Сколько детей в год умирает от рака в россии в год

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ

"Основная сложность с назначением обезболивания ребенку — недостаток знания у врачей"

У вас в фонде есть своя программа паллиативной помощи детям. Чем она отличается от той, что была недавно принята Минздравом?
Мы стараемся сделать все возможное для того, чтобы дети выживали и выздоравливали. Но, к сожалению, есть случаи, когда даже самые современные медицинские технологии не помогают. И тогда ребенка выписывают из столичной клиники домой, в другой регион, на "симптоматическое лечение", как это обычно пишут в медицинских документах.

Но в большинстве регионов нет службы, которая была бы готова взять под опеку и ребенка, и его семью. Ведь помощь нужна не только ребенку, которого нельзя вылечить, но и его маме, папе, братьям, сестрам, дедушкам и бабушкам. Ребенка встретит в лучшем случае участковый педиатр, который не имеет опыта работы с детьми в терминальной стадии рака, или детский онколог в больнице, где вся работа направлена на то, чтобы спасать жизнь любой ценой, а не на облегчение страданий умирающего.

Чтобы помочь умирающему ребенку и его семье прожить оставшееся ему время с максимальной полнотой, специалист нашего проекта паллиативной помощи знакомится с ребенком и мамой еще в больнице за несколько дней до выписки. Вместе с врачами мы планируем, какие лекарства и медицинские принадлежности могут понадобиться для обустройства его жизни дома. Мы покупаем и передаем его семье кислородные концентраторы, противопролежневые матрасы, лекарства. Но главное, уезжая из Москвы, семья знает, что они никогда не останутся без поддержки. Они в любое время дня и ночи могут позвонить сотруднику фонда, а при необходимости — врачу-онкологу из клиники, с которой мы сотрудничаем, и задать любые вопросы: "Что делать, если вдруг начались судороги? Почему ребенок вдруг перестал есть? Что делать — обезболивание не помогает?" Очень часто участковый педиатр не может и не умеет помочь, и в этих случаях московские врачи, которые сотрудничают с нашим фондом, выезжают к ребенку домой, даже в самые отдаленные деревни и города, чтобы на месте проконсультировать семью и помочь участковому доктору подобрать схему обезболивания, поддерживающую химиотерапию, противосудорожное лечение.

Наш проект просто заполняет тот пробел, который есть между нормативными документами Минздрава, регулирующими оказание паллиативной помощи, и реальной жизнью, в которой паллиативная помощь только зарождается и пока в большинстве случаев недоступна детям.

Сколько паллиативных детей поддерживает фонд?

Одновременно под наблюдением специалистов паллиативного проекта нашего фонда находится около 100 детей и взрослых до 25 лет. Ежемесячно на наших руках умирают десять из них.

Сколько детей в России умирают от рака и, значит, нуждаются в паллиативной помощи? В России их лечат иначе, чем на Западе?

Каждый год в России от рака умирают около 700 детей, все они нуждаются в паллиативной помощи. При этом, к сожалению, адекватную паллиативную помощь почти нигде в России они получить не могут. Детских хосписов почти нигде нет, исключение — Санкт-Петербург и Казань. При поддержке благотворительных фондов паллиативные службы начинают зарождаться в Челябинске, Новосибирске и Белгороде. Но это пока еще очень маленькие службы, которые только набирают знания и опыт. А обычные районные доктора, как правило, не имеют подготовки по паллиативной помощи и соответствующего опыта, так как крайне редко встречаются с такими детьми в повседневной практике. Так что наше главное отличие от Запада как раз в том, что паллиативной помощи детям здесь практически нет.

Для детей в России нет неинвазивных форм опиоидных анальгетиков, они существуют только в виде инъекций. А какие формы вообще нужны?

В России есть морфин в таблетках пролонгированного действия и пластыри с фентанилом, но эти формы не разрешены для использования для детей. У нас нет морфина короткого действия, который необходим для подбора дозы препарата для ребенка. Нет спреев, "леденцов", сиропов, свечей. Есть только жидкий морфин. Но дети боятся уколов, а если обезболивать приходится часто, это превращается в пытку для ребенка. Разные лекарственные формы нужны еще и для того, чтобы подобрать препарат в том виде, который подходит больному. Бывает, что из-за состояния кожи пациента не годятся пластыри, а проблемы с пищеводом и желудком не позволяют использовать таблетки. Тогда нужны другие формы препарата.

В принятой правительством "дорожной карте" по повышению доступности обезболивания предусмотрено расширение линейки препаратов, в том числе и в неинвазивных формах. К 2018 году мы ожидаем появления морфина короткого действия. На Московском эндокринном заводе уже идет работа по запуску этого препарата.

А не проще ввозить препараты из-за границы?

Вместе с Минздравом России мы провели не одно совещание по этому вопросу, но это оказалось настолько сложно юридически, что по времени ввоз импортного препарата может произойти одновременно с появлением на российском рынке препарата собственного производства. Поэтому решили сосредоточиться на "своем" лекарстве, а пока использовать то, что имеем. Есть способ введения инъекционного морфина через помпу, и мы стараемся предоставить обезболивание нашим подопечным в такой форме.

Сегодня врачи по-прежнему боятся назначать детям опиоидные анальгетики?

Основная сложность с назначением обезболивания ребенку — это недостаток знания у врачей. Вторая по значимости проблема — страх докторов перед уголовной ответственностью. Статья 228.2 Уголовного кодекса РФ предусматривает наказание за нарушение правил оборота наркотиков, повлекшее утрату препарата. Это совершенно нелепо. За случайно вылитые в раковину остатки промедола человек может получить клеймо уголовника. Разумеется, доктора десять раз подумают, прежде чем связываться с наркотиком.

А как учить врачей подбирать правильное обезболивающее? Ведь на это годы уйдут.

Я думаю, надо двигаться двумя путями. Вводить модули по лечению хронической боли в вузовские программы врачей самых разных специальностей: терапевтов, педиатров, онкологов, неврологов. Но, пока нынешние студенты станут ядром системы здравоохранения, пройдет действительно много времени. Поэтому нужны образовательные программы для уже действующих докторов. Сейчас в федеральных округах проходят семинары Главного внештатного специалиста по паллиативной медицине Минздрава Дианы Невзоровой. Фонд "Подари жизнь" поддерживает курсы лекций по обезболиванию в рамках региональных семинаров Национального общества детских гематологов и онкологов. Наши доктора, выезжая консультировать пациентов в регионе, при каждой возможности проводят небольшие образовательные семинары для врачей, работающих по месту жительства пациента.

Нам важно, чтобы доктора, назначающие наркотические анальгетики, не боялись уголовной ответственности

Все это нужно подкрепить доступными для всех врачей рекомендациями. В "дорожной карте" уже предусмотрено создание клинических рекомендаций по лечению болевого синдрома и у детей, и у взрослых, где будут отражены медицинские аспекты лечения боли. Но не менее важно создать также предусмотренные в этом документе методические рекомендации, разъясняющие юридические аспекты назначения и выписывания наркотических анальгетиков.

"Теперь можно попросить о помощи, и она будет оказана"

В целом "дорожная карта" изменит жизнь паллиативных больных? И кто будет контролировать ее исполнение?

Мы ее для этого создавали. Мы хотим, чтобы в России появились все виды лекарств, необходимые для лечения боли. Мы хотим, чтобы врачи знали и умели подбирать схемы обезболивания. Нам важно, чтобы доктора, назначающие наркотические анальгетики, не боялись уголовной ответственности. И очень важно, чтобы аптеки, в которых семья пациента может получить обезболивающие препараты, находились недалеко от дома. Меры, необходимые для достижения всего этого, записаны в "дорожной карте".

Индикатором успешности выполнения мероприятий "дорожной карты" должен стать рост медицинского потребления опиоидных анальгетиков в стране. Также "дорожная карта" предполагает контроль со стороны Росздравнадзора за доступностью обезболивающих препаратов.

А глобальный контроль, конечно, будет осуществлять правительство РФ, ведь "дорожную карту" утвердило оно. Однако общественные организации, входящие в попечительский совет при правительстве России, продолжат следить за исполнением мероприятий "дорожной карты". Мы всегда находимся в прямом контакте с пациентами и знаем, сталкиваются ли люди с проблемами при получении обезболивающих. Я уверена, что информация от нас, "с земли", о том, как обстоят дела у больных, необходима правительству для того, чтобы оценить эффективность своих действий.

Дети из одного региона не могут получить обезболивание в другом регионе. Это изменится, если "дорожная карта" заработает?

Эта проблема касается не только детей, но и взрослых. "Дорожная карта" предполагает разработку финансового механизма для обеспечения пациентов обезболивающими в любом месте, где бы они ни находились, вне зависимости от прописки. Сейчас мы, как фонд, решаем эту проблему с помощью коммерческого приема в клиниках. В рамках приема доктор из клиники, имеющей соответствующую лицензию, может выписать рецепт на обезболивающий препарат.

Но многие люди, не знающие о фонде, терпят боль.

Информированность повышается, многие уже знают, что человек должен получить обезболивание. Идеальная ситуация — когда каждый пациент обезболен в течение двух часов с момента возникновения боли, но мы понимаем, что это вопрос времени и огромной совместной работы врачей, чиновников, общественности. К сожалению, люди еще долго будут сталкиваться с этой бедой — отсутствием обезболивания. Но есть и хорошая новость: теперь можно попросить о помощи, и она будет оказана — можно обратиться на горячую линию Росздравнадзора, там работают очень ответственные люди. Можно позвонить в фонды "Подари жизнь" или "Вера". Мы также стараемся помочь и советом, и консультацией.

Насколько я понимаю, существенно изменить ситуацию с обезболиванием должны электронные рецепты. Что нужно сделать, чтобы их стали выписывать по всей стране без привязки к месту жительства?

Прежде всего, необходимо внести изменения в закон об обращении лекарственных средств, так как сегодня им подразумевается, что рецепт — это исключительно бумажный документ. А в дальнейшем нужно разработать и внедрить соответствующее программное обеспечение. Переход на электронные рецепты запланирован и в "дорожной карте" и прорабатывается сейчас в Минздраве, но эта реформа потребует нескольких лет работы.


Смертность от злокачественных опухолей

Злокачественные новообразования – это патология высокой социальной значимости, ведь именно они являются одной из причин смертности и инвалидности населения во всем мире. Они подразделяются на следующие виды:

рак – опухоль из эпителиальной ткани, которая может располагаться в любой области организма (рак легких, рак желудка, рак кожи и т.п.);

саркома – опухоль из соединительной ткани, которая развивается из мышечных, жировых, костных и других клеток (миосаркома, липосаркома, осетосарокма и т.п.);

опухоли крови и кроветворной ткани (лейкозы и т.п.).

Согласно статистике, в России за 2014 год умерло более 1 878 000 человек, из них 286 900 от рака и других злокачественных новообразований. На долю мужского населения приходится 53,3%, на долю женского – 46,7%. За последние годы среди женщин не наблюдается статистически значимых изменений смертности от рака в России, но у мужчин выявлено снижение показателей на 1,8%.

Доля злокачественных новообразований в структуре смертности

Среди всех причин смертности населения злокачественные новообразования занимают второе место, уступив патологии кровеносной системы и опередив травмы и отравления:

Абсолютное число умерших

Показатель смертности на

100 000 населения

Болезни системы кроветворения

Травмы и отравления

Во многих странах вес онкологической смертности среди всех причин летального исхода значительно вше, чем в РФ, и имеет стойкую тенденцию к росту, это связано со снижением смертности от других причин (заболеваний легких, крови, инфекций и т.д.). Следует отметить, что среди всего числа умерших людей от рака примерно 80 600 человек находились в трудоспособном возрасте (15-59 лет), 7300 женщин репродуктивного возраста (20-44).

Возрастно-половые особенности смертности от рака в России

На смертность оказывают значительное влияние возраст и пол пациентов. Анализ динамики показателя летальности показал стабильность в отношении смертности женщин и незначительное снижение данных у мужчин. С начала 1980 года значения смертности значительно возросли, но после 1990 года они стабилизировались и стали снижаться. Для мужчин и женщин характерны некоторые общие закономерности: снижение показателя в возрасте младше 50-60 лет, стабилизация значения в 60-75 лет и увеличение летальности после 75 лет.

В общей структуре смертности от рака в России наибольшее значение имеют следующие новообразования:

опухоли легочной системы (бронхи, трахея, легкие) – 17,3%;

рак пищеварительного тракта: желудка – 10,7%, ободочной кишки – 7,7%, поджелудочной железы – 5,9%, прямой кишки – 5,7%;

рак молочной железы – 7,9%.

Структура смертности мужского населения от злокачественных опухолей:

Рак легких, трахеи и бронхов

Рак мочевыделительной системы

Рак ободочной кишки

Рак прямой кишки

Рак поджелудочной железы

Рак полости рта и глотки

Новообразования лимфатической и кроветворной системы

Структура смертности от опухолей у женщин:

Рак легких, трахеи и бронхов

Рак ободочной кишки

Рак прямой кишки

Рак поджелудочной железы

Новообразования лимфатической и кроветворной системы

Рак молочной железы

Рак тела и шейки матки

Принципиальные различия показателя смертности можно обнаружить при анализе данных статистики различных возрастно-половых групп.

Основные причины смертности у мужчин в разных возрастных группах:

В возрасте 0-29 лет наибольшие показатели смертности приходятся на злокачественные новообразования крови и лимфы - 31,4%, головного и спинного мозга – 18,5%, опухоли мягких тканей – 7%, рак костей – 4,9%;

В возрасте 30-39 лет показатели смертности от новообразований крови и лимфы, головного и спинного мозга также высоки и соответствуют 16,8% и 11%, в этот период причинами смерти являются рак желудка – 10,4%, рак легкого - 9,8%;

В 40-49 лет основными причинами смерти являются рак легкого - 22,4%, рак желудка – 11,5%, рак полости рта и глотки – 8,5%, рак поджелудочной железы – 7,2%, опухоли крови и лимфы – 7,4%, рак мочевыделительной системы – 5,6%;

В 50-59 лет наиболее значимы рак легкого - 30,2%, рак желудка - 10,8%, рак полости рта и глотки – 7,7%;

В период 60-69 лет наибольшие показатели смертности при раке легкого - 30,2%, раке желудка – 11,4%, раке простаты – 6,1%, раке поджелудочной железы – 5,7%;

У лиц старше 70 лет основные причины смерти рак легкого - 23%, рак желудка -12,3%, рак полости рта и глотки - 8,7%, рак простаты - 13%.

Основные причины летальности у женщин в разные возрастные периоды:

0-29 лет наиболее значимы рак шейки матки 9,8% и рак яичника - 3,8%;

В 30-39 лет частыми причинами смерти являются рак шейки матки - 22,9%, рак молочных желез – 19,5%, опухоли крови - 9,4%, рак желудка – 6,5%;

В период 40-49 лет высокие показатели смертности от рака молочной железы – 23,7%, рака шейки матки – 14,4%, рака яичника – 8,5%, рака желудка – 7,4%;

В 50-59 лет показатели смертности преобладают при раке молочных желез – 22,8%, раке яичника – 8,3%, раке шейки матки – 6,7%, раке легких – 6,6%, раке ободочной кишки – 6,3%;

В 60-69 лет смерть наступает от рака молочных желез – 18,1%, рака желудка – 8,9%, рака ободочной кишки – 8,4%;

В возрасте старше 70 лет погибают от рака молочных желез 13,1%, рака желудка – 11,9%, рака ободочной кишки – 12,3%.

Также следует отметить, что за последние 30 лет изменился средний возраст погибших пациентов:

Средний возраст умершего

Средний возраст женщин

Средний возраст мужчин

Показатели смертности от злокачественных опухолей

Для учета статистических данных смертности используют стандартизованные и грубые показатели. Стандартизованный показатель – это значение, которое характеризует степень и частоту изучаемого явления, но он является условным и не отражает реальности, а лишь показывает, какими были бы цифры, если бы исследуемые группы были однородны по составу. Грубые показатели отражают истинные значения изучаемых явлений для конкретного времени и населения.

Показатель смертности от рака в России в течение 10 лет не меняется и остается довольно высоким: грубый показатель равен 199,5 на 100 000 населения, а стандартизованный – 114,6. Но при этом смертность от отдельных видов онкологических новообразований снижается за счет внедрения современных методов лечения и диагностики, позволяющих выявить патологию на ранних сроках.

Грубый показатель смертности у мужчин в 2014 году составил 229,3 на 100 000 населения и за десятилетний период статистически значимо не изменился, а стандартизованный – 164,2, и он снизился на 12,3%. Грубый показатель среди женщин равен 173,7 и за 10 лет вырос на 2,4%, хотя стандартизованный всего 85,4, и отмечается его снижение на 8%.

Динамика показателей смертности от рака в России за 2004-2014 года:

На фоне снижения стандартизованного показателя мужской смертности от онкологии идет увеличение показателей от конкретных форм рака, в частности от рака простаты (на 26,2%), меланомы (на 10,6%), опухолей нервной системы (на 10,2%). Аналогичная ситуация наблюдается среди женского населения, при уменьшении общего стандартизованного показателя наблюдается рост показателей смертности от рака губы, полости рта и глотки (на 7,4%), опухолей центральной нервной системы (на 10,7%), поджелудочной железы (на 9,6%), рака шейки матки (на 7,4%), меланомы (на 5,1%).

Динамика показателей смертности от рака в России на 100 000 населения в зависимости от пола и возраста за 2004-2014 года:

Смертность от рака по регионам России

Показатели смертности от злокачественных новообразований отличаются в разных регионах России, это связано с доступностью специализированной помощи, использованием современных методов диагностики и особенностями климата и рода деятельности. Наиболее высокие грубые показатели смертности зафиксированы в следующих областях:

Владимирская область – 265,5 на 100 000 населения;

Тульская область – 262,5;

Орловская область – 256,1;

Тверская область – 247,9.

Показатели мужской и женской смертности также различаются в разных регионах страны. Чаще всего мужчины умирают от онкологии в Республике Коми – 253,6 на 100 000, в Чукотском автономном округе - 218,5, Еврейской автономной области – 218,5, Красноярском крае – 217, на Сахалине – 216,8, в Орловской области – 213,1.

Наиболее высокие показатели смертности от рака среди женщин зафиксированы в Чукотском автономном округе - 123,5 на 100 000, Красноярском крае - 107, Санкт-Петербурге – 103,7, Республике Тыва – 101,7, Магаданской области - 101,3, Республике Бурятия - 100,2, Забайкальском крае - 100,2, Хакасии – 99,2.

Вероятность смерти от рака в России

В статистике существует понятие – кумулятивный риск, который отражает вероятность смертности от злокачественных заболеваний при длительном воздействии неблагоприятных факторов. В России кумулятивный риск в возрасте 0-74 лет в 2014 году составил 13%, для мужчин – 18,4% и 9,4% для женщин.

Риски смертности от разных видов патологии различны, максимальный риск наблюдается при раке легочной системы (5,6% у мужчин и 0,7% у женщин), раке желудка (у мужчин -2,3%, у женщин – 0,9%). Среди женского населения большую роль играет рак молочной железы, кумулятивный риск составляет 1,8%, у мужчин значимость представляет рак простаты, риск равен 1,4%:

все злокачественные новообразования

рак молочной железы

рак мочевыделительной системы

все злокачественные новообразования

рак молочной железы

рак мочевыделительной системы

Смертность от рака в детском возрасте

По данным статистики, в мире ежегодно выявляется более 450 000 новых случаев злокачественных новообразований среди детей. Из них примерно 4500 пациентов регистрируется в России, при этом у большей части детей патология находится в запущенном состоянии. На учете в онкодиспансерах в 2014 году состояло почти 15 000 детей в возрасте до 17 лет.

В целом, за 2014 год от всех причин погибло порядка 23700 детей, основными причинами стали перинатальная патология - 31,7%, травмы и отравления – 24,6%, врожденные аномалии – 15,7%, заболевания дыхательной системы – 5,3%, нервной системы – 5,4%. На 6 месте стоят злокачественные опухоли – 3,9%. Согласно статистике, от рака в России умерло более 900 детей в возрасте менее 17 лет (3,3 на 100 000). Чаще всего дети 0-17 лет погибают от злокачественных опухолей крови и кроветворной ткани, новообразований мозговых оболочек, затем по значимости располагаются рак костей, рак легких, рак печени и другие формы опухолей.

В общем, кумулятивные риски смертности от злокачественных опухолей составляют в 2014 году 0,05% в возрасте до 14 лет и 0,02% в возрасте до 17 лет.

Факторы, влияющие на показатели смертности

На величину показателей смертности оказывает влияние множество факторов, в частности, на какой стадии было выявлено онкологическое заболевание, частота и вероятность рецидивов, общее состояние пациентов, их возраст и другие. Считается, что если улучшить методы диагностики и проводить их массово, увеличить доступность специализированной помощи, то можно уменьшить показатели смертности на 65%.

К сожалению, большая часть пациентов с раком выявляется на 3-4 стадии болезни, а прогнозы выживаемости в эти периоды довольно неблагоприятны, так как они характеризуются обширными размерами опухоли, поражением окружающих тканей, множественными метастазами.

Показатели диагностики рака в России за 2004-2014 года:


В России резко и сильно ухудшилась ситуация с онкологическими заболеваниями. Согласно отчету Министерства здравоохранения России, 2017 год стал рекордным за последние 23 года по количеству впервые выявленных злокачественных опухолей.


Кривая впервые поставленных онкологами диагнозов растет с каждым годом. Смертность от рака, после недолгой паузы 2008–2016 годов, вновь начала увеличиваться.

Наиболее распространенными остаются новообразования в легких, бронхах и трахеях (42,3 случая на 100 тыс.), на втором месте — рак желудка (25,4), на третьем — рак прямой кишки (20,4). У женщин в первую очередь это опухоли в молочной железе (89,6 на 100 тыс. женщин) и рак шейки матки (22,3).

Свердловская область — один из лидеров по количеству жителей, у которых в 2017 году впервые диагностировали рак. Хуже ситуация только в Москве, Подмосковье, Краснодарском крае и Санкт-Петербурге. Причем на Среднем Урале количество новых онкобольных резко выросло по сравнению с 2016 годом.

Пять регионов-лидеров по количеству новых случаев в 2017 году:

  • Москва — 47 908 новых диагнозов
  • Московская область — 27 513 новых диагнозов
  • Краснодарский край — 26 390 новых диагнозов
  • Санкт-Петербург — 26 276 новых диагнозов
  • Свердловская область — 18 639 новых диагнозов

Что касается детской заболеваемости раком, то первая четверка лидеров неизменна, а вот на пятом месте находится Татарстан. Свердловская область — на 9-м. В 2017 году врачи нашли злокачественные новообразования у 121 юного уральца.


Женщины в России чаще страдают от злокачественных новообразований. Во всяком случае, их выявляют чаще, чем у мужчин. Некоторые виды рака более характерны для того или иного пола. Например, опухоль губы или полости рта у мужчин встречается в два раза чаще, чем у женщин. А меланому, наоборот, намного чаще диагностируют у слабого пола.


Соотношение разных видов злокачественных новообразований у мужчин и женщин. Количество впервые диагностированных опухолей в 2017 году

Смертность от рака в России также существенно выросла за последние годы. Начиная с 2011 года, число умерших онкобольных сокращалось, но в 2017 году вновь произошел скачок: скончались 247,7 тыс. человек, стоявших на учете в онкодиспансерах, и еще 26,5 тыс. тех, кто не наблюдался у врачей.


В Свердловской области, помимо большого количества онкобольных, высокий процент смертности от рака в первый год после выявления заболевания — 23,6%. Выше, чем общероссийский показатель в 22,5%.

Вероятно, это связано с тем, что зачастую пациенты поздно обращаются к врачам, либо в неточности диагностики. Так, по данным Минздрава, среди впервые выявленных злокачественных образований в 2017 году I стадию имели 31,5%, II стадию — 24,5%, III стадию — 16,9, IV стадию — 24,4%, стадия не установлена – 2,7%. То есть практически четверть всех онкобольных обречены. Между тем на ранней стадии онкологическое заболевание можно вылечить. Но чем более запущена болезнь, тем сложнее спасти человеку жизнь. Выявить рак можно только при регулярном обследовании. Поскольку боль — как явный симптом — симптом запущенной опухоли.

На планете только за один день от рака погибает более 29 тысяч человек

13.12.2018 в 17:45, просмотров: 48211



Рак действительно сегодня не щадит ни старых, ни малых. Больше, конечно, уносит в мир иной людей в возрасте, но подвержены этой болезни и молодые, и очень молодые люди, и все чаще — дети.

Где искать управу? Как сократить заболеваемость?

— Одна из главных целей — борьба с одногодичной летальностью, которая косвенно показывает, сколько в России выявляется случаев с запущенной стадией, — поясняет Каприн. — Такие пациенты быстро умирают. Но в России с 2006 года удалось снизить данный показатель до 29,3%. И это не предел. Есть большие заделы, которые позволят эту цифру снижать и далее. Важно также уменьшить количество первичных инвалидов. Многие пациенты после адекватного лечения вполне могут возвращаться к нормальной жизни, работать. Нам, онкологам, нужно не только лечить, чтобы пациент жил, а чтобы он хотел жить, чтобы у него были силы и социальная адаптация.

И популяционное число заболеваемости не должно быть более 185 на 100 тысяч населения — так ставится сегодня задача. (В некоторых странах, для сравнения, заболевает до 400 и даже до 500 человек на 100 тысяч населения.)

Спасет ли нас протонная терапия — самая передовая в мире?

Россиян, как больных раком, так и здоровых, конечно, больше всего волнует, скоро ли придет спасение от него. Какие технологии уже есть сегодня, что на подходе, какие придут в практику в будущем?

Андрей Дмитриевич начал с протонной терапии. Это один из видов лучевой терапии, который используется сегодня в схемах лечения рака. Протоны, положительно заряженные частицы, проникая в клетки злокачественных опухолей, разрушают их ДНК. В результате клетки теряют способность размножаться, а опухоль перестает расти. При этом вред для организма больного минимальный: облучение опухолевого очага протонами позволяет снизить радиационную нагрузку на здоровые ткани.

И добавил: «По ядерной медицине мы планируем большие разработки. У нас уже есть отечественный протонный аппарат (ускоритель, который работает в Обнинске). В следующем году в Обнинске будет испытываться системный ускоритель, есть инженерно-конструкторское его решение. Таких машин на всю нашу страну надо иметь около 200. Если так оно и будет, выиграют в первую очередь пациенты. Мощный протонный центр будет запущен в Димитровграде, работает в Санкт-Петербурге.

И в то же время посетовал: «Да, в медицину России в последние годы пришло много современной техники, в том числе и линейных ускорителей. Но есть проблема: у нас нет таких производителей техники, которых мы хотели бы видеть в совместной работе с онкологами. Например, есть линейный ускоритель (кибернож), установленный в нашем институте, так одно только его техническое обслуживание (ТО) стоит 30 млн в год. Причем специалистов из Америки надо ждать не одну неделю. Очень важно, чтобы в России производили свою высокотехнологичную технику и было свое бюро по ее техобслуживанию. Надеемся, что призыв Президента России Владимира Путина улучшить ситуацию в онкологии будет услышан конструкторами, физиками и всеми теми, кто готов подключиться к решению этой глобальной проблемы.

Онкологи пошли в регионы за. достоверной статистикой

А что касается подсчета заболеваемости и смертности, то в России вряд ли сегодня его можно назвать полным. Дело в том, что сегодня в стране регистрируется 7,6% смертей от неустановленных причин. И вскрытие умерших по новым законам сейчас проводится не в каждом случае, а только в 5,6% всех смертей в стране. И сколько теряется мертвых или живых душ, трудно предположить. А от точности статистики, по сути, от остроты проблемы, зависит и госфинансирование.

Надо сказать, что помогает в этом и неформальный контроль за состоянием заболеваемости и смертности в регионах. Впервые представители регионов каждые две недели в течение всего нынешнего года отчитывались на селекторном совещании перед Минздравом по основным причинам смертности. А присутствующие при этом главные специалисты комментировали данные. Устанавливались конкретные сроки исправления ситуации.

СПРАВКА "МК"

В целом смертность от злокачественных новообразований в России по сравнению с европейскими странами (в процентах) по некоторым локализациям вполне сопоставима. Например, по раку молочной железы в России в общей структуре смертности она составляет 16,4%, в Европе — 16,3%; по колоректальному раку у женщин в России — 15,8%, в Европе — 12,3%. Цифры вполне сопоставимы. А по предстательной железе в России смертность даже ниже — 8,1%, в Европе — 10%.

Многое, если не все, зависит от того, на какой стадии выявлена опухоль, особо подчеркнул эксперт. «За рубежом для этого давно ведутся скрининговые программы, мы в этом смысле отстаем. Но теперь они внедряются и в России. Сейчас принимаются три программы по скринингу: молочной железы, колоректальному раку и раку шейки матки.

Но многое зависит от самих людей, насколько они озабочены своим здоровьем. Кстати, впервые во время диспансеризации выявлено 29 289 новых случаев злокачественных новообразований. Удельный вес обнаруживаемых при диспансеризации злокачественных новообразований составляет уже 30,1%. А это говорит о том, насколько важно ее проходить хотя бы один раз в три года, как положено.

Поэтому одна из задач сегодня — изменить менталитет россиян в отношении своего здоровья. Коллеги из США, например, считают, что воспитать его можно путем частого напоминания людям, насколько важно обследоваться на предмет опухолей.

Крайне важна и онкологическая настороженность врачей первичного звена, чтобы они при первых же симптомах отправляли пациентов к онкологам. «Это для нас очень трепетная проблема, — признается Андрей Дмитриевич. — Мы чувствуем в этом и свою вину в некотором смысле: мало работали с первичным звеном и со смежниками, занимающимися неонкологическими заболеваниями. Есть проблемы с кадрами в онкокабинетах. Да и самих первичных онкокабинетов в России не хватает, в них высокий коэффициент совместительства. Сразу выучить столько онкологов, сколько их требуется в первичном звене, не получится. Помочь в этом должны цифровые программы, они разрабатываются. Использовать все способы: с помощью телемостов начитывать лекции врачам первичного звена; проводить телеконференции и телеконсультации, когда терапевт в режиме онлайн сможет получать необходимую информацию. Такой системой необходимо охватить все пространство России.

Заголовок в газете: Мир погибнет от рака, если.
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27859 от 14 декабря 2018 Тэги: Смерть, Дети , Медицина, Здравоохранение Персоны: Владимир Путин Организации: Правительство РФ Министерство здравоохранения Места: Россия

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.