Саркома из клеток лангерганса

Конфликты интересов: конфликта интересов нет.

Раскрытие грантов или другого финансирования: Нет.

Клетки Лангерганса (LCs) представляют собой антигенпредставляющие дендритные клетки. Согласно недавней классификации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), 1 LC-опухоли трудно отличить от гистологически диагностированной неходжкинской лимфомы, меланомы, саркомы и недифференцированных карцином из-за их сходства. Иммуноокрашивание для CD1a, белка S-100, CD163 и langerin (CD207) полезно для установления диагноза LC-опухоли. LC опухоли классифицируются в гистиоцитоз клеток Лангерганса (LCH) и саркома клеток Лангерганса (LCS). Дифференциальная диагностика между LCH и LCS основана на злокачественном потенциале. Хотя диагноз затруднен из-за сходства цитологических и гистологических признаков, митотическая активность станет дифференциальной точкой. В LCH митотическая активность является переменной и без атипичных форм. Митотическая скорость LCS высока, обычно> 50 на 10 мощных полей (HPF).

LCS чрезвычайно редка.1, 2, 3 Он может появляться в любой возрастной группе (диапазон, 2-88 лет), и он преобладает у самок. LCS обычно встречается в коже, мягких тканях и лимфатических узлах с участием мультиорганцев включая печень, селезенку, легкие и кости.1, 2, 3 Чаще всего задействованы кожа (около 60% случаев) и лимфатические узлы (около 50% случаев) .2 Пациенты с мультиорганским участием имеют очень плохой прогноз2. Раннее выявление и точный диагноз важны для улучшения прогноза. Тем не менее, существует только один отчет о цитологических результатах LCS.3. Хотя мутации BRAF при гистиоцитарных пролиферативных заболеваниях ограничены поражениями типа LC, положительная частота мутаций BRAF в LCS ниже, чем у LCH.4

Пятикратные первичные раковые заболевания редки.5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 Мы испытали случай пятикратных опухолей, включая LCS. Трудно было поставить диагноз LCS путем тонкоигольной аспирации (FNA) лимфатического узла шеи. Мы сообщаем о цитологических результатах LCS с помощью FNA и цитологии сенсорного мазка.

80-летний японский мужчина был госпитализирован в носовую опухоль. Он имел прошлые медицинские истории аденокарциномы и большой В-клеточной лимфомы, богатой Т-клетками / гистиоцитами. Его семейная история была незаметной. Опухоль множественных субментальных лимфатических узлов выявлена ​​с помощью компьютерной томографии (рис.1А). Диаметр лимфатического узла составлял 16 мм (фиг.1В). Диагноз по FNA лимфатического узла был затруднен. Диагноз ЛКС был сделан биопсией. Состояние пациента быстро ухудшилось, и он умер около 2 месяцев после первого медицинского обследования. Метастаз LCS был подтвержден во многих органах аутопсией. Письменное информированное согласие было получено от его дочери. Исследование было одобрено Институциональными обзорными советами общей больницы города Куширо.

Головная и шейная компьютерная томография с набуханием множественных лимфатических узлов в подчелюстной зоне (А). Ультрасонографическое изображение, показывающее лимфатический узел диаметром 16 мм (B). [Цвет можно посмотреть на wileyonlinelibrary.com]

Многие крупные клетки были обнаружены с помощью зрелых лимфоцитов с помощью FNA из опухолевого лимфатического узла (фиг.2А и В). Большие клетки имели обильную цитоплазму. Ядра были плеоморфными. Эти атипичные клетки имели ядерные канавки (рис. 2В, красная стрелка). Наблюдались многоядерные клетки (рис.2B, зеленая стрелка). Эти неопластические клетки имели тонкие гранулы хроматина в цитологии контактного мазков биопсии лимфатических узлов (рис. 2C и D). Эти атипичные клетки имели небольшое ядрышко, и наблюдался митоз (рис. 2C и D, желтая стрелка). Не было атипичного митоза. Было также подтверждено несколько ядерных включений (рис. 2C и D, светло-голубая стрелка). На заднем плане было много эозинофилов и зрелых лимфоцитов. Рассмотрена возможность злокачественной лимфомы или гистиоцитарного новообразования. Однако нельзя было полностью исключить возможность плохо дифференцированной карциномы или злокачественной меланомы. Поскольку нам не удалось подготовить материал из клеточного блока из цитологического образца для иммуноцитохимии, диагноз не был получен.

Цитологические находки лимфатического узла из FNA (A и B, окрашивание Papanicolaou). Большая клетка с обильной цитоплазмой замечена под лимфоцитами. Ядро опухолевой клетки имеет канавку (красная стрелка). Наблюдается многоядерная опухолевая клетка (зеленая стрелка). Цитологические данные цитологии импринтов (окрашивание C, Papanicolaou, D, окраска гемзы). Эти атипичные клетки имеют небольшое ядрышко, и наблюдается митоз (желтая стрелка). Было также подтверждено несколько органов ядерного включения (светло-голубая стрелка). Бар: 100 мкм (А), 50 мкм (В), 50 мкм (С и D). [Цвет можно посмотреть на wileyonlinelibrary.com]

Поверхность разреза лимфатического узла, полученная биопсией, была твердой и светло-сероватой по цвету без некроза или кровоизлияния (фиг.3А). Микроскопически большие атипичные клетки наблюдались в лимфатическом узле, аналогичные результатам цитодиагностики (рис. 3B). Эти атипичные клетки вторглись в область за пределами лимфатического узла. Митотическая скорость была высокой (58 / 10HPF) и наблюдались атипичные митотические формы (рис.3B). Иммуногистохимически опухолевые клетки были положительными для виментина, CD68 и CD163 и фокально положительны для S-100 и CD1a (фиг.3C-G). Эпителиальные маркеры (AE1 / AE3, CK7, CK20 и p40), маркеры лимфоцитов (CD3, CD20, CD45 и CD79a) и маркеры меланомы (HMB45 и Melan-A) были отрицательными (данные не показаны). Возможность пролиферативного заболевания гистиоцитов рассматривалась с положительных результатов для CD68, и возможность злокачественной опухоли рассматривалась с момента обнаружения экстранодальной инвазии. LCS был диагностирован с высокой митотической скоростью с атипичной формой и позитивностью для CD1a и CD163. Метастаз LCS был подтвержден вскрытием во многих органах, включая сердце, двусторонние легкие, печень, поджелудочную железу, двусторонние почки, левую надпочечнику, селезенку, костный мозг и системные лимфатические узлы.

Макроскопические данные лимфатического узла (А). Участок разреза оказался светло-серым и твердым. Нет некроза или кровотечения. Гистологические данные (B, окрашивание H & E). Клетки рассеянно размножались. Существуют опухолевые клетки с обильной цитоплазмой. Видно многонуклеарные опухолевые клетки и митотические фигуры. Иммуногистохимические данные (C

F). Опухолевые клетки демонстрируют положительное окрашивание для виментина (C), CD68 (D), белка S-100 (E), CD1a (F) и CD163 (G). Бар: 20 мкм (B) и 50 мкм (C-F). [Цвет можно посмотреть на wileyonlinelibrary.com]

Наш случай был примером пятикратного рака. Пациент имел две умеренно дифференцированные аденокарциномы (сигмовидная кишка, 12 лет назад, pT2 pN0 M0 Stage I, вспомогательная информация, фиг.1A, rectum, 12 лет назад, pT3 pN0 M0 Stage IIA, вспомогательная информация, фиг.1B). Он также имел большую В-клеточную лимфому, богатую Т-клетками / гистиоцитами, в соответствии с классификацией ВОЗ, обновленной в 2008 году (12 лет назад, Вспомогательная информация, рис. 1C-F). Опухолевые клетки были положительными для CD79a. CD3-позитивные клетки и CD68-позитивные клетки были смешаны. После химиотерапии он достиг полной ремиссии (CR). У него было два рецидива (8 и 6 лет назад). Он прошел химиотерапию и снова получил ЧР. Опухоль носовой оболочки (в то же время, что и LCS, вспомогательная информация, фиг.1G и H) была плоскоклеточной карциномой (SCC). Опухоль имела кератоз и иммунореактивность P40.

Генетические мутации KRAS и BRAF V600E не обнаружены в этих пяти опухолевых материалах, включая LCS.

LCS — чрезвычайно редкая опухоль, и она имеет очень плохой прогноз. Наш пациент умер около 2 месяцев после первого медицинского обследования. Ранняя диагностика важна для улучшения прогноза. Как описано выше, атипичные опухолевые клетки наблюдались в цитологии, предполагая, что опухоль представляет собой гистиоцитарное новообразование. Хотя диагноз LCS только этими цитологическими данными затруднен, 4 иммуноцитохимия, использующая материалы блочных клеток, может быть полезна для точной предоперационной диагностики. В случаях с вышеописанными цитологическими данными LCS следует добавить в список дифференциальной диагностики. Если бы в этом случае были подготовлены материалы с ячейкой, они могли бы быть полезны для диагностики. Кроме того, цитология может быть очень полезна для постановки болезни и наблюдения за новообразованием. Цитологические находки, описанные в этом отчете, могут быть полезны для определения соответствующего клинического управления в будущем.

Пятикратные раковые заболевания редки.5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 Наш случай имел 3 эпителиальных рака и 2 опухоли гемопоэтических и лимфоидных тканей. Сообщалось, что мутация гена KRAS была обнаружена в аденокарциноме кишечника12 и что мутация гена BRAF была обнаружена как при LCS, так и в аденокарциноме толстой кишки.4, 12 Однако мутации гена KRAS и BRAF не были обнаружены в нашем случае. Было опубликовано несколько сообщений о LCS, возникающих из-за других опухолей гемопоэтических и лимфоидных тканей.13, 14, 15, 16 Однако не было сообщений о LCS, связанных с большой В-клеточной лимфомой, богатой Т-клетками / гистиоцитами. Некоторые новые генетические мутации, которые могут приводить к возникновению множественных новообразований, могли быть скрыты на его фоне.

Щелкните здесь для получения дополнительных данных.

Ранее разные формы гистиоцитоза из клеток Лангерганса были известны как гистиоцитоз Х или гранулематоз из клеток Лангерганса (эти термины устарели). В настоящее время выделяют следующие клинико-морфологические формы гистиоцитоза из клеток Лангерганса: солитарную или многоочаговую эозинофильную гранулему (часто встречается в костях, особенно челюстных), хроническую мультифокальную форму с преимущественным поражением костей — болезнь Хенда-Шюллера-Крисчена (хронический диссеминированный гистиоцитоз), остро протекающую мультисистемную форму с поражением костей, кожи, печени, селезенки и лимфатических узлов (болезнь Леттерера-Сиве). Солитарные формы преобладают у взрослых в молодом возрасте (в 3 раза чаще у мужчин), а мультифокальные и системные — у детей. Известен возможный переход одной формы в другую, что свидетельствует о единстве онкологического заболевания, объединённого под названием гистиоцитоз клеток Лангерганса. Морфологически при данном заболевании в областях пролиферации опухолевых клеток Лангерганса наблюдается различное количество эозинофильных лейкоцитов. Полагают, что это связано с влиянием эозинофильного хемотактического фактора, продуцируемого опухолевыми клетками. Кроме эозинофилов, в зонах поражения встречается то или иное количество лимфоцитов, плазматических клеток и многоядерных гигантских клеток.

Эозинофильная гранулёма характеризуется солитарным или, реже, многоочаговым опухолеподобным поражением костей без поражения внутренних органов. Возникает у детей старшего возраста и молодых взрослых (редко у пациентов старше 30 лет). Эозинофильная гранулёма обычно поражает череп и нижнюю челюсть, а также длинные кости. Своё название данная форма гистиоцитоза из клеток Лангерганса получила в связи с наличием в очагах поражения больших скоплений эозинофильных лейкоцитов.

Болезнь Леттерера-Сиве —острый диссеминированный гистиоцитоз с поражением костей, кожи, печени, селезенки и лимфатических узлов. Его клинико-морфологические проявления близки к саркоме из клеток Лангерганса. Описана преимущественно у детей до трехлетнего возраста. Прогноз плохой. Заболевание часто заканчивается летальным исходом. Течение болезни чаще всего настолько быстрое, что значительных оральных изменений обычно не возникает.

Саркома из клеток Лангерганса — редкая опухоль, которая рассматривается как наиболее злокачественный вариант мультисистемного гистиоцитоза из клеток Лангерганса.

Гистиоцитарная саркома — злокачественная опухоль из клеток, сохраняющих иммуногистохимические признаки зрелых гистиоцитов (тканевых макрофагов). Требует дифференциальной диагностики, прежде всего, с крупноклеточной В-лимфомой. Встречается в любом возрасте, в 30% — в лимфатических узлах, в 30% — в коже (в т.ч., головы и шеи), а в оставшихся случаях может быть любая экстранодальная локализация, в костях, орофациальной области, а также с генерализацией процесса (устаревший синоним — злокачественный гистиоцитоз).

Метастатические опухоли

Метастазы злокачественных опухолей в челюстные кости встречаются редко (примерно в 1% случаев злокачественных новообразований с метастазами в кости). Чаще всего метастазы в челюсти наблюдаются при раках молочной железы, почек, лёгких, ободочной кишки, предстательной железы и щитовидной железы. Метастазирование происходит гематогенным путём.

Примерно в 20 — 30% случаев обнаружение метастатического поражения челюсти является манифестацией наличия у больного злокачественной опухоли.

Тестовые задания и ситуационные задачи к занятию 28

Тестовые задания

Найдите пятый лишний.

Переломы челюстных костей бывают

Найдите пятый лишний.

Осложнения переломов челюстных костей, угрожающие жизни, в ранний период


Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

  • Код по МКБ-10
  • Эпидемиология
  • Факторы риска
  • Патогенез
  • Симптомы
  • Диагностика
  • Лечение
  • Прогноз

Гистиоцитоз из клеток Лангерганса (гранулематоз из клеток Лангерганса; гистиоцитоз X) является пролиферацией дендритных мононуклеарных клеток с диффузной или локальной инфильтрацией органов. Заболевание в основном встречается у детей. Проявление заболевания включает инфильтрацию легких, поражение костей, кожную сыпь, печеночную, гемопоэтическую и эндокринную дисфункцию. Диагноз основан на результатах биопсии. Лечение включает поддерживающую терапию, химиотерапию или местное лечение с хирургическим вмешательством, лучевой терапией в зависимости от распространения болезни.


[1], [2], [3], [4], [5], [6]

Код по МКБ-10

Эпидемиология

Заболевание гистиоцитоз X встречается с частотой 1:50 000, причем большинство заболевших - дети младшего возраста, хотя есть случаи заболевания детей в подростковом возрасте. Однако часто заболевают и взрослые, старики, преимущественно мужчины.


[7], [8], [9], [10]

Факторы риска

Факторами, предрасполагающими к неблагоприятному прогнозу, являются возраст до 2 лет и диссеминация процесса, особенно вовлечение гемопоэтической системы, печени и/или легких.


[11], [12], [13], [14], [15], [16]

Патогенез

Гистиоцитоз из клеток Лангерганса (ГКЛ) - нарушение функции дендритной клетки. Четкие клинические синдромы такого нарушения были исторически описаны как эозинофильная гранулема, болезнь Хенда-Шюлера-Крисчена и болезнь Леттерера-Сиве. Поскольку эти синдромы могут быть различными проявлениями основного заболевания и в связи с тем, что у большинства пациентов с гистиоцитозом из клеток Лангерганса обнаруживается более одного синдрома, в настоящее время определение отдельных синдромов имеет в основном историческое значение.

Для гистиоцитоза X характерно развитие патологической пролиферации дендридных клеток в одном или более органе. Могут поражаться кости, кожа, зубы, десневая ткань, уши, эндокринные органы, легкие, печень, селезенка, лимфатические узлы и костный мозг. Органы могут поражаться пролиферирующими клетками, которые вызывают их дисфункцию, или же эти органы испытывают давление соседних, увеличенных в размере органов. В половине случаев наблюдается поражение многих органов.


[17], [18], [19]

Симптомы гистиоцитоза X

Симптомы и признаки разнообразны и зависят от того, какие органы подвергаются инфильтрации. Синдромы описываются в соответствии с историческими указаниями, но только небольшое число больных имеют классические проявления заболевания.

Солитарная или мультифокальная эозинофильная гранулема (60-80 % случаев гистиоцитоза X) встречается преимущественно у детей старшего возраста и молодых людей, обычно до 30 лет; пик заболеваемости приходится на возраст от 5 до 10 лет. Наиболее часто поражаются кости, нередко с болями, неспособностью переносить тяжести, с образованием чувствительной мягкой опухоли (часто теплой).


[20], [21], [22], [23], [24]

Этот синдром (15-40 % случаев гистиоцитоза X) встречается чаще у детей в возрасте от 2 до 5 лет, реже у детей старшего возраста и взрослых. Это системное заболевание, при котором классически поражаются плоские кости черепа, ребер, таза и лопатки. Длинные кости и пояснично-крестцовый отдел позвоночника вовлекаются в процесс реже; запястья, кисти, ступни и шейные позвонки редко поражаются. В классических случаях больные имеют экзофтальм, обусловленный орбитальной опухолевой массой. Потеря зрения или косоглазие встречаются редко и вызваны поражением оптического нерва или орбитальных мышц. У пожилых больных распространена потеря зубов, обусловленная апикальной и десневой инфильтрацией.

Типичным проявлением заболевания является хронический средний и наружный отит, вызванные вовлечением сосцевидного отростка и каменистой части височной кости с частичной обструкцией слухового канала. Несахарный диабет является последним компонентом классической триады, которая включает поражение плоских костей и экзофтальм, диагностируемые у 5-50 % больных, чаще у детей, которые имеют системное поражение с вовлечением в процесс орбиты и черепа. До 40 % детей с системным заболеванием отличаются низким ростом. Инфильтрация гипоталамуса может приводить к развитию гиперпролактинемии и гипогонадизма. В редких случаях возможна и иная симптоматика.

Это системное заболевание (15-40 % случаев гистиоцитоза X) является наиболее тяжелой формой гистиоцитоза X. Проявляется обычно у детей до 2 лет в виде экзематоидной сыпи, сопровождающейся отслойкой чешуек и себореей, иногда пурпурного цвета, поражающей кожу головы, ушные каналы, живот, также характерно наличие зон опрелости в области шеи и лица. Деэпителизация кожи может способствовать микробной инвазии, приводя к развитию сепсиса. Часто развиваются отиты, лимфаденопатии, гепатоспленомегалия и в тяжелых случаях дисфункция печени с гипопротеинемией и нарушением синтеза факторов свертывания. Нередко имеет место анорексия, раздражительность, нарушение развития, легочная симптоматика (например, кашель, тахипноэ, пневмоторакс). Встречается тяжелая анемия и иногда нейтропения; тромбоцитопения является плохим прогностическим признаком. Родители часто сообщают о преждевременном прорезывании зубов, когда фактически происходит оголение десен и обнажение незрелого дентина. Родители могут проявлять небрежное и грубое обращение с больным ребенком.


[25], [26], [27], [28], [29], [30], [31], [32]

Диагностика гистиоцитоза X

Гистиоцитоз X подозревается у больных (особенно молодых) с наличием необъяснимой легочной инфильтрации, поражением костей, глаз или отклонениями в строении костей лицевого черепа и у детей до 2 лет с типичной сыпью или тяжелой необъяснимой мультиорганной патологией.

При выявлении характерных симптомов выполняется рентгенологическое исследование. Участки поражения кости обычно имеют острые края, округлой или овальной формы, со скошенным краем, создавая впечатление глубины. Некоторые поражения иногда неотличимы от саркомы Юинга, остеосаркомы, других доброкачественных и злокачественных патологий или остеомиелита.

Диагноз основан на биопсии. Клетки Лангерганса обычно четко определяются, за исключением старых поражений. Эти клетки идентифицируются морфологом, имеющим опыт диагностики гистиоцитоза X, в соответствии с их иммуногистохимичес-кими характеристиками, которые включают определение поверхностных CD1a и S-100. Как только установлен диагноз, необходимо определить распространенность болезни с помощью соответствующих методов лабораторной и визуальной диагностики.


[33], [34], [35], [36], [37], [38]

Лечение гистиоцитоза X

Больные должны регулярно обращаться в специализированные лечебные учреждения с целью коррекции лечения гистиоцитоза X. Общая поддерживающая терапия имеет большое значение и включает тщательное соблюдение личной гигиены с целью ограничения поражения ушей, кожи, полости рта. Хирургическая обработка и даже резекции при тяжелых поражениях ткани десен ограничивают объем поражения полости рта. Использование селеносодержащих шампуней 2 раза в неделю является эффективным средством при себорейноподобных дерматитах кожи головы. При отсутствии положительного эффекта от применения шампуня местно применяются глюкокортикоиды в небольших количествах в необширных зонах поражения.

Многие больные нуждаются в заместительной гормональной терапии несахарного диабета или других проявлениях ги-попитуитаризма. За больными с системными проявлениями заболевания необходимо наблюдение для выявления хронических нарушений функций, в частности косметических или функциональных ортопедических и кожных нарушений, нейротоксичности, а также психологических проблем, и им может потребоваться психосоциальная поддержка.

Химиотерапия показана больным с мультиорганным поражением. Используются протоколы, рекомендованные Обществом гистиоцитозов, разделенные в зависимости от категории риска. Практически у всех больных с хорошим ответом на терапию лечение можно остановить. Протоколы при плохом ответе на терапию находятся в стадии разработки.

Локальное хирургическое вмешательство или лучевая терапия используются при заболевании с поражением одной кости или реже с множественными поражениями костей. При доступности пораженных очагов в некритических зонах выполняют хирургическое выскабливание. Хирургического вмешательства следует избегать в случаях вероятности нарушения функции или значительных косметических или ортопедических осложнений. Лучевая терапия может быть показана больным, имеющим риск деформации скелета, потери зрения, как следствие экзофтальма, патологических переломов, разрушения позвоночника и повреждения спинного мозга или у больных с выраженным болевым синдромом. Используемые дозы лучевой терапии сравнительно меньше доз, используемых при лечении онкологических заболеваниях. Хирургическое и лучевое лечение должно применяться специалистами, имеющими опыт в лечении гистиоцитоза X.

У больных с мультиорганным поражением и прогрессированием процесса проведение стандартной терапии малоэффективно и необходима более агрессивная химиотерапия. Больным, не отвечающим на терапию второй линии (salvage-терапию), может быть проведена трансплантация костного мозга, экспериментальная химиотерапия или иммуносупрессивная и иммуномодулирующая терапии.

Прогноз

Заболевание, ограниченное поражением кожи, лимфоузлов и костей у больных младше 2 лет, имеет хороший прогноз. Значительный уровень заболеваемости и смертности встречается у молодых больных с мультиорганным поражением. Больные, имеющие мультиорганное поражение, относятся к высокой группе риска. Около 25 % больных входят в группу низкого риска. Критериями низкого риска являются возраст старше 2 лет, отсутствие поражения гемопоэтической системы, печени, легких, селезенки. Критериями риска являются возраст до 2 лет или вовлечение этих органов. Общая выживаемость у больных с мультиорганным поражением при проведении лечения составляет около 80 %. Летальные исходы практически отсутствуют в группе больных низкого риска, но возможны в группе больных с высоким риском, у которых не было ответа на начальную терапию. Часто встречаются рецидивы болезни. Могут иметь место периоды обострения хронического течения заболевания, особенно у взрослых больных.


[39], [40], [41], [42], [43], [44]


Гистиоцитоз — обобщающее название группы заболеваний, для которых характерно патологическое перепроизводство и накопление клеточных элементов иммунной системы (чаще всего так называемых клеток Лангерганса), расположенных в различных органах. В дальнейшем происходит инфильтрация (пропитывание) тканей продуктами нарушенного обмена, что приводит к развитию патологических изменений в органах и нарушению их функций.

Гистиоцитоз у детей и взрослых

Патология считается редким заболеванием, которое диагностируется у 1–5 пациентов из миллиона. Чаще всего оно проявляется уже в детском или подростковом возрасте. У взрослых болезнь развивается значительно реже и протекает в хронической форме. Среди больных с различными формами гистиоцитоза преобладают пациенты мужского пола.

Механизм возникновения заболевания связан с нарушением процесса развития клеток, участвующих в иммунном ответе. В организме человека они представлены двумя клеточными линиями, которые производятся в костном мозге:

  1. Истинные макрофаги, способные к захвату и устранению антигенов (вирусов, бактерий, грибков, перерождённых собственных клеток). Различают макрофаги, циркулирующие с током крови — моноциты, и оседлые клетки в различных тканях — гистиоциты.
  2. Дендритные клетки (дендроциты), способные улавливать и распознавать проникшие в организм антигены, а также стимулировать ответную реакцию иммунной системы. Дендроциты проходят несколько стадий созревания, в процессе которого они могут циркулировать с током периферической крови или по лимфатическим сосудам, а затем оседать в лимфоузлах, тканях слизистых или базальном слое кожи.


Впервые дендритные клетки были открыты Паулем Лангергансом, который ошибочно принял их за нервные окончания из-за внешнего сходства, и только спустя столетие Ральф Стейнмен определил их высокую способность к стимуляции защитного механизма иммунитета. Со временем дендроцитам, расположенным в кожном эпителии, присвоили название клеток Лангерганса.

Чаще всего патологическому разрастанию подвергаются именно клетки Лангерганса. Дендроциты на стадии созревания повреждаются и образуют скопления, при этом продолжая вырабатывать аномальное количество белков (цитокины, простагландины), способных угнетать функции окружающих клеток, из которых состоят ткани органов. Элементы крови — эозинофилы, нейтрофилы, фагоциты, устремляются к месту разрастания клеток и образуют инфильтрат, способствующий рубцеванию тканей.

Симптомы заболевания зависят от того, какие из клеток подверглись пролиферации (разрастанию). При разных формах заболевания изменения затрагивают не весь организм в целом, а только отдельные органы. Чаще всего патологический процесс возникает в тканях лёгких, селезёнки, костей, лимфатических узлов, кожи и печени. Встречаются как одиночные разрастания клеток, которые образуют локализованные опухоли и не влияют на качество жизни, так и массивные поражения тканей, приводящие к летальному исходу.

Классификация гистиоцитарных синдромов

В зависимости от происхождения патологических клеток выделяют три класса гистиоцитарных синдромов:

  1. I класс — патология дендритных клеток:
    • гистиоцитоз X, связанный с пролиферацией клеток Лангерганса (болезнь Таратынова, синдромы Абта-Леттерера-Сиве, Хенда-Шюллера-Крисчена);
    • ювенальная ксантогранулёма.
  2. II класс — гистиоцитарные синдромы, вызванные патологией макрофагов:
    • наследственный или вторичный гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз;
    • вирус-ассоциированный гемофагоцитарный син­дром;
    • опухоль-ассоциированный гистиоцитоз;
    • синусный гистиоцитоз с массивной лимфаденопатией (болезнь Розаи-Дорфмана).
  3. III класс — злокачественный гистиоцитоз. Синдром характеризуется образованием опухолей в системе кроветворения. Он может быть вызван патологическим разрастанием:
    • моноцитов (моноцитарная лейкемия);
    • макрофагов;
    • дендритных клеток (злокачественный гистиоцитоз из клеток Лангерганса).

В зависимости от масштабов распространения патологического процесса и поражения органов и систем выделяют следующие типы гистиоцитоза Х:

  • моносистемный — болезнь затрагивает только один орган или систему;
  • полисистемный — поражается сразу несколько органов и систем, болезнь характеризуется стремительным развитием и переходом из одной формы в другую;
  • одноочаговый — накопление дендритных клеток образует доброкачественную одиночную опухоль, которая может вызывать дисфункцию органа или протекать бессимптомно;
  • многоочаговый — множественные гранулёмы (узелки), поражающие несколько органов сразу.

Причины и факторы развития

Доподлинно неизвестны причины возникновения заболевания, однако учёные выделяют несколько гипотез происхождения этого заболевания:

  • патология иммунной регуляции, при которой нарушается взаимодействие лимфоцитов и макрофагов;
  • наследственная природа заболевания — наблюдаются семейные случаи;
  • аутоиммунные нарушения, при которых клетки, предназначенные для защиты организма от вторжения чужеродных генов, атакуют собственные ткани;
  • реактивный ответ на инфекцию: для некоторых форм гистиоцитоза пусковым механизмом являются заболевания, вызванные вирусами герпеса.

Поскольку среди больных лёгочным гистиоцитозом преобладают заядлые курильщики или лица, которые подвергались пассивному курению, табачный дым считают одним из факторов развития патологического иммунного ответа организма.

Проявления различных форм заболевания

Клинические проявления при патологии весьма многообразны, что обусловлено поражением различных органов и систем.

Болезнь Таратынова, или эозинофильная гранулёма — наиболее частая форма гистиоцитоза из клеток Лангерганса, она диагностируется в 65% случаев. Одиночная гранулёма кости возникает в детском или юношеском возрасте. Болезнь характеризуется лёгким, доброкачественным течением. Симптомами солитарного (одиночного) образования являются ноющие боли, припухлость, быстрая утомляемость. Нередко опухоль выявляют случайно во время рентгенологического обследования. Заподозрить наличие гранулёмы позволяет также анализ крови — для заболевания характерна эозинофилия (повышение числа эозинофилов — одного из подвидов лейкоцитов). Прогноз в таких случаях благоприятный.

У детей до 5 лет болезнь Таратынова характеризуется множественным поражением плоских костей (реже трубчатых) образованными в их полости гранулёмами, содержащими скопления эозинофильных лейкоцитов и пенистых клеток. Чаще всего патология развивается в костях черепа, бедренных и тазовых костях, позвонках. Гранулёматозно-остеолитический процесс в костях приводит к неправильному формированию скелета, частым переломам, образованию опухолеродных узлов при локализации очага на костях черепа. У маленьких детей множественная эозинофильная гранулёма может поражать не только костные ткани, но и слизистые, кожу и внутренние органы, что сопровождается себорейным дерматитом, увеличением печени и селезёнки.


Эта форма заболевания диагностируется у детей 2–5 лет, реже у взрослых. Разрастание клеток Лангерганса происходит в коже, костях, лимфоузлах и внутренних органах. Заболевание характеризуется множественным образованием гранулём в костях черепа (поражается область глазниц, основания черепа, лобная, височная кости) и поражением гипоталамо-гипофизарной области. На фоне деформации костей черепа возникают хронические отиты, приводящие к снижению слуха, выпячивание или смещение глазных яблок (экзофтальм). Изменения в строении челюстей ведут к неправильному формированию прикуса и выпадению зубов. Инфильтрация гипоталамуса и гипофиза приводит к задержке роста, умственного развития и полового созревания ребёнка.

При возникновении синдрома у взрослых симптомы проявляются в снижении либидо, ожирении у мужчин по женскому типу, развитии мастопатии у обоих полов. Характерными признаками этой формы заболевания являются несахарный диабет, несахарное мочеиспускание, костный ксантоматоз (отложение липидов), пучеглазие. При остром течении болезни поражаются ткани лёгких, печени, селезёнки. Возникают различные кожные высыпания, образованные из плотных папул, локализуются они на груди и в подмышечных впадинах. Для заболевания также характерны изменения в картине крови — эозинофилия, лейкоцитоз.


Одна из наиболее опасных разновидностей злокачественного гистиоцитоза, диагностируется у грудничков и детей младше 3 лет. Патологическое разрастание клеток Лангерганса происходит стремительно и затрагивает лимфатические узлы, ткани костей, внутренних органов. Наиболее выражены проявления кожной инфильтрации — высыпания в виде коричневых пятен, экземы за ушными раковинами, себорея волосистой части головы. Крупные папулы на верхней части туловища могут изъязвляться. Поражение слизистой приводит к возникновению стоматитов, оголению незрелого дентина дёсен, вульвовагинитам у девочек.


Природа лангергансоклеточного гистиоцитоза до сих пор вызывает споры: есть основания отнести заболевание как к патологиям иммунологического спектра, так и к онкологии.

При синусном (нелангергансовом) гистиоцитозе развивается воспаление и уплотнение лимфоидной ткани шейных узлов и носоглотки. Возникают характерные изменения в строении лимфатических узлов, из которых наиболее значимым признаком является расширение синусов. Болезнь имеет затяжной, рецидивирующий характер. Симптоматические проявления выражаются в слабости, снижении веса, бессоннице, повышенной потливости и склонности к аллергическим реакциям.

Наследственный гемофагоцитарный синдром проявляется у детей грудного возраста. Причиной заболевания является мутация в гене перфорина, вследствие которой белок, предназначенный для защиты организма от вирусов, синтезируется в недостаточном количестве или вовсе отсутствует. Заболевание имеет неблагоприятный прогноз.

Вирус-ассоциированный гемофагоцитарный синдром считается вторичным заболеванием, спровоцированным вирусными инфекциями в основном семейства герпесвирусов.

Клиническая картина при этих заболеваниях практически идентична. Наиболее частые симптомы болезни:

  • дисфункции печени;
  • увеличение тканей селезёнки;
  • желтуха;
  • кожные высыпания;
  • отёчность мягких тканей;
  • лихорадка;
  • панцитопения (изменения в составе крови);
  • увеличение лимфоузлов.

Нарушение функций спинного и головного мозга может проявляться в неврологических синдромах. Заболевание увеличивает риск возникновения сепсиса, что ухудшает прогнозы лечения.

Диагностика заболевания

Диагноз ставится на основании совокупности симптомов, жалоб больного и внешних проявлений. Для определения формы заболевания проводят лабораторные анализы и исследования:

  1. Общий анализ крови может показать:
    • при болезни Таратынова — ускорение СОЭ, лейкоцитоз и снижение уровня гемоглобина;
    • при синдроме Латтера-Сиве — повышение СОЭ, нейтрофильный лейкоцитоз;
    • при заболевании Хенда-Шюллера-Крисчена — лейкоцитоз, гиперглобулинемию, ускорение оседания эритроцитов, эозинофилию.
  2. Макроскопическое исследование поражённой ткани позволяет идентифицировать скопления клеточных элементов — эозинофилов, плазматических клеток и макрофагов.
  3. Гистологическое исследование опухолей определяет наличие клеток Лангерганса.
  4. Рентгенографическое исследование выявляет наличие очагов деструкции в костях.
  5. КТ мозга и лёгких позволяет увидеть повреждения в тканях гипофиза и лёгких.

Заболевание дифференцируют с саркомой, остеомиелитом, острым лейкозом, врождённым сифилисом, мукополисахаридозом, туберкулёзом.

Основные принципы лечения

Схему лечения врач назначает в зависимости от формы заболевания, степени тяжести, а также объёма и локализации повреждения органов и тканей. При одноочаговых эозинофильных гранулёмах костей возможно самопроизвольное излечение.

Основное лечение гистиоцитозов в стадии обострения заключается в приёме следующих препаратов:

  • кортикостероиды — Преднизолон;
  • цитостатики — Хлорбутин, Азатиоприн, Винкристин, Лейкеран, Метотрексат.

Курс приёма лекарств, а также их дозировку назначает врач в зависимости от возраста и массы тела больного и степени тяжести заболевания. Обычно медикаментозное лечение проводят циклами, где курс приёма сменяется равным по длительности перерывом. При положительной динамике назначают до 10 циклов.

Одновременно проводят симптоматическое лечение. Выбор препаратов зависит от проявлений заболевания:

  • при поражении гипофиза назначается Тималин, Гипотиазид, Декарис;
  • при несахарном диабете рекомендуется заместительная терапия Десмопрессином;
  • при синусном гистиоцитозе используются препараты интерферона;
  • при бронхообструкции — бронходилататор Теофиллин;
  • витамины назначаются как общеукрепляющее средство.

При поражении жизненно важных органов и систем показана полихимиотерапия — Преднизолон, Винбластин и Вепезид. При диффузном поражении кожных покровов или локализованных очагах гранулематоза применяют монохимиотерапию, препаратом выбора является Вепезид.

Специфической диеты не существует, следует соблюдать принципы правильного питания и здорового образа жизни.

Рекомендуется также отказ от вредных привычек. Особенно вредно курение, так как дым раздражает слизистую оболочку дыхательных путей, провоцируя образование цитокинов и факторов роста. Результатом этого процесса становится усиленное деление клеток Лангерганса.


В том случае, если поражения костей при гистиоцитозе имеют множественную локализацию, применяют ионизирующую лучевую терапию в комплексе с глюкокортикоидами. При риске развития осложнений в виде перелома позвоночника, деформации скелета, потери зрения назначают мегавольтную лучевую терапию.

Лучевая терапия противопоказана при эозинофильной гранулёме лёгких, поскольку может спровоцировать обострение болезни.

Для устранения кожных дефектов применяют эксимерный лазер. В процессе воздействия узконаправленные лучи лазера воздействуют непосредственно на повреждённые клетки кожи. Данная методика позволяет замедлить патологический рост гистоцитов, улучшить состояние кожных покровов.

Оперативное вмешательство при гистиоцитозе из клеток Лангерганса рассматривают в случае малоэффективности лучевой терапии. При одиноочаговом моносистемном поражении кости применяют хирургическое вмешательство — кюретаж (выскабливание).

Народные методы лечения применяются при заболевании для устранения различных его проявлений:

  1. Себорейный дерматит — настой зверобоя. Столовую ложку сухой травы заварить 0,5 л кипятка и настаивать в течение получаса. Процеженную настойку развести в таком же количестве кипячёной воды и применять для протирания поражённых участков кожи головы.
  2. Поражения дёсен при стоматитах — отвар дубовой коры и шалфея. Кору дуба и цветы шалфея по 5 г залить водой и отваривать в течение 10 минут. Остудить, и процедив, использовать для полоскания полости рта два раза в день.
  3. Несахарный диабет с мочеизнурением — настой семян подорожника. Его готовят следующим образом — 25 г сырья заливают 200 мл кипятка и настаивают до полного остывания под крышкой. Затем взбалтывают и процеживают. Принимают по 1 ст. л. 3 раза в сутки до еды.
  4. Панцитопения (анемия), вызванная химиотерапией — отвар шиповника и витаминная смесь сухофруктов с мёдом. Чай, приготовленный из ягод красной смородины и плодов шиповника, улучшает состав крови и способствует устранению анемии. Вместо смородины можно добавлять рябину или землянику. Не менее полезна смесь из кураги, инжира, изюма, чернослива и грецких орехов с мёдом и лимоном. Все продукты берут в равных пропорциях, измельчают через мясорубку и перемешивают с мёдом. Вкусный и полезный десерт нужно употреблять три раза в день по чайной ложке.

Прогноз лечения

Прогноз, а также продолжительность жизни пациентов зависят от возраста больного и формы заболевания. В группу риска входят младенцы, а также дети до двух лет, у которых диагностируют болезнь Абта-Леттерера-Сиве или вирус-ассоциированный гемофагоцитарный синдром во врождённой форме. Дети старше 2 лет, у которых отсутствуют системные поражения органов, в 80% имеют благоприятный прогноз лечения.

В тяжёлых случаях пациентам присваивается инвалидность. Злокачественный гистиоцитоз является фатальным, летальный исход прогнозируют в 100% случаев.

Профилактика заболевания

При гистиоцитозе есть риск возникновения рецидивов, поэтому пациентам, которым удалось справиться с болезнью, следует ежегодно проходить осмотр врача с профилактической целью.

Гистиоцитоз — редкое заболевание, проявляющееся в поражении различных органов и систем клеточными инфильтратами. Прогноз зависит от клинической формы и своевременной диагностики заболевания. На наличие диагноза у детей могут указывать хронические, не поддающиеся лечению отиты, дерматит и себорея, слабость, отдышка и субфебрильная температура тела.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.