Психологические проблемы пациента при раке

Существование таких серьезных заболеваний, как онкологические, зачастую не просто тревожат общество, но и держат его в состоянии явного и скрытого страха.

Рак сопровождает человечество на протяжении всей его истории. Есть заболевания, которые были широко распространены в древние времена, в средние века, а в настоящее время являются редкостью. Но есть и такие, которые в недалеком прошлом встречались не часто, а в наши дни представляют серьезную проблему. К ним и относятся злокачественные опухоли.

Первые попытки теоретического обоснования опухолевого роста клеток можно найти в манускриптах египетских, греческих, римских врачей. При раскопках египетских пирамид и скифских курганов у погребенных иногда обнаруживают повреждения скелета, вызванные опухолями.

Слово "рак" является собирательным понятием и не говорит о форме и тяжести заболевания, так как существует около двухсот различных злокачественных новообразований. Рак означает заболевание, основной особенностью, которого является избыточное, извращенное, нерегулируемое размножение основных структурных и функциональных ячеек организма.

Рак - это проблема, не имеющая себе равных по сложности и важности в современной медицине. Этиологию большинства человеческих опухолей еще предстоит изучать, профилактика многих из них пока невозможна из-за своей бессимптомности, лечение не патогенетично. Это также универсальная проблема, охватывающая интересы всех стран и государств. Радикально меняются образ и распорядок жизни после онкологического заболевания: длительное пребывание в больницах, многомесячные лечения и наблюдения, щадящие режимы, болевой синдром, психологические переживания, стрессы и т.д.

Опухоли позвоночника и челюсти обнаружены у первобытных людей, живших на острове Ява, полмиллиона лет назад. Такой "возраст" болезни и ее широкое распространение затрудняют ответ на вопрос, кто первым произнес эти слова, и почему это заболевание было названо именно так. На этот счет существует много легенд.

Наибольший вклад в развитие древней онкологии внесли Гиппократ и Абу ибн Сина (Авиценна). Считается, что Гиппократ первым описал рак, еще за четыре века до нашей эры. Через 1,5 тысячи лет после этого Авиценна в "Каноне врачебной науки" высказал такое предположение: ". опухоли называются раком из-за того, что "вцепляются" в орган, либо из-за ее формы. " Врачи Древней Греции отмечали сходство между формами опухоли молочной железы на поздних стадиях ее развития с туловищем и конечностями, напоминает морского краба. Интересно, что внешние аналогии удел не только древних медиков. Современные онкологи и биологи в строении опухоли обнаруживают "туловище" и "клещи".

Древние врачи и философы не только описывали, но и пытались объяснить происхождение этого заболевания.

При онкологических заболеваниях принято различать 2 фазы болезни. Психологическое состояние больных при этих двух фазах совершенно различно.

Первая фаза - когда заболевание находится в такой стадии, при которой гарантировано выздоровление, полное или частичное.

Вторая фаза - заболевание достигло такой стадии, когда трагический исход неотвратим в ближайшее время и никакие лечебные мероприятия не смогут предотвратить его.

Независимо от стадии и локализации основного онкологического процесса, возраста, пола, образования можно фиксировать у больных наличие эмоционального напряжения, которое формирует психогенные реакции.

Динамику психогенных реакций можно классифицировать по десяти основным типам:

тревожно-депрессивный синдром проявляется общим беспокойством, мыслями о бесперспективности, мучительном конце, чаще проявляется на диагностическом этапе, при поступлении в стационар и в предоперационном периоде;

дисфорический синдром с тоскливо-злобно-мрачной окраской переживаний, характеризуется раздражительностью, недовольством окружающих, поиском причин заболевания;

тревожно-ипохондрический преобладает интровертированность, эмоциональная напряженность с фиксацией внимания на своем здоровье;

обессивно-фобический синдром проявляется в форме навязчивости и страха;

астено-депрессивный синдром - в клинической картине больных выступает подавленность, тоскливость;

деперсонализационно-дереализационный синдром отличается утерей ощущения реальности, не ощущают ни окружающего, ни даже своего тела;

параноидальный синдром проявляется нечасто, в определенной бредовой трактовке окружающего с идеями отношения, преследования и даже единичными обманами восприятия;

эйфорический синдром - чаще появляется на послеоперационном периоде, проявляется в повышенном настроении, переоценке своего состояния и возможностей;

особого выделения требует синдром самоизоляции - страх рецидива заболевания, социальная дезадаптация, вызванная инвалидностью;

апатический синдром заключается в преобладании вялости, некоторой заторможенности, безучастности, отсутствия каких-либо интересов. В послеоперационном периоде можно заметить нарастание этого синдрома.

Среди психических расстройств у онкологических больных чаще встречается депрессивный синдром. В.Н. Герасименко отмечает, что каких-либо специфических изменений в психике онкологического больного не наступает. Мощный стресс - наличие злокачественной опухоли вызывает ряд изменений в психической деятельности больного.

Заболевая человек, теряет связь с привычным образом жизни, происходит контакт с другими больными, обмен информацией, среди которой негативная (смерть во время или после операции) имеет особо тяжелый характер, ВКБ у самого больного зачастую искаженная слухами, представлениями о "заразности рака" и там далее способствует переживанию экстремальной ситуации. И когда больные в результате обстоятельств вдруг становятся свидетелями смерти соседа по отделению или палате, реакция следует незамедлительно. Больные в этих случаях нередко отказываются от дальнейшего обследования, подготовки к операции и требуют выписки.

Самосознание больного, находящегося в неразрывной связи с интенсивностью раздражителей формирует преставление о своем физическом состоянии, которое сопровождается своеобразным фоном. Представление онкологического больного о своем физическом состоянии, сопровождается определенными физическими переживаниями, находит свое выражение в различных формах отношения человека к своему здоровью.

В одних случаях - это пренебрежение, в других - повышенное внимание, в-третьих - адекватное отношение.

Психологическая картина соматического страдания преломляется в каждом конкретном случае по-своему, приобретая соответствующую индивидуальную окраску. Она обусловлена совокупностью, как индивидуальных особенностей личности, так и своеобразием данной болезни, а также специфичностью ситуации.

На формирование соматонозогнозии у онкологических больных оказывает внимание, в первую очередь, характер поражения, локализация и возможные последствия операции.

При изучении особенностей психологических сдвигов в диагностической стадии онкологического заболевания следует учитывать затрудненность раннего выявления таких больных. Это находит свое объяснение, с одной стороны, в безболевом, бессимптомном течении страдания, скудном проявлении признаков дискомфорта.

С другой стороны, причиной несвоевременного обращения является страх перед возможным диагнозом, тяжелые страдания и неоправданно оптимистическим отношением к возможным последствиям заболевания.

В разные периоды контактов с онкологом у больных можно проследить неодинаковые психические состояния. Б.Е. Петерсон выделяет 4 таких периода:

· период диспансерного наблюдения.

В предмедицинском периоде при появлении признаков нездоровья, пациенты еще не обращаются к врачу, а симптомы заболевания часто относят к случайным явлениям. Продолжительность такого состояния чаще всего несколько месяцев. К врачу заставляет обратиться возникновение нового, пугающего симптома. В этот период отмечается склонность к самоанализу, скрытность больных, поиск объяснения новым ощущениям.

Амбулаторный период - период обращения за медицинской помощью. В одном случае больные нерегулярно и неохотно посещают поликлинику, часто не заканчивают первое обследование. В связи с незнанием симптоматики к обследованию и лечению в стационаре относятся отрицательно. У другой группы отчетливо выступает реакция испуга, паники. В ответ на предложение госпитализации они впадают в состояние сниженности настроения и тревоги.

В период диспансерного наблюдения отмечается привлечение внимания больного к собственному телу, его функциям, но без понимания грозного значения начавшихся изменений. Нарушение в сфере телесных ощущений, эмоциональной сфере, мышлении придает аутическую направленность, погруженность больного во внутренний мир, переживания связанны с состоянием соматического здоровья. Одновременно отмечается заострение личностных особенностей больного.

Особую значимость приобретает степень осведомленности больных о наличии онкологического заболевания. Считается, что степень достоверности сообщения о болезни должна определяться характером и стадией заболевания, а так же отношением больного к предполагаемым методам обследования и лечения.

Такой диагноз следует сообщать не в виде достоверности, а только серьезных предположений и только в случае необходимости побудить больного подвергнуться необходимому лечению, при отказе от операции.

Существует и противоположные мнения. Степень осведомленности больного о диагнозе злокачественного новообразования, его стадии, локализации оказывает существенное влияние на формирование соматонозогнозии, их структуру и динамику. Этим самым локализуется механизм психологической защиты, психологической устойчивости в отношении онкологического заболевания, что в известной мере сказывается на эффективности лечения и реабилитации.

У большинства больных, узнавших о наличии опухоли, вначале возникает психологическая, стрессовая реакция - паническое настроение, негодование, страх, гнев, взрывоподобная "канцерофобия", нарастание тревоги из-за ожидания ухудшения болезни. Больной стремится отбросить мысль о наличии у него онкологического заболевания. Такой самообман, негативизм относительно типичен для лиц, склонных к ипохондрическим и депрессивным типам реакций.

При анализе отношения больного к своему заболеванию можно различать несколько фаз: шок от сознания неизбежности смерти, отречение, депрессия, раздражительность, примирение.

Осознание тяжести страдания не исключает игнорирование заболевания, "вытеснение болезни". Наличие психологической, стрессовой ситуации на диагностической стадии является определяющим фактором, но важны не болезненные проявления, а преставления больных о характере последствий, которые угрожают не только здоровью, но и жизни. Интенсивность проявлений зависит от личностных особенностей, степени информированности, полученных в процессе индивидуальной жизни о признаках, последствиях эффективности той или иной формы онкологического заболевания.

Психологические сдвиги, отражающие личностную концепцию больного о болезни, отличаются отчетливой заостренностью некоторых типов соматонозогнозий. Возможны вытеснение болезни (диссоматонозогнозии).

В период активного лечения больные подвергаются хирургическому вмешательству, химиотерапии, лучевому лечению, что определяет содержание психологических сдвигов.

Расположение достаточными сведениями о сущности своего заболевания, свойственная первому периоду сменяется адаптация к болезни, приспособления к новым условиям жизни. Поведение отличается снижением активности, инициативы, вялостью, монотонностью, однообразием, иногда тоскливым фоном настроения, отсутствия четких представлений об исходе. Возможны как недооценка, так и переоценка тяжести заболевания, вытеснения болезни редки. Формирование адаптационного механизма способствует приспособлению больных к изменившимся условиям жизни, труду, деятельности.

При переживании последствий хирургического лечения отчетливо звучит и эстетический локальный компонент - обезображивающие операции, а так же нарушение функций отдельных органов и систем. Также происходит антрепсихическая переработка представлений о возможном исходе болезни.

После выписки сдвиги обусловлены благоприятным исходом лечения, о заболевании напоминают лишь регулярные врачебные осмотры в поликлинике. Несколько чаще наблюдается патологические формы реагирования с преобладанием ипохондрических и фонических вариантов.

У инкурабельных больных в исходной терминальной стадии отмечается нарастание самоизоляции, пассивности. Чаще не сопровождается переживанием страха смерти. Эти мысли подвергаются вытеснению, возможно с перерастанием в благодушный фон настроения.

У таких больных возможны различные варианты отношений к надвигающейся роковой развязке:

· адаптационный, с приспособлением к болезни, надеждою выздороветь;

· апатичный, с безнадежностью, безразличностью к исходу;

· зависимый, с требованиями к окружающим;

· "неприятия болезни", со сварливостью.

Следовательно, довольно часто встречаются диссоматонозогнозии (вытеснение болезни). В стадии генерализации (распространенности процесса) - чрезвычайные физические и моральные страдания, подчас приводят больных в отчаяние. Основная причина постоянные и довольно интенсивные боли, поэтому определяющий фактор болевой, проецирующийся на биологическом уровне отношении "больной - болезнь".

Наряду с общими закономерностями проявления личностных реакций, которые характерны для любого онкологического заболевания, находит свое отражение и локализация патологического процесса. При раке желудка стрессовая ситуация вызывает беспокойство, растерянность, снижение настроения. После хирургического лечения наступает успокоение, адаптация к болезни. В отдаленных сроках от проведения активного лечения может наблюдаться соматогенная астения. При благоприятном исходе встречаются отрицание болезни в прошлом.

Рак прямой кишки - сдвиги определяются исходом радикальной операции. Калечащие операции обуславливают мощные стрессовые воздействия, затрудняющие психологическую адаптацию больных к последствиям болезни. Эти больные становятся инвалидами не только в силу функциональных нарушений, но и в результате негативного эмоционального фактора, они стремятся к самоизоляции. Заострено внимание на эстетическом компоненте последствий.

У больных с опухолями в челюстно-лицевой области после операции происходит адаптация к факту заболевания. Адекватная оценка последствий с одновременной тенденцией к диссоматонозогнозии.

При раке гортани в начальном периоде отмечается тревога, подавленное состояние, страх перед будущим. После операции - представление о собственной неполноценности, "уродстве" в результате утраты звучной речи. Постепенно формируется психологическая адаптация.

В период психологической адаптации при раке легкого отмечаются элементы "госпитализма" с пассивностью, ограниченностью диапазона эмоциональных реакций, смена творческой активности стереотипным выполнением работы.

Рак в области женских гениталий. Сдвиги обусловлены с возможностью сохранения или утраты детородной функции.

Рак молочной железы. В предоперационном периоде стрессовая ситуация, страх перед "уродующей" операцией, боязнь увечья, опасения, что могут стать неполноценными женщинами, в сознании больных выступают именно это последствия оперативного вмешательства.

Помощь онкологическим больным восстановиться и исцелиться — задача, выходящая за пределы излечения физических последствий терапии. Душевные шрамы от пережитого опыта лечения рака могут быть глубокими.


Пациенты часто сталкиваются с глубинными психологическими, духовными и эмоциональными проблемами во время прохождения сложного лечения и затем, если все проходит благополучно, в течение длительного курса реабилитации. К счастью, новейшие разработки исследований в области онкопсихологии, продолжают совершенствовать наши возможности обеспечить больных наилучшим психологическим лечением через просвещение, направленное вмешательство и помощь специалистов, осуществляющих уход и наблюдение за пациентами.

В этой связи онкопсихологи, обсуждают распространенные психологические проблемы, которые люди, пережившие рак, могут испытывать после лечения, включая депрессию, тревогу, апатию, усталость и сексуальную дисфункцию. Они анализируют общие факторы риска, вызывающие эти состояния, и рекомендуют оптимальные методы, посредством которых специалисты могут оценивать психосоциальное состояние больного во время посещения клиники. Кроме этого, они предлагают справочник по доступным ресурсам и просветительской информации, а также назначают подходящие рекомендации в случае выявления психологических проблем.

Специалисты подчеркивают, что испытываемые пациентом физические проблемы со здоровьем (например, коморбидность, боль, отдаленные последствия лечения) ухудшают психологический настрой на преодоление рака. Ограниченные возможности по самообслуживанию могут повысить чувство уязвимости у пациентов, и в сочетании с другими повседневными заботами увеличивают уровень тревожности. Онкопсихологии также отмечают, что люди, пережившие рак, испытывают больший риск возникновения депрессии, чем те, кто не сталкивался с онкологическими заболеваниями, и что в некоторых случаях лечение депрессии в сочетании с воздействием медикаментозной терапии снижает уровень апатии и усталости.

Тем не менее, специалисты уделяют особое внимание тому, что усталость и ввия у онкологических больных могут длиться месяцами годами после лечения рака, и они не могут быть устранены только медикаментозными вмешательствами, направленными на сокращение депрессии. Это же описывается и в информационных листовках для онкологических пациентов. Исследования показывают, что апатию и усталость можно преодолеть разными методами, от чередования периодов активности и отдыха до регулярных физических упражнений, если к этому нет медицинских противопоказаний.

На семинарах по преодолению отдаленных последствий онкологических заболеваний обсуждает посттравматические симптомы у людей, излечившихся от рака. Посттравматический синдром может рассматриваться как защитная реакция на стрессовый эффект от ракового диагноза и лечения и характеризуется повторными переживаниями опыта, избеганием, ступором, перевозбуждением. Однако, устойчивое сохранение ряда симптомов больше месяца или признаки, что они вызывают клинические проявления стресса или нарушения жизнедеятельности, наводят на мысли о наличии посттравматического стрессового расстройства.

Выделяются симптомы, которые обычно характерны для посттравматического синдрома и посттравматического стрессового расстройства и дается обзорный анализ факторов, предшествующих болезни и других причин, таких, как травма, происшедшая до постановки онкологического диагноза, отсутствие адекватной социальной поддержки — обстоятельств, способствующих повышению у пациентов риска отложенных психологических эффектов после постановки диагноза и лечения рака. Особенно полезны в таких случаях поддерживающие беседы, образовательные стратегии и работа со специалистами, помогающих профессий.

Мы знаем, что, к лучшему или к худшему, рак меняет жизнь навсегда и во многих аспектах. Поэтому так важна роль, тех, кто ухаживает за больными людьми и тех, кто помогает в личных путешествиях пациентов на пути к обретению целостности души и тела и исцелению.

Введение. Психологические особенности больного.

Каковы наиболее общие факторы, определяющие психологические особенности больного? Больной обычно лишен возможности без ограничений делать все, что он мог делать раньше, часто вынужден изменить планы на будущее, отказаться от достижения давно намеченных и очень притягательных целей. Это вызывает состояние фрустрации, проявляющееся иногда в ощущениях гне­тущего напряжения, тревожности, отчаяния, гнева и т. д. Яркий пример – необратимая потеря зрения. Специфические проблемы возникают у больных в связи с утратой ими эстетической привле­кательности при дерматите, псориазе и т. д. Болевые ощущения накладывают отпечаток на эмоциональное состояние. Одна из распространенных форм реагирования ЦНС на внешние и внутрен­ние вредности – астения, которой заканчивается почти каждое соматическое заболевание и каждый случай токсикоза.

Важно подчеркнуть, что все указанные факторы действуют на психику, преломляясь через индивидуальные особенности челове­ка, хотя возможны и прямые соматогенные влияния (например, путем интоксикационных воздействийна ЦНС при заболевании почек).

Изменения психики онкологического больного.

Среди других заболеваний онкологические явно выделяются тем, что намного больше количество суицидальных попыток, предпринимаемых этими больными.

Онкологическое заболевание оказывает на психику пациента двоякое влияние — соматогенное и психогенное. Эта тяжелая в соматическом плане патология ведет к психической и физической астении, к истощению, что сказывается на психической деятельности и может вызывать соматогенные психические расстройства. Однако и сам факт заболевания является серьезной психической травмой, учитывая распространенные в обществе представления о раке и о судьбе этих больных. Важно подчеркнуть, что проявления психологических сдвигов и выраженность психических нарушений у онкологических больных практически не коррелирует с тяжестью заболевания. Правда, как считает В.Д. Менделевич, оценить количественно тяжесть психического состояния или психопатологических симптомов и синдромов довольно трудно. Для психолога очевидно, что это свидетельствует об огромной роли личности больного, его отношения к ситуации болезни. Начнем, однако, с вопроса о роли психологических факторов в возникновении рака.

Биопсихосоциальный подход к проблеме патогенеза онкологических заболеваний предполагает, что важными факторами риска являются некоторые преморбидные психологические особенности личности. Айзенк, например, относит к ним эмоциональную лабильность, экстраверсию, чрезмерное подавление чувств, а также частое переживание депрессии и безнадежности. Острый стресс, неспособность совладать со стрессовыми ситуациями также относятся к факторам риска, снижая эффективность иммунной системы. Другие авторы дополняют этот список, указывая на инфантильность, негибкость поведения, импульсивность и защитные реакции по типу отрицания. Именно личностные черты могут порождать или стабилизировать стресс.

Выделяют пять фаз реагирования на злокачественные новообразования и рак:

1) отрицание наличия такой патологии, преуменьшение тяжести своего состояния;

2) бурный протест, дисфория, склонность к агрессии и аутоагрессии (после подтверждения диагноза);

4) постепенная утрата надежды на выздоровление, пессимизм, подавленность и пассивность (после длительного лечения);

Е.Ф. Батин и А.В. Гнездилов описали следующие этапы заболевания: поликлинический (диагностический), этап поступления в клинику, предоперационный (предлечебный), послеоперационный, этап выписки и катамнестический. Для каждого из них характерны определенные психологические и психопатологические особенности онкологических больных. На первом этапе, например, часто встречается тревожно- депрессивный синдром: общее беспокойство, выраженная тревога, иногда страх, чувство полной безнадежности, бесперспективности существования, мысли о неизбежной скорой и мучительной смерти. На втором месте — тоскливо-злобное настроение больных, иногда беспричинные вспышки ярости, гнева (возможно, с агрессией), за которыми скрываются часто тревоги и страх.

После помещения в стационар интенсивность переживаний несколько снижается. Преобладает тревожно-депрессивная, дисфорическая, тревожно-ипохондрическая и обсесивно-фобическая симптоматика. Перед операцией из-за мыслей о возможной гибели во время нее доминирует страх в рамках тревожно-депрессивного синдрома, переживания интенсифицируются. Возможны и бредоподобные идеи преследования и отношения. После операции выраженность негативных переживаний больных резко снижается и на первый план выходит астеноипохондрический синдром. Наконец, покинув клинику, около двух третей пациентов проявляют стремление к самоизоляции, негативно относятся к привычным ранее развлечениям, избегают ситуаций, связанных с интенсивными эмоциональными переживаниями, утрачивают интерес к внутрисемейным делам. Переживания носят депрессивную окраску в связи с самим заболеванием и его последствиями. Особенно это касается интимной сферы.

В каждом конкретном случае на переживания и отношение к болезни, на ее течение влияют многие психологические факторы, поэтому у психолога могут быть различные цели психодиагностической, психокоррекционной и психотерапевтической работы. Например, для адаптации больных очень важна поддержка со стороны семьи, особенно при наличии у них серьезных психологических проблем и психической патологии. Хорошо, если семья оказывается сплоченной.

Изучение большой группы онкологических больных с разной локализацией опухолевого процесса (в области головы и шеи, легкого, желудка, кишечника, молочной железы) позволила установить, что развитие патопсихологической симптоматики у них неодинаково. Специфика, обусловленная локализацией опухоли, не исключает некоторых отмеченных выше личностных реакций, характерных для любого онкологического заболевания. Считают, например, что при раке легкого долгого латентного периода болезни затем быстро развивается чувство тревоги, страха и вялости, а желудочно-кишечный тракт чаще и длительнее вызывает ипохондрические установки.

Тяжелым психологическим стрессом сопровождается рак молочной железы. Причины его очевидны: чувство потери женственности, неполноценности и ущербности, опасения социальной изоляции и распада семьи. И если до операции смыслообразующим является обычно мотив выживания, то после нее ведущим становится мотив сохранения здоровья, приобретающий личностный смысл социального выживания. Неадекватное отношение окружающих к больной может вести к самоизоляции и уходу в болезнь.

Психологическое исследование онкологического больного Т.З. Биктимирова и О.Д. Модников советуют начинать с изучения особенностей его внутренней картины болезни. Нужно оценить анамнестические показатели, ознакомившись с историей жизни и болезни, выявить тип отношения пациента к своему заболеванию, определить уровень личностной тревожности. Необходим системный подход при изучении больного раком, предполагающий сопоставление типичных проблем и их роли, способов их разрешения с клиническими стадиями болезни и успешностью лечения. При этом кризисная природа онкологического заболевания требует психологической оценки единой сложной системы, включающей больного, его семью и медперсонал. Важно установить, какова значимость для больного отдельных симптомов заболевания, как он относится к болезни в целом и лечению.

На всех стадиях необходима экзистенциальная работа с больным. Ее объем должен возрастать от стадии к стадии, но при этом учитываются личностно-ценностно-смысловыехарактеристики пациента. Только на стадии принятия болезни (этого достигают далеко не все больные) появляется возможность подготовки пациента к формированию своей новой идентичности, к проектированию жизненной стратегии. Потребность в этом обусловлена многими факторами: изменением социального статуса, получением инвалидности, изменением внешнего облика и схемы тела после калечащей операции и т.п. Здесь особое значение придается поведенческой, поддерживающей и экзистенциальной терапии.

В.Ф. Завизион с соавторами предлагают еще один проверенный ими на практике метод психотерапевтического воздействия для снижения уровня тревожности онкологических больных в предоперационном периоде. При использовании шкалы оценки тревожности Тейлор ни у одного из 50 больных с различной локализацией опухоли не был обнаружен низкий уровень тревожности, что свидетельствует о важном значении ее снижения. Авторы рекомендуют упомянутую методику для экспресс-контроля уровня тревожности в динамике до и после лечения. Они отмечают также, что применение рациональной психотерапии, гипносуггестии и приемов психической саморегуляции (включая аутотренинг) не давали существенного положительного эффекта в плане снижения уровня тревожности, который заметно повышался в связи с пребыванием больного в специализированном онкологическом учреждении.

1. Расспрос о характере переживаний.

2. Визуализация представлений:

а) визуализация представлений стрессирующей ситуации и фиксация эмоциональной окраски переживаний;

б) визуализация ситуации с максимальной работой сильных черт личности, фиксация положительных эмоций;

в) отделение подсознания, наблюдение за собой с высоты прошлого опыта в момент максимальной работы сильных черт личности; управление изображением стрессирующей ситуации (уменьшение и увеличение его объема, изменение яркости и т.п.);

3. Повторная визуализация, возврат в исходное переживание.

Список использованной литературы

Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. М., Изд-во МГУ, 1997.

Лурия Р.А. Внутренняя картина болезней и иатрогенные заболевания. М., 1997, с. 38.

Квасенко А. В., Зубарев Ю. Г. Психология больного. Л., Медицина, 1990.

Ташлыков В. А.Психология лечебного процесса. Л., Медицина, 1994

Проведено большое число исследо­ваний, где изучалось взаимодействие психических процессов и работы цен­тральной нервной системы с иммунной системой, которая очень важна для лечения злокачественных опухолей. Мыслительные процессы включают химическую передачу сигна­лов между нейронами в головном моз­ге и центральной нервной системой.

Исследования показывают, что стресс может влиять на функции иммунной систе­мы. В свою очередь, работа иммунной системы может влиять на рост опухоли и ответ организма на проводимое лечение. Болезнь и лечение вызывают стресс, и этот стресс может воздействовать на иммунную систему. Считается, что снижение уровня стресса, управляемое воображение и использование методик визуализа­ции полезны при лечении рака вследствие такой взаимосвязи.

Физическое состояние при раке доминирует над тремя другими уровнями. Если у вас раньше не было опухоли, проблема хорошего самочувствия при раке вас не касалась. Физический аспект злокачественной опухоли проявляется в виде симп­томов и возможных побочных эффектов, появившихся в результате лечения, и мо­жет ограничить вашу способность нормально работать, отдыхать и решать быто­вые вопросы. Функционирование вашего организма нарушится, начиная со сна до выполнения обычной домашней работы.

При снижении функциональных возможностей возникает эмоциональный стресс, появляется чувство разочарования и утраты благополучия и другие психологические проблемы при раке. Страдает духовная сфе­ра вплоть до изменения личности. Уменьшается общительность, доверительность во взаимоотношениях, страдают семейные отношения. Стресс в результате семей­ных конфликтов приводит к напряженности в семье. Симптомы психологического и социального дискомфорта, устраняются или снижаются при помощи консульта­ций с психологами.

Пациенты, больные раком, обычно испытывают три вида психологических про­блем при раке:

Во время чтения литературы по онкологии вам попадутся книги и статьи, пропа­гандирующие положительный душевный настрой, искренние и нежные взаимоот­ношения, снижение уровня психологических проблем, управляемое воображение, медитацию и другие способы релаксации. Реальный посыл этих тек­стов состоит в том, что мыслительные процессы и состояние души вносят свой вклад в достижение ремиссии и изле­чение пациентов, имеющих рак. Если описать это коротко, то хорошее пси­хическое здоровье идет рука об руку с хорошим физическим здоровьем. За положительный душевный настрой не надо платить.

Если вы или члены вашей семьи испытываете непривычный стресс и психологические проблемы в связи с ра­ком, у вас возникает желание воспользоваться консультацией специалиста. Лечащий врач направит вас к специалисту по психологическим проблемам при раке. Во многих онкологических центрах есть психологи и социальные работники, спе­циализирующиеся на оказании помощи онкологическим больным. Никакого стыда нет в том, чтобы воспользоваться их услугами. Многие семьи ищут помощь, и она приносит им большую пользу.

Задать вопрос врачу онкологу

Диагностка и лечение онкологии в медицинских центрах Израиля подробная информация

Подпишитесь на рассылку Новости онкологии и будьте в курсе всех событий и новостей в мира онкологии.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.