Путин рак прямой кишки

Вероятность болезни Президента России раком позвоночника (саркомы) тем больше, чем дольше из Кремля не поступает никаких официальных заявлений. По известной русской поговорке "Молчание - знак согласия", можно с достаточной степенью уверенности говорить о неизлечимой болезни Путина, которому нечего уже сказать народу России, в связи с чем и были отменены ежегодные телеобщения Президента со своими гражданами.

Итак, - действующий Президент России Владимир Владимирович Путин умирает. Оставим за кадром вопросы сочувствия или радости по этому поводу. Гораздо прагматичнее будет обратиться к истории болезни.

Как известно, впервые у Путина обнаружили рак в далеком 2003 году. Но то был рак прямой кишки, который довольно успешно можно вылечить, просто удалив ее часть. Что видимо и было сделано. По неписанной традиции российской власти, информация о серьезной болезни Президента не разглашается. Врачи подписывают очень строгий документ под грифом "Совершенно секретно" и постоянно находятся под негласным контролем соответствующих органов.

Президенты в новой России любят болеть, в том числе очень тяжело, не покидая главной кушетки Кремля. Здесь вам не Европа, где болеющие Президенты спокойно лечатся не обремененные властью и заботами о народе, полностью сконцентрировавшись на своем организме. В России все иначе - за нефть, газ и другие народные природные богатства власть привыкла держаться зубами до последней конвульсии, при этом мало заботясь о многомиллионном обществе. Да и какие могут быть заботы о ком-то, когда такие боли в собственной спине?

Итак, у Путина саркома позвоночника. Что это такое спросите Вы.

Мезенхимальная хондросаркома – хрящеобразующая высокозлокачественная опухоль. Поражает в основном людей 50–60 лет. Позвоночник – наиболее частая локализация этого вида новообразований. Боли при ней интенсивные; на первый план выступают неврологические симптомы. Описаны случаи мезенхимальной хондросаркомы, когда вначале она локализуется в одной кости, затем, после удачно проведенной операции и длительного благоприятного периода, развивается в другой кости, а затем – и в третьей. Тем не менее, пятилетняя выживаемость пациентов составляет 60%.

Боли в начальном периоде заболевания непостоянного характера, затем становятся постоянными и иррадиируют. Для этой опухоли характерна резкая разница между хорошим общим самочувствием и большими изменениями в пораженной кости.

Итак, - боли становятся постоянными и иррадиируют, то есть распространяются

Иррадиирующая боль передается на участки тела, которые имеют общую корешковую иннервацию с пораженным органом.

Иррадиирующая боль возникает, когда раздражение с одной ветви нерва передается на другую, в результате чего в зоне иннервации последней ощущается боль.

Так, например, при повышении давления в кишечнике вначале возникает висцеральная боль, которая затем иррадиируют в спину, при билиарной колике - в спину, в правую лопатку или плечо.

Как снимается боль у больного саркомой?

При злокачественных новообразованиях болевой синдром снимается на непродолжительное время только наркотическими веществами.

Что мы видим у Путина в последнее время?

Характерные симптомы саркомы позвоночника - это появление болей на ранней стадии развития болезни. Возникновение боли не зависит от физической нагрузки или положения тела больного. Характер боли может быть ноющий, нарастающий, постоянный, иногда глубокий и сильный. Усиление болей может происходить ночью, что провоцирует развитие бессонницы.

Зарубежные СМИ подтвердили слухи о болезни президента России Владимира Путина, ссылаясь при этом на свои источники в американских спецслужбах. Как следует из материала издания The Times, глава российского государства действительно был нездоров, когда исчез из поля зрения общественности и не появлялся на публике в течение 11 дней. Однако о болезни лидера никому не рассказывали, чтобы избежать сравнения его с предыдущим президентом, Борисом Ельциным, и не допустить потери Путиным лидерства.

По данным издания, этой информацией со своими американскими коллегами поделились российские военные и разведчики. По словам одного из отставных генералов, которого цитирует InoPressa, ему рассказали, что Путин болеет, но все же твердо удерживает власть. Российские коллеги, по словам американского генерала, сетовали, что "российская культура политики и лидерства недостаточно развита и неспособна признавать факт каких-либо болезней или слабостей российского лидера".

Между тем Песков, комментируя публикацию The Times, рассказал, что Путин работает, даже когда болеет. Он не ответил на вопрос, действительно ли российскому президенту нездоровилось в середине марта, указав: "Газете Times, конечно же, виднее", - приводит его слова РИА "Новости".

Заявление газеты совпадает с другими источниками, которые ранее заявляли, что Путин болел, но не мог признать этого, чтобы не пострадало его реноме. По мнению журналистов, Путин уже много лет культивирует образ сильного лидера, настоящего мачо, и старается спустя 15 лет на высших постах выглядеть так же молодо, как и в 2000 году, когда впервые стал президентом.

При этом конкретная болезнь не называется. По слухам, Путин не то перенес инсульт, не то оправлялся от инъекций ботокса, не то сидел у постели своей предполагаемой возлюбленной, олимпийской чемпионки по художественной гимнастике Алины Кабаевой, которая, по мнению ряда европейских газет, рожала в роскошной швейцарской клинике. Некоторые газеты даже писали, что Путин уже умер или был свергнут в ходе дворцового переворота.

Слухи о болезни президента РФ появились 11 марта, после того как был отменен визит российского лидера в Казахстан. Но их практически сразу же опроверг пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, указавший, что Путин здоров настолько, что рукопожатие "ломает руки", а слухи распространяют те, у кого "весеннее обострение".

Путин появлялся на публике сначала 5 марта, когда встречался с премьер-министром Италии Маттео Ренци, а потом 16 марта, когда встретился с главой Киргизии Алмазбеком Атамбаевым. На сообщения о его долгом отсутствии в публичном пространстве ответил в шутливой форме, комментируя слухи о своем плохом самочувствии: "Без сплетен будет скучно".

Напомним, осенью зарубежные СМИ сообщили о серьезных проблемах со здоровьем у главы российского государства - по неподтвержденным данным, у президента не то рак спинного мозга, не то - поджелудочной железы. Песков тогда прокомментировал эти спекуляции: "Не дождутся. Типун им на язык. Все нормально".

Отметим, слухи об онкологических проблемах президента возникали регулярно, начиная с 2003 года. У Путина также якобы находили рак кишечника (и успешно прооперировали), рак костей, рак мозга, карциному и саркому. "В результате получается, что Путин или мастер по выживанию, или же его болезнь - западная выдумка", - иронизировал по этому поводу немецкий журнал Focus.

Состояние здоровья российского лидера также живо обсуждали в 2012 году. Тогда источники Reuters сообщили, будто Путину требуется операция. Его пресс-секретарь тогда объяснил, что глава государства хромал из-за "спортивной травмы" - потянул мышцу во время тренировки.


Режим президента Владимира Путина рухнет уже в ближайшее время. Такое мнение телеканалу "Спец" высказал экс-депутат Госдумы России коммунист Вячеслав Тетекин.

Он обратил внимание на то, что Путин внезапно потерял интерес к истории с изменением Конституции, которую срочно анонсировал всего полтора месяца назад.

"Многие говорят, что у него ухудшается здоровье. И в этой связи он лихорадочно пытается найти какой-то вариант поведения, который бы позволил ему сохраниться у власти. В первую очередь озабочено своим будущим его ближайшее окружение, весь олигархат, который вокруг него скопился: все эти тимченки, ротенберги и т. д. Такое ощущение, что они сейчас находятся в состоянии растерянности. Они чувствуют, что надвигается что-то неизбежное и страшное для них. Идет дело к извержению вулкана", - заявил бывший депутат.

Предвестниками грядущего краха режима, с его слов, является нарастание недовольства в обществе, а также резкая смена риторики деятелей культуры и шоу-бизнеса о властях.

"Крысы начинают бежать с тонущего корабля! Те, кто больше всего подпевал этому режиму, кто пользовался благами этого режима, все эти шоумены сейчас говорят: "Да как же так? Как можно так обращаться с народом?” (. ) Им сейчас выгодно, что они впереди паровоза бегут. Что они раньше, чем реальная оппозиция, начали говорить о порочности этого режима. Они сейчас и рвут на себе рубашку. Сам исход крыс с тонущего корабля подтверждает тот факт, что этот корабль начинает тонуть", - объяснил коммунист.

С его слов, режим сейчас начал суетиться и этим делает себе только хуже.

"То что они сейчас вытворяют в надежде стабилизировать общество, на самом деле энергично ведет к его дестабилизации. Попытки залатать дыры не получаются, потому что сам капитан находится в смятении и не очень знает, в какую сторону рулить, команда передралась, сундуки с золотом вывезла и перепрятала. И интереса сохранить этот корабль у них нет. Они сейчас спасают наворованное, которым набиты трюмы этого корабля", - объяснил Тетекин.

Стоит отметить, что одним из первых о резком ухудшении здоровья Путина сообщил российский влиятельный Telegram-канал "Кремлевский мамковед" со ссылкой сразу на несколько информированных источников в АП и Совбезе РФ.

"На днях консилиум видных российских и зарубежных врачей поставил Путину диагноз - результаты, мягко говоря, оставляют желать лучшего", - сообщил ресурс. Он уточнил, что спешку с Конституцией Путин затеял сразу после постановки диагноза.

Намекнул на болезнь и известный российский политолог Валерий Соловей. Он уверяет, что Путина заставили действовать "личные обстоятельства непреодолимой силы".

"Судьба неумолима", - добавил эксперт. Он также выразил уверенность, что два года Путина в российской политике уже не будет. Но до этого россиян ожидеют очень тяжелое испытание.

Ранее Диалог.UA сообщал, что в РФ снова сообщили о тяжелой болезни Путина: "Нетаньяху привез врачей - все решится до конца февраля".

Мы также писали, что Сенцов рассказал, когда и как глава Кремля потеряет власть.

Кроме того, недавно всплыли ошеломляющие данные о жизни Путина: такого нет в "Википедии".

Профессор считает: российского лидера заразил экс-президент Украины Виктор Ющенко. И переживает, что его не лечат

Известный доктор медицинских наук, профессор Игорь Гундаров сделал сенсационное заявление: страшное заболевание проказа до сих пор существует. Более того, им болеют многие известные люди, даже не подозревая от этом.


Игорь Гундаров

В качестве примера профессор привел историю Виктора Ющенко, чье лицо в 2004 году буквально за несколько дней на глазах у всего мира стало покрыто рытвинами.

– Изуродованное лицо, изуродованный нос, шишки на лице, – перечисляет Гундаров. – Люди были в шоке. У него оказалась самая заразная форма лепры. Я разговаривал с лепрологами, они согласны: да, это проказа. Я писал ему письма, был везде, предупреждал об опасности распространения этого заболевания, но никто ко мне серьезно не отнесся.

Ученый перечислил главные симптомы проказы у человека: синюшные пятна на теле, надутые скулы, жирная кожа, увеличивающиеся мочки ушей, нависающие надбровья, боли в позвоночнике.

По мнению Гундарова, версии насчет диоксинового отравления Ющенко и появления его двойника несостоятельны, лицо украинского лидера сильно изменилось из-за бугорковой лепры.


Виктор Ющенко

Гундаров заверил, что хорошо разбирается в подобных болезнях, потому что оканчивал спецординатуру для работы в тропических странах и даже писал диссертацию на тему лепры.

Доктор также предупредил, что все лидеры, встречавшиеся с Ющенко, например, Клинтон, Меркель, Медведев, Путин, могут быть тоже заражены проказой и не знать об этом. И они должны срочно провести обследование.

– Я писал Путину пособие для политиков, которые встречаются с больным лепрой, – признался Гундаров. – Заражение происходит воздушно-капельным путем. Никакой реакции! У Ющенко классическая форма лепроматозный лепры, прямо для учебников. Лицо становится черным из-за поражения надпочечников. Он всех обнимал, целовал.

Затем, по словам Гундарова, симптомы лепры появились у Юлии Тимошенко. А в 2010 году и у Владимира Путина.

– У него появились синяки на лице, надулись скулы. Тогда и начались спекуляции, что это ботокс, – говорит Гундаров. – Вздутые щеки, как у Юли, как у Виктора, изменились уши – человек другой. Я как врач переживаю, что его не лечат.

Гундаров обратил внимание и на перемены во внешности и проблемы со здоровьем Хилари Клинтон, которая упала в обморок. А также Ангелу Меркель, она тоже демонстрировала некоторые признаки проказы, у нее тряслось все тело.

Эту мысль, кстати, еще в начале года обсуждали в Московском городском научном обществе терапевтов (МГНОТ) — старейшем научном профессиональном медицинском обществе России.

– Люди, контактировавшие с зараженным проказой, вся политическая элита страны должны отправиться на карантин, – считает Гундаров. – Это на полном серьезе совет эпидемиолога. Будет хуже!

15.07.2020 в 09:59, просмотров: 224257

- Жить тут можно, но не долго, - шутит арестованный губернатор Хабаровского края Сергей Фургал, обвиненный в организации убийств. И добавляет: - У меня нет причин для грусти! Я вообще ничего не боюсь.

И как же сильно отличается от него Николай Мистрюков - тот самый, который проходит по одному с ним делу и на показаниях которого и строится обвинение. Да-да, нам наконец удалось увидеть Мистрюкова. До этого несмотря на слезы супруги, которая обращалась в ОНК, он, со слов сотрудников, отказывался даже показаться правозащитникам на глаза. Он жив, но совсем не здоров. Раздавленный психологически, с тяжелейшим диагнозом он, похоже, потерял всякую надежду.

Две арестанта, две беседы. И одно на двоих уголовное дело.


- Нам из-за карантина запрещают проверять камеры, так что мы не можем посмотреть, какая у вас там обстановка. Опишите свои условия. Есть ли все необходимое в камере?

- Сижу один. Камера самая обычная. Есть холодильник. Есть телевизор, но он не работает, потому что нет антенны.

- Во всех карантинный камерах нет антенн. Может, чтобы новые заключенные какое-то время не получали совсем никакой информации (поскольку тут сидят известные персоны, об их делах рассказывают по ТВ и в газетах).

- И я так подумал. Вот газеты мне принесли, но старые – аж за 9 число. Я на тот момент еще на воле был. Так что про себя там ничего не нашел. Ощущение, что я оторван от реальности. Сейчас обо мне говорят? Ругают? Забыли?

- Точно не забыли. Но я вот про радио забыла спросить – оно ведь по правилам внутреннего распорядка СИЗО обязательно должно быть в каждой камере. И не просто быть, а работать.

- Не боитесь заразиться?

- Нет, я вообще ничего не боюсь. До задержания каждую неделю проверялся, сдавал тесты. Я ведь имел контакты по долгу службы с очень большим количеством людей. Но не заразился. А вот родной брат (я самый младший, а он – старший) умер от коронавируса… подключили к аппарату ИВЛ, но не помогло. Делали после смерти вскрытие, диагноз подтверждён на 100 процентов.

- Что у вас с руками? Они все в красных пятнах.

Члены ОНК попросили сотрудников связаться с медиками, чтобы те выдали все препараты.

- Может, на еду? Как она вам тут, кстати?

- Еда как еда. Скажу так – в жизни надо все попробовать. Но долго на ней протянуть сложно, как медик говорю. С точки зрения насыщенности витаминами и аминокислотами она бедная. Но зато калорийная.

Надеюсь, будут передачки.

- Неужели до сих пор не было?

- Да, ни писем, ни телеграмм, ни посылок, ни передач (теплая одежда – это вот только кофточка, что на мне), ни денег на лицевом счету. И это странно. Не думаю, что обо мне все забыли. На суде адвокат сказал, что СИЗО не принимает передачки из-за коронавируса, но вроде родные были тут, узнавали сами. Не очень понимаю ситуацию.

- На прогулки выводят?

- Да, с этим все нормально. Жалко, что тут спортзала нет. Но я и в камере (она же три на четыре?) делаю зарядку. Как в песне.

- Книги принесли?

- О! Они ее всем новеньким, похоже, предлагают.

- Вам могут родные книги заказать в книжном магазине и тут их примут.

- Спасибо за разъяснения! Сын знает мои предпочтения, может, закажет. А вообще я сейчас в основном отсыпаюсь за все последнее дни. Много ведь событий было.

- Психолог вам, как я понимаю, не нужен. К тому же, его все равно сейчас нет в штате.

- А какой смысл в нем? Если просто время провести. А так я по диплому невролог, разбираюсь в высшей нервной деятельности. Могу сам поработать тут психологом, раз нет специалиста.

- Снова юморите?

- Я не вижу оснований для грусти.

«На вас оказывали давление в местах принудительного содержания с целью вашей отставки с поста губернатора? – спросил другой член ОНК. Сотрудники прервали, сказали, что вопрос не относится к условиям содержания. Но губернатор успел ответить:

- Нет, здесь не оказывали. В другом месте требовали этого, да.

Странности с заключенным Николаем Мистрюковым стали происходить незадолго до ареста Сергея Фургала. Они приятели, вместе начинали как предприниматели, потом вместе стали делать политическую карьеру. Его посадили еще в ноябре прошлого года по все тому же обвинению. Но губернатора не трогали, поскольку, видимо, не хватало прямых показаний на него. И вот Мистрюков их дал… Перед этим он писала ему странные письма, просил адвоката, а потом отказывался от защиты (и так много раз). Жена умоляла членов ОНК проверить – жив ли вообще. Он, по словам сотрудников ФСИН, отказался два раза выйти из камеры, даже чтобы просто показаться на глаза. На этот раз все произошло ровно также.

- Он не хочет, мы не можем тащить его силой, -заявил сотрудник. - Общение с членами ОНК - право, а не обязанность.

- Запищите это на видео и покажите нам, - попросила я. - Мы должны убедиться, что это он и что он живой и здоровый, без травм и ранений. На днях писали, что его вывозили в целях безопасности на конспиративную квартиру.

- Где же может быть более безопасно, чем у нас? Его вывозили, но только в больницу. Это дважды было. А видео показать прямо сейчас не можем, у нас нет такой технической возможности. Пишите запросы.

…Между тем в СИЗО с плановой проверкой прибыл депутат Госдумы Иван Сухарев (он читал мою статью Мистрюкове). По камерам его не пустили, ссылаясь на карантин, а общаться с заключенными запретили, ссылаясь на то, что в законе это не прописано. Но долгое его общение с руководством возымело эффект: Мистрюкова неожиданно к нам вывели!

- Передумал, решил все-таки поговорить с вами, - пояснили сотрудники.

Я прошу заключенного снять маску. Да, это он. Но как он изменился! Постарел лет на 20. А какие измученные глаза.

- Вы действительно отказывались от общения с ОНК?

- Да, но я не понял, кто вы. Мне не разъяснили. А потом уже пришли и рассказали подробно, чем вы занимаетесь. Если бы знал, то не отказывался бы.

- То есть вам не передавали, что мы пришли по обращению супруги, которая с ума сходит от страха за вас?

- Передайте ей, что все хорошо (сжал губы, глаза заслезились)

- Вас пытали? Били?

- Нет, я не избит. Пытать можно психологически. Стены тут такие… (по соседству, через стенку - СУ ФСБ – прим.автора)

В СИЗО нормально, кормят хорошо. Только не оказывают лечения. У меня диагностирован рак нескольких органов малого таза. Диагноз переподтвержден. Каждый день дорог. Прогнозы не дают.

- Вас вывозили на освидетельствование на наличие заболевание, препятствующего содержанию под стражей (по постановлению Правительства № 3)?

- Да. Три недели назад, и до сих пор не ознакомили с результатом.

Когда вывозили в онкоцентр, там я был в наручниках, наверное, потому было соответствующее отношение.

- Какое?

- Как к подопытному. На мне студентов тренировали. Они все процедуры проводили без обезболивания. Это было невыносимо. (голос дрожит). Спина мокрая была вся (видимо, от крови – прим.автора). Если мне скажут, что нужна срочная операция, я откажусь – не смогу такое перенести больше. Я многое делал для своего края, налоги платил в бюджет большие, но, видимо, заслужил все это.

- Никто не заслуживает мучений. Мы направим жалобу в Минздрав. А в СИЗО дают обезболивающие?

- Нет. Мне и моих лекарств-то не дают. Я ослеп на один глаз, второй тоже начинает терять зрение. Отслоение сетчатки. Нужен курс лечения, препараты дорогостоящие. Но они только дадут наконец разрешение на лекарства, как что-то происходит. А жена живет в Хабаровске, пока она доберется в Москву – рецепт уже не годен по срокам. Так я и не получал вех нужных мне препаратов. Острая боль постоянно присутствует.

- Мы очень вам сочувствуем и напишем обращение в медуправление ФСИН России.

- Жена нам говорила про ваше странное поведение. Приводила в пример отказы от адвокатов, которых вы сами же просили.

- Да, я отказывался много раз хотя просил. Это происходило после общения со следователем. Он меня убеждал, что адвокат не нужен. Я не выдержал всего.

— Пётр Михайлович, не могли бы вы рассказать, в чём заключается суть вашего метода?

— Есть вирусы, которые могут подавлять рак. Они обладают онколитическими свойствами. И они безвредны для здоровья человека. Этот способ лечения практически не даёт побочных эффектов. Возможно только кратковременное повышение температуры, что является положительным признаком, говорящим о том, что вирус в организме прижился и оказывает реакцию. Это легко снимается обычными жаропонижающими средствами.

— Когда метод станет широко применяться в практической медицине?

— Сейчас основная наша задача — сертифицировать те препараты, которые у нас есть. Эта работа поддерживается Минздравом и Минобрнауки. У нас есть несколько грантов, по которым мы испытываем эти препараты. Мы делаем новые варианты онколитических вирусов с усиленными свойствами. Скоро должны начаться доклинические испытания в институте имени Смородинцева в Санкт-Петербурге. Мы уже передали туда препараты. Врачи говорят, что на испытания уйдёт месяцев пять-шесть. Учитывая ситуацию с коронавирусом, я думаю, что в начале 2021 года испытания могут быть закончены и тогда мы уже сможем договариваться с клиниками о проведении клинических испытаний.

— Что собой представляет препарат, который должен пройти испытания?

— Препарат — это живой вирус, который выращивается на культурах клеток. Это лекарство нового типа, которого не нужно много. Важно, чтобы он попал в организме в те клетки, которые чувствительны к нему. А дальше он сам размножается. То есть лекарство само себя воспроизводит уже в том месте, где оно нужно. Это раствор, 100 млн вирусных частиц в 1 мл. Но самая большая проблема в этом лечении — это способ доставки вируса в опухоль, в случае с глиобластомой — в мозг, в ту область, где находится опухоль.

Если препарат ввести просто внутривенно, то очень небольшая часть вируса может попасть в опухоль. В кровотоке есть неспецифические факторы, которые этот вирус быстро инактивируют. Кроме того, в мозгу есть гематоэнцефалический барьер, который препятствует попаданию туда всяких нежелательных агентов, в том числе и вирусов. Поэтому вирусу очень трудно добраться до опухоли.

— Как вы смогли решить эту проблему?

Эти клетки, как торпеды, идут в очаги воспалений, где находится опухоль. Там вирус выходит из них и начинает убивать опухолевые клетки. Этот метод мы уже отработали на нескольких пациентах. Есть хорошие примеры, когда на МРТ или КТ видно, как опухоль уменьшается и исчезает. Но это происходит не у всех.

— Почему же одни и те же вирусы не справляются с одними и теми же видами опухолей?

— Дело в том, что каждый конкретный вирус нашей панели действует только на 15—20% пациентов. Остальные оказываются к вирусу устойчивы. Однако у нас есть много разных вирусов, и мы можем подобрать свой для любого пациента. Но для этого нужно иметь живые клетки пациента.

Сейчас мы разрабатываем такие тесты, которые могут по обычной биопсии быстро показать, к какому вирусу опухоль будет чувствительна. Это очень сложная работа. Возможно, в будущем специальные клинические лаборатории будут получать от пациентов все необходимые материалы и в режиме конвейера проводить тестирование, подбирать препараты и далее — лечение.

Но сейчас к нам обращаются те, кому уже никто не может помочь. Некоторые из них лечатся у нас по полгода и более. Если идёт стабилизация и видно, что опухоль не растёт, мы делаем перерыв до тех пор, пока рост не возобновится. Но есть случаи, когда рост не возобновляется. У нас есть пациент, который живёт уже четыре года, притом что шансов у него не было. Глиобластома — это смертельное заболевание, средняя продолжительность жизни с ним — 12—15 месяцев с момента постановки диагноза.

— Прежде всего должен сказать, что пока это экспериментальное лечение. Когда Макаров доложил об этом методе на совещании у президента, мне кажется, он не рассчитывал на то, что это вызовет такой резонанс. Сейчас меня буквально атакуют письмами десятки больных с просьбой помочь.

Мне кажется, что не стоило рассказывать про Заворотнюк. Я знаю, что родные Анастасии долгое время вообще не комментировали её состояние и не хотели, чтобы в прессе поднимали этот вопрос. Сам я Анастасию ни разу не видел. Ко мне обращались её близкие с просьбой о помощи. Я сказал, что мы могли бы на первом этапе протестировать её клетки.

Дело в том, что во время операции были забраны живые клетки опухоли и переданы в один из институтов, где их удалось вывести в культуру клеток, чтобы они делились в пробирке. Мы взяли их и протестировали на чувствительность к нашим онколитическим вирусам, которые мы рассматриваем как средство лечения глиобластомы. Обнаружилось, что из 30 вирусов 7—8 вполне подходящие. И на этом этапе мы остановились, потому что муж Анастасии Пётр Чернышов сказал, что сейчас ситуация более-менее спокойная, если будет крайняя необходимость, они к нам обратятся. Это всё, что касается Заворотнюк.

Но всё это мы делали и делаем в очень ограниченном масштабе. Сейчас, когда всё выплеснулось в СМИ, мы просто не справимся с таким валом пациентов.

— Можете ли вы прокомментировать связь между ЭКО и появлением глиобластомы? Есть такие исследования?

— Как я понимаю, этот вопрос опять поднят историей Заворотнюк. В данном случае у неё было ЭКО. Но это никак не говорит о том, что есть какая-то связь. Во-первых, ЭКО не так много делают и глиобластомы — это 1% всех опухолей. Глиобластома встречается не только у женщин. Я думаю, что никакой связи нет. Ведь как может воздействовать ЭКО? Повышается уровень половых гормонов. Но тех гормонов, которые достаточно физиологичные, и так всегда есть в организме. Они просто появляются в другое время и в другой дозе. И вряд ли могут оказать влияние именно на глиальные клетки, с тем чтобы они переродились.

— В мире ведутся подобные исследования по лечению глиобластомы? Что вам известно об этом?

— Мы не первые, кто проверяет вирусы на глиобластоме. Сейчас это очень горячая тема во всём мире. И разные вирусы тестируют для лечения разной онкологии во многих странах. Я знаю один случай, который начали лечить в 1996 году вирусом болезни Ньюкасла, это птичий вирус. И больной до сих пор живёт с глиобластомой. Это опубликованные данные. И есть ещё несколько случаев лечения с помощью рекомбинантных вирусов герпеса.

В прошлом году вышла нашумевшая работа о том, что 20% больных глиобластомой могут быть вылечены вакциной рекомбинантного вируса полиомиелита.

Но нейрохирурги — люди консервативные. Они ни за что не согласятся даже в порядке эксперимента проводить такие опыты на людях. Потому что они очень сильно рискуют, если будет осложнение. Поэтому мы должны дождаться доклинических испытаний, с тем чтобы потом убедить их опробовать схему с прямым введением вируса прямо в опухоль.

— А кто и когда впервые заметил действие вируса на раковые клетки?

— Ещё в начале ХХ века учёные заметили, что опухолевые клетки особенно хорошо размножают вирусы. После инфекционных вирусных заболеваний у некоторых больных при разных видах рака наблюдались ремиссии. И уже тогда возникла мысль о том, что в будущем можно будет лечить онкобольных с помощью вирусов.

В 1950-е годы в Америке проводились эксперименты по лечению рака безнадёжных больных с помощью патогенных вирусов. Считалось, что это меньшее зло по сравнению с самим раком. И тогда были получены положительные результаты. Но поскольку многие больные умирали от инфекционных заболеваний, возник очень большой резонанс. Врачи, которые начали это делать, дискредитировали всю эту область на долгие годы. Были введены дополнительные этические правила. Само упоминание о том, что вирусом можно лечить рак, стало табу.

В 1990-е годы уже стало понятно, как устроены вирусы, структура их генома. Учёные научились вносить изменения в геном вирусов, чтобы сделать их безвредными. И тогда во всём мире начался бум разработки препаратов на основе вирусов для лечения рака. Но тут новая беда. Этому стали сопротивляться фармацевтические компании. Потому что это совершенно другой способ лечения, который подрывает базу их благосостояния.

В начале 10-х годов нашего века многие небольшие компании разрабатывали препараты, которые потом проходили какие-то клинические испытания, были показаны какие-то многообещающие свойства. Но фармацевтические компании скупали эти разработки и практически прекращали деятельность этих небольших стартапов.

— Удалось ли кому-нибудь преодолеть фармацевтическое лобби и зарегистрировать препарат?

— Сейчас в мире зарегистрировано три препарата онколитических вирусов. Один препарат разрешён к использованию в США для лечения злокачественных меланом. Ещё один рекомбинантный аденовирус — в Китае, и один энтеровирус — в Латвии. Но, в общем-то, каждый из этих препаратов находит пока очень ограниченное применение, из-за того что все они действуют только на часть пациентов.

— Пётр Михайлович, а как давно вы ведёте свои исследования?

— Всю жизнь, ещё с 1970-х годов. Мне выпало такое время, когда мы вначале практически ничего не знали о вирусах. И по мере того, как мы что-то узнавали, мы вносили какой-то вклад в эту науку и сами учились. И я начинал как раз с вирусов. Потом переключился на проблему рака — фундаментальные механизмы деления клеток: как нормальная клетка превращается в рак. А потом снова вернулся в вирусологию.

Должен сказать, что и мои родители были вирусологами, они занимались противополиомиелитной кампанией. Моя мать в 1970-е годы изучала, как у детей образуются антитела к полиомиелитной вакцине, и она обнаружила, что у многих детей не образуются антитела. Оказалось, что в кишечнике у детей в это время шла бессимптомная инфекция другого безвредного энтеровируса. И он вызывал неспецифическую защиту от вируса полиомиелита. Поэтому вакцинный полиовирус не мог индуцировать антитела у этих детей. Эти безвредные вирусы были выделены из кишечника здоровых детей. И на их основе были созданы живые энтеровирусные вакцины, которые испытывались для того, чтобы предотвращать какие-то ещё неизвестные инфекции.

И вот мы решили возобновить тот подход, который был предложен моей мамой, когда используется панель энтеровирусов. Оказалось, что те больные, которые нечувствительны к одному вирусу, могут быть чувствительны к другому. Возникла идея подбора вируса под пациента. Мы разработали целую панель собственных вирусов, которые могут также обладать усиленными свойствами. Мы продолжаем эту разработку.

— Ваши вирусы могут побеждать рак. А есть вирусы, которые вызывают развитие опухоли?

— Да. Например, рак шейки матки в 95% случаев вызывается вирусом папилломы. Сейчас уже есть даже вакцины против онкогенных папилломовирусов 16—18-го серотипа, которые применяются для девочек, чтобы не заболевали раком шейки матки. Но это самый большой пример. У большинства видов рака сейчас можно полностью исключить вирусную природу.

— Вы используете естественные вирусы или конструируете их?

— У нас разные есть вирусы. Как я говорил, первая панель была выделена из кишечника здоровых детей. Это природные непатогенные вирусы, которые, кстати говоря, хорошо защищают детей от многих вирусных инфекций. Кроме того, мы делаем синтетические и рекомбинантные вирусы, когда мы вводим определённые изменения в их состав, которые усиливают их онколитические свойства.

— На планете есть ещё места, где может быть очень много вирусов, о которых мы ещё и понятия не имеем. Например, те, что живут в океанских глубинах. Как вы считаете, если вдруг кто-то возьмётся за изучение океана именно с точки зрения вирусов, там могут найтись полезные для вас?

— Да, и сейчас это тоже очень горячая тема. Когда разработали метод секвенирования геномов, ДНК, РНК, то возник соблазн: профильтровать сточные воды, океанические воды, из прудов, морей. Уже пробурили скважину в Антарктиде к древнему озеру, чтобы посмотреть, что там, выделить оттуда биологические компоненты и секвенировать их. И оказывается, что нас окружает огромное количество вирусов, которые абсолютно безвредны. И такое впечатление, что наше исходное представление о вирусах как о чём-то вредном и вызывающем только болезни неверно. Болезнетворный вирус — скорее исключение, чем правило.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.