Лекарства от рака умерла


  • Молчание поневоле. Как помочь, если голос пропал


Когда из больницы выписывают умирать

- Поэтому и появились хосписы для тех, у кого нет надежды на выздоровление. Она, конечно и раньше была – 5 коек выделялось в стационарах для так называемого симптоматического лечения, но при том уровне смертности от рака, что был прежде, это капля в море. К сожалению, современный принцип оказания паллиативной помощи в стационарных учреждениях у нас искажен, - считает Георгий Манихас. - В хосписах может не хватать мест, потому что в них привозят умирать – это вынужденная мера в нашем неустроенном обществе (нет возможности ухаживать за смертельно больным человеком, маленькие дети в тесной квартире, проживание в коммуналке…). Главное предназначение хосписа на самом деле - подобрать своевременную терапию, например, чтобы вместо 4-6 уколов в день пациент мог получать 4-2 укола, чтобы процесс обезболивания не был обременительным ни для больного, ни для родственников. Основная нагрузка по лечению болевого синдрома должна ложиться на выездные бригады. От ее специалистов зависит климат в семье, где страдает человек, и качество симптоматической терапии на месте.

Мы лечим неправильно

Весь мир давно уже пришел к выводу, что начинать противоболевую терапию, если есть боли, надо задолго до того момента, когда их можно снять только наркотическими анальгетиками. – рассказывает главный врач хосписа №2, председатель правления Ассоциации паллиативной медицины, Заслуженный врач России Зоя Софиева. - Потому что чем позже мы ее начинаем, тем более агрессивно включаются психологические аспекты боли, и порог ее восприятия снижается. Период от терпимых болей до мучительных у каждого разный – у одного он длится два месяца, у другого, как это происходит с раком предстательной железы, – годами.

Чтобы поднять болевой порог надо сразу же определить характер боли. Она может быть разная. Вызванная висцеральными органами – печенью, желудком, снимается одними препаратами, от костных болей никакие обезболивающие средства не спасут, требуются лекарства, снимающие мышечный спазм. У пациента может быть инфаркт миокарда, прободная язва, осложнение после операции, то есть это необязательно онкологическая боль. Но врач поликлиники и даже хосписа не может поставить диагноз – онкологических больных в стационары не берут, если они неоперабельны, на амбулаторную диагностику им не добраться.

В чем причина мучительных болей?

Наши больные мучаются от того, что в общей лечебной сети не организована грамотная противоболевая терапия, – продолжает Зоя Софиева. - Я читаю лекции для врачей поликлиник о том, что такое коррекция хронических болей в онкологии, когда и как ее начинать. Не представляете, сколько визиток я оставляла врачам после лекций, чтобы они задавали вопросы, как откорректировать болевой синдром. Ни одного звонка за годы проведенных лекций. И больные действительно остаются без помощи, несмотря на то, что условия для ее оказания существуют. Есть небольшие перебои с лекарствами, но их можно пережить с помощью заменяемых препаратов - человек не должен страдать.

Да, в городе все есть – и лекарства и выездные бригады и хосписы, но организационные вопросы запущены донельзя. В результате нередко оказывается, что семьи, в которых умирает от рака родственник, остаются наедине со своей бедой. А службы, созданные, чтобы помочь с нею справиться, работают сами по себе. И из-за этой разрозненности, мы теряем большую группу больных, которым необходима паллиативная помощь в хосписе, например, та же коррекция болевого синдрома.

Как пояснил главный онколог Петербурга профессор Алексей Барчук, отказавшийся от федеральной льготы пациент может вернуть ее через полтора-два месяца.
Значит, до этого момента, он должен покупать обезболивающие препараты самостоятельно. Доживет ли он до возвращения льготы, неизвестно.

Выбора нет

При этом у профессионалов хосписов больные от инъекционных препаратов не превращаются в решето от уколов по 4-6 раз в сутки, в первую очередь потому, что там умеют разными средствами снимать хронические боли, а наркотическую терапию пациенты получают недолго. В домашних условиях нередко на фоне длительного использования инъекционных наркотиков или из-за локализации злокачественной опухоли больного некуда колоть (морфин депонируется под кожей и не поступает в кровоток), пластырь тоже бесполезен. На западе в таких случаях используется разные аптечные формы наркотических анальгетиков: больному дают несколько капель на язык или кладут таблетку кодеина за щеку, и препарат с кровотоком попадает куда надо. У нас этого нет.

При сильно выраженном болевом синдроме, распадающихся ранах, метастазах в кости, скоплении жидкости в брюшной полости в Америке и Европе больных везут не в хоспис, а в обычный госпиталь, где проводится хирургическое лечение, которое облегчит последние дни жизни. А у нас, согласно регламенту Минздравсоцразвития, "противопоказаниями для госпитализации в отделения интенсивной терапии и палаты интенсивной терапии являются все инкурабельные (неизлечимые) состояния, бесперспективные для клинической ремиссии".

Наркодилеров среди врачей нет

Служба по контролю за легальным оборотом наркотиков (СКЛОН) управления Госнаркоконтроля по Петербургу и Ленинградской области утверждает, что у нас нет перетекания из легального оборота наркотиков в нелегальный. Но бесконечные проверки соблюдения жесткого антинаркотического законодательства в отношении законного оборота наркотических препаратов не ослабевают. И это одна из серьезных причин, по которым врачи амбулаторной сети и аптеки не любят иметь дело с наркотическими препаратами. Жестким это законодательство можно назвать местами, местами оно просто абсурдное и невыполнимое. Ни в одной стране мира таких драконовских мер нет. И сколько не ставили бы медики вопрос о его смягчении, оно только ужесточается.

Кроме правил Госнаркоконтроля врачи должны выполнять еще и правила Минздравсоцразвития. Скажем, если больному требуется 6 обезболивающих инъекций наркотического средства в сутки, надо собрать консилиум, который и примет решение по этому поводу под протокол. А кто ему будет делать уколы? По закону к наркотическому анальгетику могут подойти только врач и медсестра. Медсестра должна набирать шприц в присутствии доктора. Но амбулаторно обеспечить выполнение этого правила невозможно, поэтому чаще всего, в этом случае медицина держится на доверии – родственники часто колят лекарство сами по договоренности с врачом. Но если они случайно выбросят или раздавят пустую ампулу, у врача будут большие неприятности.

Как научить врачей нарколечению

- Есть масса препаратов, которыми можно заменить наркотики – я использую два лекарства, перекрывающих те же рецепторы боли, что и морфин. И если по каким-то причинам нельзя использовать наркотические обезболивающие, это выход из положения. Но очень мало докторов, особенно поликлинического звена знают о таких возможностях – в институтах паллиативная медицина не преподается, противоболевой терапии на дипломном этапе нет. Потому что до сих пор в номенклатуре Минздрава такой специальности, как паллиативная медицина, не было. Раньше хирурги, онкологи, терапевты амбулаторной сети обязаны были пройти обучение в Институте онкологии или в Городском онкологическом диспансере, потом об этом просто забыли. Сейчас мы начинаем образовательную программу по паллиативной помощи в новом вузе – СЗГМУ им. Мечникова.

Чего не хватает врачам и пациентам?

2. Расширенного спектра препаратов для снятия хронического болевого синдрома и разумных правил контроля их применения.

3. Обязательной подготовки терапевтов в плане противоболевой терапии. Они вовсе не заинтересованы в мучениях пациента, но чаще всего не умеют квалифицировать болевой синдром и назначить грамотную противоболевую терапию.

4. Внедрения в практику обязательных стандартов оказания паллиативной помощи. Сегодня в амбулаторной сети все зависит от человеческого фактора – образования и опыта врача, его желания найти лучший способ облегчения состояния умирающему человеку. Если пациенту с врачом не повезло, он вынужден терпеть нечеловеческие боли.

6. Медицинских психологов – специалистов, которые знают и медицину и психологию. Наши психологи не имеют такого образования, а значит, у них нет клинического мышления, необходимого не только, чтобы снять стресс, но и чтобы рассказать пациенту как можно больше о его состоянии. Участковые врачи, которые больше других контактируют с онкологическими больными, теряются, потому что мало знают онкологию.

7. Информированности: пациент и его родные должны знать, что по закону каждый имеет право на противоболевую терапию, на достойное качество жизни, несмотря на то, что она исчисляется месяцами или неделями. Если вам отказывают в этом, обращайтесь в районный отдел по здравоохранению или комитет по здравоохранению.

Как они побеждают онкологию и сколько стоят?

25.10.2018 в 13:19, просмотров: 11778

Каждый год почти 10 миллио­нов человек в мире получают онкодиагноз. В России рак обнаруживают ежегодно у 27 тысяч пациентов. Смертность от него находится на втором месте, уступая лишь сердечно-сосудистым заболеваниям. Победить болезнь сейчас пытаются ученые всего мира. И у них это постепенно получается. В октябре 2018 года Нобелевскую премию по медицине дали Джеймсу Эллисону из США и Тасуку Хондзё из Японии за новый метод лечения рака.


Заведующий научным отделом онкоиммунологии Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н. Н. Петрова Ирина БАЛДУЕВА рассказала, как работает новое лечение и когда нам удастся вылечить рак.

В норме наша иммунная система постоянно отслеживает, вовремя отлавливает и уничтожает раковые клетки. Но бывает, что иммунитет перестает видеть, распознавать их и, соответственно, бороться с ними. В итоге развивается болезнь. Один из способов лечения — химиотерапия — может убить далеко не все опухолевые клетки. Некоторые выживают и дают рост новой опухоли. Иммуноонкологические препараты (за их изобретение в этом году и дали Нобелевскую премию. — Ред.) способны заставить иммунные клетки организма увидеть опухоль и убить ее. Эти препараты связываются со специальными белками (CTLA-4 и PD-1. — Ред.) на поверхности клеток иммунной системы (Т-лимфоцитов. — Ред.), на раковой клетке и растормаживают противоопухолевый иммунный ответ. Он запускается, лимфоциты замечают раковые клетки и разрушают их.

Это настоящий прорыв в онкологии и иммунологии, это будущее. Какие виды рака можно лечить с помощью новой терапии? Если в опухоли есть определенные маркеры, то эти препараты можно назначать вне зависимости от расположения рака. Но если этих маркеров нет, то иммунная терапия не поможет. Представьте, что рак — это кубик Рубика. Так вот, новые препараты умеют блокировать, предположим, только синие квадратики. Если они в кубике Рубика есть, то опухоль можно победить. Но сейчас разрабатываются препараты, которые направлены и на другие квадратики — красные, желтые, зеленые. Как только мы научимся блокировать все части нашего воображаемого кубика Рубика, то научимся лечить и все виды рака.

СЛУЧАЙНОЕ ОТКРЫТИЕ

Открытие было сделано больше 20 лет назад. В медицине, биологии не бывает такого: сегодня открыл, а завтра уже получил Нобелевскую премию. Все лауреаты работают много лет, это длинный путь.

Что касается данного открытия, то оно было сделано очень интересным образом. [Ученые] изучали препарат для лечения аутоиммунных заболеваний — то есть агрессии иммунитета на ткани и клетки собственного организма. Все новые лекарства в обязательном порядке тестируют на аутогенность; должно быть доказано, что они не вызывают опухолевый рост. Так вот, препарат, о котором я вам рассказываю, подвергли такому же испытанию. Его давали лабораторным животным с различными видами опухоли. И оказалось, что лекарство разрушало их! Это был невероятный удивительный побочный эффект! Как получилось, что препарат, направленный на то, чтобы затормозить аутоиммунные реакции, убил опухоль? Ученые стали выяснять это и в процессе сделали открытие белков CTLA-4 и PD-1. На основании этого появились и иммуноонкологические препараты.


ЧУДО-ТАБЛЕТКИ НЕТ

Сейчас врачи-онкологи получили целый арсенал лекарственных средств. Они позволяют контролировать опухолевый рост и излечивать пациентов, которые до недавнего времени считались безнадежными. При этом надо понимать, что одной чудо-таблетки, которая раз и навсегда победит любой рак, нет. Ведь опухоль очень многолика, ее клетки находятся в разных фазах цикла: одни отдыхают, другие делятся, в-треть­их происходят какие-то мутации.

Поэтому необходимо выстраивать индивидуальный подход к каждому пациенту. Если опухоль быстро растет, нужны химиопрепараты, которые будут ее разрушать. Таргетная терапия направлена на определенные белки, влияю­щие на рост и распространение опухоли.

Контроль за раковыми клетками, которые остались после применения химиопрепаратов — это, конечно, иммунная терапия.

Сейчас идут исследования в области генной терапии. Ее суть заключается в том, что у пациента забирают его собственные Т-клетки (они составляют часть иммунной системы. — Ред.), помещают в них гены, которые способны распознать злокачественные клетки и разрушить их, и вводят их обратно пациенту. Такое лечение может помочь больным лейкозом, которые нечувствительны к трансплантации костного мозга, к химиопрепратам и иммунной терапии. Такие лекарства уже есть за рубежом, они используются (предполагается, что в США курс генной терапии будет стоит около 300 тысяч долларов. Это примерно 19,7 миллионов рублей. — Ред.). Мы тоже разрабатываем похожий препарат. Одно его введение может излечить пациента! Я уверена, за это (исследования в области генной терапии при лечении рака. — Ред.) тоже непременно будет вручена Нобелевская премия.

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

У химиотерапии есть побочные эффекты. Например, тошнота, рвота, проблемы с пищеварением и так далее. Они могут длиться около 10 дней, а потом — пройти. К сожалению, побочные эффекты при применении иммуноонкологических препаратов более длительные. И мы их только учимся лечить. Иммунная система начинает возмущаться и атаковать собственные клетки. В результате возникают очень серьезные аутоиммунные болезни. Например, воспалительные заболевания кишечника, надпочечников, воспаление щитовидной железы. Не исключено, что в результате такого лечения рак не пройдет, но к нему добавится, например, язвенный колит или болезнь Крона. Вот такая непростая история. Иммунная терапия — это не волшебная таблетка, которую выпил и ты здоров. Но онкологи сейчас учатся обращаться с этими препаратами и справляться с побочными эффектами.


МИЛЛИОНЫ НА ЛЕЧЕНИЕ

Многие иммуноонкологические препараты уже зарегистрированы в России. Например, ипилимумаб, ниволумаб. Последний используется для профилактики прогрессирования рака. Например, пациента прооперировали, но есть высокий риск дальнейшего распространения заболевания.

К сожалению, все эти препараты пока очень дорогие. Например, некоторое время назад стоимость ипилимумаба — для лечения необходимо четыре введения этого препарата — достигала четырех миллионов рублей. Но сейчас ипилимумаб стоит значительно меньше. Здесь работает простое правило: чем больше препарат используется пациентами, тем он становится дешевле. Кроме того, Министерство здравоохранения Российской Федерации закупает некоторые препараты, и пациенты получают их.

На первой-второй стадии рака можно обойтись более дешевыми способами лечения, но, например, на третьей (стадия, при которой опухоль уже появилась в близлежащих тканях, но ее нет в других частях тела. — Ред.) или четвертой стадии (опухоль распространилась в отдаленные от места первичного поражения органы тела. — Ред.) — финансовые затраты уже очень серьезные, а лечение болезни требует очень больших усилий. Поэтому мы сейчас постепенно возвращается к тому, что надо проводить регулярные профосмотры и выявлять заболевание на ранних стадиях. К сожалению, рак сейчас очень помолодел, например, к нам приходят молодые 23-летние девушки с раком молочной железы. Но и лечение прогрессирует. Рак сейчас — это хроническое заболевание, которое требует постоянного контроля. Но не надо к нему относиться как к приговору. Я уверена, мы уже на пути к его излечению.

Новые прорывы обязательно будут, долго ждать не придется. Речь идет не о 20–30 годах, а о гораздо меньшем времени.


Если от рака умирают врачи, есть ли надежда у пациентов?

В социальных сетях 2020 год начался с прощального поста питерского онколога Андрея Павленко, который сам обнаружил у себя рак и в течение полутора лет – на странице в Фейсбуке, в многочисленных интервью, выступлениях на телевидении – рассказывал о своей борьбе с недугом.



Рассказывает заместитель директора НМИЦ онкологии им. Блохина Александр Петровский:

О временах и сроках

– Если говорить обобщённо, то, по статистике, 50% онкологических пациентов излечиваются полностью. При этом прогноз на ожидаемую продолжительность жизни в каждом конкретном случае зависит от вида рака, поскольку общего ответа на этот вопрос не существует. Рак – это не одна болезнь, а множество различных заболеваний. Есть прогностически благоприятные виды рака, при которых даже на продвинутой стадии, при наличии отдалённых метастазов, пациенты имеют высокий шанс либо на выздоровление, либо на переход болезни в хроническую форму. Но есть и такие разновидности болезни, от которых пациенты быстро сгорают, даже если рак был обнаружен на начальной стадии.

Однако каждый год ситуация меняется. Ещё 5 лет назад рак лёгкого считался приговором. Сегодня появились лекарства, благодаря которым люди живут с этим диагнозом достаточно долго.

Что касается таких распространённых видов рака, как рак молочной железы, колоректальный рак, рак яичников, лимфомы и т. д., то с ними пациенты могут жить 10–15 лет и более.


– Врачи говорят, что рак важно обнаружить на ранней стадии. Но при этом в начале заболевания симптомов нет. Как быстро развивается недуг и переходит из одной стадии в другую?

– Есть агрессивные, быстрорастущие опухоли. К ним, например, относятся некоторые виды рака у детей. Но в среднем от появления раковой клетки в организме до формирования клинически значимой опухоли (размером около 1 см) проходит 5–7, иногда 10 лет. Понятно, что шансы обнаружить болезнь на ранней стадии при регулярных осмотрах есть – и они достаточно велики.

Семейная история

– К группе риска относятся люди, у близких родственников которых был выявлен рак?

Поэтому свою семейную историю нужно знать и ни в коем случае не игнорировать. При определённых видах генетической предрасположенности у врачей есть возможность провести превентивные профилактические процедуры, в том числе и хирургические, которые снизят риск появления рака.


– Для молодых рак действительно опаснее, чем для пожилых?

– В целом да. Рак желудка, рак молочной железы, диагностируемые в молодом возрасте, часто очень агрессивны и опасны. Однако детский рак мы сегодня вылечиваем полностью в 80% случаев.

– Врачи часто говорят о том, что многое зависит от индивидуальных характеристик опухоли и её чувствительности к назначаемым препаратам, но при этом назначают лечение по стандартам, одинаковым для всех.

– Стандарты – это экономическое обоснование лечения, а само лечение назначается по клиническим рекомендациям. Практика показывает, что, несмотря на то что каждая опухоль индивидуальна, 80% всех онкологических заболеваний можно описать стандартными подходами. В эти стандартные подходы входит определение индивидуальной чувствительности опухоли к тем или иным противоопухолевым лекар­ственным препаратам с помощью иммуногистохимических и молекулярно-генетических методов. В остальных случаях всегда есть возможность перейти на индивидуальное лечение – для этого врачу достаточно со­брать врачебную комиссию.


Революция отменяется?

– Может ли пациент проверить, правильно ли его лечит врач?

– Все клинические рекомендации есть в открытом доступе, и пациент может их найти, вникнуть и попытаться в них разобраться. Однако без медицинского образования сделать это сложно. Это всё равно что пытаться проконтролировать мастера, который ремонтирует сломанный холодильник. Лучше довериться профессионалу, а система должна делать всё для того, чтобы это доверие было оправданно.

– Каждый день СМИ сообщают о новых случаях заболеваний – в том числе и у известных людей. Заболеваемость раком действительно выросла?

– Выросла как заболеваемость, так и выявляемость онкологических заболеваний. И нужно быть готовым к тому, что пациентов с раком с каждым годом будет всё больше. Сегодня в нашей стране от сердечно-сосудистых заболеваний умирают 50% пациентов, от онкологических – 15%, а в Японии онкологическая заболеваемость уже вышла на первое место, поскольку рак – это болезнь пожилых людей, а продолжительность жизни там одна из самых высоких в мире.

Хорошая новость заключается в том, что выросла не только заболеваемость, но и эффективность лечения. Продолжительность жизни онкологических пациентов постоянно растёт, в том числе и у тех, у кого болезнь была обнаружена уже на продвинутой стадии.


– Ожидается ли появление новых прорывных технологий в лечении рака, сопоставимых с иммунотерапией?

– Не стоит ждать и возлагать все надежды на появление революционных методов и недооценивать возможности проверенных лекарств и технологий. С врачебной точки зрения эволюция – развитие имеющегося метода – лучше, чем революция, которая чаще приносит больше разрушений, чем побед. Уже сегодня у онкологов есть всё необходимое, чтобы помочь большей части пациентов. Дальнейшие исследования в области онкологии необходимы, и они проводятся во всём мире. Онкология – это одна из самых динамично развивающихся отраслей медицины. Только за последний год было зарегистрировано более 50 новых препаратов и показаний для лечения различных видов опухолей. Задача человека – просто прийти к врачу, и желательно сделать это как можно раньше.

  • Здоровье (1085)
  • Дом (220)
  • Разное (193)
  • Эзотерика (139)
  • Сад/Огород (83)
  • Баня (48)
  • Аппаратура (17)
  • Кухня (434)
  • Все (39)

Немецкий доктор Джоанна Бадвиг (Johanna Budwig) , женщина-ученый, которая имела степень доктора химии и физики, ведущий специалист в области биохимии жиров и эссенциальных жирных кислот, фармаколог, была одной из ведущих биохимиков Европы, которая открыла лекарство от рака более 60 лет тому назад и вылечила 90% своих пациентов с онкологическими заболеваниями.


Джоанна Бадвиг была семь раз номинирована на Нобелевскую премию в области медицины, что уже само по себе вызывает уважение к ее работе.Она умерла в 2003 в возрасте 95 лет.

В своей практике она неизменно прибегала к использованию нетоксичных ингредиентов, которые не вызывали побочных эффектов. В связи с ее поразительными успехами в этой области доктор Бадвиг стала самым заклятым врагом фармацевтической и атомной индустрий.

Представители этих промышленностей оказывали давление на Джоанну Бадвиг еще в начале 50-х годов, поэтому широкая общественность не знакома с результатами ее исследований и с Методом Бадвиг (Метод Бадвиг - это процедура, следуя которой, рак излечивается). Доктор Бадвиг утверждала, что она готова ответить на самый волнующий вопрос о раке.

Однако она боялась, что остальные представители медицины и фармацевтики не станут ее слушать, так как цель этих людей не услышать и понять, а заполучить и использовать в корыстных целях. Доктор Бадвиг знала, что ее правоту не признают ни в одной стране.

Раковая индустрия выстроена на лжи!

В глобальных масштабах фармацевтика зарабатывает приличные суммы на пациентах, которые едва живы, а это значит, что мертвые и здоровые пациенты не прибыльны для индустрии. Поэтому ни для кого не секрет, что раковая индустрия не заинтересована в поисках лекарства от этого страшного заболевания.

Рак это самое прибыльное заболевание в истории медицины и дельцы-фармацевты постараются сделать все возможное, чтобы сохранить именно такое положение дел.

Нечестивая троица рака!

Токсины, радиация и ацидоз, который проявляется в организме из-за фармацевтических препаратов и недостаточного питания, это нечестивая троица рака. Ацидоз это финальная стадия состояния, на которой химический состав человеческого организма окисляется, и способность его крови удерживать и транспортировать кислород резко падает.

Уровень содержания кислорода в крови у здорового человека между 98 и 100, что можно измерить пульсоксиметром, однако у онкобольных этот показатель не превышает 60. Кислород в крови у онкобольных заменяется продуктами распада (двуокись углерода).

Этот недостаток кислорода является причиной возникновения опухолей, а клетки должны срочно видоизменяться, чтобы получить больше энергии во время процесса ферментации (брожение – выделение энергии без участия кислорода) сахара. Это не то же самое, что всем хорошо известный биохимический процесс.

Эти факты имеют научное подтверждение. Они были доказаны доктором Отто Варбургом, который получил Нобелевскую премию в 1931 году.

Кислород самое мощное оружие в борьбе против рака. Метод Бадвиг это процесс, который стимулирует снабжение организма кислородом лучше и быстрее, чем другие виды терапии. При этом уровень pH в организме выводится в щелочное состояние. Когда организм находится в щелочном состоянии, кровь обогащена кислородом, который губителен для мутирующих раковых клеток.

Она устранила из ежедневного рациона вредные жиры и продукты, которые вызывают клеточное кислородное голодание, заменив их целебными продуктами и основными жирными кислотами. Она также подчеркнула важность солнечного света, который является естественным источником противоракового витамина D3.

Противораковый метод доктора Бадвиг!

Метод Бадвиг состоит из двух этапов.

Первый этап является полностью натуральным, на котором комбинируют серный белок творога и омега-з из семян льна. Доктор Бадвиг обнаружила, что организм будет вычленять омега-3 из льняного масла ровно в том количестве, которое ему необходимо.
Она утверждала, что существует ряд жирных кислот, без которых дыхательные ферменты просто не работают. Человек не сможет дышать, даже если вокруг него будет воздух обогащенный кислородом. К тому же многие процессы в организме замедляются из-за отсутствия этих полезных жирных кислот.

Доктор Бадвиг, говорила, что мы не можем существовать без них, ровно как без воздуха и еды.
Это лекарство, в основном принимается внутрь, но в большинстве сложных случаях доктор Бадвиг вводила льняное масло ректально.

Вторая часть метода Бадвиг включает в себя специальную диету. Пациентам рекомендуется следовать этой диете в течение, по крайней мере, 6 месяцев, независимо от симптомов.

Лекарство!

  • 1 чашка очищенного творога (убедитесь, что он сделан не из гомогенизированного молока)
  • 2-5 столовых ложек льняного масла, которые содержатся в около 10 капсулах в виде пищевой добавки или 1-3 столовых ложках перемолотых семян льна (обратите внимание, что льняное масло или молотые семена должны быть использованы сразу же после контакта с воздухом)
  • немного красного стручкового перца


Все ингредиенты тщательно перемешиваются. Полученное лекарство принимают внутрь, по крайней мере, один раз в день. Его нужно наливать в деревянную ложку и никогда в металлическую.

Диета!

- Избегайте животных жиров в чистом виде.
- Не используйте магазинные заправки для салатов и начинки.
- Откажитесь от использования магазинного майонеза.
- Воздержитесь от мяса, если вы не уверены в его натуральном происхождении или вы не знаете, чем кормили животное.
- Избегайте масла и маргарина.
- Пейте фреши из овощей: морковь, сельдерей и свекла.
- Пейте чашку теплого чая три раза в день. Чаи из мяты, лепестков роз и виноградный чай. Используйте мед, чтобы подсластить свой напиток.
- Отдавайте предпочтения продуктам без химических добавок.
- Избегайте всех продуктов, которые были предварительно обработаны.
- Сократите прием всех лекарств.
- Не употребляйте напитков с добавками.
- Откажитесь от воды из-под крана и воды из пластика, пища не должна содержать фториды.
- Готовить необходимо каждый день, чтобы любое блюдо было свежим.

Обратите внимание!

- Используйте льняное масло, защищенное от воздействия воздуха, тепла и света. Оно должно быть холодного отжима и натуральным.
- Избегайте употребления пищу, которая является источником омега-3 жирных кислот, кроме льна.
- Воздержитесь от гидрогенизированного масла в своей повседневной пище.
- Принимайте пищевые добавки с хлорофиллом.
- Пейте зеленые напитки постоянно, чтобы обеспечить правильное питание.
- Ежедневно принимайте витамин С, но не больше 5 грамм в день, потому что превышение этой дозы может привести к нарушению функции почек.
- Откажитесь от косметики, которая направлена на защиту от ультрафиолетовых лучей.
- Следует исключить в рационе пищу, содержащую соединение хлора (мука, рис, хлеб белого цвета).
- Вместо столовой соли используйте небеленую морскую соль высокого качества.
- Поищите более безопасные альтернативы обычному мылу и бытовой химии.
- Избегайте соевых продуктов.
- Принимайте ежедневно чайную ложку натурального кокосового масла холодного отжима.

Книги Джоанны Бадвиг

Шесть книг доктора Бадвиг изданы на немецком языке, и только три из них были представлены на английском. На русском языке названия книг звучат следующим образом:
- Протеины и масло в кулинарной книге (2000)
- Рак – вопросы и их решения(1999)
- Масло из семян льна незаменимое средство при артрите, инфаркте, раке и других заболеваниях (1972)

И последнее, но не в последнюю очередь, важно отметить, что метод доктора Бадвиг является результатом обширного исследования, проведенного доктором Бадвиг, после того, как она пришла к выводам о свойствах кислот.

На своей лекции 2 ноября 1959 г. в Цюрихе, Бадвиг сказала: "Без жирных кислот ферменты, обеспечивающие усваивание кислорода в дыхательной системе, не функционируют. Человек начинает задыхаться даже в воздухе, обогащённом кислородом. Дефицит жирных кислот подрывает жизненные функции организма".

После тридцати лет исследований Джоанна Бадвиг обнаружила, что в крови больных на последних стадиях рака, всегда без исключения, существует дефицит важнейших ингредиентов, субстанций под названием - фосфатиды и липопротеины. Кровь здоровых людей всегда содержит в достаточном количестве эти эссенциальные ингредиенты. При их дефиците раковые клетки начинают безудержно размножаться.

Анализ крови у онкобольных показывал наличие странной зеленовато-жёлтой субстанции вместо здоровой красной крови с наличием гемоглобина - транспортера кислорода, что и объясняло анемию и слабость раковых больных!

Это неожиданное открытие привело Бадвиг к её теории. Она обнаружила, что с помощью естественных продуктов в течение трёх месяцев опухоль начинала уменьшаться. Странные зеленоватые элементы в крови начинали исчезать, вместо них возвращались здоровые красные кровяные клетки с фосфатидами и липопротеинами.

Слабость и анемия отступали и жизненная энергия возвращалась. Симптомы рака, дисфункции печени и диабета полностью устранялись!

Доктор Бадвиг открыла естественный способ восполнения жизненно важных эссенциальных кислот для больных, страдающих их дефицитом в крови.

Простое сочетание двух продуктов не только может сыграть превентивную в отведении угрозы болезни, но и вылечить уже заболевших.

Диета, состоящая из чашки творога (100-150 г.), перемешанного с двумя столовыми ложками льняного масла, с успехом использовалась в Европе, а в 1990 году онколог д-р. Roehm заявил, что данная диета является наиболее успешной противораковой диетой в мире.

Научные взгляды и представления Бадвиг в течение всей её жизни подвергались атаке, а затем согласованному умолчанию официальной медициной, связанной взаимными интересами с фармакологической и пищевой индустриями.

Как вспоминал Клиф Бекуис (Cliff Beckwith), бывший пациент Бадвиг, в течение 10 лет, находившийся под её наблюдением по поводу рака простаты, было задокументировано около 1000 успешных историй излечения от рака.

Но фармакологическая онкологическая индустрия игнорировала все достижения Бадвиг. Кроме того, её научные выводы могли нанести серьёзный удар по пищевой промышленности в области производства жиров.

Бадвиг считала недопустимым использование каких-либо рафинированных видов масел, так называемых искусственных жиров (маргарин, майонез), получаемых в результате гидрогенизации или частичной гидрогенизации. Все эти жиры отвергаются организмом, сердечной мышцей, приводя к различным нарушениям, в том числе и на клеточном уровне. В ряд плохих жиров Бадвиг включала и широко распространённые для приготовления кондитерских изделий ненасыщенные жиры.

По её представлениям, допустимы к употреблению углеводы, содержащие натуральный сахар: яблоки, фиги, груши, виноград. Не разрешается употребление рафинированного сахара во всех видах, макаронных изделий, белого хлеба, жирных видов мяса, жареных и консервированных продуктов.

Практически всем для сохранения нормального здоровья рекомендовалось ежедневное употребление минимально 100 грамм творога с 5 граммами льняного масла.

Согласно диете доктора Бадвиг, завтрак мог включать мёд, смешанный в блендере с органическим маслом льна холодного отжима (такое масло должно храниться только в холодильнике), небольшим количеством свежего парного молока (дефицитный продукт в современной среде), и свежего зернистого творога. Разрешалось добавление орехов (за исключением арахиса) и небольшого количества свежих сезонных фруктов.

В Германии использовался запатентованный состав под названием Линомель (Linomel), состоящий из смеси свежезамороженного молотого льна, мёда и порошкового молока. Линомель с добавлением блендерной смеси, или просто блендерная смесь по вышеописанному рецепту - в любом случае продукт должен был быть съеден в течение 10 минут после приготовления. В противном случае происходило окисление продукта, и он становился вредным для здоровья.

Необходимо отметить, что Джоанна Бадвиг в тяжёлых случаях использовала смесь в составе 42 г льняного масла (3 столовые ложки) на 100 г свежего творога. В обычной ежедневной практике применения данного сочетания продуктов в качестве превентивной меры используется меньшее количество масла льна на большее количество творога.

Рубрики: Кухня
Здоровье

Процитировано 14 раз
Понравилось: 2 пользователям

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.