Может ли гипноз вылечить рак

Часть авторов отмечает высокую эффективность гипнотерапии при недомогании, утомляемости, бессоннице, тошноте и рвоте (после химиотерапии), болях. Это: Elkins G.,2006; Marchioro G., Azzarello G.,2000; Staplers L.J., 2005).

Был проведён мета-анализ 116 исследований гипнотерапии в онкологических отделениях: 93% отметили улучшение самочувствия, толерантности к нагрузкам, 92% отметили уменьшение боли, у 92% уменьшились проявления депрессии (Devine E.C., Westlake S.K., 1995).

30% с неходжкинскими лимфомами, спустя аж 13 лет после гипнотерапии продолжали жить, в то время как ВСЕ заболевшие из контрольной группы умерли в течение 2 лет после установки диагноза (Walker L.G., 2000).

В результате гипнотерапии:
повышается уровень CD3+ и CD4+ Т-лимфоцитов (Kiecolt-Glaser J.K., 2001)
цитокины в субпопуляции Т-клеток (Wood G.L., 2003)
повышается цитотоксичность естественных киллеров (Gruzelier J.H., 2002)

IEG-гены экспрессируются немедленно после возникновения стресса, и влияют не только на серотонин, дофамин, норадреналин и IL-2, но и активируют онкогены рака лёгких, молочной железы, желудка.

Гипноз повышает экспрессию гена Zif-268 (IEG), в результате повышается нейрогенез (Rossie E., 2003)
То, что именно через IEG гены в гипнозе происходит седация, анестезия, аналгезия – показал Nelson L.E., 2001.

Степень тревожности коррелируется с активностью естественных киллеров, т.е. чем больше страх – тем хуже (Tashiro M., 2001)

Во время стресса вырабатывается TNF-α, и он является мутагеном, т.е. повышает риск возникновения рака (Yan B., 2006).
В условиях, когда стресс проходит (а для этого гипнотерапия – прекрасное средство), TNF-α убирает опухоль: у тех женщин, которые были полны оптимизмом и социальной активностью, через 12 месяцев после удаления рака молочной железы, имели повышенный уровень TNF-α (Marucha P.T., 2005)

То, что в гипнозе возможно воздействовать на экспрессию генов, показал Rossi E.L., 2000, они меняются уже через 90-120 минут.

Montgomery G.H., 2002:

Мета-анализ. 89% имели лучший исход, чем те, кто состоял в контрольной группе. Шкалы включали в себя: боль, давление крови, тошноту, усталость, и много других параметров.

Montgomery G.H., 2007

Мета-анализ 200 пациенток с раком молочной железы.

Одной группе давали 15 минутную гипнотерапию перед операцией, контрольной группе давали психолога на 15 минут. Оценивали анестезию во время операции.

В группе с гипнозом: потребили меньше пропофола и лидокаина. В этой же группе стали меньше: интенсивность боли после операции, тошнота, усталость, дискомфорт, негативные эмоции. В результате, клинике пациент с гипнозом стоил на 772$ меньше, чем пациент из контрольной группы, главным образом, за счёт сокращения время операции (в среднем, на 10 минут).

201 пациента с поверхностными опухолями разделили на 3 группы: гипноза, психологической помощи, и стандартной мед. помощи.

Во время проведения процедур, каждые 15 минут (до 150 минут в общем) пациентам предлагалось оценить по 10 бальной системе ощущения от боли и волнения.

В группе с гипнозом был на 33% меньше расход фентанила и значительно меньше баллов по боли и волнению, чем в группе без гипноза.

У 6 раковых больных в 100% случаев исчезла ожидаемая рвота.

Richardson J, 2007

Изучил 6 рандомизированных контролируемых исследования по контролю тошноты и рвоты, связанных с химиотерапией. Все исследования сообщали о статистически значимых уменьшениях рвоты и тошноты.

Рандомизировал 60 выживших после рака груди с приливами на две группы: гипноза и без гипноза.

В группе с гипнозом, значительно уменьшилось число приливов и их качество, так же улучшился сон, волнение, депрессия.

Обнаружил, что выживаемость от рака с метастазами увеличилась в два раза по сравнению с теми, кто не получал гипнотерапию (среднее, с 18.9 мес. до 36.6 мес.).

Провожу набор добровольцев на лечение рака экспериментальным методом — регрессивной гипнотерапией.

Я отношу рак к аутоиммунным заболеваниям, при котором идет процесс самоуничтожения организма. Иммунная система вдруг начинает разрушать организм изнутри. Это может происходить по следующей причине: подсознание хочет что-то до вас донести. А именно что вас в этом мире не должно быть, вы здесь лишний, вы не имеете права жить.

Кто я такой чтобы так утверждать?

Меня зовут Олег Димитров, я гипнотерапевт. Многие болезни (которые считаются не излечимыми) отлично лечатся под гипнозом, к примеру псориаз, аллергия.


Это не просто красивые слова. Ваш рак — это НЕ послание Бога, за ваши грехи. Это результат работы вашего организма. И лечить рак напрямую бесполезно. Нужно найти причину рака и ее устранить. А рак, как и многие другие заболевания, это всего лишь симптом.

Есть предположение, что рак можно вылечить используя те же техники, которые я использую, когда лечу аллергию, панические атаки и другие болезни. Я не могу гарантировать что лечение рака будет успешно. Это Эксперимент.

  1. Находитесь на самой ранней стадии развития рака
  2. Нет психических отклонений
  3. Все органы функционируют
  4. У вас есть выписка из больницы в которой подтверждено что у вас есть раковые образования

Напишите мне. Это эксперимент. Все что мы будем делать, я буду записывать на видео. При положительном результате (а такой исход весьма вероятен), я эти записи буду использовать в своих целях, на своем сайте. Для вас это будет абсолютно бесплатно.

Моя цель — проверить применимость регрессивной гипнотерапии для лечения Рака и получить реальный отзыв от клиента.

Средство, которое мы будем применять для лечения рака — это ввод вас в гипноз и поиск проблемы. Если вы не знаете, что такое гипноз, посмотрите ролик чуть ниже. Это абсолютно безопасное и естественное состояние любого человека.

Далее, после того как мы достигаем состояние транса, мы с помощью подсознания найдем ту травматичную ситуацию которая породила рак. По моему опыту, в 90% случаев корень травмы кроется в возрасте до 6лет. А каждая вторая травма уводит нас вообще в перинатальный период.

Многие думают, что ребёнок начинает мыслить только тогда, когда от выходит из мамы. Но если мы не видим ребенка, то это не значит, что его мозг также ничего на видит.

Мозг ребенка начинает записывать информацию начиная примерно с 1 месяца после зачатия. Как только мозг сформировывается настолько, что он может запоминать, он все начинает записывать. Если мама в этом возрасте будет думать об аборте, то ребенок будет в ужасе сжиматься. Понимая, что его могут убить. Так ребенок в первый раз знакомится со страхом.

Это не гипотетическая история, это реальная история одного из клиентов про аборт.

Что именно породило рак у вас, я не знаю. Но нам и не нужно гадать что бы понимать, как лечить рак. В гипнозе мы с вами найдем все ответы.

После того, как ситуация была найдена мы ее исправляем, снимает эмоциональный заряд, проблема уходит навсегда. Иногда в одном заболевании может быть до 5 разных ситуаций.

  1. Мама захотела сделать аборт
  2. Сестра показывает, что ей сестренка не нужна
  3. Бабушка говорит, что сестра лучше, а ты вообще никчёмная и мешаешь
  4. В школе учительница ненавидит

В таком случае нам придется разбирать каждую ситуацию по отдельности. Просто приготовьтесь работать. Сколько на все потребуется времени я не знаю. Это ведь эксперимент и с лечением рака я не работал. Но обычно осязаемые результаты заметны уже после 5-7 сессий.

Сознание и подсознание – это мощные инструменты, помогающие сократить уровень стресса и снизить до минимума боль. Почему мы их не используем в достаточной мере в лечении онкологических больных?

Гипноз определяется как принятие внушения на уровне подсознания. Транс, часто ассоциируемый с гипнозом, вызывается гипнотизером или самостоятельно при соответствующем обучении.

Если больные этого хотят, почему мы не используем этот вид лечения чаще? Недостаток образования и обученного персонала, а также время, которое он занимает в сравнении с применением лекарственных препаратов — это некоторые из причин, по которым гипноз не используется чаще в условиях клиники, не говоря о том, что некоторые люди до сих пор верят, что это – одна из разновидностей магии. Мифы, связанные с гипнозом – это основная причина того, что метод недостаточно распространен.

С увеличением использования интегративной медицины в онкологии практикующие врачи могут использовать эту методику лечения для своих пациентов. Для этого нам нужно начать развенчивать мифы.

Прежде чем предлагать лечение гипнозом больным, давайте сравним гипноз, медитацию и управляемые психические образы.

Гипноз: изменяет сознание, вводит его в состояние транса, создает направление концентрации внимания и расслабленность.

Управляемые психические образы: форма гипноза без индукции (быстрое временное сокращение стресса, но недолгосрочное).

Какие лечебные эффекты гипноза?

  • Избавляет от тревоги и страха
  • Облегчает боль
  • Может уменьшить побочные эффекты лечения, такие, как тошнота
  • Контролируется пациентом
  • Снижает уровень стресса
  • Безвреден для пациента
  • Может быть более выгодным по цене в сравнении с лекарствами, назначаемыми при боли, тревоге, тошноте.

Гипнотерапия обычно проводится при личном контакте или с использованием аудиозаписей. Для онкологических больных, которые находятся дома, аудиогипноз или самогипноз могут минимизировать побочные эффекты и помочь справляться с симптомами. Для пациентов медицинских учреждений аудиогипноз или самогипноз могут помочь до, во время или после хирургического вмешательства, а также инфузионной терапии. Если предложить этот метод лечения заранее, как только был поставлен диагноз, он может помочь справиться с известием о диагнозе, лечением, побочными эффектами, в восстановительном периоде и даже в терминальной стадии.

Мы все желаем онкологическим пациентам хорошего качества жизни, но общий вопрос – каким образом этого добиться. Данное исследование показывает преимущества гипноза, нам нужно лишь непредвзятое мышление, чтобы предлагать эту методику.

Вы бы предложили гипноз для Ваших раковых больных?

  • Да
  • Нет

Устинова Юлия
Клинический психолог
Сертифицированный специалист по психотерапии психосоматических расстройств, экзистенциальной психотерапии и групповой терапии, онкопсихологии

.: Хроники ментальных путешествий :.

  • Recent Entries
  • Friends
  • Archive
  • Profile
  • Add to friends
  • RSS

Образность и болезнь
Среди многочисленных опытов по использованию образного мышления для лечения болезней, наиболее известны клинические работы онколога Карла Симонтона и его жены, психолога Стефани Мэтьюз-Симонтон (1982). Они первыми использовали образное мышление в качестве дополнительного метода лечения раковых больных.
Сначала пациент овладевал техникой постепенного расслабления, ему предлагалось мысленно представить каждую группу мышц и освободить ее от напряжения. Затем в состоянии предельного расслабления пациент должен был представить свои белые кровяные тельца и иммунную систему в виде бесстрашных воинов, а раковые клетки «в виде трусливых или беспомощных животных, которых воинам ничего не стоит победить.


Есть весомые основания полагать, что в повышении сопротивляемости организма и мобилизации его сил на борьбу с вирусами, бактериями и опухолями решающую роль играет подсознательное отношение к вызванной ими болезни. С помощью образного мышления человек может подсознательно настроить себя на выздоровление.

Коллеги Симонтонов психологи Джин Ахтерберг и Франк Лолис продолжили работу своих предшественников в области сочетания образного мышления с обычной терапией раковых больных. У одного из пациентов был рак поджелудочной железы. Можно было условно говорить лишь о пяти процентах возможности выздоровления. Мобилизовав свое воображение, пациент представил раковые клетки в виде броненосцев (ночных норных млекопитающих, покрытых роговыми пластинами), а белые кровяные тельца стали отважными рыцарями в белых доспехах. Они мчались по кровеносным сосудам, поражая своими копьями броненосцев. Каждый рыцарь должен был уничтожить определенное количество врагов.



На каком-то этапе лечения пациент вдруг заметил, что значительное число белых рыцарей куда-то исчезли. Анализ крови показал уменьшение количества белых кровяных телец. Узнав об этом, пациент решительно взялся пополнять свое войско и вскоре формула крови пришла в норму. Спустя некоторое время больной сообщил, что его белые рыцари с трудом выполняют свою дневную норму: врагов не хватает и приходится заглядывать под каждый куст, чтобы вспугнуть их. Ультразвуковое обследование показало, что от опухоли не осталось и следа.

Любое нарушение равновесия в организме делает нас более восприимчивыми к болезням. Доктор Вальтер Кэннон (1929) назвал это равновесие гомеостазом. Вызванный самыми различными причинами гомеостатический дисбаланс может разладить работу телесной лаборатории и нарушить химический обмен веществ в организме.
Одной из причин подобного разлада является стресс. Опыты, проведенные доктором Гансом Селье (1978), ведущим исследователем в области стресса, показали, что под воздействием сильного стресса железы внутренней секреции крыс выбрасывают в кровь большое количество мощного гормона «кортикостерона. Этот гормон появляется обычно при воспалительных процессах в организме. Но его длительное присутствие в крови, да еще в больших количествах, может ослабить иммунную систему.

По мнению многих клиницистов, чем яснее вы видите мысленным взором ваш организм и его пораженные участки, тем успешнее ваше подсознание координирует внутренние защитные силы. Подсознание взмахивает своей дирижерской палочкой, и входящие в вашу иммунную систему оркестранты начинают играть слаженно и с вдохновением.

Как вы думаете, почему об этих методах никто не знает? А вот почему:



Прайслист взят с сайта " Лечение за рубежом ". Как вы думаете, выгодно ли с такими расценками даже пытаться что-либо исследовать более простыми и доступными методами? Конечно нет! А тех, кто пытается, быстренько объявляют персоной нон-грата, как показывает нижеследующий материал :

НЕПРИЗНАННАЯ МЕДИЦИНА

В последнее время все острей встает вопрос о доверии современной медицине, с ее пристрастием к лекарствам, и в конечном итоге – с ее службой, в первую очередь, фармацевтическим концернам, а вовсе не здоровью человека, как следовало бы ожидать.

Доктор Рике Герд Хамер провел большую исследовательскую работу по нескольким направлениям. В итоге он пришел к пониманию того, что есть на самом деле болезнь, почему, как и для чего она возникает, каким образом развивается и исцеляется.

Впрочем, все остальные заболевания тоже прекрасно укладываются в схему доктора Хамера.


В общем, в печальной истории доктора Хамера и его Новой Медицины как в капле воды отразилась вся сущность системы так называемого здравоохранения.

Есть также вот такая неслыханная наглость в дополнение:

Каннабиноиды помогут одолеть рак мозга

Предварительные исследования подтвердили предположение о том, что комбинация некоторых активных химических компонентов марихуаны может помочь в борьбе со смертельной формой рака мозга.

А не является ли постепенный глобальный запрет конопляных культур около 80 лет назад также частью причины вспышки численности раковых заболеваний?
Ведь раньше эти культуры использовали для питания многие крестьянские семьи (например, семена конопли содержат больше питательных веществ, чем большинство других), а раковых заболеваний в таких огромных количествах мы раньше не знали. Но об этом позже.

Мышкой по лайкам снизу клик-клик не ленимся, плиз! И вообще. не ленимся. )

О гипнозе, психосоматике и гипнотерапии. Обучение. Отзывы о сеансах гипнотерапевта Геннадия Иванова.

— Я как психотерапевт могу говорить именно о психосоматических проблемах, то есть о том, как душевное переживание может вызвать ту или иную соматическую реакцию. Конечно, любая болезнь, даже элементарная простуда, меняет наши жизненные планы, иногда существенно, иногда нет, и какую-то тревогу человек испытывает. Но это уже последствия, а психосоматика все формы онкологических заболеваний рассматривает, как первичное проявление нежелания человека жить. Нежелания внутреннего, скрытого, неосознанного.

Понятно, что рак – не суицид, но существует много форм человеческого поведения, которые, по сути, есть медленное самоубийство. Например, запойное пьянство или табакокурение. Подростки, начинающие тайком покуривать, могут не знать, но любой взрослый курильщик знает, что это с большой долей вероятности может привести к опухоли, тем не менее, многие продолжают курить.

— Может быть, сейчас что-то изменилось, но еще 10 лет назад, когда я регулярно бывал в онкоцентре, онкологи курили очень много. Приходил в центр – из всех дверей легочного отделения дым шел клубами.

- Я тоже курильщик, хотя понимаю, что рискую. Как объяснить курение врачей, которые ежедневно сталкиваются с последствиями этой привычки? В этом, думаю, есть и амбиции врача. Мол, я-то врач, смогу преодолеть в себе эту болезнь, всем нельзя, а мне можно. И в моем курении, несомненно, есть элемент таких амбиций. С другой стороны, курение – псевдомедитация, возможность уйти в себя. Это отдельная тема, сейчас я хотел бы поговорить о душевных переживаниях.

С онкологией я близко столкнулся в девяностые годы прошлого века, когда почти все наши с женой родители умерли от разного вида опухолей. Как вы помните, тогда жизнь в стране резко изменилась. Я заметил, что многие люди тогда испытывали страх (не отчаяние, а именно страх), и начал понимать, что мой отец, тесть, теща где-то в глубине души не хотели жить в новом мире, который им предлагался.

Все мы знаем, что соль придает пище вкус. Но до эпохи холодильников она также помогала еде сохраниться – другого способа сохранения продуктов просто не было. Поэтому во всех культурах соль была символом заботы. Обмениваясь, солью, люди подчеркивали свою близость и способность хранить друг друга. Так вот, когда человек ощущает, что его творчество, плоды его труда никому не нужны или что ему больше некого хранить, очень часто у него появляется опухоль.

И человеку творческой профессии – писателю, художнику, композитору – очень важно понимать (даже если он делает вид, что ему все равно), что его будут читать, смотреть, слушать еще долго. Художники (в широком смысле слова), которые в это верят, часто и живут долго, а вот те, кто надеется, что написанная книга, картина, музыка тут же принесет славу, часто болеют и умирают относительно рано.

Не все могут измениться вместе с жизнью

Но есть огромная разница между жизнью полковника или подполковника в инженерном управлении КГБ и жизнью директора или замдиректора фирмы. Жизнь директора или замдиректора фирмы – это постоянная суета, беготня, организация, продажи-перепродажи, в общем, все прелести нашего так называемого бизнеса. А не все это могут. В принципе не все. Не знаю, могу ли я. И вот эти люди вдруг стали распадаться на наркологических и онкологических больных – или они спивались, или у них появлялись опухоли.

Разумеется, не все заболели, но очень многие – вспышка была, мне сами онкологи об этом говорили. Ситуация понятна. Эти люди, чуть ли не единственные в стране, жили если не при коммунизме, то точно при социализме. У них с самого начала службы была вполне прогнозируемая карьера, относительно недолгая очередь на квартиру, машину, путевки в хорошие санатории – в общем, понятные и довольно выгодные правила игры. Получали они ненамного больше простых советских служащих, но благодаря льготной системе снабжения были избавлены от той житейской суеты, на которую все мы тратим значительную часть времени.

И вдруг они не по своей воле вернулись в эту суету. Для многих это оказалось непереносимо. Дело не в гордыне, не в болезненном самолюбии. Я со многими из них общался, у кого-то, конечно, была гордыня, но далеко не у всех. Проблема не в бешеном самолюбии, а в том, что они не подходили этому миру, не могли понять взаимоотношения в нем. Надо было что-то в себе изменить, чтобы стать новым человеком – членом потребительского общества. Мало кто смог справиться с этой задачей.

Это один из примеров. Мой папа был настоящим верующим советским человеком. Инженер, беспартийный, он не имел никаких льгот, жил только на зарплату, но искренне верил, что советская власть лучшая в мире. Бессребреник, напрочь лишенный гордыни, всегда поступавший по совести и меня этому учивший.

Он умер от рака. Мир, где правда перевернулась на 180 градусов, требовал совершенно другого человека, человека какой-то другой веры. Что такое христианство, папа, в отличие от меня не знал, и относился к этому с юмором. Такой здоровый советский инженер. Кстати, беспартийный, но веривший в коммунизм, в советскую власть. Думаю, он тоже встал перед необходимостью стать совсем другим, потому, что его схема жизни – на 120 рублей – уже в конце 1980-х не давала жить и, как вы понимаете, не давала она жить честно, в ладу с совестью.

Большинство тех, кто приходил ко мне в группы по онкопсихологии (сейчас мы в московском ПНД № 23 планируем продолжить эту практику), по разным причинам оказывались перед экзистенциальной необходимостью буквально стать другими, чтобы устроиться в этом мире (не в материальном смысле, а в духовном или психологическом), но не находили для этого сил. А для меня как для психотерапевта (я же не онколог) главное в лечении рака – цели, которые ставит себе человек на будущее за пределами своей болезни.

Понятно, что все мы смертны, более того, это необходимо для нашего развития, творчества. Если бы мы узнали, что мы бессмертны (я говорю о земной жизни), немедленно остановились бы. Куда спешить, если у нас неограниченный запас времени? Книгу или симфонию потом напишу, когда-нибудь, а сейчас лучше полежу на диванчике.

Смерть необходима, чтобы мы действовали. У нас есть неопределенный, но точно краткий отрезок времени, чтобы мы успели, стать солью земли. Поэтому главное в лечении онкологии – установить какую-то задачу.

Изначально целей может быть две: забота о других людях либо творчество, которое эту заботу неминуемо в себя включает. Любое творчество имеет смысл, когда человек творит для других, чтобы подарить им красоту, открыть им что-то новое об окружающем мире.

Думаю, если бы существовал реальный Дориан Грей, вместивший свою жизнь в портрет, он бы умер от рака. Потому что такое творчество бесплодно. Творчество во вред людям, например, создание бомбы, других орудий массового уничтожения, тоже часто пагубно сказывается на здоровье. По крайней мере, и среди наших, и среди американских создателей бомб многие умерли от рака, и я думаю, что заболевали они не только из-за облучения.

Чем больше осознанности, тем меньше болезненности

Например, 58-летняя женщина, филолог, бабушка трех внуков. У нее была традиционная женская опухоль, она села дома, перестала что-либо делать. Мне удалось убедить ее, что, во-первых, необязательно ждать, пока дети позвонят – они работают с утра до ночи, может и сама набрать номер, поговорить, узнать, как у них дела. Во-вторых, не только они, но и она отвечает за то, чтобы ее внуки выросли достойными людьми.

Если у работающих с утра до ночи детей нет сил и времени водить ее внуков по музеям, она тем более должна использовать оставшееся у нее время, чтобы обойти с ними как можно больше музеев, рассказать о как можно большем количестве любимых картин, объяснить, почему любит именно эти картины. Она прислушалась к моему совету, прошло 10 лет, теперь она уже правнуков воспитывает.

Конечно, рано или поздно все мы умрем. Вопрос в том, доживать свою жизнь в полной беспомощности, разочаровании во всем или до последней минуты жить интересно, чувствовать свою нужность кому-то.

Нет такого возраста и такой болезни, когда человек не может взять умную книжку или Новый Завет и задуматься о смысле жизни, о конкретной занятости, о конкретном творчестве на данном жизненном этапе. Если я задумываюсь и нахожу смысл, я, как правило, дольше живу. Если я не хочу думать головой, душой или духом, за меня начинает думать тело.

Все, что человек не додумал, боялся и не преодолел, хотел выразить, но не выразил, будет выражаться в мышечных зажимах, болях и болезнях. Еще и в сновидениях. У нас нет привычки анализировать собственные сны, думать, о чем они нам говорят, о каких бедах, которые мы не хотим осознавать.

Чем больше в человеческой жизни осознанности (на любом языке, какой вам ближе – психоаналитическом, экзистенциальном, христианском), тем меньше болезненности и тем легче смерть. Болезнь – это всегда некая метафора того, что мы попытались скрыть от самих себя.

Аннотация. Проведен контент-анализ современного применения гипносуггестивных методик в медицине. Отмечены возможности гипнотерапии в качестве терапевтического и психомоделирующего (экспериментально направленного) инструментария. Перечислены психологически-опосредованные и физиологические факторы положительного воздействия гипнотерапии при онкологии.

Ключевые слова: гипносуггестивная терапия, гипноз, психотерапия, соматоформные расстройства, психосоматические расстройства.

Среди причин отмеченной тенденции можно выделить следующие.

3. Не последнюю роль, в основном в странах, где медицина платная, в снижении востребованности гипнотерапии играют экономические факторы. Так, многие клинические случаи требуют индивидуальной работы с пациентом, что-либо очевидно экономически невыгодно для врача по сравнению с групповой психотерапией, либо непомерно увеличивает стоимость сеанса гипноза.

4. Законодательное закрепление гипносуггестивной психотерапии за медицинской сферой, и, следовательно, невозможность официально заниматься гипнозом в немедицинских формах, а также следующая из этого необходимость продолжительной специализации через психиатрию и в дальнейшем психотерапию для лиц, желающих практиковать гипноз. Спровоцированный этим отток из сферы реализации гипнотических практик лиц, не имеющих врачебного образования, создал видимость сужения спроса на гипноз за счет как его локализации в сугубо медицинской плоскости, так и нивелирования гипнотерапевтического дискурса вообще.

6. Укоренившаяся убежденность в том, что успех гипнотерапии напрямую зависит от личности врача, тогда как для иных психотерапевтических техник изначально было сформировано мнение, что ими может овладеть каждый, демотивирует современных медиков даже в самом приобретении навыков терапевтического гипноза.

7. Несмотря на доказанную последними исследованиями неспецифичность личности врача по отношению к гипнотерапевтическим методикам, многих врачей в освоении методик гипноза продолжает останавливать призрачный риск потратить время впустую, не достигнув необходимого для практики уровня профессионализма.

8. Проблема специфической гипнабельности пациентов — способности человека входить в состояние гипноза. На сегодня показано, что гипнозу подвержены в среднем 50 % населения, тогда как для оставшейся половины этот метод терапии оказывается заведомо неэффективным (тем не менее, сторонники гипносуггестивной терапии настаивают на возможности преодоления низкой гипнабельности с помощью высокопотентных модификаций суггестивных техник). В этом контексте многие врачи задаются вопросом: зачем осваивать то, что гарантированно неприменимо для части населения, тогда как иные психотерапевтические методики не имеют сколько-нибудь очерченных ограничений. Более того, определение врачом индивида как негипнабельного несет в себе риск необоснованной идентификации этим индивидом врача, проводящего сеанс, как непрофессионала. Поэтому не каждый врач готов рисковать своей репутацией, практикуя методику, способную привести к подобным имиджевым потерям.

В работе подчёркивалась значимость подобранных слов и стиля проведения беседы. Необходимо помнить, что даже одно необдуманное слово может вызвать у больного парадоксальную эмоциональную реакцию, порождающую ятрогению, что порой происходит из–за гиперестезии (повышенной чувствительности) и мнительности больного, который очень чутко реагирует на каждое сказанное ему слово. [35]

10. Немаловажную роль играет отождествление в определенных кругах гипнотерапии с техниками, используемыми в тоталитарных сектах, что закономерно является демотивирующим фактором для пациентов ввиду опасений утраты самоконтроля. Естественно, вопрос доверия к врачу, проводящему гипнотерапию, в этом контексте приобретает важное значение.

11. Еще одним значимым, если не ключевым фактором утраты гипнотерапией ключевых позиций в терапевтической клинике, являются маркетинговые линии фармакологических компаний, позиционирующие лекарственные препараты терапией первого выбора в ущерб психотерапевтическим методам. Утвердившись в сознании врачей, они предопределяют изначальный выбор терапевтического пути; отправной точкой в нем является применение фармакологических препаратов и только затем, в случае их недееспособности, — поиск иных терапевтических тактик.

Данное обстоятельство предопределило неутихающий интерес к феномену гипноза и гипнотерапии в научных и медицинских кругах, несмотря на отмеченную тенденцию к сужению круга ее клинического применения.

В качестве методов исследования были использованы контент-анализ, науковедческий, клинико-психофеноменологический [2, 9, 10].

Феномен гипноза до сих пор остается не до конца раскрытым, однако последние исследования демонстрируют, что его результаты столь же материальны, как и при иных терапевтических манипуляциях.

Современное использование гипноза в сфере медицины претерпело значительные качественные изменения и в дополнение к терапевтическому приложению приобрело свойства психомоделирующего (экспериментально направленного) инструментария для индуцирования ряда психопатологических состояний.

Так, в передовых исследованиях по экспериментальной психопатологии и нейропсихологическому моделированию были изучены особенности бреда, сенсорно-моторные и когнитивные нарушения, тревожные и навязчивые состояния, а также ряд других типичных клинических семиотических знаков и синдромов на основании гипнотически- индуцированных психопатологических состояний [11]. Это предопределило использование гипноза для моделирования психической и персонологической патологии с целью улучшения понимания генеза различных психопатологических состояний, реакций и процессов.

Тем не менее, несмотря на новые, достаточно смелые взгляды на применение гипноза в медицине, ведущим направлением его использования остается терапевтическое [1, 2—7].

С момента своего открытия гипноз нашел широкое применение в купировании различных форм психопатологии, в том числе и как самостоятельный метод, и как метод для потенцирования иных психотерапевтических методик, в частности когнитивно-поведенческой терапии [12].

Клиническая эффективность гипнотерапии как самостоятельного терапевтического метода

доказана в лечении невротических, в особенности конверсионных, психосоматических, соматопсихических заболеваний [1, 2—7].

Отмечены положительные результаты в терапии и профилактике нарушений эмоциональной сферы, таких, как тревога, депрессия, панические атаки; а также в купировании различных видов навязчивых состояний [1, 13—15].

Некоторые исследователи отмечают улучшение академической производительности вследствие применения гипнотерапии, что может говорить о ее благотворном влиянии на когнитивные свойства [15].

V. Vickers, Z. Zelman [16] отмечают, что применение гипноза, в частности для достижения релаксации, положительно влияет на продолжительность жизни. Доказано положительное влияние гипнотерапии на обеспечение гигиены сна, а также ее выраженный терапевтический эффект у пациентов с бессонницей.

Отмечено снижение воспаления в тканях вследствие применения гипнотерапии [17].

H. Jones et al. [17] провели контролируемое исследование по применению гипнотерапии для лечения некардиальной боли, которая в обычных условиях крайне трудно поддается терапии, демонстрирующее позитивные результаты в виде значительного снижения интенсивности боли О. (р = 0,046). В отмеченном исследовании пациенты группы исследования проходили 12 сеансов гипнотерапии, тогда как пациенты группы контроля — поддерживающую терапию совместно с плацебо.

В западных странах гипноз получил широкое применение в терапии болевого синдрома (острых и хронических алгических состояний различного генеза) и его профилактике, а также как дополнительная мера при оперативных и инструментальных вмешательствах.

Обращает на себя внимание доказанная в последние годы эффективность гипноза в терапии не только невротических, но и соматических расстройств. Так, ряд исследователей отмечают [18—20] действенность гипнотерапии в лечении больных, перенесших инсульт. Задокументированные клинические случаи использования гипноза в сочетании с восстановительной терапией в лечении больных, перенесших инсульт, встречаются в 1950-х гг. При этом гипнотерапия демонстрирует положительные клинические результаты как в раннем периоде инсульта, так и в отдаленном, в том числе в восстановлении нарушенных двигательных функций. Для достижения последнего директивные установки обычно включают в себя формулы, содержащие императив к совершению двигательных актов пораженной конечностью.

В случаях большой продолжительности заболевания гипнотерапия также позволяет преодолеть подсознательную установку самих пациентов на невозможность восстановления движений в поражённых конечностях. Так, в пилотном исследовании S. G. Diamond et al. [19] у пациентов, длительное время страдающих парезом верхних конечностей вследствие инсульта, применение гипнотерапии позволило достичь увеличения диапазона движений в пораженной конечности, повышения силы и уменьшения признаков спастичности, снижения усилий для выполнения движений в паретичных конечностях.

Имеются данные о влиянии гипноза на модулирование иммунного ответа при злокачественных новообразованиях [22]. У пациентов, получающих гипнотерапию с целью релаксации в качестве дополнительного метода терапии при злокачественных новообразованиях, были отмечены более высокие абсолютные числа и более высокий процент активированных Т-клеток (CD25), более низкий уровень фактора-альфа некроза опухоли и выше уровень лимфокин-активированных клеток-киллеров, что способствует более эффективному лизису опухолевых клеток [23].

Этот факт неоспоримо доказывает влияние гипнотерапии не только на психологическое состояние пациента, но и на морфофункциональные показатели организма.

Первое упоминание в литературе об успешном применении гипнотерапии для лечения пациентов с СРК относится к 1984 г., хотя еще в 1927 г. было отмечено благотворное влияние аутосуггестивных вмешательств на больных с СРК [24, 25]. С тех пор гипнотерапия зарекомендовала себя как действенный инструмент в терапии больных с соматоформными и психосоматическими расстройствами в гастроэнтерологии, которые устойчивы к иным методам терапии [26].

Положительное воздействие гипнотерапии при заболеваниях желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), согласно современным представлениям, объясняется следующим рядом психологически- опосредованных и физиологических факторов [27]. Снижение фазовых сокращений перистальтики кишечника, сопровождающихся клиническим уменьшением боли, что отмечается во время гипноза, позволяет говорить о роли снижения порога болевой чувствительности при перистальтических сокращениях кишечника в генезе рассматриваемой патологии; поскольку важное значение имеет тот факт, что даже нормальная перистальтика индивидом с СРК воспринимается как болезненная [28].

Влияние ряда эмоциональных реакций, таких как гнев, тревога и в меньшей степени ощущение счастья, доказательно приводят к увеличению моторики кишечника. При этом изменения перистальтики в основном связаны с изменениями скорости, а не амплитуды сокращений. Гипнотические воздействия достоверно снижают как скорость перистальтических сокращений, так и частоту дыхания и пульса, увеличивающихся в ответ на отмеченные эмоциональные реакции, что предположительно лежит в основе одного из механизмов терапевтических влияний гипнотерапии при ряде гастроэнтерологической патологии [28].

Существуют экспериментально подтверждённые основания для предположения роли аномального ответа ЖКТ на поступление в пищеварительную систему жиров в генезе рассматриваемой патологии и провоцируемое ими чрезмерное образование кишечных газов. Применение гипнотерапии в этом случае доказательно приводит к уменьшению как объемов кишечных газов, так и болевого синдрома.

Висцеральная гиперчувствительность, в том числе на растяжение кишечника содержимым, предположительно также лежит в основе болевых ощущений при ряде гастроэнтерологической патологии [29].

Не последнюю роль в генезе рассматриваемого ряда гастроэнтерологической патологии играет чрезмерная активация передней поясной извилины в ответ на болевой раздражитель. Современные исследования головного мозга показывают, что именно в ней обрабатывается эмоциональное восприятие боли, тогда как обработка сугубо соматических болевых ощущений происходит в соматосенсорной коре [27].

Возможность снижения активности коры передней поясной извилины и уменьшение ответных нисходящих стимулов к висцеральным органам являются еще одним преимуществом гипнотерапии по сравнению с иными методами терапевтических вмешательств [27, 31].

Предполагают, что сниженное настроение влияет на самоощущения больных, заставляя фиксировать внимание на висцеральных ощущениях.

Множественные рандомизированные контролируемые исследования по применению гипнотерапии в этой сфере показывают высокий процент излечения пациентов с симптомами поражения ЖКТ, в генезе которых играют не последнюю роль психофизиологические факторы. Так, отмечена роль гипнотерапии в лечении функциональной диспепсии. В плацебо-контролируемом исследовании с участием 126 больных, страдающих функциональной диспепсией, в краткосрочном периоде отмечено достоверное уменьшение выраженности симптомов диспепсии у 59 % пациентов, получающих гипнотерапию, по сравнению с 41 % обследованных, которым назначалась поддерживающая терапия в комплексе с плацебо, и с 33 % в группе фармакотерапии. При этом в долгосрочном периоде у больных, прошедших курс гипнотерапии, в 73 % отмечалось стойкое улучшение, тогда как обе группы сравнения демонстрировали достоверно худшие результаты: 34 % для группы с плацебо и 43 % — для группы фармакотерапии [32].

Согласно двойному рандомизированному контролируемому исследованию [33, 34] после применения гипнотерапии (12 сеансов, 1 ч в неделю) отмечено значительное клиническое улучшение у больных с СРК (138 пациентов), резистентным к другой терапии. При этом достигнутые положительные результаты удерживались на протяжении минимум одного года после курса гипнотерапии.

Результаты проведенного в 2003 г. группой исследователей мета-аналитического исследования, основанного на 57 рандомизированных исследований, показывают, что клинический эффект в случае применения гипнотерапии в среднем отмечался у 64 % пациентов, тогда как у обследованных из контрольных групп — без применения гипнотерапии — лишь у 37 %. Средний размер эффекта для 57 исследований составлял d = 0,56. При этом в большинстве случаев исследователи отдавали предпочтение классической гипнотерапии с прямыми директивными установками, а частота сеансов варьировала от 1 до 10. Среди включенных в мета-анализ исследований гипнотерапия применялась при следующих формах патологии: звон в ушах, бессонница, дуоденальные язвы, энурез, бородавки, астма, СРК, гипертония, хронический и острый болевой синдромы (головные боли, боли в суставах при остеоартрите, стоматологические боли, боли при ожогах и т. д., а также предупреждение болевых ощущений во время инвазивных медицинских вмешательств), никотиновая зависимость, тревога, нарушение качества жизни в послеоперационном периоде, дистресс-синдром, тошнота и рвота при прохождении химиотерапии у онкологических больных.

Расширение критериев мета-анализа на нерандомизированные исследования позволило оценить 133 исследования, включающие результаты терапии 6006 пациентов. При этом клинический эффект у больных, получающих гипнотерапию, отмечался в 74 % случаях [12]. Данное мета-исследование было наиболее крупным из всех, затрагивающих анализ эффективности гипнотерапии, его результаты убедительно доказывают ее действенность и предпочтительность в лечении широкого ряда расстройств.

Хотелось бы привести личную клиническую историю. Была больная, 2 стадия онкологии, врачи сказали осталось жить года 3-4, после похождения трех сеансов гипнотерапии пациентку сняли с учета и живет уже больше 20 лет. Динамика положительная, катамнез тоже. Я 45 лет посвятил гипнотерапии и сейчас действительно снижение интереса к гипнотерапии, а вы знаете почему? Я вам, как практик, говорю, потому что по всем телеканалам сейчас фармакологию рекламируют, а не психологию. О психологии и психотерапии ничего нет.

Таким образом, можно сделать заключение, что клинический гипноз, несмотря на упадок и даже незаслуженное отвержение в медицине постсоветского периода, является перспективным инструментом как в исследовательской, так и в клинической медицине.

Применение гипнотерапии позволяет не только достичь высокоэффективных результатов в лечении широкого ряда расстройств, но и выступает актуальным инструментом в фундаментальных клинических исследованиях.

1. Бехтерев В. М. Гипноз, внушение, телепатия / В. М. Бехтерев.— М.: Мысль, 1994.— 364 с.

3. Психотерапия: учебник для врачей-интернов высш. 16. мед. учеб. заведений ІІІ—IV уровней аккредитации / Б. В. Михайлов, С. И. Табачников, И. С. Витенко, В. В. Чугунов.— Харьков: Око, 2002.- 768 с. 17.

7. Психотерапевтическая энциклопедия; под. ред. Б. Д. Карвасарского.— СПб.: Наука, 2002.— 752 с.

8. Тукаев Р. Д. Гипноз. Механизмы и методы клинической гипнотерапии / Р. Д. Тукаев.— М.: Медицинское информационное агентство, 2006.—448 с.

9. Чугунов В. В. Клинико-психофеноменологический метод / В. В. Чугунов, Б. В. Михайлов // Мед. психология.— 2010.— № 2.— С. 3-15.

11. Nash M. R. Salient Findings: Hypnosis in the laboratory 26. creates a window on psychopathology / M. R. Nash,

A. Wong // International J. of Clinical and Experimental Hypnosis.— 2011.— Vol. 60, № 4.— Р. 469-476.

12. Kirsch I. Hypnosis as a adjunct to cognitive-behavioral psychotherapy: a meta analysis / I. Kirsch, G. Mont- 27. gomery, G. Sapperstein // J. of Consulting and Clinical Psychology.— 1995.— Vol. 63, № 2.— Р. 214-220.

13. Crawford H. J. Phobias and intense fears: facilitating their treatment with hypnosis / H. J. Crawford, A. F. Barbasasz // Handbook of clinical hypnosis / 28. J. W.Rhue, S. J. Lynn, I. Kirsch.— W.: American Psychological Association, 1993.— 338 р.

14. Iglesias A. Awake alert hypnosis in the treatment of panic 29. disorder: a case report / A. Iglesias, A. Iglesias // Am. J. of Clin. Hypnosis.— 2005.— № 47 (4).— Р. 249-256.

15. Mathur S. Impact of Hypnotherapy on examination anxiety and scholastic performance among school children / S. Mathur, W Khan // Delhi Psychiatry J. — 30. 2011.— № 14 (2).— Р. 337-342.

16. Vickers V. Hypnosis and relaxation therapies / V. Vickers, Z. Zelman // Br. Med. J.— 1999.— № 319 (7221).- P. 1346-1349.

17. The Effect of Hypnosis on Systemic and Rectal Mu¬cosal Measures of Inflammation in Ulcerative Colitis Effects of Hypnosis in Active UC / J. E. Mawdsley, D. G. Jenkins, M. G. Macey [et al.] // The Am. J. of Gastroenterology.- 2008.- № 103.- P. 1460-1469.

18. Treatment of non-cardiac chest pain: a controlled trial of hypnotherapy / H. Jones, P. Cooper, V. Miller [et al.] // Gut.- 2006.- № 55.- P. 1403-1408.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.