У бывшего мужа рак

Ситуация следующая: с мужем прожили в браке 25 лет. 2,5 года в разводе. Семья – я, сын (22года) и теперь уже бывший муж живем в квартире, которая мне досталась в наследство от бабушки. Практически с самого начала отношения с мужем были не очень. Но как все молоденькие девочки без жизненного опыта, я считала, что все наладится, что скоро все будет хорошо. В анамнезе у мужа до свадьбы пьянство и условная судимость за грабеж. После трех месяцев тюрьмы он, как я посчитала, изменился. Пьяным я его не видела, стал со мной более обходительным и внимательным, настоял на свадьбе. Ну, наконец-то понял!

После свадьбы стали жить у свекрови, которая меня с самого начала никак не видела в качестве подходящей партии её сЫночке. Первые полгода жили неплохо, но вот наступил его день рождения, я полгорода оббегала в поисках хорошего подарка, приготовила праздничный ужин со свечами. А он не пришел ночевать. Всю ночь прорыдала у окна. Дальше – больше, пьянство и не ночевки дома стали постоянными. И однажды увидев, что он куда то собирается и явно на всю ночь, я устроила скандал и разбила бутылку водки, которую он собирался взять с собой. За что он меня избил. Сильно. Бил в основном по лицу.

Был поздний вечер, в то время ещё не было заказа такси, я решила, что сейчас я просто физически никуда не уеду, но завтра собираю вещи и переезжаю к родителям насовсем. На утро муж просил прощения, говорил, что это я его вывела, что такого больше не повториться, да и посмотрев в зеркало, я решила остаться пока хотя бы немного не пройдут синяки – стыдно было с таким лицом выйти на улицу. В результате неделю приносил кушать в постель, бегал за примочками, извинялся – вроде бы простила. Но через месяц – опять пьянки, не ночевки дома, оскорбления, измены. Свекрови тоже все это надоело, сына нет дома – он со мной не живет, чего я у неё тут сижу? Практически выгнала меня в шею. Про свекровь отдельный разговор, но сейчас речь не о ней. Собрала вещи переехала к родителям.

Пришел за мной к родителям через месяц (!). Опять - я больше так не буду и т. д. Я была настроена решительно, но моя мама уговорила дать ему второй шанс. Закодировался. Жили у моих родителей год. За это время муж стал шелковым. И посуду помоет и слова поперек не скажет. Как я сейчас думаю, он побаивался моего отца, который нашу ситуацию не комментировал, видимо считал, что я должна сама сделать окончательные выводы. Через год такого идеального его поведения решили родить ребенка. На четвертом месяце беременности, я предложила мужу снять квартиру, чтобы после родов и мне было спокойнее, и родители могли отдыхать. Переехали. И тут, как можно догадаться, опять все по новой. Перед родами легла заранее в роддом, понимая, что на мужа надежды мало. А скорая может не успеть, да и сама жутко боялась.

За три недели, проведенных мною в роддоме, он приходил всего два (!) раза. Что у него родился сын, он узнал только к концу третьего дня. Сотовых не было, а мама не могла до него дозвониться даже ночью. На что он, конечно, обиделся, что он узнал о таком событии последний. Дальше год с маленьким ребенком, хронический недосып. Домой он приходил, но только ночевать не раньше 12 ночи. У него появилась компания парней, с которыми он весело проводил время, позднее я узнала как – в саунах с девочками. Сил не то, что на выяснение отношений, вообще не было ни на что, одно желание – поспать, чтобы не трогали. Ребенку было полгода, он снова не ночевал дома, пришел днем выпивший за видеокамерой, чтобы якобы поснимать у друга на дне рождения. Я не пустила – ребенок спит, да и вобще. Залез, не поленился, на второй этаж и разбил окна. Зимой. Благо я успела схватить телефон и позвонить отцу, а потом ребенка в охапку и прятаться в ванной. О чем они говорили с отцом, я не знаю. Но мать, уже дома у родителей, сказала, чтобы я возвращалась в квартиру и налаживала с ним отношения до тех пор, пока не найду работу. Про девочек из компании она видимо знала и сказала, что он с ними через месяц про нас с сыном забудет. К тому же шел 95-год. Завод на котором мы с родителями работали, развалился, они сами перебивались как могли, мне пока выходить на работу некуда, ребенку всего полгода, а у мужа на тот момент были неплохие заработки, не миллионы, конечно, но ему на Хеннесси и сауны хватало.

Тогда я здорово обиделась на мать, но деваться некуда, да и по сути она была права. Вернулась. Умирает моя бабушка, мы переезжаем в её квартиру, дальше таких уж острых эксцессов не случалось, но его пьянство продолжалось ещё несколько лет, пока после очередного многодневного запоя вне дома у него временно не отказали ноги. Вот тогда он бросил пить на 10 лет. Потом появился компьютер и интернет. Сначала у нас был один комп на двоих, я в его файлы никогда не залезала, мне это было не надо, да подумать не могла, что трезвый человек может заниматься чем-то ужасным. Я сама за время с интернетом выучилась по книгами и урокам из инета второй профессии, которая меня сейчас кормит, завела подруг и научилась любимому хобби. Отвлеклась от пьянства мужа и стала как-то развиваться.

Я сначала даже и подумать не могла, ну мало ли – по игре. Целый день копилось, и к вечеру, когда муж улегся спать – залезла в его папки. А там. Многостраничная страстная переписка, вирт, обсуждение их незабываемой встречи в реале и моментов наслаждения, и разговоры о совместной жизни, чем они будут заниматься и в каких позах. Помимо этого много разговоров по душам, о жизни, откровений ИХ отношений. Как оказалось, познакомились они в игре, отсюда и ночной режим, чтобы никто не подслушивал. Зачем копировал? Сказал, что собирал на неё компромат. Какой? Зачем? Ответа нет. В других папках закладки разных лет на сайты знакомств с регистрациями, в третьих курсы пикапа.

Ну что, дальше как в дурном сне – два года слезы, сопли, выпивка, чтобы хоть как-то перестать думать о том, за что он так со мной, после всего, что я от него натерпелась. Уходить он категорически не хочет (тебе надо, ты и уходи), да и просто некуда, своей маме он тоже не нужен, выгнать не могу, потому что сын открывает ему дверь, мол, разбирайтесь сами – миритесь, он мне все-таки отец. Подала на развод, по-хорошему, через ЗАГС, он не захотел, разводилась через суд. Перечитала кучу книг и блогов по психологии взаимоотношений, и тут поняла насколько была дурой, спасибо всем, теперь сама знаю. От такого с самого начала надо было бежать роняя тапки, а не пытаться его изменить или ждать что сам изменится. Люди не меняются. Если пять лет назад я морально была не готова остаться одна, тем более, что он опять (!) обещал все исправить, то сейчас у меня даже мыслях не возникает верить ему и на что-то надеяться.

Стала строить планы на СВОЮ дальнейшую жизнь и они мне нравятся. Год назад он снова запил, опять какие-то женщины, то они ему звонят, то его звонки совсем-совсем бывшим, год назад очередной скандал из-за звонков, закончившийся побоями. Вызвала полицию, написала заявление. Полгода назад подала заявление в суд о выселении из моей квартиры, три месяца ожидания суда, суд решил дело в мою пользу – выселить. Месяц ждала вступления в силу решения суда, хотела завтра ехать отдавать документы судебным приставам и все. Перегорело все к чертям.

К чему я так подробно описала свою жизнь/жесть с бывшим мужем. Погода назад, как только я подала документы в суд на выселение, он начал жаловаться на боль в боку. Ну, понятно, конкретно запахло жареным, очередная манипуляция, чтобы пожалели и не выгоняли. Жалобы на самочувствие не прекращались. По другим поводам мы больше полгода не разговариваем вообще. Он в одной комнате, я - в другой. И сегодня, после работы он мне сообщает, что у него рак. Сначала не поверила. Пока он выходил курить, залезла в пакет с документами из больницы, да, не врал, результаты биопсии показал рак. Если бы была одна, выгнала бы, даже не смотря на диагноз. Хамство и скотство с его стороны продолжаются, не смотря ни на что. Но если я так поступлю, сын мне этого не простит, друзья не поймут. С другой стороны, ему сейчас предстоит операция, химиотерапия, нужен будет уход и т. д. А это не дешево.

У отца три года назад был рак, знаю, во что это может обойтись, тогда ревела по отцу, не верила в благополучный исход, и он выжил, сейчас почти никаких эмоций. Свои деньги бывший муж мне давать не хочет. Перед тем, как стал известен его диагноз, сказал, что государство у нас сердобольное, не бросит, как-нибудь да похоронят. Если вчера мне было все понятно и все было окончательно решено, то теперь не знаю что делать.

Вопрос психологам

Спрашивает: Наталья

Категория вопроса: Здоровье


Здравствуйте! Очень приятно, что есть психологи, которые могут проконсультировать даже через интернет. Меня зовут Наталья. Мне 28 лет. Есть пятилетняя дочка. Полтора года назад совершенно неожиданно, мы узнали, что у моего мужа рак.Рак 4 стадии с метастазами в печень и в брюшину. Через знакомства он попал в хорошую клинику, специализирующуюся именно на раке печени. Нам очень повезло с врачами. Видимо они сделали всё, что могли.Диагноз и стадию нам сказали сразу же. При этом прогнозы были ужасные. 3-4 месяца, максимум год. Сейчас прошло уже полтора года. Сейчас мужу 33 года. В течении 11 месяцев всё шло относительно прекрасно. Ему делали химию два раза в месяц. И он жил полноценной жизнью. Он знал, что у него рак, но не знал стадию и свои прогнозы. Мы все ему внушали, что он поправится. В сентябре этого года после очередной химиотерапии резко пошли ухудшения. Сейчас он стал уже практически лежачим. Кажется мы испробовали всё. Традиционную медицину, нетрадиционную, знахарей. Сейчас шансов на излечение нет. Видимо он сам это очень хорошо понимает, но цепляется за любую возможность, чтобы себя вытащить. Он борется. Он очень сильный морально человек. Сейчас мы находимся с ним в разных городах. Он поехал к своим родителям. Уходит от ответа почему он так сделал, но видимо, чтобы дочка не страдала. Когда он был дома, то постоянно слышал как я дочке говорила: "Тихо, тихо, папа болеет и сейчас он спит. Не шуми." Мы подстраивались исключительно под него. Сейчас мы с дочкой каждую неделю ездим к нему на два дня. Иногда я её оставляю с ним и его родителями, чтобы они побыли подольше вместе. Но делаю я это с волнением. Сейчас иногда когда обезбаливающее плохо берёт он стонет и ребёнок это слышит. Вроде бы она и не пугается, говорит: "а папа всегда так", но в тоже самое время она стала очень сильно скрипеть зубами по ночам и писаться. На вскидку оба педиатра говорят, что это стресс. Ситуация складывается такая, что ему становится всё хуже и хуже (внешне он очень сильно изменился со 100 кг. похудел до 70кг). Ребёнок всё это видит. Мы как ездили к нему так и продолжаем ездить. Но я не знаю, что мне ему говорить, я настраиваю его, что всё ещё будет хорошо и он выкарабкается, привожу примеры знакомых с такими же диагнозами. Но с каждым разом всё труднее и труднее. Я не знаю что мне ему говорить и как мне с ним себя вести. Не знаю как сильно это всё отразится на дочке. Но и не ездить мы не можем. Мы уже 9 месяцев живём с ней одни и она отвыкает от него. От его постоянного присутствия в её жизни. Раньше он очень много с ней играл и возился! Это была полностью папина дочка. Я не знаю как мне мне преподносить всё это ребёнку. Не знаю в каком ключе разговаривать с мужем и как мне самой выкарабкиваться из крайне тяжёлого психологического состояния. Сама я пью фенибут. Помогает, но не так сильно как хотелось бы.

Получено 3 совета – консультации от психологов, на вопрос: Онкология у мужа


Наталья, добрый день.

Хорошо понимаю, как Вам сложно. Хочется поддержать Вас в борьбе с болезнью Вашего мужа. Онкология у близкого человека - что может быть страшнее?
Вы тратите очень много энергии и душевных сил, чтобы помогать своему мужу, это естественно. Но Вам не следует и забывать о себе, оставляйте энергию и для того, чтобы позаботиться о себе. Вы нужны Вашей дочери, здоровая и сильная. Дети очень чувствительны. Ваша дочь может до конца не понимать, что происходит, но она очень хорошо улавливает мамино состояние. Поберегите себя для своей девочки.
Как Вы восстанавливаете свои силы? Уделяете ли Вы себе время, есть ли у Вас возможность переключаться от проблем? Есть ли рядом с Вами кто-то, кто поддерживает Вас? Возможно, Вам будет полезно очное обращение к психологу. Он поддержит Вас, поможет Вам получить доступ к Вашим внутренним ресурсам, чтобы справиться с непростой жизненной ситуацией и сохранить себя для дальнейшей жизни.

Яровая Лариса Анатольевна, психолог Москва

Хороший ответ 2 Плохой ответ 1


Но я не знаю, что мне ему говорить, я настраиваю его, что всё ещё будет хорошо и он выкарабкается, привожу примеры знакомых с такими же диагнозами.

Не могу вам сказать, как было бы правильно - общего рецепта нет. Но хочу задать вопрос - а есть ли смысл? Если он сам чувствует, что вряд ли осталось долго, а ему не с кем поговорить о том, что страшно - о смерти? Кто еще, кроме вас, смог бы поговорить с ним об этом? Кто еще смог бы помочь посмотреть в лицо тому, что скорее всего случится относительно скоро (и уж точно - случится вообще). Но для него в любом случае СЕЙЧАС эти переживания актуальны.

Если человеку невозможно помочь остаться жить, то, как минимум, можно помочь ему достойно уйти? Помочь ему справиться со своими страхам и попрощаться с ним адекватно? Проговорить все те вещи, которые наверняка его мучают, но при поддержке близкого человека он сможет меньше страдать? И возможно, он тоже хотел бы вам сказать многое - но не может, ведь вы убеждаете его, что все будет хорошо, а он, возможно, хотел бы сказать вам о том, чего он хотел бы от вас после? И что хотел бы дл дочки? А потом ведь будет поздно говорить.

Быть может, перестать замалчивать то, что он и так понимает, и стать более открытыми? Ведь это то, что вы действительно можете для него сделать.

Я не знаю как мне мне преподносить всё это ребёнку

Ребенок вполне может знать, что такое тяжелая болезнь. И рано или поздно узнает, что такое смерть. В этом возрасте (5-6 лет) как раз и начинается период интереса к этому вопросу. И есть смысл, полагаю, говорить правду о том, что папа тяжело болен и может статься так, что он уйдет через какое-то время. И отчасти подготовить ребенка к этому?

как мне самой выкарабкиваться из крайне тяжёлого психологического состояния

Как правило, помогает осознание каких-то высших вещей. Высших не с точки зрения веры во что-то и т.д. Высших с несколько иного ракурса (вера - это уже вопрос вашего выбора). Высших в плане смысла.

Какой ваш собственный смысл в жизни? Как вы его видели до того? Как будете видеть после? Есть ли что-то, что изнутри держит вас на плаву? Есть ли что-то, что вы хотели бы в жизни реализовать вне зависимости от дочери и мужа? Что?

Если вам самой тяжело задумываться над этими вопросами - возможно, стоит обращаться к психологу лично. Чтобы помочь себе осознать и открыть свои ресурсы для поиска этих смыслов и некоей точки опоры на ближайшее время.

Я приведу вам кусочек из одной своей статьи.

Какой высший смысл ухода человека раньше вас? Какой смысл в том, что вас оставили одного наедине с собственным горем? Прежде всего, так происходит, если мы чего-то не понимаем, чего-то еще не узнали, что-то еще должны сделать. Нашей душе необходим этот опыт для дальнейшего развития.

Стоит в любом случае постараться увидеть в жизни то, ради чего нам дан такой тяжелый этап. Ничего не происходит бессмысленно, и свои душевные силы в такой ситуации лучше бросить на поиск того, что вы еще не доделали, что не поняли, что не успели и должны обязательно исполнить в этом мире. Если вы действительно любили уходящего или уже ушедшего человека, то поймите - как бы ни было больно, думать в этой ситуации только о себе нельзя. Ведь кто-то думал и о нем, когда принимал решение забрать его в иной мир, и на то были причины. Наверняка веские.

Это - слишком сложный материал для небольшой статьи, но если случилось такое горе, я могу в любом случае посоветовать поискать ответы на все эти вопросы, без них вы потеряете почву под ногами. И даже если вы не найдете ясных и понятных вам ответов - сам процесс поиска отчасти может помочь выстоять на ногах. В том числе и посещение церкви, даже если вы не считаете себя верующим человеком. Сама атмосфера может помочь вам настроиться на нужный лад беседы с самим собой.

Нравится нам это или нет, но как бы мы ни любили человека, у нас у каждого есть свои задачи в этом мире, которые мы должны выполнить вне зависимости от того, есть ли кто-то рядом или нет. И вовремя распознать и понять их - наша первая обязанность.

С уважением, Несвитский А.М., психолог, консультации в skype

Хороший ответ 8 Плохой ответ 0


Наталья, добрый день!

Рецепт одновременно и прост и сложен - преодолейте свой собственный страх смерти и начните разговаривать с мужем. О своих чувствах к нему, о важности его для Вас, о том, что ВЫ цените в нем, за что ему благодарны и чему он Вас научил, о Вашем пережитом и нажитом опыте, о дочери. о том, как он хотел бы видеть Вашу жизнь без него и как бы он хотел воспитать свою дочь в будущем, чтобы ВЫ могли передать своему ребенку то, что не сможет воплотить он сам. К такому разговору он также должен быть готов. И только Вы своей смелостью и открытостью можете ему помочь. Больнее уже нельзя сделать Вам троим, так что не теряйте другоценное время и используйте возможность общения для того, чтобы самое важное и ценное человек услышал при жизни. Душа всегда знает истинное отношение, но пока мы живы - нам нужны слова. Не отчаивайтесь, Вы проходите путь многих людей, и Бог Вам в помощь проходить его со всей возможной полнотой жизни, пока она длится.

Пахомова Мария Александровна, психолог Санкт-Петербург



Я включила программу саморазрушения

Наша семья была для меня вселенной. Это был второй брак, от первого у меня есть дочка. Со вторым мужем у нас родились двое сыновей и я была уверена — теперь точно все сложится, теперь я точно буду счастлива. Я была поглощена своим мужем, детьми.

Когда муж впервые сказал, что уходит, я стала умолять его остаться. Он снисходительно, как-то с сочувствием даже, пошел мне на встречу, но мы не разобрали проблему.

Мое сердце по‑настоящему щипало

Вас что, били?

Через полгода непрекращающегося кашля моя подруга пригласила меня на море — она считала, что солнце меня вылечит быстрее бесполезных препаратов, которые назначали врачи. Я прилетела и старалась прогреть бронхи как можно сильнее. Через несколько дней, когда я плавала с маской, мне вдруг перестало хватать воздуха. В тот день я впервые задумалась — точно ли со мной все в порядке? А во время полета обратно в Москву, у меня случился ателектаз — это такое сужение легкого, когда вдруг становится очень тяжело дышать и в спине появляется невыносимая боль. Такая, которая, наверное, сопоставима с тем, если бы в меня выстрелили из пистолета.

Никто не знал, чем я больна

В больнице мне поставили запущенную форму пневмонии, начали лечение. Потом сделали бронхоскопию — это такая процедура, когда берут часть ткани легкого и отправляют на исследование. До сих пор вспоминаю тот день с ужасом. Мне выдали заключение, в котором перечислялись несколько вариантов онкологических заболеваний. То есть, врачи были уверены, что это рак, но какой — они не знали. А дальше начались два месяца моих метаний из одной больницы в другую. Стекла пересматривали несколько раз, и никто не мог определить точный диагноз.

Через два месяца результаты иммуногистохимии подтвердили лимфому.

Хиросима и Нагасаки

Мне назначили химиотерапию. Волосы начали выпадать. Я жалела себя каждую минуту. Первое время я была в отчаянии — сколько мне осталось? Полгода? Год? Я не могла найти в себе силы бороться. Муж поддерживал только финансово, но его не было рядом. Мне же, кроме денег, нужна была искренняя поддержка, человеческая, да и выздороветь помогают больше не деньги, а люди, которые рядом. Муж же был далеко. Я усвоила важный урок: нельзя привязываться к людям настолько сильно, нельзя боготворить их. Потому что если они уходят, они уходят, забрав твое сердце.

Я буквально готовилась умирать. Я не верила в то, что рак можно вылечить.

А потом вдруг ко мне в палату подселили девушку — ухоженную, накрашенную, красиво одетую. Она была такая яркая, живая. И я подумала: неужели так можно принимать свой диагноз? Она любила себя, а я этого совсем не умела. Позже я увидела многих женщин, которые чуть ли ни микроблейдинг бровей в отделение заказывают! Говорят только о маникюре и косметологах, записываются на процедуры и хвастаются новыми нарядами. Рак не мешал им быть женщинами, рак не мешал им идти вперед с гордо поднятой головой. Я же боялась посмотреть в зеркало.


Постепенно мое отношение к болезни изменилось. Я поняла, что не могу больше быть в этом напряжении — я должна сделать так, чтобы проще стало мне самой и проще стало моим детям. Как можно хотеть и ждать здоровое тело, если ты заблокировал себя от мира, заперев в эту бесконечную панику?

Как я стала говорить позже — я прошла Хиросиму с разводом, и Нагасаки с раком. Я прошла два тяжелейших стресса и мое отношение к жизни совершенно изменилось.

Плюшевая пижама, чтобы было тепло

На протяжении всего лечения меня поддерживала Элла — мы с ней не были знакомы раньше, но стали общаться благодаря общей подруге, как только мне поставили диагноз.

Еще мне очень помогали фильмы о войне. Когда смотришь на то, как люди выживали в гораздо худших жизненных обстоятельствах, то это заставляет тебя как-то встрепенуться и бороться.

Очень мотивирующими были истории людей, которые перенесли рак когда-то давно. Я же давала себе полгода-год и мне казалось, что дольше не живут. Каждый раз, когда я убеждалась в обратном, во мне появлялись новые силы.


В тот период я подпускала к себе только тех, кто давал мне заботу и тепло. Мне нужны были рядом те, кто любит меня. Я была настолько слаба, что только родные и те, кто согревает, могли поддержать во мне силы. В тот момент я окончательно отпустила мужа — в нем не было человечности, поэтому он не был одним из тех, в ком я нуждалась в тот момент.

Когда я вышла из больницы, то первым делом купила плюшевую пижаму. Даже на физическом уровне я пыталась окружить себя теплом и уютом. Я сама создавала себя свой маленький, новый мир, в котором есть место только для любви и тепла.

Вам можно жить!


Жизнь после рака

Я правда считаю, что мой стресс из-за развода спровоцировал онкологию. Нельзя себя разрушать, нельзя себя настолько не любить. Нужно уметь принимать любую ситуацию, и достойно ее переживать. Если мы не можем изменить обстоятельства, то мы уж точно можем изменить свое отношение к ним. Но убиваться горем, упиваться собственными страданиями и зарывать себя в обиде нельзя ни в коем случае. Наши мысли, и наше тело связано — я уверена. Последствия любого стресса могут оказаться плачевными.

Я всегда мечтала показать детям Мальдивы. Это настоящий рай и я хотела оказаться там с ними. Благодаря моей подруге Маше мы съездили туда все вместе через два года после того, как я вылечилась.


Я счастлива

Первый год после выздоровления я работала над тем, чтобы принять в себе женщину. Полюбить ее. Полюбить ту, которую бросил муж и еще потоптался по ее чувствам. Договориться с ней, заботиться о ней. Второй год я работала над слиянием в себе женщины и матери. Это был титанический труд. Ведь мы очень легко видим и критикуем минусы в других людях, но часто не замечаем свои и, в большинстве своем, никак не стараемся их изменить.

Мне очень важно проводить время с детьми, питать их положительными эмоциями, и питаться любовью и радостью от них. У нас с ними такой энергообмен. Именно поэтому я не выхожу на работу, а пеку торты дома для своего узкого круга клиентов. Это то дело, которое доставляет мне удовольствие, которое не отнимает силы, и сохраняет мои ресурсы для того, чтобы меня хватало на детей.


Я пережила очень тяжелый развод, но все же, пережила его. И рак я тоже пережила. Благодаря врачам, друзьям и родным, маме, которые были рядом, и Фонду Борьбы с Лейкемией , который оплатил мне часть лечения. Сейчас у меня нет поводов для уныния — я совершенно счастлива. Счастье внутри меня! Ведь самое главное — со мной рядом мои дети и мои настоящие друзья.

По образованию я детский психолог. В планах — пройти переквалификацию и стать семейным психологом, чтобы помогать парам сохранять брак. Я знаю, чувствую, что благодаря своему опыту, смогу направить людей, смогу выстроить диалог между ними, и помочь избежать развода.

И самое главное, что я говорю теперь всем — друзьям, детям, новым знакомым — чтобы ни случилось, любую ситуацию нужно принять и переосмыслить. Уныние — самый страшный грех, и нельзя позволять ему поглотить тебя.

Помочь Фонду борьбы с лейкемией спасать людей можно здесь .

- Вы знаете, сейчас, наверное, стало даже тяжелее, - признается Анна. - Первый стресс прошел, наступает момент осознания. Мы все время заняты — и я и дети (у Андрея Павленко остались две дочери и сын - прим.ред.). Старшая, Софья, хочет пойти по стопам отца. Она носит его форму, которая осталась от учебы Андрея в военно-медицинской академии, готовится поступать в лицей имени Павлова . Недавно выступала на конференции с докладом, посвященным проблемам онкологии. Я помогаю ей собирать документы. Мы стараемся отвлекаться, но получается не всегда. Очень не хватает его поддержки, наших разговоров по вечерам.

По словам Анны Андрей словно бы до сих пор присутствует среди домочадцев.


Последние дни Андрей Павленко провел вместе с родными. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

То, что Андрей Павленко, узнав о своем диагнозе, не замкнулся и не впал в депрессию, а развернул вокруг этого целую просветительскую кампанию, известно всем. Но немногие знают, что параллельно с этим он начал готовить семью к своему неизбежному уходу. И не известно еще, на что нужно больше мужества: на то, чтобы с улыбкой рассказывать на камеру о своем состоянии и симптомах, или на то, чтобы спокойно, без нервов и слез объяснить близким, что тебя скоро не станет и посоветовать, как с этим справляться.

Когда Андрея Павленко не стало, все домашние были рядом — и сама Анна, и дети. Вместе они попрощались с отцом и мужем — теперь уже навсегда — вместе обмывали его и переодевали.

- Незадолго до смерти Андрей причастился, хотя никогда не был особо верующим человеком. После этого ему стало лучше — он даже встал и ходил по комнате. Потом мы обвенчались — мы давно хотели это сделать, но все как-то откладывали. Сейчас я чувствую, что мы все сделали правильно, - признается Анна. - И, если честно, я поняла, что тоже хотела бы, когда этот момент в моей жизни наступит, чтобы он наступил вот так, и чтобы меня проводили мои близкие.


После диагноза "канцероматоз" Андрей Павленко рассчитывал, что проживет шесть недель. Но Анне и детям удалось "дотянуть" этот срок до восьми. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

Анна вспоминает: Андрей Павленко всегда был одержим работой — и даже после того, как сам столкнулся с тяжелой болезнью, ни на мгновение не сбавил темп.

- По молодости, когда он еще был интерном в Военно-медицинской академии, я даже немного ревновала его к работе, - рассказывает наша собеседница. - Мы жили во Всеволожске , денег не хватало, так что Андрей часто ездил в электричках зайцем. Он мог отдежурить полную смену, а потом остаться еще. Работал, зачастую, по двенадцать часов в сутки, толком не ел, плохо спал. Я постоянно возила ему обед, а наша старшая дочка Софья так и вовсе практически выросла в академии на кафедре хирургии. Да что там говорить — уже на вторые сутки после того, как Андрею удалили желудок, он встал и отправился в операционную. Его просили немного полежать, отдохнуть, прийти в себя, но он и слушать ничего подобного не хотел. Если он мог ходить — он шел и оперировал сам. Если не мог — сидел и наблюдал за процессом. У него просто не получалось иначе. Конечно, возможно, стоило немного, самую малость притормозить, отдохнуть, но я не могу его осуждать. Если бы он поступил иначе — он просто не был бы собой.

Такой ритм жизни, конечно, не мог не сказывать на здоровье и самочувствии медика. Анна вспоминает: однажды, еще до болезни и всего остального, Андрей то ли в шутку, то ли всерьез сказал ей, что долго не проживет.


По словам Анны, Андрей умел улыбаться даже сквозь медицинскую маску. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

ОТКАЗАЛСЯ ОТ ЛЕЧЕНИЯ ЗА ГРАНИЦЕЙ

По словам Анны, Андрею Павленко предлагали пройти курс лечения за границей. Однако он от этой возможности отказался.

Незадолго до смерти Андрей Павленко, как и положено настоящему мужчине, позаботился о своей семье: он объявил сбор средств на платформе Patreon, половина которых пойдет на финансирование перспективных проектов, посвященных онкологии и проблемам ее лечения, а половина — Анне и детям.

- Так получилось, что сейчас деньги, которые поступают нам с этой платформы — практически единственный способ к существованию, - признается сама Анна. - Я работаю косметологом, стараюсь брать заказы на дому, но из-за эпидемии и карантина удается это не всегда. Я помню, как мы с Андреем радовались, когда переехали в собственную квартиру, сменив до этого двенадцать коммуналок, когда у нас родился сын. Говорили, что у многих и этого нет, строили какие-то планы. Но не сложилось. И знаете, сейчас я все чаще думаю о том, что переехала бы обратно во Всеволожск, в наше старое жилье с тараканами и блохами, но только бы он снова был рядом.


По словам Анны, Андрей не мог без работы. Он вернулся к хирургии уже на второй день после операции по удалению желудка. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

На момент смерти Андрею Павленко был всего 41 год. С болезнью он боролся с 2018-го.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Болезнь не оставила знаменитому хирургу шансов - и сам он это прекрасно понимал (подробности)

Врач, с марта 2018-го боровшийся с раком желудка, ушел из жизни в окружении семьи. У него осталось трое детей - две дочки и сын (подробности)

Проводить врача в последний путь пришли родные, коллеги, пациенты и те, кто не был знаком с ним лично (подробности)

Знаменитый хирург-онколог Андрей Павленко, который с 2018-го года борется с раком желудка, написал прощальное письмо

По словам мужчины, его внутренний враг оказался сильнее (подробности)

В СПбГУ учредят премию имени умершего онколога Андрея Павленко

Сам врач скончался от рака желудка 5 января 2020 года (подробности)

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.