что победила: она попала в группу клинических исследований нового лекарства, направленного на борьбу с мутировавшим геном. В Европе его только запустили, в нашей стране оно пока не зарегистрировано. К сожалению, подойдет оно не многим, а редким носителям этого гена, но ценность отдельно взятой человеческой жизни от этого не становится меньше.

Страх – это наш друг

– И с тех пор в момент, когда мне страшно, я бегу в церковь. И вижу, что так делает большинство. Наверное, не всегда можно найти помощь у батюшки, потому что священники, как и мы, – обычные люди, среди них попадаются разные. Но все равно надо понимать, что твоя просьба дойдет… Когда меня отправили сдать анализы именно на этот мутировавший ген, я зашла в церковь и попросила, чтобы ген был найден. Чтобы я могла продолжить лечение. И когда он был найден, поймала себя на мысли: ведь туда я шла с просьбой, и просьба моя была выполнена. А обратно чуть не прошла, не поблагодарив. И я зашла в церковь и поблагодарила. Давайте про это тоже не будем забывать: когда мы бежим в тяжести, потом надо зайти и в радости.


– Много ли смертей прошло через твою жизнь?

– Некоторые вопросы задавать тяжело. Например, боишься ли ты смерти?

– Мне кажется, что любой человек боится смерти. Бывают исключения, – глубокая скорбь, сильные боли, невозможность дальнейшей жизни, – тогда смерть видится как избавление от худшего. Но это исключения. А мне, как и большинству, хотелось бы жить как можно дольше, чтобы сделать как можно больше.


Мне хочется написать еще много книг, хочется внести свою лепту и в развитие пациентского движения в России, успеть рассказать большему числу людей о возможностях современной онкологии и о том, как победить рак, хочется просто попутешествовать и увидеть мир, хочется радостей личной жизни, да и, например, попробовать чего-нибудь вкусного из того, что я никогда не ела. Жизнь состоит из больших целей и приятных радостей, и всё хочется успеть.

Желание жить – это вообще не вопрос о болезни, мне кажется. Это скорее вопрос философский. Мы все смертны. И те, кто болен раком, в этом плане ненамного отличаются от других.

– А страх – как с ним бороться?

– И страх – это тоже естественное состояние. Перестанешь бояться, и многое изменится. Не боишься умереть от болезни – не лечишься. Выходишь в летней майке зимой на улицу, потому что не боишься замерзнуть. Переходишь улицу на красный свет – ну, в общем, примеров бесконечное количество. Поэтому страх – это наш друг, я считаю, страх оберегает нас.

Я верю, что жизнь не конечна. И когда я захожу в храм и прошу помощи у святых, то верю, что они меня слышат. И, прося Господа, чтобы моим близким, ушедшим на Небо, дали мягкое облачко, я верю, что Небо есть. Возможно, я прошу не каноническими фразами, но прошу от всего сердца. И также, веря, прошу и тех, кто уже ушел, чтобы они оттуда, сверху присматривали за мной и моими близкими. Как это все осуществляется физически, я не очень понимаю. Но, наверное, это как раз и есть вера? И также я верю, что рано или поздно мы все, близкие и родные, снова встретимся.

- Вы знаете, сейчас, наверное, стало даже тяжелее, - признается Анна. - Первый стресс прошел, наступает момент осознания. Мы все время заняты — и я и дети (у Андрея Павленко остались две дочери и сын - прим.ред.). Старшая, Софья, хочет пойти по стопам отца. Она носит его форму, которая осталась от учебы Андрея в военно-медицинской академии, готовится поступать в лицей имени Павлова . Недавно выступала на конференции с докладом, посвященным проблемам онкологии. Я помогаю ей собирать документы. Мы стараемся отвлекаться, но получается не всегда. Очень не хватает его поддержки, наших разговоров по вечерам.

По словам Анны Андрей словно бы до сих пор присутствует среди домочадцев.


Последние дни Андрей Павленко провел вместе с родными. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

То, что Андрей Павленко, узнав о своем диагнозе, не замкнулся и не впал в депрессию, а развернул вокруг этого целую просветительскую кампанию, известно всем. Но немногие знают, что параллельно с этим он начал готовить семью к своему неизбежному уходу. И не известно еще, на что нужно больше мужества: на то, чтобы с улыбкой рассказывать на камеру о своем состоянии и симптомах, или на то, чтобы спокойно, без нервов и слез объяснить близким, что тебя скоро не станет и посоветовать, как с этим справляться.

Когда Андрея Павленко не стало, все домашние были рядом — и сама Анна, и дети. Вместе они попрощались с отцом и мужем — теперь уже навсегда — вместе обмывали его и переодевали.

- Незадолго до смерти Андрей причастился, хотя никогда не был особо верующим человеком. После этого ему стало лучше — он даже встал и ходил по комнате. Потом мы обвенчались — мы давно хотели это сделать, но все как-то откладывали. Сейчас я чувствую, что мы все сделали правильно, - признается Анна. - И, если честно, я поняла, что тоже хотела бы, когда этот момент в моей жизни наступит, чтобы он наступил вот так, и чтобы меня проводили мои близкие.


После диагноза "канцероматоз" Андрей Павленко рассчитывал, что проживет шесть недель. Но Анне и детям удалось "дотянуть" этот срок до восьми. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

Анна вспоминает: Андрей Павленко всегда был одержим работой — и даже после того, как сам столкнулся с тяжелой болезнью, ни на мгновение не сбавил темп.

- По молодости, когда он еще был интерном в Военно-медицинской академии, я даже немного ревновала его к работе, - рассказывает наша собеседница. - Мы жили во Всеволожске , денег не хватало, так что Андрей часто ездил в электричках зайцем. Он мог отдежурить полную смену, а потом остаться еще. Работал, зачастую, по двенадцать часов в сутки, толком не ел, плохо спал. Я постоянно возила ему обед, а наша старшая дочка Софья так и вовсе практически выросла в академии на кафедре хирургии. Да что там говорить — уже на вторые сутки после того, как Андрею удалили желудок, он встал и отправился в операционную. Его просили немного полежать, отдохнуть, прийти в себя, но он и слушать ничего подобного не хотел. Если он мог ходить — он шел и оперировал сам. Если не мог — сидел и наблюдал за процессом. У него просто не получалось иначе. Конечно, возможно, стоило немного, самую малость притормозить, отдохнуть, но я не могу его осуждать. Если бы он поступил иначе — он просто не был бы собой.

Такой ритм жизни, конечно, не мог не сказывать на здоровье и самочувствии медика. Анна вспоминает: однажды, еще до болезни и всего остального, Андрей то ли в шутку, то ли всерьез сказал ей, что долго не проживет.


По словам Анны, Андрей умел улыбаться даже сквозь медицинскую маску. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

ОТКАЗАЛСЯ ОТ ЛЕЧЕНИЯ ЗА ГРАНИЦЕЙ

По словам Анны, Андрею Павленко предлагали пройти курс лечения за границей. Однако он от этой возможности отказался.

Незадолго до смерти Андрей Павленко, как и положено настоящему мужчине, позаботился о своей семье: он объявил сбор средств на платформе Patreon, половина которых пойдет на финансирование перспективных проектов, посвященных онкологии и проблемам ее лечения, а половина — Анне и детям.

- Так получилось, что сейчас деньги, которые поступают нам с этой платформы — практически единственный способ к существованию, - признается сама Анна. - Я работаю косметологом, стараюсь брать заказы на дому, но из-за эпидемии и карантина удается это не всегда. Я помню, как мы с Андреем радовались, когда переехали в собственную квартиру, сменив до этого двенадцать коммуналок, когда у нас родился сын. Говорили, что у многих и этого нет, строили какие-то планы. Но не сложилось. И знаете, сейчас я все чаще думаю о том, что переехала бы обратно во Всеволожск, в наше старое жилье с тараканами и блохами, но только бы он снова был рядом.


По словам Анны, Андрей не мог без работы. Он вернулся к хирургии уже на второй день после операции по удалению желудка. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

На момент смерти Андрею Павленко был всего 41 год. С болезнью он боролся с 2018-го.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Болезнь не оставила знаменитому хирургу шансов - и сам он это прекрасно понимал (подробности)

Врач, с марта 2018-го боровшийся с раком желудка, ушел из жизни в окружении семьи. У него осталось трое детей - две дочки и сын (подробности)

Проводить врача в последний путь пришли родные, коллеги, пациенты и те, кто не был знаком с ним лично (подробности)

Знаменитый хирург-онколог Андрей Павленко, который с 2018-го года борется с раком желудка, написал прощальное письмо

По словам мужчины, его внутренний враг оказался сильнее (подробности)

В СПбГУ учредят премию имени умершего онколога Андрея Павленко

Сам врач скончался от рака желудка 5 января 2020 года (подробности)


В маленьком посёлке Карсун, что в Ульяновской области, эту кареглазую девушку, кажется, знали все. Каждый, кто хоть раз с ней встречался, уверяет: красавица просто излучала тепло. 19-летняя Света Анурьева – без пяти минут медик и одна из самых активных волонтёров. Она всегда откликалась на чужую беду. О том, что ей самой нужна помощь, знали только родные, которые до сих пор не говорят о ней в прошедшем времени…

Света училась в местном медколледже – в этом году должна была получить диплом. Красный. До выпускного, которого так ждала, она не дожила всего месяц.

– Света с самого детства говорила: "Буду врачом, буду всех вас лечить!" И ни разу она не отступила, – вспоминает родная сестра девушки Эльвира Крылова. – Изначально, правда, хотела стать стоматологом. После окончания колледжа присматривалась к медвузам в Казани. Но уже в этом году решила выбрать другую специализацию – гинекологию.

Толчком к этому стали проблемы с собственным здоровьем. Зимой этого года у Светы начал болеть живот. Как будущий дисциплинированный медик, девушка не стала откладывать визит к врачу. Поселковая поликлиника выписала направление в областную клиническую больницу. Там пациентке провели обследование, во время которого обнаружили кисту на одном из яичников.

– В феврале её прооперировали. Удалённую опухоль отправили на гистологию. Готовилась она порядка двух недель, может, чуть больше. Все мы, конечно же, с нетерпением ждали результатов, – продолжает Эльвира. – Но врач поспешил успокоить Свету: "Ничего страшного не выявлено, так что не беспокойтесь, всё у вас в порядке".

Едва выйдя из больницы, студентка с головой погрузилась в учёбу, навёрстывала упущенное, переживала, что пропустила важные темы. Вернулась и к общественной деятельности в колледже. Не раз Светлана выступала на концертах, отправляла заявки на конкурс, побеждала в соревнованиях. За особые успехи девушка даже стала получать губернаторскую стипендию.

– Где-то год назад в нашем колледже была создана организация волoнтёров-медиков, – рассказывает телеканалу Царьград однокурсница и координатор движения Айгуль Меннибаева. – Света – одна из первых, кто вступил в неё.

Студентка была уверена – её знания должны идти на благо. Она приходила домой к жителям посёлка и ставила капельницы, делала уколы.


Фото предоставлено семьёй Светланы Анурьевой

Казалось, жизнь шла в прежнем ключе. Но в конце марта у Светланы ухудшилось самочувствие – вернулись те самые боли в животе. Девушка вновь обратилась к врачу. Из-за распространения коронавируса направление на обследование в больницу Ульяновска получила лишь на апрель. Но попасть на приём не успела.

– У нас ввели карантин. Наш посёлок и соседний оказались изолированы. Въезд и выезд – под запретом, были выставлены блокпосты, – говорит телеканалу Царьград сестра Эльвира Крылова. – На время ограничений единственным лечением сестры стали обезболивающие. Она, правда, редко жаловалась и почти никогда не показывала, что ей плохо.

Чтобы не думать о боли, Светлана вместе с волонтёрами фонда "Дари добро" помогала пожилым людям и инвалидам. Девушка покупала продукты и лекарства. Стремилась помочь как можно большему числу жителей посёлка. Словно боялась не успеть.


За апрель Светлана самостоятельно отработала 30 заявок. Фото предоставлено семьёй Светланы Анурьевой

По словам мамы Светы – Натальи, весь апрель свою дочь она практически не видела. В волонтёрской организации говорят, что за апрель она самостоятельно отработала 30 заявок. Несмотря ни на что, хрупкая девушка вставала и шла к тем, кто стар и слаб.

В начале мая в области начали вводить карантинные послабления. Наконец Светлана смогла попасть в больницу Ульяновска. Там девушку экстренно прооперировали – ей удалили яичник. Выписали домой, а позже стало известно: у Светы четвертая (то есть последняя) стадия рака. Всё это время болезнь пожирала её.

22 мая Свету вновь привезли в больницу. Но там лишь развели руками.

– Мы ничем уже помочь не можем, – потупив взгляд, говорили врачи.
Спустя неделю девушку выписали домой. Ходить она уже не могла, но всё ещё была в сознании.

– Знаете, она до последней минуты верила, что поправится. Она не переставала улыбаться. Говорила: "Не плачьте, мне скоро диплом получать". Даже после последнего вздоха на её лице сияла улыбка. Она умерла в окружении родных, мы все с ней находились рядом, – говорит Эльвира.

Светы Анурьевой не стало в последний день весны. Проводить девушку в последний путь собрался едва ли не весь посёлок.

– Этого ангелочка забрали небеса! – шептались люди, которые пришли на прощание.
Похороны помогли организовать местные власти. Свою посильную лепту вносили и жители посёлка. Скорбел весь Карсун.

– Мы от всей души говорим спасибо всем, кто не остался равнодушен к нашему горю. О Свете узнали люди из других регионов России, нам многие звонили, выражали слова соболезнования. Это бесценно для нашей семьи, – не устает благодарить Эльвира. – Конечно, если бы тогда, зимой, гистологию провели верно и мы бы знали, что у Светы злокачественная опухоль, то успели бы её спасти.

Добиваться справедливости семья не хочет – судебные тяжбы считают лишними.

– Никого наказывать не будем, – говорит мама Светы Наталья. – Все под Богом ходим…


Учреждена награда "За вклад в развитие добровольческой деятельности имени Светланы Анурьевой". Фото предоставлено семьёй Светланы Анурьевой

Героическую девушку хотят посмертно представить к государственной награде.
19-летняя Света для многих – символ настоящей самоотверженности. Девушку-волонтёра, которая не успела стать врачом, хотят наградить. К сожалению, посмертно.
Более того, губернатор Ульяновской области Сергей Морозов подписал указ о выплатах и льготах для волонтёров, которые помогали во время пандемии. Учреждена и ещё одна награда – "За вклад в развитие добровольческой деятельности имени Светланы Анурьевой".

– Знак отличия будет вручаться волонтёрам, занимающимся добровольческой деятельностью не менее двух лет, – сказал и.о. министра молодёжного развития Ульяновской области Иван Макеев. – Это могут быть жители России и иностранные граждане – при условии, что они оказывали помощь на территории Ульяновской области.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.