Вакцина против рака в америке


Перечисленные факты, безусловно, требуют серьезного международного расследования с наказанием возможных виновных. Мы же расскажем о свежем исследовании итальянских ученых, опубликованном в октябре 2019 г. – о результатах геномного секвенирования (восстановления последовательности нуклеотидов в ДНК) белков клеточных линий MRC-5. Это клетки абортированного человеческого эмбриона европеоидной расы мужского пола (впервые выделены в Великобритании и воспроизводятся в промышленных масштабах с 1966 года), являющиеся ключевым элементом многих популярных вакцин. Собственно, информация об их составе открыта – но многие ли из нас внимательно изучают инструкции того или иного лекарства перед применением?

Согласно официальным данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) – федерального агентства министерства здравоохранения США, а также инструкции к вакцине Варивакс, инструкции к вакцине Приорикс-тетра, клетки человеческого эмбриона MRC-5 содержатся в:

– вакцине Варивакс (Varivax) от ветряной оспы (ветрянки), производится американской фармкорпорацией Merck & Co, США, одобрена в США с 1995 года;
– вакцине Проквод (ProQuad) – комбинированная (от кори, паротита (свинки), краснухи и ветрянки), производится той же конторой, одобрена в США с 2005 года;
– вакцине Приорикс-тетра (Priorix-tetra) – комбинированная (от кори, паротита (свинки), краснухи и ветрянки), производится британской фармкорпорацией GlaxoSmithKline;
– вакцине Варилрикс (Varilrix) от ветрянки, производится той же конторой, активно пиарится ВОЗ.




Более всего шокирует наличие в этой аномальной ДНК человеческого существа мужского пола 560 условно раковых генов, несущих огромную опасность для здоровья. И все это обязательно для введения каждому ребенку – как минимум, в США, где отказаться от вакцинации почти нереально. Добавим сюда намеренно искаженные и вырезанные участки генома – и можно предположить, что соответствующий вид перед включением в вакцины он приобрел вовсе не случайно. Население планеты уже несколько десятилетий травят вот такими модифицированными геномами в прививках.

Итальянские исследователи считают, что под маской вакцинации в отношении наших детей осуществляется настоящий геномный импринтинг – каждому ребенку посредством прививки вводится разрушительный генетический код, способствующий возникновению рака. Сегодня уже есть доказательства, что не весь геном, передающийся от одного поколения другому, доставляется генетически – зачастую, это результат эпигенетического (приобретенного) наследования. И после этого кто-то будет удивляться, почему современные люди так подвержены онкологии и психическим заболеваниям, причем последние пару десятилетий число выявленных случаев постоянно растет?! Очевидно, содержащие модифицированный геном эмбриона человека вакцины следует признать потенциально опасными для здоровья человека, прежде всего – для подрастающего поколения, и делать это надо как можно скорее.

— Пётр Михайлович, не могли бы вы рассказать, в чём заключается суть вашего метода?

— Есть вирусы, которые могут подавлять рак. Они обладают онколитическими свойствами. И они безвредны для здоровья человека. Этот способ лечения практически не даёт побочных эффектов. Возможно только кратковременное повышение температуры, что является положительным признаком, говорящим о том, что вирус в организме прижился и оказывает реакцию. Это легко снимается обычными жаропонижающими средствами.

— Когда метод станет широко применяться в практической медицине?

— Сейчас основная наша задача — сертифицировать те препараты, которые у нас есть. Эта работа поддерживается Минздравом и Минобрнауки. У нас есть несколько грантов, по которым мы испытываем эти препараты. Мы делаем новые варианты онколитических вирусов с усиленными свойствами. Скоро должны начаться доклинические испытания в институте имени Смородинцева в Санкт-Петербурге. Мы уже передали туда препараты. Врачи говорят, что на испытания уйдёт месяцев пять-шесть. Учитывая ситуацию с коронавирусом, я думаю, что в начале 2021 года испытания могут быть закончены и тогда мы уже сможем договариваться с клиниками о проведении клинических испытаний.

— Что собой представляет препарат, который должен пройти испытания?

— Препарат — это живой вирус, который выращивается на культурах клеток. Это лекарство нового типа, которого не нужно много. Важно, чтобы он попал в организме в те клетки, которые чувствительны к нему. А дальше он сам размножается. То есть лекарство само себя воспроизводит уже в том месте, где оно нужно. Это раствор, 100 млн вирусных частиц в 1 мл. Но самая большая проблема в этом лечении — это способ доставки вируса в опухоль, в случае с глиобластомой — в мозг, в ту область, где находится опухоль.

Если препарат ввести просто внутривенно, то очень небольшая часть вируса может попасть в опухоль. В кровотоке есть неспецифические факторы, которые этот вирус быстро инактивируют. Кроме того, в мозгу есть гематоэнцефалический барьер, который препятствует попаданию туда всяких нежелательных агентов, в том числе и вирусов. Поэтому вирусу очень трудно добраться до опухоли.

— Как вы смогли решить эту проблему?

Эти клетки, как торпеды, идут в очаги воспалений, где находится опухоль. Там вирус выходит из них и начинает убивать опухолевые клетки. Этот метод мы уже отработали на нескольких пациентах. Есть хорошие примеры, когда на МРТ или КТ видно, как опухоль уменьшается и исчезает. Но это происходит не у всех.

— Почему же одни и те же вирусы не справляются с одними и теми же видами опухолей?

— Дело в том, что каждый конкретный вирус нашей панели действует только на 15—20% пациентов. Остальные оказываются к вирусу устойчивы. Однако у нас есть много разных вирусов, и мы можем подобрать свой для любого пациента. Но для этого нужно иметь живые клетки пациента.

Сейчас мы разрабатываем такие тесты, которые могут по обычной биопсии быстро показать, к какому вирусу опухоль будет чувствительна. Это очень сложная работа. Возможно, в будущем специальные клинические лаборатории будут получать от пациентов все необходимые материалы и в режиме конвейера проводить тестирование, подбирать препараты и далее — лечение.

Но сейчас к нам обращаются те, кому уже никто не может помочь. Некоторые из них лечатся у нас по полгода и более. Если идёт стабилизация и видно, что опухоль не растёт, мы делаем перерыв до тех пор, пока рост не возобновится. Но есть случаи, когда рост не возобновляется. У нас есть пациент, который живёт уже четыре года, притом что шансов у него не было. Глиобластома — это смертельное заболевание, средняя продолжительность жизни с ним — 12—15 месяцев с момента постановки диагноза.

— Прежде всего должен сказать, что пока это экспериментальное лечение. Когда Макаров доложил об этом методе на совещании у президента, мне кажется, он не рассчитывал на то, что это вызовет такой резонанс. Сейчас меня буквально атакуют письмами десятки больных с просьбой помочь.

Мне кажется, что не стоило рассказывать про Заворотнюк. Я знаю, что родные Анастасии долгое время вообще не комментировали её состояние и не хотели, чтобы в прессе поднимали этот вопрос. Сам я Анастасию ни разу не видел. Ко мне обращались её близкие с просьбой о помощи. Я сказал, что мы могли бы на первом этапе протестировать её клетки.

Дело в том, что во время операции были забраны живые клетки опухоли и переданы в один из институтов, где их удалось вывести в культуру клеток, чтобы они делились в пробирке. Мы взяли их и протестировали на чувствительность к нашим онколитическим вирусам, которые мы рассматриваем как средство лечения глиобластомы. Обнаружилось, что из 30 вирусов 7—8 вполне подходящие. И на этом этапе мы остановились, потому что муж Анастасии Пётр Чернышов сказал, что сейчас ситуация более-менее спокойная, если будет крайняя необходимость, они к нам обратятся. Это всё, что касается Заворотнюк.

Но всё это мы делали и делаем в очень ограниченном масштабе. Сейчас, когда всё выплеснулось в СМИ, мы просто не справимся с таким валом пациентов.

— Можете ли вы прокомментировать связь между ЭКО и появлением глиобластомы? Есть такие исследования?

— Как я понимаю, этот вопрос опять поднят историей Заворотнюк. В данном случае у неё было ЭКО. Но это никак не говорит о том, что есть какая-то связь. Во-первых, ЭКО не так много делают и глиобластомы — это 1% всех опухолей. Глиобластома встречается не только у женщин. Я думаю, что никакой связи нет. Ведь как может воздействовать ЭКО? Повышается уровень половых гормонов. Но тех гормонов, которые достаточно физиологичные, и так всегда есть в организме. Они просто появляются в другое время и в другой дозе. И вряд ли могут оказать влияние именно на глиальные клетки, с тем чтобы они переродились.

— В мире ведутся подобные исследования по лечению глиобластомы? Что вам известно об этом?

— Мы не первые, кто проверяет вирусы на глиобластоме. Сейчас это очень горячая тема во всём мире. И разные вирусы тестируют для лечения разной онкологии во многих странах. Я знаю один случай, который начали лечить в 1996 году вирусом болезни Ньюкасла, это птичий вирус. И больной до сих пор живёт с глиобластомой. Это опубликованные данные. И есть ещё несколько случаев лечения с помощью рекомбинантных вирусов герпеса.

В прошлом году вышла нашумевшая работа о том, что 20% больных глиобластомой могут быть вылечены вакциной рекомбинантного вируса полиомиелита.

Но нейрохирурги — люди консервативные. Они ни за что не согласятся даже в порядке эксперимента проводить такие опыты на людях. Потому что они очень сильно рискуют, если будет осложнение. Поэтому мы должны дождаться доклинических испытаний, с тем чтобы потом убедить их опробовать схему с прямым введением вируса прямо в опухоль.

— А кто и когда впервые заметил действие вируса на раковые клетки?

— Ещё в начале ХХ века учёные заметили, что опухолевые клетки особенно хорошо размножают вирусы. После инфекционных вирусных заболеваний у некоторых больных при разных видах рака наблюдались ремиссии. И уже тогда возникла мысль о том, что в будущем можно будет лечить онкобольных с помощью вирусов.

В 1950-е годы в Америке проводились эксперименты по лечению рака безнадёжных больных с помощью патогенных вирусов. Считалось, что это меньшее зло по сравнению с самим раком. И тогда были получены положительные результаты. Но поскольку многие больные умирали от инфекционных заболеваний, возник очень большой резонанс. Врачи, которые начали это делать, дискредитировали всю эту область на долгие годы. Были введены дополнительные этические правила. Само упоминание о том, что вирусом можно лечить рак, стало табу.

В 1990-е годы уже стало понятно, как устроены вирусы, структура их генома. Учёные научились вносить изменения в геном вирусов, чтобы сделать их безвредными. И тогда во всём мире начался бум разработки препаратов на основе вирусов для лечения рака. Но тут новая беда. Этому стали сопротивляться фармацевтические компании. Потому что это совершенно другой способ лечения, который подрывает базу их благосостояния.

В начале 10-х годов нашего века многие небольшие компании разрабатывали препараты, которые потом проходили какие-то клинические испытания, были показаны какие-то многообещающие свойства. Но фармацевтические компании скупали эти разработки и практически прекращали деятельность этих небольших стартапов.

— Удалось ли кому-нибудь преодолеть фармацевтическое лобби и зарегистрировать препарат?

— Сейчас в мире зарегистрировано три препарата онколитических вирусов. Один препарат разрешён к использованию в США для лечения злокачественных меланом. Ещё один рекомбинантный аденовирус — в Китае, и один энтеровирус — в Латвии. Но, в общем-то, каждый из этих препаратов находит пока очень ограниченное применение, из-за того что все они действуют только на часть пациентов.

— Пётр Михайлович, а как давно вы ведёте свои исследования?

— Всю жизнь, ещё с 1970-х годов. Мне выпало такое время, когда мы вначале практически ничего не знали о вирусах. И по мере того, как мы что-то узнавали, мы вносили какой-то вклад в эту науку и сами учились. И я начинал как раз с вирусов. Потом переключился на проблему рака — фундаментальные механизмы деления клеток: как нормальная клетка превращается в рак. А потом снова вернулся в вирусологию.

Должен сказать, что и мои родители были вирусологами, они занимались противополиомиелитной кампанией. Моя мать в 1970-е годы изучала, как у детей образуются антитела к полиомиелитной вакцине, и она обнаружила, что у многих детей не образуются антитела. Оказалось, что в кишечнике у детей в это время шла бессимптомная инфекция другого безвредного энтеровируса. И он вызывал неспецифическую защиту от вируса полиомиелита. Поэтому вакцинный полиовирус не мог индуцировать антитела у этих детей. Эти безвредные вирусы были выделены из кишечника здоровых детей. И на их основе были созданы живые энтеровирусные вакцины, которые испытывались для того, чтобы предотвращать какие-то ещё неизвестные инфекции.

И вот мы решили возобновить тот подход, который был предложен моей мамой, когда используется панель энтеровирусов. Оказалось, что те больные, которые нечувствительны к одному вирусу, могут быть чувствительны к другому. Возникла идея подбора вируса под пациента. Мы разработали целую панель собственных вирусов, которые могут также обладать усиленными свойствами. Мы продолжаем эту разработку.

— Ваши вирусы могут побеждать рак. А есть вирусы, которые вызывают развитие опухоли?

— Да. Например, рак шейки матки в 95% случаев вызывается вирусом папилломы. Сейчас уже есть даже вакцины против онкогенных папилломовирусов 16—18-го серотипа, которые применяются для девочек, чтобы не заболевали раком шейки матки. Но это самый большой пример. У большинства видов рака сейчас можно полностью исключить вирусную природу.

— Вы используете естественные вирусы или конструируете их?

— У нас разные есть вирусы. Как я говорил, первая панель была выделена из кишечника здоровых детей. Это природные непатогенные вирусы, которые, кстати говоря, хорошо защищают детей от многих вирусных инфекций. Кроме того, мы делаем синтетические и рекомбинантные вирусы, когда мы вводим определённые изменения в их состав, которые усиливают их онколитические свойства.

— На планете есть ещё места, где может быть очень много вирусов, о которых мы ещё и понятия не имеем. Например, те, что живут в океанских глубинах. Как вы считаете, если вдруг кто-то возьмётся за изучение океана именно с точки зрения вирусов, там могут найтись полезные для вас?

— Да, и сейчас это тоже очень горячая тема. Когда разработали метод секвенирования геномов, ДНК, РНК, то возник соблазн: профильтровать сточные воды, океанические воды, из прудов, морей. Уже пробурили скважину в Антарктиде к древнему озеру, чтобы посмотреть, что там, выделить оттуда биологические компоненты и секвенировать их. И оказывается, что нас окружает огромное количество вирусов, которые абсолютно безвредны. И такое впечатление, что наше исходное представление о вирусах как о чём-то вредном и вызывающем только болезни неверно. Болезнетворный вирус — скорее исключение, чем правило.

Гремучая смесь из клеток дифтерии, коклюша и столбняка.

И эта чудо-вакцина вводится в тело малыша аж четыре раза, начиная с трехмесячного возраста. Это очень болезненная прививка, на нее некоторые дети реагируют продолжительным непрерывным криком. От АКДС наибольшее число осложнений и больший процент риска возникновения аллергических реакций в организме ребенка. На совести этой вакцины – многочисленные детские смерти, судебные иски, много раз ее запрещали в европейских странах, но только не в России.

Япония и Европа отказались от АКДС

К началу семидесятых годов в Японии от прививки АКДС погибли 37 детей. Японцы перестали делать своим детям эту прививку, затем перенесли ее с младенческого на 2-х летний возраст. В итоге Япония с 17 места в мире по детской смертности резко перенеслась на последнее место. В 80-х годах там стали делать прививки от коклюша новой бесклеточной вакциной, что привело к четырехкратному увеличению синдрома внезапной детской смерти в последующие 10-12 лет.

Подобная ситуация происходила в Англии, Германии, Голландии. Прививки от коклюша убили и сделали инвалидами десятки детишек, после чего население стало отказываться от этой вакцинации. Со снижением охвата прививкой резко снизилось количество обращений в больницы, а там, где все таки от вакцинации не отказались, наблюдался рост числа заболеваний, то есть прививка не спасла от эпидемии.

О чем это говорит? О том, что вакцина АКДС смертельно вредна, а в лучшем случае – просто бесполезна, и остается в календаре прививок по каким-то причинам, выгодным только ему, а не в интересах людей.

Эта вакцина ядовита

АКДС называют даже не вакциной, а химико-биологическим конгломератом, который содержит много химических компонентов, вредных для здоровья человека, вызывающих необратимые изменения в нервной системе, поражающие клетки почек и головного мозга, при попадании в желудок вызывающие рак. Все эти компоненты делают вакцину АКДС самой опасной вакциной, которая приводит к аутизму и параличу детей. Об этом знают не многие, и не догадываются об опасности, пока сами не столкнутся с бедой.

Кроме цельных клеток коклюша, страшно опасным делают этот препарат ртутьорганический пестицид, под названием мертиолят или тиомерсал, который применяется в качестве консерванта, и формальдегид – все эти яды присутствуют в дозе вакцины в количестве, достаточном отравить организм маленького человечка!

Мертиолят в нашей стране не считается лекарственным средством, толком не тестировался, разрешили его применение в вакцине, основываясь всего лишь на результатах тестирования на пяти морских свинках, которым ввели по одной дозе. Ребенку во время прививок вводится доза в пять раз больше! Мертиолят не выводится из организма, накапливается в нервной ткани, а в сочетании с гидроокисью алюминий его токсичность повышается в десятки раз! Нетрудно догадаться, что гидроокись алюминия тоже содержится в дозе АКДС. Мертиолят – технический пестицид, который Европа не только не считает лекарственным средством, но и отказалась даже производить этот яд у себя на территории. А у нас в стране он благополучно применяется в вакцине, и проводить исследования на предмет опасности этого препарата наш Минздрав даже не собирается!

Польза или риск?

По данным, признанным Всемирной организацией здравоохранения, вакцинация АКДС вызывает стойкие мозговые нарушения, различные неврологические судороги, вплоть до смерти (5 смертей на миллион населения). В 70-х шведские ученые доказали прямую связь с введением цельноклеточной вакцины АКДС и энцефалопатиями (судорогами). Ученые решили, что польза от вакцинации не стоит риска. Несмотря на запрет на применение во многих странах, США продолжают производить и продавать странам третьего мира АКДС содержащий цельноклеточный коклюш, при этом внутри своей страны американцы отказались от этой формы вакцины.

И беда в том, что никто и никогда заранее не может сказать, вызовет какое-то осложнение эта прививка именно у данного ребенка, или все пройдет благополучно. Врачи успокаивают – это безопасная прививка, осложнения бывают крайне редко, а чаще всего все это не обсуждается ни до вакцинации, ни после, только если с ребенком случится несчастье. Но даже в этом случает вам будут твердить, что вакцинация тут не причем, и трудно будет доказать что проявившиеся болезни имеют отношение к проведенной вакцинации.

Обратите внимание, какие осложнения может вызвать эта вакцина: огромные гнойные опухоли на коже, которые приходится вскрывать, поражение центральной нервной системы, суставов, ЖКТ, сердца, различные аллергические реакции, астму, диабет, пробуждение скрытых болезней – туберкулеза, гепатита; анафиластический шок, внезапную смерть. Вакцинация во время эпидемии других болезней может привести к летальному исходу!

Так стоит ли, заранее опасаясь эпидемии коклюша, соглашаться на введение в организм ребенка такой опасной дозы болезнетворных клеток и токсических веществ, тем самым во много раз повышая риск, что ребенок после этого станет инвалидом или еще хуже – погибнет? А может, стоит найти альтернативные способы сохранения здоровья ребенка, и укрепления его иммунитета? Родители имеют право делать отказ от прививки или соглашаться, но в любом случае стоит сначала получить полную информацию из достоверных источников, которые, к счастью, сегодня уже всем доступны.

О чем умалчивают рекламные прививочные плакаты

1. Прививка не дает гарантии, что ребенок защищен. Есть множество примеров, когда люди заболевали теми болезнями, от которых была сделана прививка, и болели еще в более тяжелой форме, чем непривитые. Кроме того, прививки ослабляют общий иммунитет, и человек легче заболевает другими болезнями.

2. То, что только прививки помогли человечеству победить многие инфекционные болезни – миф. Снижение заболеваемости – заслуга не столько прививок, сколько улучшения санитарно-гигиенических и социальных условий и развития медицины. По этой же причине были практически побеждены в развитых странах чума, холера, малярия и многие другие болезни, против которых прививок не придумали.

3. В состав вакцин входят такие высокотоксичные вещества, как соединения ртути и алюминия, фенол, формальдегид (формалин – его водная форма). Отравление ими вызывает нарушения в центральной нервной системе, мозговой деятельности, мышцах, могут вызвать шок, слабость, слабоумие, конвульсии, поражение почек, сердечную недостаточность, головокружение, кому и смерть.

В процессе приготовления вакцин в них проникают вирусы, бактерии, грибки. Многие из них могут быть безопасны для человека при поступлении через рот или с вдыхаемым воздухом. Но, попав в организм с уколом, в обход существующих естественных барьеров, они могут нанести немало вреда. Даже в теории не существует возможности создания гарантированно чистой и безвредной вакцины.

4. Каждая отдельная вакцина имеет свои особенности воздействия на организм, а значит, и свои осложнения (часто трагичные) с той или иной степенью вероятности. И чаще всего, если нет эпидемии, вероятность получить осложнение от прививки намного превышает вероятность заболеть той болезнью, от которой делается прививка.

5. Не все заболевания опасны в детском возрасте. Такие, как ветрянка, краснуха, корь, свинка при грамотном лечении практически не вызывают серьезных осложнений у детей и играют важную роль в развитии крепкой, здоровой иммунной системы. А вакцина, если она оказалась эффективной, отодвигает вероятность заболеть этими болезнями во взрослый возраст, когда эти болезни протекают намного тяжелее, чем в детстве, и более вероятны серьезные осложнения.

6. Вакцинация ребенка на первом году жизни препятствует развитию естественной иммунной системы и является для младенца сильным стрессом, который может стать причиной СВДС — синдрома внезапной детской смерти.

7. Вакцина против краснухи, гепатита А и некоторые другие производятся из тканей абортированных человеческих плодов.

8. Производство вакцин – самый прибыльный фармацевтический бизнес.

Прививки от рака шейки матки

В России в ближайшее время еще планируется введение обязательной вакцинации девочек от рака шейки матки. Вакцина эта не прошла достаточную проверку временем и, по мнению врачей-иммунологов, приводит к смерти от рака большинства вакцинированных женщин в течение 10-15 лет. На наших девочках, похоже, собираются проводить в принудительном порядке эксперимент по испытанию американской вакцины. И никто из медицинских чиновников не говорит о тех возможных опасных последствиях, которые могут возникнуть в результате её применения.

Вот только некоторые последствия после прививания вакциной Гардасил: припадки, инсульты, головокружение, усталость, слабость, головные боли, боли в животе, рвота, мышечная боль и слабость, боли в суставах, аутоиммунные проблемы, боли в груди, выпадение волос, потеря аппетита, изменения личности, бессонница, руки / ноги тремор, руки / ноги слабость, одышка, проблемы с сердцем, паралич, зуд, сыпь, отеки, боли в мышцах, боли в области таза, нервные боли, менструальный цикл изменений, обмороки, увеличение лимфатических узлов, ночная потливость, тошнота , временное видение / потеря слуха, СМЕРТЬ!


Перечисленные факты, безусловно, требуют серьезного международного расследования с наказанием возможных виновных. Мы же расскажем о свежем исследовании итальянских ученых, опубликованном в октябре 2019 г. – о результатах геномного секвенирования (восстановления последовательности нуклеотидов в ДНК) белков клеточных линий MRC-5. Это клетки абортированного человеческого эмбриона европеоидной расы мужского пола (впервые выделены в Великобритании и воспроизводятся в промышленных масштабах с 1966 года), являющиеся ключевым элементом многих популярных вакцин. Собственно, информация об их составе открыта – но многие ли из нас внимательно изучают инструкции того или иного лекарства перед применением?

Согласно официальным данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) – федерального агентства министерства здравоохранения США, а также инструкции к вакцине Варивакс, инструкции к вакцине Приорикс-тетра, клетки человеческого эмбриона MRC-5 содержатся в:

– вакцине Варивакс (Varivax) от ветряной оспы (ветрянки), производится американской фармкорпорацией Merck & Co, США, одобрена в США с 1995 года;
– вакцине Проквод (ProQuad) – комбинированная (от кори, паротита (свинки), краснухи и ветрянки), производится той же конторой, одобрена в США с 2005 года;
– вакцине Приорикс-тетра (Priorix-tetra) – комбинированная (от кори, паротита (свинки), краснухи и ветрянки), производится британской фармкорпорацией GlaxoSmithKline;
– вакцине Варилрикс (Varilrix) от ветрянки, производится той же конторой, активно пиарится ВОЗ.




Более всего шокирует наличие в этой аномальной ДНК человеческого существа мужского пола 560 условно раковых генов, несущих огромную опасность для здоровья. И все это обязательно для введения каждому ребенку – как минимум, в США, где отказаться от вакцинации почти нереально. Добавим сюда намеренно искаженные и вырезанные участки генома – и можно предположить, что соответствующий вид перед включением в вакцины он приобрел вовсе не случайно. Население планеты уже несколько десятилетий травят вот такими модифицированными геномами в прививках.

Итальянские исследователи считают, что под маской вакцинации в отношении наших детей осуществляется настоящий геномный импринтинг – каждому ребенку посредством прививки вводится разрушительный генетический код, способствующий возникновению рака. Сегодня уже есть доказательства, что не весь геном, передающийся от одного поколения другому, доставляется генетически – зачастую, это результат эпигенетического (приобретенного) наследования. И после этого кто-то будет удивляться, почему современные люди так подвержены онкологии и психическим заболеваниям, причем последние пару десятилетий число выявленных случаев постоянно растет?! Очевидно, содержащие модифицированный геном эмбриона человека вакцины следует признать потенциально опасными для здоровья человека, прежде всего – для подрастающего поколения, и делать это надо как можно скорее.

Москва. 7 июля. INTERFAX.RU - Есть вероятность, что иммунитет у переболевших COVID-19 позволит пандемии угаснуть до того, как начнет активно использоваться антикоронавирусная вакцина, заявил замдиректора по науке отдела вакцин американского госагентства Food and Drug Administration (FDA) Константин Чумаков.

"В некоторых штатах и в некоторых странах, где была действительно очень высокая заболеваемость, мы уже начинаем приближаться этому порогу (60% переболевших - ИФ). Поэтому есть надежда, что эта болезнь загаснет сама по себе, даже без вакцины. Хотя, конечно, естественно, вакцина была бы самым идеальным вариантом", - сказал Чумаков на онлайн-собрании научного совета РАН "Науки о жизни" во вторник.

Он пояснил, что пока ученым не удается точно измерить степень защищенности людей, поскольку у переболевших без выраженных симптомов часто уровень антител невысокий, "а у некоторых его нет вообще". Тем не менее, по словам вирусолога, последние данные показывают, что иммунитет все же образуется: можно измерить не уровень антител, а другой показатель - ответ клеточного иммунитета.

"Однако последние данные показывают, что у тех, кто переболел без симптомов или с очень легкими симптомами, вполне измеряемый уровень т-клеточного ответа, то есть клеточного ответа иммунной системы", - сказал Чумаков.

Уже существующие живые вакцины способны защитить от коронавируса - Чумаков

Вирусолог также заявил, что существующие живые вакцины от полиомиелита и других болезней потенциально способны дать защиту от COVID-19 не хуже, чем специальные вакцины от коронавируса, которые пытается разработать весь мир.

"Сейчас, за последние 10 лет, появилась масса работ, которые показывают, что и другие вакцины вызывают такую временную защиту. Этот абсолютно простой и дешевый способ, который грешно не использовать", - отметил Чумаков.

Он пояснил, что идея о том, что живые вакцины - то есть вакцины, в которых используется живой, но ослабленный возбудитель - способны повысить защиту организма не только от "своего" вируса, но и от других инфекционных заболеваний, появилась впервые в Советском Союзе. По его словам, 50 лет назад советский вирусолог Марина Ворошилова обнаружила, что пациенты, привитые живой вакциной от полиомиелита, в 3,8 раза реже болеют гриппом, чем специально привитые вакциной от гриппа.

По его словам, этот результат надолго был забыт, однако в последнее время появляется все больше работ, которые свидетельствуют, что не только вакцины от полиомиелита, но и другие вакцины способны давать подобный эффект. В частности, в презентации ученого упомянута вакцина БЦЖ.

Чумаков отметил, что это свойство живых вакцин нужно использовать для борьбы с новой коронавирусной инфекцией. Месяц назад вышла статья, соавторами которой являлся Чумаков и открывший вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) вирусолог Роберт Галло, в которой ученые призвали обратить внимание на этот способ профилактики COVID-19 и "использовать неспецифическую защиту, вызываемую живыми вакцинами".

"Но, к сожалению, у нас пока это движется довольно медленно", - сказал Чумаков. Тем не менее, отметил ученый, борьба с COVID-19 должна идти "по всем фронтам", и разработка специфической вакцины от нового коронавируса также должна идти полным ходом.

Ранее появлялись научные публикации о том, что живая противотуберкулезная вакцина БЦЖ может давать схожий эффект защиты от COVID-19. Глава Минздрава России Михаил Мурашко в интервью Владимиру Познеру в апреле допустил, что у россиян может быть дополнительная защита благодаря тому, что в России и СССР вакцинация БЦЖ проводится в обязательном порядке.

Советский вирусолог Ворошилова, исследовавшая эффективность живой вакцины от полиомиелита, приходится матерью Чумакову. Именем отца Чумакова, знаменитого ученого Михаила Чумакова, назван советский и российский институт полиомиелита.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.