Школа практической онкологии павленко


С утра Андрей с семьей, дочерью Софой и женой Аней приехали в родную Клинику высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова СПбГУ.

Софа сейчас учится в химико-биологическом лицее и собирается с подругой пойти летом на практику в клинику санитаркой. Есть мысли стать врачом, но выбор дальнейшего пути еще только предстоит, девочка пока не уверена. Андрей старается рассказать ей о жизни докторов без купюр, чтобы она сама могла принять решение. В этот день отец разрешил понаблюдать за процессом подготовки к операции.

У пациента рак толстой кишки, показана операция по удалению половины толстого кишечника (правосторонняя гемколэктомия с лимфодиссекцией). Андрей как ментор-наставник следит за ходом операции и направляет. Часть времени он сидит, так как отстоять всю операцию ему сейчас тяжело, и на мониторе с помощью луча лазерной указки поясняет, как бы он поступил в конкретной ситуации.

В середине операции возникает сложный момент, когда бригада просит Андрея подк


11 февраля коллеги и единомышленники Андрея Николаевича пришли в один из пунктов переливания крови в Санкт-Петербурге, чтобы стать донорами, а вырученные средства перечислить на реализацию проекта Школы для молодых и перспективных специалистов-онкологов, над созданием которой сейчас работает известный хирург

  • Все записи
  • Записи сообщества
  • Поиск

Сделали с Такими делами материал про работу онкологов в диспансерах, поликлиниках, в первичном звене. С кем мы имеем дело регулярно и ищем понимания, с двух сторон


Это интервью больше года назад взяла у Андрея Павленко журналист The Village Настя Макоста, тоже столкнувшаяся с раком и проходившая в тот момент лечение.

Сегодня стало известно о её трагическом уходе. Выражаем соболезнования близким Насти, друзьям, коллегам, скорбим с вами








Онкологический центр Клиники высоких медицинских технологий имени Н.И.Пирогова в Санкт-Петербурге проводит 31 мая -1 июня медицинскую конференцию "Ранняя реабилитация пациентов в онкохирургии - протокол ERAS в российских реалиях".

Доклады ведущих специалистов в онкологии и реабилитации в первый день конференции. Публичная дискуссия с участием представителей пациентских сообществ во второй день.
Показать полностью…

Основные темы:
- FAST TRACK с точки зрения специалистов: хирургов, онкологов, радиологов, специалистов медицинской реабилитации.
- FAST TRACK с точки зрения пациента: что ожидать пациентам и их родственникам в современной клинике?
- FAST TRACK на стыке дисциплин: всегда ли мы говорим об одном и том же?
- Пациентские сообщества в мире и России. На каком этапе мы находимся. Как подобные объединения меняют медицину.

Руководитель организационного комитета конференции Андрей Павленко.



Десятки тысяч людей в социальных сетях следят за жизнью и деятельность Андрея Павленко - хирурга-онколога, у которого был диагностирован рак желудка.

Онлайн дневник Жизнь человека - спецпроект портала Такие дела и Фонд Андрея Павленко подробно рассказывают о жизни Андрея, во время и после победы над болезнью.


>Половина собранных денег будет каждый месяц передаваться его семье, вторая половина пойдет на развитие проектов и создание материалов о людях, которые борются с онкологией.

Эта фраза соответствует действительности? Видел ее на википедии и нескольких сайтах. На вики 12 января фразу затерли.


10 лет назад я потерял маму…
Мама умерла от меланомы (рака кожи), в жутких болях. Когда вкололи с большим опозданием долгожданный морфин, мама впала в кому, и через день ушла.

А ведь сейчас мама могла бы жить. Но родинку под "мышкой" хирург ей отрезал скальпелем без предварительного обследования и тем самым спровоцировал развитие меланомы.
Показать полностью…

Я, к сожалению, не врач и мог какие-то термины перепутать. Но всё, что говорил Андрей Павленко вызывает чувство недоумения… Мировая сверхдержава Россия не может наладить профилактику и лечение рака, обезболивание и паллиативную помощь своим гражданам…

Очень надеюсь, что его дело, фонд, идеи будут жить и развиваться. Давайте вместе писать петиции, жалобы, донести до чиновников.
Спасибо Вам и Вашей семье. Храни Вас Бог.


Работу российских врачей раскритиковал новый глава Минздрава Михаил Мурашко. На днях он сообщил, что из-за их халатности каждый год почти 70 тысяч пациентов получают серьезные осложнения.

Провал эндаумент-фонда

Надежда Плахова, SPB.AIF.RU: В каком состоянии сейчас находятся проекты Андрея Павленко?

Подобные некоммерческие организации существуют в мире довольно давно. Однако больше распространены за рубежом, например, в США. В России такие проекты лишь встали на путь развития, и сбор средств через них идет очень тяжело. Социальная ответственность крупных компаний в нашей стране не такая, как за рубежом. При жизни Андрея инвесторов нам найти не удалось. Поэтому и была создана автономная некоммерческая организация, и вместе с ним мы стали ее соучредителями.

- А почему таких организаций в нашей стране практически нет?

- Наш бизнес зачастую очень кратковременный - 10 лет хотя бы на плаву продержаться. А схема, которой придерживаемся мы, предусматривает долгосрочные вложения.

- Несмотря на эти проблемы, вы все равно планируете запустить проект. На какие средства?

- А если бы такой спонсор не нашелся?

- Тогда мы не смогли бы осуществить наш замысел, продолжили бы искать источники финансирования дальше.

- А почему не попросили поддержки у госорганов?

- Мы принципиально не хотели обращаться к ним - чтобы обеспечить независимость проекта. Однако у нас нет цели противопоставить нашу работу государственной программе обучения медицинских специалистов. Мы хотим помочь российским врачам стать более совершенными хирургами.


- Андрей Павленко не раз отмечал низкую подготовку специалистов в медицинских вузах страны…

- Проблема, действительно, есть. Она заключается в том, что врачи, проходящие сегодня ординатуру по хирургии, выходят оттуда не до конца готовыми к самостоятельной работе, их нельзя назвать состоявшимися специалистами. Встать на ноги им в этот период не удается. Почему? Во-первых, довольно часто в таких учреждениях люди работают, как говорится, по остаточному принципу: будучи не особо востребованными в практической хирургии. Вторая причина тесно связана с первой - очень низкая зарплата преподавателей. За эти деньги они не готовы вкладываться в студентов полностью. Как правило, лекции читают совместители, работающие в практическом здравоохранении, а за работу в университетах большой ответственности они не чувствуют.

- Как решить эту проблемы? Каковы ваши конкретные цели?

- Речь идет об узкоспециализированной хирургии. В проект войдут резиденты, уже имеющие сертификат хирурга, и займутся именно ей.

Также предусматривается ответственность ментора за учеников - кстати, он не сможет одновременно обучать более двух. Раз в три месяца будет осуществляться аудит работы наставников по множеству пунктов. Мы хотим сделать независимую школу с независимой оценкой качества работы преподавателей.

В школе уже сформирована команда, разработана программа обучения, есть средства для старта. Когда закончится оформление всех документов, мы проведем конкурс и отберем первых семь резидентов для пилотного обучения. В течение двух лет они получат навыки от лучших топовых специалистов не только России, но и зарубежья. Уже получено предварительное согласие от известных хирургов Амжада Парваиза и Нуно Фигуэрейдо, работающих в Champalimaud Foundation (Лиссабон, Португалия). Доктор медицинских наук, профессор НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова и кафедры онкологии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова Алексей Карачун также готов принять участие в проекте.


Уехать нельзя остаться?

- Предпочтение отдадите петербуржцам, или география резидентов не имеет значения?

- Нам не важно, где живет ученик. Главное, чтобы он прошел конкурсный отбор.

- Но ведь у специалистов из некоторых областей страны уровень подготовки может быть ниже, чем выходцев из столиц, а значит, и шансов меньше?

- Не соглашусь с вами. Условия для всех одинаковы. Я много езжу и точно знаю, что медики в других регионах не менее талантливы. Нам важны стандартные теоретические и практические хирургические навыки, владение английским языком на уровне умения прочесть статью в медицинском журнале. В наш век Интернета у жителей всей России возможности в образовании равны. Позволю себе сказать, что на саморазвитие машут рукой чаще всего именно столичные ребята.

- Закончив учебу, выпускники должны будут вернуться домой или смогут остаться в Москве и Петербурге?

- Первый этап предполагает поддержку для наших резидентов: это стипендия в размере 50 тысяч рублей в месяц, и все два года, пока длится обучение, они смогут жить в столицах. Что будет дальше - решать им. После выпуска принуждать их ехать работать в свои регионы мы не можем.

Возможно, у главных врачей больниц возникнет желание поучаствовать в проекте для повышения уровня образования своих специалистов. Мы открыты для диалога. И не имеем цели задержать человека на месте. Задача проекта - повысить уровень онкохирургии в стране.

- Но ведь все хотят лечиться у высококлассных специалистов. А резиденты школы могут захотеть остаться здесь. Однако возможность ездить к ним на лечение есть не у всех онкобольных…

- Мы это понимаем и рассчитываем, что регионы оценят проект по достоинству и будут участвовать в нем. Ведь в их интересах развитие и повышение уровня медицины на местах.

- Что сейчас сложнее всего в вашей работе и как справляетесь?

- Ни я, ни Андрей раньше не сталкивались с работами фондов и других благотворительных организаций. Процесс методического обучения для нас был далек. Сейчас наняли людей, которые компетентны решать подобные организационные моменты. Благодаря этому все идет по плану, намеченному еще вместе с Андреем.

В программе предусмотрены мультидисциплинарный подход, который позволит выпускникам понимать весь процесс лечения, и система наставничества. Помимо этого, резиденты смогут поступить в штат одной из четырех больниц, на базе которых осуществляется образовательная программа. Большая часть обучения будет практической — около 70%. Так, резиденты смогут провести около 200 операций с частичной ассистенцией или под наблюдением наставника. Черниковский подчеркивает, что в связи с этим для обучения в школе необходим сертификат хирурга, онколога или колопроктолога. Потому что резидентам нужно будет официальное разрешение на проведение операций.

Больше текстов, фотографий и новостей — в нашем Телеграме.

Пришлите нам свою новость в чат-бот в Телеграме.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • О фонде
  • Контакты
  • Отчеты
  • Для НКО
  • Персональные данные
  • Пожертвовать
  • Стать волонтером
  • Частые вопросы
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 1 от 20.01.2020 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам "Нужна помощь"

Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
ИНН: 9710001171
КПП: 770401001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ПАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

5 января в Санкт- Петербурге скончался Андрей Павленко - один из самых успешных оперирующих онкологов России. В марте 2018-го у врача обнаружили рак желудка третьей стадии.

Этого диагноза не ожидал никто, в том числе и сам Андрей - опухоль развивалась бессимптомно, до этого хирург не входил ни в какие группы риска, вел здоровый образ жизни и правильно питался. Блестящий врач столкнулся с одним из самых коварных видов рака, но до последнего не терял бодрости духа, рассказывал о своем опыте борьбы с болезнью - чтобы помочь другим.

Андрея не стало, но его дело продолжает жить. В этом году в России запускается Школа практической онкологии - проект, придуманный еще при жизни Андреем Павленко и его близкими друзьями.


Андрей Павленко был одним из самых успешных оперирующих онкологов России Фото: Ксения Иванова для Таких дел

В Школе талантливые и мотивированные выпускники ординатур смогут учиться под руководством ведущих хирургов на базе российских больниц. Авторская образовательная программа рассчитана на два года и посвящена онкологам, хирургам и колопроктологам.

Специализация первого набора - "хирургия рака ободочной кишки", это одно из наиболее трудно диагностируемых онкологических заболеваний. Среди направлений следующих наборов - торакальная хирургия, абдоминальная, гепатобилиарная хирургии, урология, apper GI хирургия.

Обучение будет вестись на базе четырех российских больниц - в Москве , Санкт-Петербурге и Уфе . На время обучения резиденты Школы поступят в штат больниц и будут получать стипендию. Для них самих курс будет бесплатным. Причем один наставник будет вести не более двух резидентов школы.


В этом году в России запускается Школа практической онкологии - проект, придуманный еще при жизни Андреем Павленко и его близкими друзьями. Фото: Ксения Иванова для Таких дел

Обучение будет состоять из 70% практических занятий, а также теоретических блоков. Резидентам предстоит провести более 150 операций с частичной ассистенцией и наблюдением и более 40 операций под наблюдением наставника. Работу будут оценивать независимые аудиторы, а видеозаписи выполненных операций будут храниться в онлайн-регистре.

- По окончании программы резиденты становятся самостоятельными, опытными хирургами, которые могут работать в любой точке России и эффективно влиять на качество жизни и успешное лечение пациентов с онкологическим диагнозом, - уверены организаторы Школы.

В команде - врачи с мировым именем. Менторами станут Алексей Карачун, Бадма Башанкаев, Амджад Парваиз. Наставниками - Илья Черниковский, Артём Гончаров , Алексей Сахаров, Дмитрий Феоктистов, Рустем Аюпов. Преподавателями - Михаил Ласков, Антон Барчук, Ирина Трофименко , Анна Сонькина, Никита Савелов.

Андрей Павленко хотел, чтобы Школа практической онкологии и ее талантливые выпускники помогли бы тысячам других пациентов из России победить страшную болезнь.

- Я хочу собрать под этим зонтиком всех неравнодушных профессионалов, настоящих лидеров, которые научат новую генерацию хирургов, дадут новый стимул для развития и новую ментальность… Это хирургия high level – то, что требует от хирурга максимальных знаний и технических умений, – говорил Андрей Павленко.

Вместе с Андреем Павленко над программой школы работали Илья Черниковский, Михаил Ласков, Артём Гончаров, Алексей Сахаров, Илья Гоцадзе , Андрей Разумов, Александр Щербук, команда Boston Consulting Group.

КОНКРЕТНО

Больницы, в которых будет проходить обучение резидентов:

Московская городская онкологическая больница № 62 (Москва) – 2 резидента и 1 наставник

Республиканский онкологический диспансер представляет в Уфе ( Башкортостан ) – 2 резидента и 2 наставника


Андрей Павленко. Фото с сайта mir24.tv

Пока что целевой капитал не сформирован, ведутся переговоры с донорами. Павленко рассчитывает на 100-150 млн рублей, чтобы на доход от этой суммы реализовывать проекты, главный из которых – двухгодичная Школа практической онкологии для молодых талантливых врачей-ординаторов. В год она стоит около 13 млн рублей.

— Если бы вы не заболели, вы бы стали делать Школу?

— Я занимаюсь воспитанием молодежи очень давно. У меня целый YouTube-канал моих операций, которые я выкладываю как раз для того, чтобы обучать молодых. В моей клинике все молодые хирурги умеют оперировать все основные объемы. Многие хирурги, которые сейчас самостоятельно оперируют, могут назвать меня ментором.

Мне это всегда доставляло удовольствие, и я никогда не боялся дать молодому хирургу самостоятельно выполнить всю операцию или ее этап, если он к этому готов. А чтобы это понять, что он готов, с ним нужно побеседовать, проверить уровень теории, дать простенькое задание, посмотреть, как у него работают руки. Если практических навыков хватает, можно двигаться дальше.

Любой нормальный хирург должен воспитывать молодежь, но, к сожалению, это происходит нечасто. Так что я думал о такой школе, но болезнь заставила меня ускориться и реализовывать проект в авральном режиме.

— Когда вы учились в Военно-медицинской академии им. Кирова, чего вам не хватало?

— Много чего, но это стало понятно только в процессе моего развития как онколога. Онкология как таковая преподавалась на очень плохом уровне. Чтобы узнать о ней что-то, надо было читать дополнительную литературу, в том числе на английском, которому тоже толком не учили. Когда появился интернет, незнание языка стало совсем недопустимым, и я взялся за него сам.

На протяжении всей учебы нас никто не учил общаться с больными, этот навык каждый доктор развивал самостоятельно. Кроме того, не хватало практики, дежурств, где можно было что-то сделать самому под контролем преподавателя. Современного системного образования не было.


— С годами лучше не стало?

— Что сейчас происходит, я сужу по качеству студентов, которые приходят к нам в клинику. Они с каждым годом все хуже и хуже.

— С чем это связано?

— Нет мотивированных профессиональных преподавателей, нет объективного контроля на входе и выходе, когда определяют, насколько усвоены практические и теоретические знания. Зато есть серьезные юридические препоны.

Учитывая ужесточение Уголовного кодекса и борьбу Следственного комитета с врачебными ошибками, доктора перестали доверять ординаторам ассистировать на операции или оперировать самим, потому что несут ответственность за любые осложнения.

Все это привело к тому, что молодые доктора, которые приходят в ординатуру по онкологии или хирургии, не получают практических навыков на должном уровне. В отличие от Америки и Европы, нет обязательного перечня вмешательств, которые должен освоить и самостоятельно выполнить обучающийся.

Поэтому на выходе мы имеем хирургов-теоретиков, 99% не умеет даже вязать хирургические узлы. Разве это образование можно назвать эффективным?

— Почему курс рассчитан именно на трех менторов и шесть ординаторов?

— Потому что еще одна причина неэффективности – большое количество обучающихся. Приходишь в хирургическое отделение, а там у пяти докторов 17 ординаторов, которые могут разве что писать историю болезни и друг у дружки из-за плеча заглядывать в операционную рану. Редко кому из них удается что-то сделать руками.

— Как будет устроено обучение?

— Если рассматривать всю систему последипломного образования, то ординатура в ее нынешнем виде может рассматриваться как хорошая теоретическая база. Я знаю много институтов, где профессионалы читают отличные лекции. А за двумя годами теории последуют два интенсивных года практики у нас, которые позволят освоить основные хирургические навыки. Получается в общей сложности четыре года обучения, что близко к пяти годам хирургической резидентуры за рубежом.


Андрей Павленко (справа)

— Отбирать будете на основе конкурса?

— Да. Брать человека без базовых хирургических навыков нет смысла. Если он за институт и ординатуру не научился вязать узлы, он может не успеть за два года освоить материал, который мы бы хотели ему дать. Помимо практических, на конкурсе мы будем оценивать навыки теоретические – как общемедицинские, так и по онкологии. Мы не будем брать двоечников. Нужны мотивированные, с базовыми навыками будущие хирурги. Еще одним тестом для вступления в эту программу будет английский язык на уровне intermediate, поскольку вся современная литература на английском, а в процессе обучения состоится несколько стажировок в иностранных клиниках.

— На базе каких больниц планируется обучение?

— Нужны базы с высоким потоком онкологических больных. Для первого образовательного модуля по хирургии рака ободочной кишки количество случаев в отделении должно быть не менее 60 в год. Также хотелось бы, чтобы это было отделение с большим опытом малоинвазивных вмешательств. И важно, чтобы там практиковались мультидисциплинарные подходы к лечению. Мы хотим выпустить не просто хирургов, а хирургов-онкологов с широким кругозором, которые бы понимали, что хирургия – это только часть многокомпонентного комплексного лечения больного наряду с химиотерапией и лучевой терапией.

Чтобы избежать юридических проблем, этого молодого человека, прошедшего конкурс, будет необходимо официально трудоустроить в эту клинику. Только так он сможет фигурировать как ассистент, а потом и как оператор, то есть как хирург.

По завершении учебы резидент будет обязан выполнить обязательный перечень оперативных вмешательств и записать их на видео. Уже после первого модуля на руках у него останется диск с самостоятельно выполненными операциями. Кроме того, эти видео будут загружаться в систему электронного учета – это еще одно ноу-хау нашей программы обучения. Туда же будут попадать все результаты контрольных тестов каждого резидента и данные внешнего аудита, проводимого хирургами-супервайзерами.


— Почему для первого модуля выбрана именно хирургия рака ободочной кишки?

— Эта методика стандартизована и технически наиболее проста в освоении. Одновременно она дает возможность отработать практически все хирургические приемы, которые могут понадобиться на более сложных модулях, связанных с хирургией рака желудка и пищевода, рака печени и поджелудочной железы, а также рака прямой кишки.

— Кто будет менторами?

— На данный момент это заведующий онкоколопроктологией Московской городской онкологической больницы №62 Илья Черниковский, заведующий колопроктологией Центральной клинической больницы Управделами Президента Артем Гончаров и я. Но вообще задача пилотного проекта – сформировать институт наставников. Наставник должен обладать не только лидерскими качествами, но и терпением. Суметь поставить руки молодому врачу. Хирургу просто прооперировать. Сложно ассистировать человеку, которого ты обучаешь.

В современной России наставников мало. Хирурги, которые оперировали в советское время, уже пожилые. А новые не очень охотно делятся знаниями и умениями, потому что росли в диких экономических условиях. В 90-х принцип был один: не воспитай человека, который может занять твое место. Придется менять этот стереотип и подыскивать людей. По разным модулям у нас сейчас в шорт-листе порядка 12 человек. Это те, кого я знаю лично. Но и в Америке в год выпускается не больше 15 хирургов-онкологов у 3-4 наставников. Так что в перспективе мы видим 6-8 наставников. Чем их меньше, тем проще контролировать эффективность.

— Будут ли наставники получать за работу деньги?

— Безусловно. У нас, к сожалению, все считают, что образование можно получать бесплатно. И преподаватели не мотивированы обучать студентов, поскольку получают копейки. Мы будем доплачивать наставникам, которые хорошо обучают резидентов. А резиденты будут получать стипендию и не думать о том, как прокормить себя и свою семью.

Вы спрашивали в начале разговора, чего мне не хватало. Мне катастрофически не хватало денег. Когда я учился в ординатуре, у меня на руках был маленький ребенок. Мы снимали маленькую однокомнатную квартиру по типу барака во Всеволожске. Очень часто у меня не было денег на электричку домой, и приходилось лазать через забор. Я подрабатывал по ночам, а днем учился – насколько продуктивным было обучение, можно себе представить. Только самые высоко замотивированные и фанатичные люди могут пережить этот период. Любой менеджер в возрасте ординатора может получать от 80 тысяч рублей и выше. Доктор в это время, как правило, голодает, если у него нет очень богатых родителей.

  • Рубрики
    • Новости
    • Статьи
    • Мнения
    • Интервью
    • Комментарии
  • О проекте
  • Вакансии
  • Реклама
  • Контакты
  • Новости
  • Статьи
  • Интервью
  • Репортаж
  • Клиника
  • Фарма
  • Вход


Хирург-онколог Андрей Павленко в марте 2018 года узнал, что болен раком желудка. С тех пор он начал вести просветительский проект, чтобы поддержать других больных, и рассказывал о всех стадиях лечения. В октябре ему провели операцию, после которой онколог заявил о создании фонда поддержки и развития онкологической помощи Cancer Fund и Школу практической онкологии.

Пока что целевой капитал не сформирован, ведутся переговоры с донорами. Павленко рассчитывает на 100-150 млн рублей, чтобы на доход от этой суммы реализовывать проекты, главный из которых – двухгодичная Школа практической онкологии для молодых талантливых врачей-ординаторов. В год она стоит около 13 млн рублей.

«У меня целый YouTube-канал моих операций, которые я выкладываю как раз для того, чтобы обучать молодых. В моей клинике все молодые хирурги умеют оперировать все основные объемы. Многие хирурги, которые сейчас самостоятельно оперируют, могут назвать меня ментором.

Мне это всегда доставляло удовольствие, и я никогда не боялся дать молодому хирургу самостоятельно выполнить всю операцию или ее этап, если он к этому готов. А чтобы это понять, что он готов, с ним нужно побеседовать, проверить уровень теории, дать простенькое задание, посмотреть, как у него работают руки. Если практических навыков хватает, можно двигаться дальше.

Он добавил, что, когда учился в военно-медицинской академии им. Кирова, онкологию преподавали на низком уровне, нужно было читать доплитературу, в том числе на английском, который тоже нормально не преподавался. Поэтому приходилось заниматься языком самостоятельно, особенно, когда появился Интернет.

«Что сейчас происходит, я сужу по качеству студентов, которые приходят к нам в клинику. Они с каждым годом все хуже и хуже.

Нет мотивированных профессиональных преподавателей, нет объективного контроля на входе и выходе, когда определяют, насколько усвоены практические и теоретические знания. Зато есть серьезные юридические препоны.

Учитывая ужесточение Уголовного кодекса и борьбу Следственного комитета с врачебными ошибками, доктора перестали доверять ординаторам ассистировать на операции или оперировать самим, потому что несут ответственность за любые осложнения.

Все это привело к тому, что молодые доктора, которые приходят в ординатуру по онкологии или хирургии, не получают практических навыков на должном уровне. В отличие от Америки и Европы, нет обязательного перечня вмешательств, которые должен освоить и самостоятельно выполнить обучающийся.

Он рассказал, что в его курсе только три ментора и шесть ординаторов, потому что большое количество обучающихся – ещё одна причина неэффективности образования.

Отбирать учеников он будет на основе конкурса, так как брать человека без базовых хирургических навыков нет смысла, также резиденту необходимо владеть общемедицинскими и онкологическими теоретическими навыками, а также знание английского языка на уровне intermediate.

Для обучения нужны базы больниц с высоким потоком онкологических больных.

«Для первого образовательного модуля по хирургии рака ободочной кишки количество случаев в отделении должно быть не менее 60 в год. Также хотелось бы, чтобы это было отделение с большим опытом малоинвазивных вмешательств. И важно, чтобы там практиковались мультидисциплинарные подходы к лечению. Мы хотим выпустить не просто хирургов, а хирургов-онкологов с широким кругозором, которые бы понимали, что хирургия – это только часть многокомпонентного комплексного лечения больного наряду с химиотерапией и лучевой терапией.

Чтобы избежать юридических проблем, этого молодого человека, прошедшего конкурс, будет необходимо официально трудоустроить в эту клинику. Только так он сможет фигурировать как ассистент, а потом и как оператор, то есть как хирург.

Менторами выступят заведующий онкоколопроктологией Московской городской онкологической больницы №62 Илья Черниковский, заведующий колопроктологией Центральной клинической больницы Управделами Президента Артем Гончаров и сам Андрей Павленко.

«Вообще задача пилотного проекта – сформировать институт наставников. Наставник должен обладать не только лидерскими качествами, но и терпением. Суметь поставить руки молодому врачу. Хирургу просто прооперировать. Сложно ассистировать человеку, которого ты обучаешь.

За свою работу наставники будут получать зарплату, а резиденты – стипендию.

«У нас, к сожалению, все считают, что образование можно получать бесплатно. И преподаватели не мотивированы обучать студентов, поскольку получают копейки. Мы будем доплачивать наставникам, которые хорошо обучают резидентов. А резиденты будут получать стипендию и не думать о том, как прокормить себя и свою семью.

Как сообщалось ранее, хирург-онколог из Санкт-Петербурга Андрей Павленко, который уже в течение семи месяцев борется с раком желудка, основал собственную благотворительную организацию Cancer Fund. Подробнее читайте: Больной раком онколог Павленко основал свой благотворительный фонд.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.