Таргетная терапия рака молочной железы her2

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: рак молочной железы, таргетная терапия, лечение рака молочной железы, онкология, онкомаммология

Рак молочной железы – социально значимое заболевание, лидирующее в структуре онкологической заболеваемости и смертности женщин практически во всем мире. Важно, что прошлое столетие ознаменовалось прогрессом в хирургическом, лучевом и лекарственном лечении рака молочной железы (РМЖ), начало нового столетия – развитием таргетной (биологически направленной) терапии. Известно более 100 потенциальных мишеней для таргетной терапии РМЖ, важнейшими из которых по-прежнему остаются рецепторы эстрогенов и рецептор эпидермального фактора роста 2 типа (Human Epidermal Growth Factor Receptor 2, HER2) [1, 2].

Таргетная терапия трастузумабом и лапатинибом у больных ранним и метастатическим HER2-позитивным РМЖ позволила улучшить показатели безрецидивной и общей выживаемости. С целью увеличения эффективности лечения больных таргетными анти-HER2-препаратами в настоящее время проводятся клинические исследования, направленные на открытие новых биологических препаратов для комплексного преодоления механизмов резистентности. В прошлом году была представлена основательная доказательная база по эффективности новых таргетных препаратов: трастузумаба для подкожного введения, T-DM1 (конъюгата моноклонального антитела – трастузумаба и химиотерапевтического агента – DM1 (производного майтанзина)) и пертузумаба (ингибитора димеризации HER2-рецептора c рецепторами семейства HER) у больных HER2-позитивным РМЖ, в том числе с прогрессированием после трастузумаб-содержащих режимов.

Трастузумаб для подкожного введения – новая форма введения трастузумаба в виде подкожной инъекции в фиксированной дозе 600 мг. Эффективность и безопасность подкожного введения препарата были доказаны в неоадъювантном исследовании III фазы HannaH [3] в сравнении со стандартной формой внутривенного введения трастузумаба у больных HER2-позитивным РМЖ на ранних стадиях (табл. 1) [3]. Результаты исследования показали, что в исследовании HannaH профиль безопасности новой формы трастузумаба соответствовал ранее изученному для трастузумаба (нежелательные явления включали алопецию, тошноту, нейтропению, диарею, астению и утомляемость), что объясняется сопоставимостью средних концентраций трастузумаба в крови как при подкожном, так и при внутривенном введении (геометрическое среднее концентрации трастузумаба в крови на 8-м цикле перед очередным введением препарата составило 69,0 и 51,8 мкг/мл соответственно). Существенно, что подкожное введение трастузумаба занимает около 5 минут, а инфузия препарата в существующей форме для внутривенного введения – более 30 минут. Таким образом, трастузумаб в виде подкожных инъекций является альтернативой для внутривенной формы трастузумаба, являющейся стандартом терапии пациенток с HER2-позитивным РМЖ.

В перспективе новая форма препарата обеспечит пациентам эффективный и более удобный способ введения трастузумаба, а также снизит затраты на лечение по сравнению со стандартной формой внутривенного введения, так как пациенты будут проводить меньше времени в стационаре. Особенно это важно при лечении больных РМЖ на ранних стадиях, получающих трастузумаб в течение 1 года. На основании данных исследования HannaH была подана заявка на регистрацию подкожной формы трастузумаба в Европейское агентство по лекарственным средствам (European Medicines Agency, EMA) для лечения HER2-позитивного РМЖ.

Объективный ответ регистрировался достоверно чаще в группе T-DM1 (43,6%) по сравнению с контрольной группой (30,8%) (p


Ваш врач сообщил, что рецепторный статус вашей опухоли — HER2-положительный (3+). Это значит, что опухоль будет реагировать на таргетные препараты, которые подавляют активность белка HER2. На данный момент разработано и внедрено в клиническую практику пять препаратов, нацеленных на этот белок, а именно:

  1. Перьета/Perjeta (пертузумаб),
  2. Герцептин/Herceptin (трастузумаб),
  3. Кадсила/Kadcyla (трастузумаб эмтанзин, T-DM1),
  4. Нерлинкс/Nerlynx (нератиниб),
  5. Тайкерб/Tyverb (лапатиниб).

Лечение HER2-позитивного рака молочной железы зависит от нескольких факторов. Основные из них — это стадия заболевания и статус гормональных рецепторов (присутствуют или нет рецепторы к эстрогену, ER и/или рецепторы к прогестерону, PR). Опухоли с положительным гормональным рецепторным статусом (HR+) и положительным HER2 статусом (HER2+) — это так называемый трижды позитивный рак молочной железы.

По статистике, каждый пятый рак молочной железы является HER2/neu-положительным — злокачественные клетки на своей поверхности содержат излишек белка HER2 — это один из драйверов онкологического процесса. Другими словами, избыток этого белка стимулирует рост опухоли.

Лечение HER2-позитивного рака молочной железы ранних стадий

Лечение HER2-положительного рака молочной железы ранних стадий предусматривает включение в протоколы адъювантной терапии препаратов, действие которых направлено на HER2-рецептор. Как правило, с этой целью используется препарат Герцептин. А в остальном, лечение такое же как и при HER2-негативных опухолях молочной железы.

Врач может рекомендовать как лампэктомию, так и мастэктомию. Хирургическое лечение может быть дополнено облучением. Радиотерапия может проводиться как до оперативного вмешательства (неоадъювантная), так и после (адъювантная).

Если размеры опухоли не превышают 1 см, то обычно химиотерапия не назначается. В этой ситуации с целью профилактики рецидива рекомендуется гормональная терапия, если статус опухоли положительный по гормональным рецепторам.

Если выявлена DCIS (стадия 0) или если молекулярно-генетический профиль опухоли благоприятный, то после операции дальнейшее лечение (адъювантная терапия) может не потребоваться.

Как правило, адъювантная терапия показана при больших размерах опухоли, а также если выявляется поражение лимфатических узлов (стадия II). В обязательном порядке адъювантная терапия необходима, если опухоль прорастает за пределы грудной железы, либо если присутствует обширное поражение регионарных лимфатических узлов (стадия III).

Лечение метастатического рака молочной железы (стадия IV) подразумевает использование специальных протоколов терапии и не всегда включает хирургическое вмешательство.

Эндокринная терапия показана, если опухоль положительная по гормональным рецепторам (HR+). Если показана химиотерапия, то гормональная терапия назначается сразу же после ее окончания.

Препаратом выбора в пременопаузе является Тамоксифен, а ингибиторы ароматазы ,как правило, рекомендуются в постменопаузе. Ингибиторы ароматазы могут быть назначены и в пременопаузе, при условии если уровень эстрогенов будет снижен, что достигается:

  • либо инъекциями антагонистов лютеинизирующего гормона рилизинг-гормона (ЛГРГ),
  • либо супрессией (подавление) функции яичников (СФЯ) путем хирургической кастрации или лучевой абляции.

Женщинам в пременопаузе, если присутствует высокий риск рецидивирования раннего рака молочной железы, имеет смысл обсудить с доктором вопрос целесообразности проведения овариальной супрессии. Исследования продемонстрировали преимущество применения ингибиторов ароматазы, по сравнению с Тамоксифеном. Отмечается незначительное улучшение общей выживаемости.

Размер первичной опухоли, вовлеченность регионарных лимфоузлов, результаты генетического тестирования — основные факторы, от которых зависит, назначить доктор адъювантную химиотерапию или нет. Обычно ее проводят через месяц после операции, а её продолжительность — от 4 до 6 месяцев.

До использования в клинической практике препаратов таргетной терапии, HER2-позитивные опухоли считались наиболее агрессивными. Прогноз считался наихудшим. Появление препаратов нацеленных на HER2 рецепторы в корне изменило положение вещей.

Результаты лечения HER2-позитивного рака молочной железы значительно улучшились, что позволило существенно увеличить общую и безрецидивную выживаемость у этой категории больных.

Герцептин (трастузумаб) был одобрен для медицинского применения в Соединенных Штатах, в 1998 году. Это первый представитель таргетной терапии, нацеленный на рецептор эпидермального фактора роста человека 2-го типа (HER2). Обычно онкологи назначают его первым, перед тем как рекомендовать другие варианты таргетной терапии.

Через десять лет после Герцептина появились ещё две опции HER2-таргетной терапии:

  • Перьета (Perjeta, пертузумаб),
  • Кадсила (трастузумаб эмтанзин, T-DM1).

В 2017 г. для клинического применения был одобрен препарат Нерлинкс/Nerlynx (нератиниб). Нератиниб является необратимым ингибитором тирозинкиназы пан-HER-рецепторов. Лечение раннего HER2-позитивного рака молочной железы с помощью этого препарата предусматривает использование его в качестве расширенной адъювантной терапии — применяется после первоначального HER2-таргетного лечения с целью снижения риска рецидива рака.

Тайкерб/Тайвер (лапатиниб) — другой ингибитор тирозинкиназы, доктор его может назначить после Герцептина или после применения других анти-HER2 препаратов.

После лампэктомии, как правило, проводится лучевая терапия. Кроме того, облучение показано, если после мастэктомии в 4 и более лимфатических узлах выявляют метастазы.

Поражение 1-3 лимфатических узлов — зона неуверенности. В этом случае вам следует Обсудить с вашим врачом преимущества адъювантного лечения HER2-позитивного рака молочной железы, которое предусматривается применение либо химиотерапии, либо лучевой терапии.

При раннем раке молочной железы можно рассмотреть вопрос использования бисфосфонатов, такой подход снижает риск возникновения метастазов в кости.

Лечение метастатического HER2-позитивного рака молочной железы

Для лечения 4 стадии заболевания обычно используются методы системной терапии. В большинстве случаев хирургическое вмешательство и лучевая терапия (методом локального лечения) применяются для уменьшения боли и предотвращения переломов.

Рекомендуется повторная биопсия, чтобы гарантировать, что рецепторный статус не изменился.

Главная цель лечения метастатического рака молочной железы — это достижение ремиссии заболевания и продление ее максимально длительный период времени.

Основные принципы системной терапии заключаются в следующем:

  • если существует два метода с одинаковой предполагаемой эффективностью, то предпочтение отдается менее токсичному;
  • при планировании лечения учитываются результаты ранее проводимой терапии;
  • если отсутствует прогрессирование заболевания, лечение не меняют за исключением случаев неприемлемой токсичности.

Если опухоль — гормонозависимая, врач может предложить либо гормонотерапию, либо HER2-таргетную терапию, либо варианта совместного использования. Кроме того, может быть предложена химиотерапия (в течение нескольких месяцев).

Если рецидив возник в течение 6 месяцев после окончания адъювантной терапии, которая включала трастузумаб, то в качестве второй линии обычно рекомендуют трастузумаб эмтанзин, T-DM1.

Комбинация трастузумаб, пертузумаб и доцетаксел может быть рекомендована, если ранее не применялся трастузумаб.

Комбинация лапатиниб и капецитабин может быть рекомендована, если заболевание прогрессирует на фоне гормональной терапии или выше приведенных схем химиотерапии.

Для опухолей положительных по HER2 характерно метастазирование в головной мозг и печень. Герцептин и, по-видимому, Перьета способны проникать через гематоэнцефалический барьер и влиять на метастазы в головной

Бифосфонаты и другие ингибиторы костной резорбции способны снизить риск возникновения патологического перелома. Кроме того, как показывает исследование, при их применение способствует увеличению общей выживаемости.

Клинические исследования

В настоящее время проводится множество клинических исследований, где оценивается эффективность лечение HER2-позитивного рака молочной железы с помощью различных вариантов хирургического лечения, химиотерапии и лучевой терапии, а также сравниваются различные методы гормонотерапии и HER2-таргетной терапии.

Вокруг клинических исследований существует множество мифов. Зачастую они значительно преувеличены, а иногда и вовсе противоречат фактам и здравому смыслу. Важно поговорить с вашим онкологом о любых клинических исследованиях, которые могут быть вам полезны. Вы должны знать, что результаты лечения в клинических исследованиях, как минимум, не хуже стандартных методик.

Статья по теме: Какова цель клинических испытаний?

Несколько слов от OncoInfo

Герцептин кардинально изменили подходы к лечению HER2-позитивного рака молочной железы. Было доказано, что герцептин и другие препараты таргетной терапии, нацеленные на HER2, снижают риск рецидива, если они применяются в адъювантных режимах лечения HER2-позитивной опухоли. Кроме того, использование этих препаратов значительно улучшило показатели выживаемости при метастатическом HER2+ раке груди.

Выбор способа лечения в каждом конкретном случае зависит от многих факторов — стадии заболевания, размера опухоли и распространенности онкологического процесса, какое лечение проводилось ранее. И ваш врач может предложить несколько вариантов. Поэтому подробно расспросите врача обо всех нюансах, узнайте больше о плюсах и минусах каждого из них.

Список используемых источников:

  • Harrington D., and G. Parmigiani. Adaptive Randomization of Neratinib in Early Breast Cancer. The New England Journal of Medicine. 2016
  • Kast, K., Schoffer, O., Link, T. et al. Trastuzumab and Survival of Patients with Metastatic Breast Cancer. Archives of Gynecology and Obstetrics. 2017


Таргетная терапия при раке молочной железы предполагает использование препаратов с анти-HER2-агентамитами, анти-PARP-агентами или антиангиогенами. Такие средства наносят точечные удары только по опухолям, не затрагивая при этом здоровые. Именно поэтому лечение этими лекарствами легче переносится, чем использование лучевой или химиотерапии. Но самый главный плюс – эффективность. Периоды ремиссии – в 3–4 раза дольше, чем после использования стандартных методов лечения РМЖ.


Принципы методики

Раковые клетки обладают специфичными рецепторами, сигнал от которых стимулирует выработку нужных для роста опухоли химических веществ. Чем активнее работает эта рецепторная система, тем успешнее раковые образования будет обходить иммунную защиту человека и быстрее начнут метастазировать.

Злокачественные клетки, образующиеся в молочной железе, имеют три рецепторные системы: HER-2/neu (erbB2), VEGF или ER. В зависимости от того, какой вид преобладает в злокачественных опухолях, формируется один из трех типов рака груди – эстрогензависимый, прогестеронзависимый или херегулиновый (неврегулиновый). Последняя разновидность является самой агрессивной (то есть патологически экспрессированной, быстро растущей).

Виды таргетных агентов

Препараты, блокирующие работу рецепторов раковых клеток в молочной железе, бывают трех видов. Классификация зависит от типа таргетных агентов – то есть веществ, действующих избирательно на конкретный тип рака груди:

  • Анти-HER2-препараты – работают за счет моноклональных антител, подавляющих экспрессию эпидермального рецептора раковых клеток HER-2/neu (erbB2).
  • Антиангиогены – в основе IgG1-антитела, влияющие на эндотелиальный фактор роста рака (VEGF) и действующие как блокатор эстрогеновых рецепторов (ER).
  • PARP-ингибиторы – вызывают блокировку выработки поли(ADP-рибоза)полимеразы, что не только останавливает рост опухоли, но и приводит к гибели раковых клеток.


Правильная маркировка раковых клеток – важное условие. Если будет неправильно определен тип рака груди и подобрана неподходящая терапия, то эффективность такого лечения будет нулевой. К тому же необходимо учитывать, что таргетная химиотерапия анти-HER2-препаратами и антиангиогенами не уничтожает новообразования, а только останавливает рост, поэтому зачастую применяется вместе с операционным лечением и/или традиционной химиотерапией.

Преимущества таргетной терапии

Использование препаратов целесообразно и на начальных, и на последних стадиях рака. Например, таргетная терапия позволяет замедлить рост опухолей в молочных железах с метастазами и продлить жизнь пациентки на 10–12 месяцев больше, чем после традиционной химио- и лучевой терапии. Другие преимущества:

  • Побочные эффекты менее мучительные, чем при использовании других методов лечения рака молочной железы.
  • Возможно применение при противопоказаниях к химиотерапии, лучевой терапии, операции.
  • Наименьший процент рецидирования при прохождении регулярных курсов (повторять их надо 10–12 раз в год в зависимости от применяемого препарата).


Основной минус в том, что применяемые в таргетной терапии препараты не включены в льготную программу лечения, заплатить за средства придется немалую сумму. Покупка лекарств на год обойдется минимум в 850 тыс. рублей.

Анти-HER2-терапия

Используются эти таргетные препараты при раке молочной железы HER-2-позитивного типа. При таком виде онкологии в процессе иммуногистохимического исследования (ИГХ) в раковых клетках обнаруживается повышенная концентрация рецепторов эпидермального фактора (он имеет код HER-2/neu или erbB2).

Остановить рост злокачественных новообразований позволяют Pertuzumabum, Trastuzumab или Bevacizumab – моноклональные антитела, останавливающие рост раковых клеток. Они присутствуют в составе таких препаратов, как Герцептин, Пертузумаб, Trastuzumab-DM1, Авастин. Эти средства применяются в одиночку при первой стадии заболевания. При 2–4-й стадиях анти-HER2-терапию сочетают с химиотерапией антрациклинами, таксанами, винорельбином или гемцитабином.

Выпускается в виде раствора, в одной ампуле – 440 мг трастузумаба. В качестве вспомогательных компонентов в составе выступают L-гистидина гидрохлорид, L-гистидин, α-трегалоза и полисорбат. Вводится Герцептин внутривенно через капельницы. Дозировка определяется весом пациентки: 8 мг/кг в 1-й день, затем по 6 мг/кг раз в 20 суток.


По результатам клинических исследований применение Герцептина вместе с химиотерапевтическими средствами увеличивает выживаемость пациенток с раком молочной железы на 78 % при 1–2-й стадиях рака, на 33 % – при 3–4-й стадиях. Из минусов таргетного препарата стоит отметить возможную выработку антител по отношении к трастузумабу (когда иммунная защита нейтрализует препарат до того, как он успевает подействовать на раковые клетки). Случаев аллергии на Герцептин не зафиксировано. Цена за один флакон – от 70 000 руб. (на один год необходимо 20–25 шт.).

Немецкое средство прошло клинические испытания, получило все необходимые сертификаты и начало продаваться с июня 2017 года. Действующее вещество аналогично названию препарата – Pertuzumabum. Его содержание в одном флаконе раствора – 420 мг. Вводится это таргетное лекарство внутривенно через капельницы.


Выпускается Пертузумаб во флаконах по 30 мл. Первичная доза активного вещества составляет 840 мг. Далее раз в 3 недели вводится 420 мг. После перехода в стадию ремиссии пациентка переводится на поддерживающий курс (2–4 раза в год). Цена за упаковку из 14 флаконов – от 186500 руб.

Препарат Трастузумаб Эмтанзин (T-DM1) рекомендован для использования в лечении HER2-положительного метастатического рака молочной железы. Представляет собой синтез Трастузумаба с химиопрепаратом Цитотоксином. Стандартная дозировка лекарства – 3,6 мг/кг. Капельницу надо ставить каждые три недели.

Согласно последнему клиническому исследованию (проводилось под управлением профессора Кимберли Блэквел из Медицинского университета Северной Каролины, США), препарат позволяет остановить разрастание 3–4-й стадий рака. В 84 % случаев обеспечивается продление жизни на 10–12 месяцев, в 65% пациентки с последней стадией рака прожили более 1,5 года (тогда как у химиопрепаратов вроде Лапатиниба этот показатель составляет всего 31%).

Из минусов – средство достаточно токсичное. Побочные эффекты сравнимы с обычной химиотерапией. Еще один существенный недостаток – высокая цена. Одна ампула препарата стоит примерно 120 000 руб. (на год нужно минимум 23 флакона).

Основное показание – рецидивирующий или метастатический рак молочной железы HER-2-позитивного типа. Главное действующее вещество в составе – бевацизумаб (Bevacizumab). Применяется в комбинации с Иринотеканом, Фторурацилом и Лейковорином. Такое сочетание позволяет продлить жизнь пациенток с последними стадиями онкологии на 10–13 месяцев (тогда как только одна химиотерапия дает результат в 3 раза меньше).


Стандартная дозировка средства – 7,5 мг/кг каждые 3 недели. При агрессивном росте раковых опухолей – 10–15 мг/кг каждые 2 недели. При переходе в стадию ремиссии доза может быть снижена до 5 мг/кг. Стоит препарат от 35700 руб. за коробку с 16 флаконами.

Анти-PARP-препараты

Самый распространенные препараты в группе PARP-ингибиторов – Олипариб (Ланпарза) и Велипариб. В основе – поли(АДФ-рибоза)-полимераза. Вещество относится к категории поликлональных антител и действует на опухоли, состоящие из клеток с дефектом репарации ДНК.


В отличие от других таргетных лекарств, PARP-ингибиторы не только останавливают деление злокачественных новообразований, но и провоцируют генную транскрипцию, пролиферацию и последующую гибель раковых клеток. Могут применяться в монотерапии (то есть с использованием только одного препарата, без необходимости в сопутствующей химиотерапии или операции).

Преимущество препаратов в том, что они позволяют продлить жизнь женщины с раком груди. Средняя продолжительность ремиссии составляет 13–15 месяцев, что почти в 4 раза выше, чем показатель лучевой и химиотерапии.

Цена у таргетных PARP-ингибиторов высокая. Например, Ланпарза в капсулах стоит примерно 430 000 рублей (упаковки хватает на один курс, которые надо повторять раз в 2–3 месяца). Еще один минус Анти-PARP-препаратов – тяжелая нагрузка на организм. Нередко как осложнение возникают нарушение обмена ионов натрия, калия, хлора; сердечная недостаточность; интерстициальная пневмония. Именно поэтому во время прохождения курса и несколько дней после него пациентка должна находиться под наблюдением врачей.

Антиангиогенная таргетная терапия

Авегра Биокад и Б-Маб – в составе этих препаратов присутствуют IgG1-антитела, влияющие на эндотелиальный фактор роста рака (VEGF) и действующие как блокаторы эстрогеновых рецепторов (ER). Применяется лекарство в комбинации с химиотерапией Паклитакселомом.


Дозировка составляет 5 мг активного вещества на каждый килограмм веса пациентки. Курс повторяют каждые две недели. Побочные эффекты умеренные (легче переносятся чем при химиотерапии). Среди самых опасных осложнений – возможное развитие сердечной недостаточности. Во время лечения важно постоянно отслеживать артериальное давление и проверяться на артериальную тромбоэмболию.

Стоимость препаратов для антиангиогенной терапии – от 43 790 руб. за флакон 16 мл (годовой курс обойдется в среднем в 1 050 960 руб.). Цена лекарства высокая, но многие соглашаются ее платить, так как в некоторых случаях таргетное лечение является единственным шансом продлить жизнь пациентам с раком молочной железы.


Необходимо отметить, что применение препаратов, блокирующих активность HER2, целесообразно только в том случае, если в опухоли есть повышенная выработка этого белка вследствие наличия амплификации гена HER2. Если она отсутствует, раковые клетки не вырабатывают этот белок, следовательно, назначение препаратов, блокирующих активность этого белка не приведет к желаемому результату. По этой причине перед началом лечения всем пациенткам с диагнозом рака молочной железы перед началом лечения проводится специальное обследование, направленное на определение повышенной выработки HER2. Эта информация критически важна для правильного лечения рака молочной железы.

По результатам иммуногистохимического определения HER2 статуса опухоли может быть получен один из следующих результатов:

0 баллов – в опухоли не отмечено признаков экспрессии HER2 (результат исследования отрицательный, назначение анти-HER2 препаратов нецелесообразно);

1+ - в опухолевых клетках обнаружена незначительная экспрессия HER2 (результат исследования отрицательный);

2+ - в опухолевых клетках обнаружена умеренная экспрессия HER2 (результат сомнительный, требуется проведение дополнительного исследования, см. ниже);

3+ - в опухолевых клетках обнаружена повышенная экспрессия HER2 (результат положительный, назначение анти-HER2 препаратов целесообразно).

Если по результатам иммуногистохимического исследования была выявлена выраженная экспрессия HER2 (3+), пациентке показано назначение препаратов, блокирующих активность этого белка, так как опухолевые клетки активно вырабатывают этот белок и процессы их роста зависят от его функционирования. Если результат исследования отрицательный (0 или 1+) назначение такого лечения не приведет к желаемому результату.

На данный момент разработано и внедрено в клиническую практику 4 препарата, подавляющих активность HER2. Они несколько различаются по структуре и механизму действия, а также по показаниям к применению, эти лекарства могут назначаться как в комбинации с другими препаратами, например химиотерапевтическими агентами, так и самостоятельно (в монотерапии). В этом разделе представлено краткое описание этих препаратов.

Пертузумаб – также как и трастузумаб, пертузумаб представляет собой моноклональное антитело к HER2, однако в отличие от трастузумаба он связывается с другим участком этого белка. Препарат назначается в комбинации с трастузумабом и позволяет повысить эффективность лечения. Препарат вводится внутривенно капельно.

Лапатиниб – препарат, блокирующий сигнальный путь, который проводит сигналы от HER2. Препарат применяется для лечения пациенток, у которых было отмечено прогрессирование на фоне применения режимов лечения с использованием трастузумаба, а также для лечения HER2-положительного гормонозависимого рака молочной железы, в этом случае лапатиниб применяется в комбинации с гормонотерапией. Препарат выпускается в виде таблеток и принимается внутрь.

Указанные препараты назначаются только пациенткам с HER2-положительными опухолями (экспрессия HER2 3+ при проведении иммуногистохимического исследования или выявленная амплификация гена при проведении FISH или схожего метода исследования).

Необходимо отметить, что HER2 статус опухоли может меняться в процессе проведения лечения как результат изменений, происходящих в раковых клетках. Клетки опухоли ищут способ выжить на фоне проводимой терапии и постоянно изменяются. Например, в случае, если произошел рецидив исходно HER2-положительной опухоли, во вновь выявленных опухолевых очагах может отмечаться исчезновение выработки этого белка и утрата зависимости опухолевых клеток от влияния этого гена. Возможно и обратное – появление гиперэкспрессии HER2 в опухолях, которые исходно не вырабатывали этот белок. По этой причине в случае развития рецидивов или появления метастазов врач может рекомендовать повторное проведение биопсии и проведение нового тестирования для определения HER2 статуса опухоли.

Полный текст:

  • Аннотация
  • Об авторах
  • Список литературы
  • Cited By

1. Ганьшина И.П. Применение Герцептина в неоадъювантном и адъювантном лечении больных раком молочной железы с гиперэкспрессией HER2 // Онкология. ASCO. 2007. № 1. С. 13–17. А.С. Белохвостова , И.А. Смирнова , А.А. Ени лева

2. Завьялова М.В., Телегина Н.С., Вторушин С.В. и др. Особенности морфологического строения люминального А типа рака молочной железы // Сибирский онкологический журнал. 2013 № 1 (55). С. 38–41.

3. Иванов В.Г., Коларькова В.В., Кочетова И.А. и др. Биологически направленная (таргетная) терапия рака молочной железы // Российский медицинский журнал. 2007. № 25. Абстр. 1912.

4. Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В. Значение Герцептина в таргетной адъювантной терапии рака молочной железы // Фарматека. 2007. № 18. С. 8–11.

5. Чурилова Л.А., Лазарев А.Ф. Герцептин в комбинированных режимах химиотерапии рака молочной железы // Материалы Χ Российского онкологического конгресса. М., 2006.

6. Buzdar A.U., Valero V. Neoadjuvant therapy with paclitaxel followed by 5-FU, epirubicin and cyclophosphamide chemotherapy and concurrent trastuzumab in human epidermal growth factor receptor 2-positive operable breast cancer: An update of the initial randomized study population and data of additional patients treated with the same regimen // Clin. Cancer Res. 2007. Vol. 13. P. 228–233.

7. Coleigh M.J., Vogel C.L., Tripathy D. Multinational Study of the Efficacy of Humanized Anti-Her2 Monoclonal Antibody in Women Who Have Her2-overexpressing metastatic breast cancer that has progressed after chemotherapy for metastatic diseases // J. Clin. Oncol. 1999. Vol. 17. P. 2659–2669.

8. Dieras V., Harbeck N., Albain K. et al. A phase Ib/II trial of trastuzumab-DM1 with pertuzumab for patients with HER2-positive, locally advanced or metastatic breast cancer: interim efficacy and safety results // Ann. 33rd Breast Cancer Symposium. San Antonio, 2010.

9. Dirix L.Y., Prove A., Sweldens C. Phase II study of docetaxel, carboplatin and trastuzumab (THC) in patients with locally advanced breast cancer // ASCO, 2007. Abstr. 1062.

10. Gianni L., Dafni U., Gelber R.D. et al. Treatment with trastuzumab for 1 year after adjuvant chemotherapy in patients with HER2-positive early breast cancer: a 4-year follow-up of a randomized controlled trial // Lancet Oncol. 2011. Vol. 12 (3). P. 236–244.

11. Gianni L., Eiermann W., Semiglazov V. et al. Neoadjuvant chemotherapy with trastuzumab followed by adjuvant trastuzumab versus neoadjuvant chemotherapy alone in patients with HER-2-positive locally advance breast cancer (the NOAH trial): a randomized controlled superiority trial with a parallel HER-2-negative cohort // Lancet. 2010. Vol. 375 (9712). P. 349–350.

12. Gianni L., Semiglazov V., Manikhas G.M. et al. Neoadjuvant trastuzumab in locally advanced breast cancer (NOAH): Antitumour and safety analysis // ASCO, 2007. Abstr. 532.

13. Harris L.N., Burstein H.J. Preoperative trastuzumab and vinorelbine is a highly active, well-tolerated regimen for HER2+/FISH+ stage II/III breast cancer // Proc. Am. Soc. Clin. Oncol. 2003. Vol. 22. P. 22. Abstr. 86.

14. Jahanzeb M., Mortimer J.E., Yunus F. et al. Phase II Trial of Weekly Vinorelbine and Trastuzumab as First-Line Therapy in Patients with HER2+Metastatic // Breast Cancer Oncol. 2002. Vol. 7. P. 410–417.

15. Kaufman B., Mackey J., Clemens M. et al. Trastuzumab plus anastrozole prolongs progression-free survival in postmenopausal women with HER2-positive, hormone-dependent metastatic breast cancer // J. Clin. Oncol. 2009. Vol. 17 (Suppl. 9).

16. Limentani S.A., Brufsky A.M., Erban J.K. et al. Phase II study of neoadjuvantDocetaxel, Vinorelbine, and Trastuzumab followed by surgery and Adjuvant doxorubicin plus cyclophosphamide in women with human epidermal growth factor receptor 2-overexpressing locally advanced breast cancer // J. Clin. Oncol. 2007. Vol. 25 (10). P. 1232–1238.

17. Lin N.U., Mayer I.A., Najita J.S. et al. TBCRC 003: Phase II trial of trastuzumab (T) and lapatinib (L) in patients (pts) with HER2+ metastatic breast cancer (MBC) // J. Clin. Oncol. Vol. 29. Abst. 527.

18. Lybaert W., Wildiers H., Neven P. et al. Docetaxel (T) + capecitabine (X) with or without trastuzumab (H) neoadjuvant therapy for locally advanced breast cancer (BC): Phase II study // ASCO, 2007. Abstr. 11042.

19. Minckwitz G. Trastuzumab beyond progression in epidermal growth factor receptor 2-positive advanced breast cancer a German breast croup 26/ breast international group 03-05 study // J. Clin. Oncol. 2009. Vol. 27. P. 1999–2006.

20. Nabholtz J.M., Crown J., Yonemoto L. et al. Results of two openlabel multicentre pilot phase II trials of Herceptin in combination with docetaxel and platinum salts as therаpy for advanced breast cancer in women overexpressing with docetaxel and platinum salts as therapy for advanced breast cancer in women overexpressing HER-2 // Breast Cancer Res. Treat. 2000. Vol. 64. P. 83.

21. Perez E., Suman V., Davidson N. et al. Interim cardiac safety analysis of NCCTG N9831 Intergroup adjuvant trastuzumab trial // Proc. Am. Soc. Clin. Oncol . 2005. Vol. 23. Abstr. 556.

22. Piccart-Gebhart M., Procter M., Leyland-Jones B. et al. Trastuzumab after adjuvant chemotherapy in HER2-positive breast cancer // N. Engl. J. Med. 2005. Vol. 353. P. 1659–1672.

23. Romond E.H., Perez E.A., Bryant J. et al. Trastuzumab plus adjuvant chemotherapy for operable HER2-positive breast cancer // N. Engl. J. Med. 2005. Vol. 353. P. 1673–1684.

24. Rueckert S., Ruehl I., Kahlert S. et al. A monoclonal antibody as an effective therapeutic agent in breast cancer. P. Trastuzumab // Biological. Ther. 2005. Vol. 5 (6). P. 853–866.

25. Tsang R.Y., Finn R.S. Beyond trastuzumab. P. novel therapeutic strategies in HER2-positive metastatic breast cancer // Br. J. Cancer. 2012. Vol. 106 (1). P. 6–13.

26. Untch M., Gelber R.D., Jackisch C. et al. Estimating the magnitude of trastuzumab effects within patient subgroups in the HERA trial // Ann. Oncol. 2008. Vol. 19 (6). P. 1090–1096.

27. Wingler N., O’Brien M., Rosso R. Reduced cardiotoxicity and comparable efficacy in phase III trial of pegylated liposomal doxorubicin (Caelyx/Doxil) vs. doxorubicin for first-line treatment of metastatic breast cancer // ASCO, 2002. Vol. 21. P. 1.

Белохвостова А.С., Смирнова И.А., Енилеева А.А. Таргетная терапия в лечении HER2-позитивного рака молочной железы. Сибирский онкологический журнал. 2013;(2):84-88.

Belokhvostova A.S., Smirnova I.A., Enileeva A.A. Target therapy in treatment of HER2-positive breast cancer. Siberian journal of oncology. 2013;(2):84-88. (In Russ.)



Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.