Врач ркб болеет раком

С шести-семи утра каждый день работа. Любимая работа. Когда мальчишки мечтали стать космонавтами или летчиками, Айрат твердо знал, что будет акушером. В семье потомственных врачей очень точно знали цену жизни.

- Если можно спасти или помочь появиться на свет, то разве может быть более сильная эмоция? Разве можно мечтать о чем-то еще? - пожимая плечами, всегда удивлялся Фанат. Именно так его еще с далеких 90-х называли коллеги. Коллеги приходили-уходили, а прозвище прочно закрепилось за действительно прирожденным врачом. В 21 год Айрат закончил медицинский вуз, а уже через три года сделал без дрожи в руках первую сложнейшую операцию - ампутацию матки. Через год доктора решила проверить сама судьба. Айрата по распределению отправили в село Базарные Матаки. Грамотного акушера там не было. Чем мог молодой врач помогал. Но тут одна роженица никак не могла родить - а кесарево сделать было некому, до города - не довезти, опасно.

- Я не мог не помочь. В институте нас не учили на практике делать кесарево. Но я решился. И по книжке сделал. Получилось! - с по-детски обворожительной улыбкой вспоминает Айрат.


Семья, работа. Это то, ради чего живет сегодня наш герой. Фото: Анастасия ШАГАБУТДИНОВА

ЖИЗНИ РАДИ

- Я должен был попробовать всё. Ради мечты. Я очень хочу принять роды у своих дочек. Ну и. это вторично, конечно, но море бы посмотреть. И лобстеров попробовать, - немного смущаясь, признался нам врач.


До последних дней Айрат не прекращал врачебную практику. Фото: Анастасия ШАГАБУТДИНОВА

Айрата Шамсутдинова спасали, что называется, всем миром. Узнав о трагедии в семье врача, помочь вызвались молодые мамы, у которых акушер принимал роды. Запустили сбор средств и к этому дню все вместе набрали 3,5 миллиона рублей! Лучевая терапия в Мюнхене , запрет бывать на солнце, минус 30 килограммов. Но итог стоил того. Врачи были уверены - Айрат не проживет и двух месяцев со своим диагнозом. А прошло уже шесть лет и не на больничной койке. Шамсутдинов не прекращал практику, успел помочь сотням и тысячам малышей. Теперь же стало известно об ухудшении состояния здоровья нашего героя. Отнялись рука и нога. Болезнь прогрессирует.

- 10 августа после очередного рабочего дня у меня появились неприятные ощущения в области левой ноги, - рассказывает Айрат 13 августа. - За ночь процесс пошёл дальше, и к утру мы срочно поехали в Республиканскую Клиническую Больницу (РКБ) на обследования. По результатам МРТ у меня два очага меланомы в головном мозге, один из которых с кровоизлиянием. По решению консилиума РКБ и консультантов-врачей в Германии , решено было провести оперативное вмешательство здесь, так как риски перелета слишком высоки. Вчера утром прошла операция, после которой меня перевели в отделение нейрохирургии. Сейчас я уже начал комплекс мероприятий по восстановлению. По мере заживления послеоперационной раны, планирую ехать в Германию, на курс лучевой терапии и реабилитации.


Рождение новой жизни. Что может быть прекрасней? Фото: Анастасия ШАГАБУТДИНОВА

ВАЖНО

Сбор средств в помощь Айрату Шамсутдинову не прекращается

Если вы захотите помочь нашему герою, выбирайте тот банк, карта которого у вас есть. Комиссия сниматься не будет.

Карта Сбербанка: 6761 9600 0355 7064 59

Карта Татфондбанка : 4232 1730 0264 5106

Карта Спуртбанка: 4197 8150 1105 8738

Информация о состоянии здоровья Айрата Шамсутдинова в группе помощи.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Достучаться до. Умирающий от рака врач живет ради моря и детей

- Вам осталось жить около двух месяцев. Диагноз подтвердился, - приговор звучал официально, по- мужски , без лишних сантиментов.

34-летний Айрат Шамсутдинов крепко пожал руку врача и вышел из кабинета. Он сам не помнил, как и почему оказался в своем рабочем кресле.

- Гульзинову готовим. Ждем в родовом. У вас всё нормально? - строго взглянула старшая медсестра.

- Да, да - слегка рассеянно закивал Айрат. Он резко встал и пошел в раздевалку. На автомате надел халат. Конечно, как он мог забыть. Случай сложный, обещал сам. Надо идти!

. Через несколько часов акушер-гинеколог поднял крупного неистово орущего мальчишку.

- Значит, будем жить! - улыбаясь, прошептал Айрат (подробности)

Кесарево сечение под руководством Айрата Шамсутдинова.

Оправдано ли лечение онкологии за рубежом и в каких ЦРБ появятся онкологические отделения

Самые частые — рак кожи и кишечника

В Татарстане на учете со злокачественными новообразованиями состоят 97 945 человек — это каждый 42-й житель (данные на 4 февраля 2017 года).

В структуре заболеваемости лидируют:

  • меланома кожи и рак толстой кишки (около 12% заболевших);
  • рак молочной железы и легких (10%);
  • предстательная железа и женские половые органы (9,1%);
  • новообразования желудка (6,9% онкологических больных).

У мужчин чаще всего обнаруживают рак предстательной железы (18,7%), у женщин — рак молочной железы (19,9%).

— В 2016 году мы выявили онкологических заболеваний больше, чем в прошлом году. По смертности у нас было 194 случая на 100 тысяч населения, это на 44 случая меньше, чем в прошлом году. Разница между смертностью и выявляемостью увеличивается — к этому мы стремимся. Впервые мы достигли 57-процентного значения доли пациентов, состоящих на учете пять и более лет с момента установления диагноза. 10 лет назад это цифра составляла 46 процентов. Это успехи нашего здравоохранения, специализированной онкологической службы, — говорит главный врач Республиканского онкологического диспансера Ильдар Хайруллин.


— Заболеваемость растет во всех категориях. Причем пик — возраст старше 60 лет. Почему заболеваемость раком в таких странах, как Япония, Швеция, Германия, в 2 раза выше, чем в России? Потому что там больше пожилых людей — средний возраст 83 и выше. Мы до этого возраста просто не доживаем, — говорит Хасанов.

Среди детей от 0 до 17 лет заболеваемость — 13 случаев на 100 000 жителей Татарстана. Среди взрослого населения — 401 случай на 100 000.

По словам Хасанова, рак детей и молодежи вызывает большее сострадание, привлекает внимание СМИ и соцсетей, поэтому кажется, что случаев онкологии среди этой возрастной группы больше.

Для чего собирают деньги?

Соцсети заполнены объявлениями о сборе средств на лечение онкологии. Причем часто требуется лечение за рубежом. Насколько оно оправдано? Медики утверждают, что по большинству болезней диагностику и лечение пациенты могут полностью получить в РКОД.


Некоторое лечение, например пересадка костного мозга, в Татарстане не делается, делается в Москве и Санкт-Петербурге. Но есть очередь, и иногда, считают родственники больного, быстрее собрать деньги и съездить за границу, чем дождаться квоты.

— Большинство злокачественных образований могут лечиться в России, другой вопрос, что ОМС не всегда может обеспечить всеми медикаментами, и тогда нужно докупать. Но за рубежом тоже все платно приходится делать. И ни разу ни один наш пациент не получил ни одного дня жизни больше, куда бы он ни ездил — в Германию или Израиль, чем ему прогнозировали мы, — утверждает Хасанов.

Уменьшить страх перед раком

— Тысячи граждан пролечиваются на ранних стадиях, живут и работают полноценно. Для нас важно, чтобы среди населения сформировалась культура раннего профилактического обследования. У нас неплохо обстоит дело с молодым населением, есть проблемы с трудоспособными, которым некогда дойти до поликлиники, и самое сложное — лица пожилого возраста, которые отказываются обследоваться. Необходимо привить им ответственность перед родными и близким людьми за собственное здоровье, — говорит главврач РКОД Ильдар Хайруллин.


Высокотехнологичная помощь, помощь при редких специализированных патологиях должна быть сконцентрирована в Казани — считает Хасанов. Фото Олега Тихонова

Пройти обследование можно в рамках диспансеризации в поликлиниках. Причем самые распространенные виды рака можно выявить с помощью простейших анализов — колоректальный рак, рак кожи — визуально. Для диагностики онкологии женской сферы внедряется усовершенствованный вид скрининга — жидкостная цитология. На рак простаты укажет анализ ПСА.

— В каждой возрастной группе есть свои исследования. 54% всех злокачественных новообразований можно охватить этими технологиями. Для населения это бесплатно, на диспансеризацию есть бюджетные деньги. Предприятия выделяют деньги для профосмотра своих работников, — говорит Рустем Хасанов.

Чтобы врач не проглядел рак, 400 профильных специалистов прошли в Казанской государственной медицинской академии переподготовку и курсы повышения квалификации по онкологии.

Проблемой до некоторого времени была недоступность квалифицированной помощи для жителей отдаленных районов — приходилось ездить в Казань для консультаций и лечения. Сейчас в Альметьевске работает хирургическое и химиотерапевтическое отделения, заканчивается проектирование радиологического корпуса, таким образом, жители юго-востока смогут получать все виды помощи.

— По Набережным Челнам открыто химиотерапевтическое отделение, там у нас 15 коек круглосуточного и 20 — дневного стационара. Рассматривается Минздравом наше предложение по проектированию Набережночелнинского диспансера, который включал бы в себя и хирургический, и радиологический корпус, — говорит Хайруллин.

— Но высокотехнологичная помощь, помощь при редких специализированных патологиях должна быть сконцентрирована в Казани — дороги развиты, рак — это не кровотечение, доехать можно вполне, — считает Хасанов.


К слову сказать, онкология наиболее часто встречающееся заболевание среди представителей кино и шоу-бизнеса. Только за последние годы эта болезнь унесла жизни многих знаменитостей, информирует Диалог.UA.

Кристина Кузьмина

В 2013 году актрисе диагностировали рак груди. Многочисленные курсы химиотерапии и операции дали свой результат — недуг отступил, но, как оказалось, ненадолго.


Недавно у актрисы опять случился рецедив, ей снова пришлось пройти курсы лучевой терапии.

Но, несмотря на страшную болезнь, 39-летняя Кузьмина погружена в работу и воспитание 9-летней дочери.

Александра Яковлева

У звезды "Экипажа" в 2016 году обнаружили рак груди на последней стадии. Яковлева признавалась, что поначалу ей давали всего несколько месяцев и она не знала, как жить. Ее предал близкий человек, рядом остались лишь немногие друзья.

Позади десятки курсов химеотерапии и различных процедур, в какой-то момент болезни у актрисы даже ноги отказывали.

По словам Яковлевой, сегодня недуг отступил, актриса играет и живет на "полную" грудь, хотя некоторые проблемы со здоровьем все-таки присутствуют.

Татьяна Бронзова

Свою борьбу с диагнозом актриса ведет последние 13 лет. По словам 73-летней знаменитости, силы для борьбы с этой болячкой ей дает ее любимый муж Борис Щербаков.


Бронзова тщательно следит за состоянием, постоянно на связи с врачами, контролирует процесс и никогда не пропускает прием у медиков.

Альбина Чайкина

У звезды сериала "Пятая стража" врачи обнаружили агрессивную форму рака — лимфому Ходжкина в 2018 году.

33-летняя звезда поделилась, что страшный диагноз стал для нее ударом. У нее началась длительная депрессия, но от лечения Чайкина не отказалась и прошла курсы химиотерапии.


Сейчас у актрисы состояние ремиссии, она общается с поклонниками, работает.

Анастасия Заворотнюк

О четвертой стадии рака у Анастасии Заворотнюк все узнали весной этого года. Но даже спустя время семья актрисы не желает говорить публично на эту тему.

У 48-летней Заворотнюк глиобластома. Многие развитие болезни связывают с процедурой ЭКО, благодаря которой родился совместный с фигуристом Петром Чернышевым ребенок – дочь Мила.

Эксперты пациентам с такой формой рака дают неутешительный прогноз – максимум, и то при хорошем лечении, несколько лет.

Но недавно появилась информация, что якобы актрисе стало лучше. Даже супруг Заворотнюк высказался на эту тему.

Ранее Александра Яковлева сделала тяжелое признание и рассказала о том, о чем мечтает. Она отметила, что тяжелый период ей, кроме поддержки дочери, помог пережить театр. Актриса просит ее поддерживать и по возможности приходить на ее спектакли.

Мы сообщали также, что в России уже несколько раз "хоронили" Анастасию Заворотнюк. Первые данные о ее "смерти" появились еще в начале октября. Затем источники даже рассказали, где нашла "последнее пристанище" звезда.

Недавно снова появилась информация о том, что Заворотнюк "нет в живых".


Очаг коронавируса, обнаруженный в республиканской клинической больнице имени Н. А. Семашко, продолжает разрастаться. За последние сутки там выявили ещё 15 заражённых. В связи с этим главный врач РКБ Игорь Шпак сделал обращение к коллективу – его текст опубликован на официальном сайте медучреждения. Первым делом он поблагодарил медперсонал за самоотверженный труд, сплочённость и профессионализм.

- В настоящее время все мы оказались в очень непростой ситуации и должны понимать, что случилось это не по чьей-то вине или из-за плохой работы кого-то из нас – это данность сегодняшнего дня, – отметил Игорь Шпак. – Мы осознаём, что в подобных обстоятельствах, а порой – и более сложных, оказались сотни тысяч наших коллег – врачей, медицинских сестёр, младших сестёр, работников всех вспомогательных служб из разных медицинских учреждений по всей стране.

Главный врач подчеркнул, что все медики сейчас работают сверхурочно, дабы не допустить ещё большего распространения COVID-19.

- К счастью, в Бурятии больше случаев с лёгким и бессимптомным течением заболевания, и многих пациентов уже выписали с выздоровлением. Но, к глубочайшему сожалению, инфицированные есть и среди наших коллег. Мы очень надеемся на благоприятный исход и ждём их скорейшего возращения на рабочее место, – подчеркнул он. – Сегодня мы, сотрудники РКБ имени Н.А. Семашко, все вместе работаем над стабилизацией эпидситуации и обеспечением эпидемиологической безопасности – словом, делаем всё возможное, чтобы локализовать очаги и не допустить распространения инфекции по другим подразделениям больницы.

Однако, несмотря на принимаемые меры, выявляются новые заражённые или контактные лица как среди персонала, так и среди пациентов, добавил руководитель медучреждения.

- В связи с этим призываю каждого из вас быть максимально ответственным как на своём рабочем месте, так и в быту, соблюдать меры предосторожности и требования эпидемиологической безопасности – носить маски, обрабатывать руки, придерживаться социальной дистанции и ограничить контакты. Если требуется, правильно надевать и снимать средства индивидуальной защиты, переходить там, где возможно, на дистанционные формы работы, – перечисляет Игорь Шпак. – Поэтому положительные результаты нашей работы будут зависеть от каждого из нас – административного аппарата, заведующего отделением, врачей, медсестёр, работников вспомогательных служб.

В заключение главврач больницы призвал коллег проявить больше понимания и мудрости по отношению друг к другу.

- Мы должны понимать, что в трудную минуту не все могут справиться с негативными эмоциями, но я призываю вас быть более терпимыми, помогать независимо от статуса и возраста. Мы единственные в республике по ряду профилей, у нас есть уникальные специалисты, отработанные технологии, сплочённый коллектив, который уже не раз доказывал свою жизнеспособность, решал и продолжает решать сложные задачи по спасению жизней наших земляков, – заявил Шпак. – Зная вас, я глубоко убеждён и не сомневаюсь, что мы сумеем справиться с временными трудностями и очень скоро наша родная больница вновь вернется к привычному ритму жизни.

О том, что в РКБ выявили коронавирус, стало известно на минувшей неделе. COVID-19 подхватили шесть сотрудников третьего хирургического корпуса, который сразу же закрыли на 14-дневный карантин. На пресс-подходе 22 мая замруководителя управления Роспотребнадзора по Бурятии Елена Кузьмина сообщила, что круг контактных лиц вышел за пределы закрывшегося корпуса, поскольку кого-то из пациентов, общавшихся с инфицированными, к тому моменту уже успели выписать.

Тем временем, по неподтвержденным официально данным, были госпитализированы в инфекционную больницу девять сотрудников РКБ.

В частности, врач сообщила, что вскрытие умершей женщине было сделано еще 5 апреля, и опасный диагноз стал известен тогда же. Тем не менее на протяжении почти двух суток не было принято решение о введении срочного карантина в клинике.

— У нас до последнего дня, еще в понедельник поступали пациенты, хотя уже в воскресенье, 5 апреля было известно о том, что умерла пожилая женщина, у которой обнаружили коронавирус. В тот же день приезжала дезстанция, обрабатывала полностью всю больницу. Так что все знали, какая у нас ситуация. Для чего же надо было выводить в последующие дни такое количество сотрудников на работу и продолжать плановую госпитализацию? — рассказала Римма Камалова.

Источник Медиакорсети сообщил, что источником инфекции предположительно мог стать пациент, который был госпитализирован с пневмонией еще в середине марта. Он прибыл из Германии и просил взять у него мазки на коронавирус. Однако его просьба была проигнорирована.

Сразу несколько человек сообщили, что из РКБ были госпитализированы в инфекционную больницу девять медиков с подозрением на коронавирус. Однако официального подтверждения этому нет. На брифинге минздрава сегодня этот вопрос обошли вниманием.

— У всех изолированных медиков и пациентов РКБ взяты анализы на коронавирус. Большинство из них дали отрицательный результат, — уточнил в эфире министр здравоохранения РБ Максим Забелин.

Он также пояснил, что по поводу интервью Риммы Камаловой проводится внутренняя проверка.

Римма Камалова в своем интервью также сообщила, что изолированные от внешнего мира сотрудники РКБ смогли устроиться для сна кто где смог: врачи и представители руководства клиники — в своих кабинетах, остальные — на кушетках либо в палатах, из которых эвакуировали пациентов.

Однако источник Медиакорсети, который находится также на карантине в клинике, сообщил, что не все медики согласны спать на матрацах, на которых лежали пациенты, руководствуясь теми же мерами безопасности. Поэтому для них собирали раскладушки.

— Где спать — не самая большая проблема. Гораздо больше нужны гигиенические принадлежности — крема, мыло, зубные щетки, зубная паста, полотенца, одноразовая посуда, — сообщил источник Медиакорсети.

По информации Медиакорсети, в больнице возникают также проблемы с питанием людей. Доставка еды, которую осуществляет столичный комбинат питания, запаздывает по времени.

Это преступная халатность. Руководство республики оповещено о том, что главный врач не справился с поставленной задачей в экстренной ситуации, — поделился своим мнением источник Медиакорсети.

Медиакорсеть попыталась связаться с главным врачом РКБ Эльзой Сыртлановой, которая вместе с другими сотрудниками клиники находится на карантине в клинике, однако получить оперативный комментарий не удалось.

Медиакорсеть следит за ситуацией.


Вечером 6 апреля республиканскую клиническую больницу имени Куватова, крупнейшую в регионе, неожиданно закрыли на карантин по коронавирусу. Приём пациентов прекратили, отрезанными от мира оказались около тысячи человек. А самое страшное, что многие возможно зараженные больные успели выписаться. Это шокировало многих жителей Башкирии. О том, что происходило за стенами больницы, и можно ли было остановить распространение инфекции UFA.AIF.RU рассказали сотрудники медучреждения.

Очаг заражения

В начале недели с подозрением на COVID-19 в инфекционную больницу Уфы госпитализировали пятерых врачей и двух пациентов РКБ имени Куватова. Позже власти сообщили о том, что в медучреждении скончалась 80-летняя пациентка неврологического отделения с букетом серьёзных заболеваний. Уже посмертно, 7 апреля, у нее подтвердили коронавирус. О том, что женщина умерла не от опасной инфекции, а от других болезней, было заявлено сразу. Но паники среди населения не стало меньше. Наоборот, она стала укрепляться из-за ежедневного роста числа лиц с подозрением на COVID-19 и заболевших опасным вирусом.

Усилилось общественное волнение сообщением о том, что в РКБ более тысячи врачей и больных остались взаперти. Но людей перепугало даже не это. За несколько дней до введения карантина в медучреждении активно шла выписка пациентов: они разъехались из Уфы в разные концы республики. Кто из них заражен коронавирусом пока неизвестно, так как инкубационный период длится две недели, а анализы на COVID-19 у них не брали. Узнав это, жители Башкирии приготовились к худшему.


Соцсети пугали

То, что происходило в РКБ, все эти дни активно обсуждали в социальных сетях. Чего только не писали о больнице в интернете. Например, распространяли видео о сбегающих через окно сотрудниках. Позже информацию опроверг минздрав, а следком начал проверку по данному факту. Руководство РКБ объяснило, что на видео работники отдела закупок выносили через окно компьютеры для удалённой работы из дома.

В мессенджерах также распространяли устрашающую информацию о том, что запертые в РКБ люди голодают, им негде спать и мыться. Писали, что у них нет средств защиты от инфекции, и им нельзя получить от родных передачи. Больные выкладывали видео и фото условий содержания на своих страницах в соцсетях, где плакали и просили отпустить их домой.

Всех медиков в Республиканской клинической больнице им Г. Г. Куватова в г. Уфе. заперли без официальных объяснений, а руководство смывается через окно. Что происходит? pic.twitter.com/axxVB2CX2I

Что было внутри

UFA.AIF.RU поговорил с некоторыми сотрудниками больницы, которые оказались взаперти на несколько дней.


Врач Алёна Петрова рассказала, что после всего произошедшего коллектив РКБ охватила паника.

Акушерка роддома больницы Гульнара Халимова (имя и фамилия изменены – ред.) приехала на дежурство 7 апреля и не знала ничего насчёт карантина. Утром персоналу сказали, что все будут работать в обычном режиме, а перед обедом объявили о о закрытии отделения гинекологии до получения результатов анализов.

Рост заболеваний давно

Заведующая ревматологическим отделением Римма Камалова рассказала, что утром в понедельник 6 числа пришла на работу, как обычно. В пол-4 нам в устной форме сказали, что больница закрыта на две недели, уходить запрещено.


По мнению врача-гематолога Елены Царёвой, руководство действует правильно, но люди паникуют из-за отсутствия информации. До сих пор персонал не видел ни приказа по больнице, ни обращения эпидемиолога. Потому сотрудники чувствуют себя заложниками ситуации.


Раньше надо было

Врач отделения больницы София Павлова (имя и фамилия изменены – ред.) согласна с коллегой, что все предпринятые руководством меры правильные, но, по ее мнению, решение запоздавшее. Сотрудница считает, что закрыть учреждение и остановить выписку больных следовало две и даже три недели назад. Он подчеркивает, что пациенты РКБ разъехались по республике и могут быть носителями вируса. Выписка шла и в пятницу, когда уже было известно о заболевших вирусом, и в понедельник до обеда. Теперь они обращаются в поликлиники райбольниц с жалобами на пневмонию. Один из них – в больнице Октябрьского.

7 апреля больные с подозрением на коронавирус появились в Белебее и Бирске. В результате на карантин уже закрыты четыре медучреждения. Кроме РКБ в Уфе, это больница №1 в городе Октябрьском, Белебеевская и Бирская ЦРБ.

Главный врач Центра гигиены и эпидемиологии Анна Казак:

Глава Башкирии Радий Хабиров:

21.04.2020 в 12:06, просмотров: 216851

Уфимская Республиканская клиническая больница имени Куватова (РКБ) печально прославилась, когда стала очагом распространения коронавируса. В первых числах апреля там заболели сотрудники и пациенты. События развивались стремительно: пациенты устроили забастовку, главврач успокаивала народ с экрана федеральных каналов, что ситуация под контролем, клинику закрыли на карантин. Несколько дней назад часть сотрудников не выдержали изоляции и сбежали.


Мы не собираемся никого обвинять. Закончится коронавирус, с нарушителями разберутся. Пока мы хотим рассказать, как живется в закрытом госпитале заложникам ситуации и тем, кому удалось вырваться оттуда.

Зачинщицей "бунта" в госпитале называют 35-летнюю Рамилю Анянову. Это она рассказала со своей страничке в соцсети о том, что больница стала очагом заражения.

В РКБ женщину госпитализировали второго апреля. В клинике она проходила плановое лечение, не связанное с коронавирусом.


На днях Рамиля узнала, что пополнила ряды инфицированных COVID-19. На дальнейшее лечение ее перевели в городскую клиническую больницу №6.

- В минувшую субботу мне сообщили, что пришел положительный тест. У меня случилась истерика. Я ведь поступила в больницу со своими проблемами, тяжелыми, а тут еще прицепился коронавирус, - начала разговор пациентка. – Если меня накроет тяжелая форма вируса, мне тяжело будет выкарабкаться.

- Как вы себя чувствуете?

- Нормально. Симптомов пока никаких нет. Температура не поднимается. Но пугает положительный тест.

- Сколько всего тестов вы сделали?

- Четыре. Первый пришел отрицательный, второй - положительный. Третий - не говорят. Последний ждем.

- В каком отделении вы лежали в РКБ?

- 2 апреля меня положили в отделение ревматологии. 5 апреля в больнице начался хаос. В тот день нас заперли в отделении, велели никуда не рваться, в туалет выходить запретили, так как в больнице приступили к обработке помещений. Все испугались. Наш этаж закрыли полностью. Даже уборщицы не могли выбраться отсюда.

- Вам объяснили, что случилось?

- Никто ничего не пояснял. Позже поползли слухи, что в больницу проник коронавирус с 4 этажа. Мы находились на пятом. Вечером того же дня обслуживающий персонал покинул учреждение. На следующий день все вернулись на работу. И нам объявили, что больницу закрывают на карантин – посещение и передачки запрещены. Для многих врачей ситуация оказалось неожиданностью. Поднялась паника среди медперсонала. В итоге домой не отпустили никого – ни уборщиц, ни буфетчиц, ни врачей. У них с собой не оказалось ни сменной одежды, ни зубной щетки, ничего. Хорошо нашлись благотворители, которые через некоторое время доставили врачам гигиенические средства, одежду, завезли дополнительные кровати.

- Где врачи до этого спали?

- В кабинетах, в свободных палатах.

- Маски вам раздали?

- Масок не раздавали. Я носила свои. Правда, меняла их раз в сутки, а не как положено, каждые 2-3 часа. Экономила. Дело в том, что я всегда хожу в маске, даже без коронавируса. У меня тяжелое заболевание, мне нельзя простужаться. Для меня даже грипп убийственен. Примерно через полторы недели после объявленного карантина нам в палату принесли маски. Каждому пациенту раздали по три штуки. Когда они закончили, выдали марлевую многоразовую, которую можно стирать.

- У врачей были респираторы?

- Поначалу врачи носили обычные маски или марлевые. Уборщицы ходили в стандартных халатах. Когда начался карантин, им завезли нормальные маски и защитные комбинезоны.

- Как дальше развивались события?

- К нам в ревматологию перевели пациентов с подозрениями на COVID-19. Мы подняли бунт - собрались в коридоре, потребовали встречу с главврачом. Не понимали, почему зараженных больных перевели в чистое отделение.

- Как вы поняли, что к вам перевели пациентов с коронавирусом?

- Я услышала разговор нашей заведующей с руководством. Ее предупредили, что в отделение переведут новых пациентов. Она кричала, что не нужно сюда других больных. А потом к нам госпитализировали пациентов с коронавирусом вроде из хирургии. Они мимо нас ходили в туалет, еле ноги передвигали, их чуть ли не рвало, сильно кашляли.

- Главврач к вам в итоге пришла?

- На второй день после бунта она поднялась к нам. Пояснила, что пациентов класть некуда, поэтому перевели к нам на этаж. А вот на наш вопрос, подтвердился ли у них коронавирус, она растерялась, толком ничего не ответила. В тот день я попросила сделать мне КТ. На снимке увидели пневмонию.

- Главврач успокаивала пациентов, мол, не волнуйтесь, больные с коронавирусом изолированы, вы не заразитесь?

- Ничего подобного мы не услышали. Это была наша первая и последняя встреча с главврачом. Несколько раз я пыталась ей дозвониться, чтобы разрешили передачи от родственников. Она не поднимала трубку. Звонила по этому в поводу в наш Минздрав, там мне посоветовали общаться с главврачом. Получался замкнутый круг. Но тем не менее, передачки разрешили.

- Зачем вам нужны были передачи?

- Если бы вы попробовали местную кухню, то поняли бы, зачем. Еду нам приносили в пластиковых контейнерах. Я выкладывала снимки в соцсети, жаль картинки не передают запах. На обед нам приносили щи с рожками. Меня от одного вида чуть не стошнило. Давали сухой плов, который хрустел на зубах. С местной кухней я окончательно завязала, когда доставили воду, в которой плавал протертый огурец. Вероятно, это какой-то их фирменное блюдо.


- Вы не спрашивали поваров, почему такая плохая еда?

- Медперсонал это ест?

- Когда их здесь заперли, первое время вроде ели. Потом перестали, потому что разрешили передачки.

- С вами в палате сколько человек лежали?

- Пятеро. У двоих быстро диагностировали пневмонию. Но их от нас не переводили. Когда одна соседке стало плохо дышать, ее увезли в реанимацию. Она до сих пор на аппарате ИВЛ, в медикаментозной коме. Ее родственники мне звонят, просят узнать о состоянии, у них никаких новостей нет. Другую соседку перевели со мной в 6-ю больницу. Сейчас она тоже в реанимации.

- Сколько лет пациенткам?

- Та, которая осталась в РКБ – около пятидесяти. Которая приехала со мной – под семьдесят.

- Все они заразились в больнице?

- Да, это внутрибольничная инфекция. Изначально они поступили в клинику с другими проблемами. Наше отделение держалось до последнего. Надеялись, что нас минует вирус, разъедемся по домам. Не успели.

- Когда в больнице объявили карантин, пациентам выдали антисептики, помещение обрабатывали?

- За две недели моего пребывания в больнице, два раза осуществляли дезинфекцию в коридоре, стены опрыскивали хлоркой. Палату не обрабатывали. Антисептиков не выдавали, у меня свой был. 17 апреля меня перевели в больницу №6. Республиканскую хотят полностью освободить, провести там дезинфекцию и заново открыть.

- Когда вы узнали, что ваш тест на COVID-19 положительный?


В конце беседы я задала Рамиле вопросы, на которые не могу найти ответы.

- Когда вы подняли шум на всю страну по поводу случившегося в больнице, врачи просили вас остановиться, не предавать огласке?

- Напротив, ко мне многие врачи подходили и тихонечко благодарили меня. Говорили, что я молодец. Я понимаю, что большинство врачей, как и пациенты, оказались заложниками ситуации. Они не виноваты, что кормили нас помоями, а в больнице не оказалось масок. Муж мой ругался, мол, зачем ты одна борешься за всех? Да потому что остальные – и пациенты и медики – боялись. Одни испугались, что их выгонят из клиники, другие волновались, что лишатся работы. Я слышала, что некоторые врачи, когда все закончится, все-таки уволятся оттуда.

Рамиле Аняновой повезло, что ее перевели в другой госпиталь. Но в РКБ остались те, кто не знает, как сложится их дальнейшая судьба.

Мы связались с родственниками пациентов. Вот что рассказала жена одного из тех, кто остается запертым в больнице.

«Муж лежит в хирургии. Поступил туда за две недели до карантина со своей проблемой. Собирался выписываться, и тут больницу закрыли. Его оставили еще на две недели. Карантин закончился, но что дальше – нет ясности, его не выпускают. Лег человек на плановую операцию, а выйдет ли теперь оттуда?

Информации никакой нет, пациентам ничего не говорят. Вроде потихоньку начали выписывать людей. За людьми приезжают машины из районов и увозят.

В его отделении за последние недели творилась неразбериха – людей переводили из одной палаты в другую, подселяли новичков, освобождали палаты для медиков.

Супруг сначала лежал в одной палате с людьми, которых после первого положительного теста перевели в инфекционку. Потом мужа переселили в другую палату, где тоже находились зараженные. Сейчас к ним подселили мужчину с температурой.

Половина врачей из их отделения исчезла. Куда они делись, понятия не имеем. В воскресенье ушла домой женщина, которая разносила еду.

За последние две недели им выдали только одну маску, в тот день, когда в клинику приезжал глава региона с проверкой. Анисептик для рук появился на второй неделе карантина. Выделили один флакон 100 мл на всю палату, где лежат 5 человек.

Мы разговаривали с женщиной в субботу. В воскресенье еще раз связались.

«У нас новости. Второй тест мужа оказался положительным, как и у остальных тринадцати человек из их отделения. Некоторым ничего не сказали – лежат и сами не знают, что у них. Врачи тоже заразились, там же лежат.

Что дальше – не говорят, ждут решения сверху. Вроде всех должны перевести в другую больницу. Сначала думали отправить пациентов лечиться по месту жительства. Но в том городе, где мы живем, ситуация с больницами еще хуже. Не дай бог.

Кормят в больнице нормально, муж не жалуется. Он простой человек, привык на работе к столовской еде. Но заметил, что после введения карантина, еда стала лучше.

Врачи ему ничего не говорят. Заведующий отделением пропал пару дней назад. В воскресенье пришла новость, что он тоже заразился.

Главврач к ним в отделение не приходила. В хирургии вроде нет аппаратов ИВЛ, но в реанимации они есть.

Из симптомов у мужа небольшой кашель, в носу свербит, под вечер поднимается температура до 37 градусов. Причем у тех, кого выпустили домой, такие же симптомы.

В палате душно, вентиляцию заткнули, наверное, чтобы вирус не летал.

Дочь еще одного пациента, который сейчас находится в больнице, умоляет отпустить отца домой.

«Папа лежит в хирургическом корпусе. Ему делали сложную операцию, удаляли грыжу позвоночника. После операции он должен был проходить реабилитацию в той же больнице.

Сейчас он лежит там никому не нужный. И он не один такой. Кормят там плохо, а я не могу привезти ему продукты, нахожусь в другом городе. Врачи к нему не приходят. Рану после операции два дня не обрабатывали. Хорошо маме разрешили находиться рядом с отцом. Она ухаживает за ним. Там многие сидят со своими близкими, кто после тяжелых операций.

Мы надеялись, что отца выпишут после окончания карантина. Но никого не отпускают. Каждый день папа пытается достучаться до врачей, узнать, когда наступит его свобода. Доктора пожимают плечами.


Мы обращались за комментариями к врачам больницы. Писали главному врачу в соцсети, куда женщина еще недавно выкладывала больничные новости. Ответа не последовало.

Скорее всего, Валентина уже дома. Больше постов она не писала. Нашу просьбу рассказать о работе врачей проигнорировала.


P.S. Перед выходном материала мы еще раз связались с героями материала, узнать, не изменилось ли что-то за последние сутки.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.