Фотографии борьба с раком

Париж, Франция. Пациент страдает от опухоли околоушной железы. 1872 г.


Нейрофиброматоз. 1870 г.


Сосудистый невус - результат аномального развития и разрастания кровеносных сосудов.


Саркома руки. Пациент умер вскоре после операции.


Меланома кожи, которая затронула глаз пациента.


У 89-летней пациентки эпителиома носа.


Базально-клеточный рак кожи. 1864 г.



Как ни крути, а медицина творит чудеса.

Прозвучит ,конечно,цинично и ужасно, но опыты над людьми дали неплохой скачок в медицине,который мы наблюдаем сейчас

Было бы гуманней использовать педофилов и маньяков для опытов, а не мирное население в военное время

ты что, а как же права человека? венская конвенция, ООН, все такое

Педофил/маньяк/каннибал и т.д. и человек - разные вещи

нет ты что, как ты смеешь. Это просто больные люди. их нужно лечить, в остальном они такие же как и мы))))0 sarcasm.

Бог создал людей совершенными.

Бог не создавал людей.

А еще Земля круглая!

Она плоская бро

а еще огонь это всего лишь окисление в кислороде химических элементов

Ага, а потом говорят - сейчас вот у всех рак начал появляться, это всё гмо, электроволны итп. Да просто не документировали раньше и сейчас людей побольше. Разумеется - в 10 раз больше людей, в 10 раз больше заболеваний раком.

Разновидностей рака множество и причина разная. Какие-то формы стали чаще встречаться, какие-то реже. Заболеваемость считается не в абсолютных числах. Вероятнее диагностика стала лучше. И экология влияет на заболеваемость раком и это доказано.

Но это не в тех массах что глаголят всякие тетеньки поливая говном ГМО например )

Ну допустим что результат ГМО может себя показать в 3-4 поколении, а не сразу. Поэтому и орут сейчас, что бы потом поздно небыло.

Допустим результат современного неГмо может показать себя в 2-3 поколения? Почему не орут и не требуют везде пихать гмо? Это самая дебильная причина что может быть: а вдруг? Только никаких даже доводов нет, даже теоретических. А вдруг смесь молока и муки дает спид через 5 поколений? Может запретим?

Ну вроде как проводятся исследования и на основе их делают данные предположения. Только вот результаты что у защитников что у противников ГМО различаются, поэтому и неясная ситуация. Без исследований, вам никто на слово верить не будет.

Беда в том что нет не на основе исследований. Ни одного задокументированного исследования показывающего данный вред. В этом проблема.

А есть исследования на большой дистанции показывающие что данного вреда нет. Вот в чем проблема.

А может быть, что исследования вреда проводятся в личной инициативе, на "свои" деньги и к крупным публикациям не допускаются? Потому как это не выгодно и противоречит общей направленности исследований. А то что есть, из разряда "ну вроде есть какой то вред, но надо проводить дополнительные исследования".

Всё может быть. Только это мы возвращаемся к теме

Беда в том что нету никакого вреда. Никто не спорит что проводить исследования надо, но даже не в той мере что сейчас заставляют, вытесняя с рынка.

Не существует просто ни одного исследования которое сделано учеными, которое показало бы вред. И не существует ни одной логической идеи как ГМО может приченять вред.

У меня например другая информация))) Только вот поделится ею с вами не могу, так как источники затерялись да и информация очень разобщенная, что вами как подтверждение воспринято не будет.

Хм. Источника нет, информация разобщенная. А что Вас заставляет верить в данную информацию? Я верю что ГМО может приносить вред, просто я не вижу ничего в эту сторону. Я верю что я могу ошибаться, это меня заставляет рассматривать информацию.

Ну то что до меня она была поднесена убедительно. И я так же ищу информацию, но опять же кроме того, что ГМО это очень хорошо, не верьте что оно может принести вред, все это ложь и провокация, уже заставляет усомнится, в правоте продвигателей)

Ну, лично я не говорил что "не верьте что оно может принести вред". Я к этому весьма критично отношусь. Просто никакой инфы нету.

Я например имею хороший навык правдоподобно втирать всякую чушь. Дурить людям голову весело.

Стоит грамотно проводить анализ информации. Примите за факт информацию, что все врут и везде информация не точна, ее стоит собирать из осколков.

Вот тут я с вами полностью согласен. Я так же отучился воспринимать информацию без проверки и анализа. И то что информации нет, на самом деле очень жаль.

Так а если информации нет, то с чего Вы взяли что ГМО наносит вред?

Уверен, что все эти больные умерли! Они всё-таки умерли!

Про работу на МРТ

Я работаю в областной больнице лаборантом МРТ. За смену бывает порядка сорока людей. Большинство - грыжи в спине и ДЭПы в головах. Рутина, в общем. Но бывает, что подготавливаешь пациента к исследованию, говоришь с ним, укладываешь, он тебе на вопросы отвечает, клиники никакой не даёт, кроме затруднения мочеиспускания. И вот ты закладываешь его на малый таз в подозрении на простатит, написаный в направлении от уролога, катаешь, а там рак мочевого по задней стенке с инвазией в прямую кишку и параректальную клетчатку, здоровенный конгломерат лимфоузлов справа, поражение паховых лимфоузлов с двух сторон. И всё это настолько ОГРОМНОЕ, что шансов уже не то, что мало, их просто нет. А мужику 42, семья, дети. Он планы мне сейчас говорил, что быстренько после меня к урологу сбегает, таблетки пропьёт, да баньку достроит. Что доча школу в этом году закончила, надо бы с институтом помочь. Что у него столько планов, щас только простатит подлечу.
И вот аппарат замолчал, тебе идти человека снимать. А ты просто лаборант, ты диагноз не ставишь, тебе просто его снять с аппарата надо и в коридор проводить. Но ты ЗНАЕШЬ. И как сейчас с ним говорить, как ему в глаза смотреть, ты не представляешь. Он же всё-равно спросит, что у него там. И с улыбкой, мол, ну что, неделю или две лечиться надо? А ты знаешь, что ему полгода мучиться по химиям и облучениям. И толку не будет. И что баньку он не достроит. И дочке не поможет. И с этими мыслями ты идёшь его из апарата доставать. И говоришь, что я лаборант, я не понимаю. Щас врач всё опишет, и всё будет норм.
И больше вы никогда не увидитесь.


Рак. Как это было, как нашел и как лечился (часть 3)

Завершаю писать, лениво, но раз начал - надо завершить.

Итак. 15 апреля 2020, выписан из больницы. Приехал домой. Тощий, бледный, облеплен пластырями. Вес 70 кг. За 2 месяца потеря веса 20 кг. Все штаны падают не расстегиваясь с меня, купил подтяжки. Швы болят, но терпимо. Ношу корсет, который держит живот, чтобы швы не расползлись. Гемоглобин опять упал до 70. По рекомендации пью препараты железа. Сразу скажу, все таблеточные варианты отмел, пробовал разные, проблемы с ЖКТ моментально. Перешел на жидкий препарат в бутылочках с непонятным названием (Ферлатум Фол). Хитрая система, сорвать колпачок, нажать кнопку на пробке, в жидкость что-то высыпается, взболтать, вскрыть и выпить. Этот препарат единственный нормально усваивался без проблем с ЖКТ. Дополнительно поливитамины. Постоянно хочется есть. Нет, ЖРАТЬ. Ем понемногу, мелкими порциями, но часто. Даже ночью просыпался часа в 3 и шел перекусить на кухню. :) Через 5 дней поехал в медцентр, сняли скобы со швов. Записался на консультацию в медцентр, чтобы понять, что дальше. Для начала к хирургу, чтобы сориентировал куда и как. Пришла гистология, мне ее переслали на мыло, которое оставил в медцентре. Очень много слов, которые я не понимаю, напечатано. Еще больше написано от руки нечитаемым почерком врача. Общий смысл - края разрезов чистые, прорастаний нет, лимфоузлы чистые, все предоставленные на исследование образцы - без метастатического поражения, окончательный полный диагноз - рак восходящего отдела толстой кишки cT4NxM0 II ст. Надо двигаться дальше, и вот тут началось.

В день, когда я должен был ехать на консультацию, позвонили из медцентра и сообщили, что в связи с ковидом, они закрылись и все консультации отменены. В выписке было написано, что я выписан под амбулаторное наблюдение онколога по месту жительства. Там уже должны были определить. что делать дальше, химия нужна или нет и так далее. Попытался записаться в краевой онкодиспансер на прием к наркологу. Тут выяснилось. что в онкодиспансере кто-то поймал ковид, заразил врачей и на Приморский край осталось 3 онколога. Записаться к ним самостоятельно нельзя. Пошел в поликлинику к терапевту, она долго копалась в компьютере, искала время и врача, в итоге смогли меня записать на прием через месяц, на конец мая. Предварительно отправил информацию нескольким знакомым, у кого есть знакомые онкологи, те неофициально посмотрели, общий вердикт - операция прошла нормально, прогноз хороший, но химию на всякий случай надо бы сделать. Жду прием у онколога, пока пью железо, отъедаюсь, лечу шрамы. 3 из 4-х быстро закрылись. А вот центральный длинный от пупка вверх на участке 1,5-2 см категорически отказывается заживать. Чем только не обрабатывал, один черт нагноение, воспаление. В итоге помог порошок банеоцина. Отдельное спасибо тем, кто придумал специальные пластыри с подушками и серебром для ран. Офигенная штука, с ужасом вспоминаю марлевые повязки в госпитале и в больницах раньше, которые клеили каким-то клеем и потом отмачивали и отрывали.

Конец мая. Пришло время идти к онкологу. Отожрал обратно уже около 14 кг, аппетит хороший, ЖКТ работает идеально, боли в спине прошли. Собрал все документы в кучу и поехал в онкодиспансер. Допуск как на склад биологического оружия. Маски, антисептики, анкетирование. Врач - молодой парень, посмотрел на меня, долго читал все, что я ему принес, задавал кучу вопросов. В общем ощущение, что не формально отнесся, а реально пытался разобраться в ситуации. Результат - иди живи, периодически сдавать анализы крови на маркер РЭА, делать КТ грудной и брюшной полости, колоноскопию. Химия не назначалась. Я спросил, а почему другие онкологи говорили, что химия нужна для профилактики? Ответ был такой. Если бы мне (врачу) просто показали результаты анализов, КТ и гистологии отдельных участков, я бы сам назначил химию на всякий случай. Но тут я вижу тебя, твое состояние, гистологию ВСЕГО образования, которое удалено и лимфоузлов, информацию от хирурга в выписке, который был внутри тебя и все там видел. На основании этого врач заключил, что от химии в моем случае вреда может быть больше, чем пользы.

Небольшое отступление. У моего друга в Москве несколько лет назад была примерно такая же фигня, только еще хуже, прямая кишка, колостома на 3 месяца, повторная операция, несколько месяцев с мочевым катетером. Когда все закончилось, ему также не рекомендовали химию, только контроль маркеров и обследование. Прошло уже года 4, полет нормальный.

Сейчас прошло 3 месяца после операции. На прошлой неделе сдал анализы. Гемоглобин 147. Маркер РЭА в референтных пределах. Сделал КТ грудной и брюшной полости с контрастом, анастомоз в порядке, проходим, никаких образований и уплотнений нет, внутренние органы в норме, лимфоузлы (те, что остались) без изменений. Короче говоря, все в порядке, значимых изменений нет. Еще через 3 месяца пойду на колоноскопию. Плохо то, что отожрался опять до 92 кг. Начал борьбу с лишним весом. Обзавелся складной беговой дорожкой, теперь каждый вечер под сериалы 5-8 км быстрым шагом, бегать не люблю, а вот ходить - самое то. ЖКТ работает нормально, каких-то проблем из-за отсутствия части кишки не ощущаю. Надеюсь, что проскочил по краю и дальше будет нормально. Но контроль и анализы - наше все, буду следить.

Вот как-то так все получилось. Ну и о том, как вообще. Главное - не загонять себя в панику. Честно говоря, я пофигист и это, наверное, мне помогло. Опухоль - да, хреново, но операции делают? Да, делают, значит надо лечить. Подтвердился рак? Хреново. Но ведь его можно лечить? Можно. Тогда нефиг паниковать, сначала операцию сделаю, а там будет видно. Про диагноз рассказывал не всем подряд, но близкие знали (кроме матери, ей про онкологию сказал уже после операции, до этого говорил что просто образование, чтобы не паниковала, у нее и так проблем со здоровьем гора). Что порадовало и помогало в процессе - со всех сторон пытались помочь. Сращивали консультации врачей, помогали решать текущие вопросы. Приходилось останавливать однокашника из ТОВВМУ, который готов был кинуть клич среди однокурсников, тормозить попытки друзей из Москвы с часового форума, которые готовы были в любой момент помочь деньгами. Не всех успел остановить, нормальная сумма прилетела на карту ночью, утром увидел. Ребята из часового чата молча собрали и прислали, мол пригодится. Знакомые постоянно задавали вопрос, что надо, чем помочь, решим вопросы, только скажи что. При этом со многими не то чтобы сильно дружу или часто вижусь, но тем не менее. Очень благодарен всем, кто поддерживал и продолжает поддерживать меня. Когда встал вопрос по операции и было непонятно, будет квота или нет, партнеры по работе готовы были оплатить операцию из средств компании (там сумма могла быть и в полмиллиона). Так что не имей сто рублей, а имей сто друзей.

Сейчас я веду обычный образ жизни, работаю, занимаюсь своими хобби. Только не курю, почти не пью, контролирую (насколько это удается) питание. Надо еще спортом поплотнее заняться.

Спасибо всем, кто прочитал. Думаю, что итог моей эпопеи позитивный, но не хочу загадывать. пусть время пройдет, оно и покажет.

- Вы знаете, сейчас, наверное, стало даже тяжелее, - признается Анна. - Первый стресс прошел, наступает момент осознания. Мы все время заняты — и я и дети (у Андрея Павленко остались две дочери и сын - прим.ред.). Старшая, Софья, хочет пойти по стопам отца. Она носит его форму, которая осталась от учебы Андрея в военно-медицинской академии, готовится поступать в лицей имени Павлова . Недавно выступала на конференции с докладом, посвященным проблемам онкологии. Я помогаю ей собирать документы. Мы стараемся отвлекаться, но получается не всегда. Очень не хватает его поддержки, наших разговоров по вечерам.

По словам Анны Андрей словно бы до сих пор присутствует среди домочадцев.


Последние дни Андрей Павленко провел вместе с родными. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

То, что Андрей Павленко, узнав о своем диагнозе, не замкнулся и не впал в депрессию, а развернул вокруг этого целую просветительскую кампанию, известно всем. Но немногие знают, что параллельно с этим он начал готовить семью к своему неизбежному уходу. И не известно еще, на что нужно больше мужества: на то, чтобы с улыбкой рассказывать на камеру о своем состоянии и симптомах, или на то, чтобы спокойно, без нервов и слез объяснить близким, что тебя скоро не станет и посоветовать, как с этим справляться.

Когда Андрея Павленко не стало, все домашние были рядом — и сама Анна, и дети. Вместе они попрощались с отцом и мужем — теперь уже навсегда — вместе обмывали его и переодевали.

- Незадолго до смерти Андрей причастился, хотя никогда не был особо верующим человеком. После этого ему стало лучше — он даже встал и ходил по комнате. Потом мы обвенчались — мы давно хотели это сделать, но все как-то откладывали. Сейчас я чувствую, что мы все сделали правильно, - признается Анна. - И, если честно, я поняла, что тоже хотела бы, когда этот момент в моей жизни наступит, чтобы он наступил вот так, и чтобы меня проводили мои близкие.


После диагноза "канцероматоз" Андрей Павленко рассчитывал, что проживет шесть недель. Но Анне и детям удалось "дотянуть" этот срок до восьми. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

Анна вспоминает: Андрей Павленко всегда был одержим работой — и даже после того, как сам столкнулся с тяжелой болезнью, ни на мгновение не сбавил темп.

- По молодости, когда он еще был интерном в Военно-медицинской академии, я даже немного ревновала его к работе, - рассказывает наша собеседница. - Мы жили во Всеволожске , денег не хватало, так что Андрей часто ездил в электричках зайцем. Он мог отдежурить полную смену, а потом остаться еще. Работал, зачастую, по двенадцать часов в сутки, толком не ел, плохо спал. Я постоянно возила ему обед, а наша старшая дочка Софья так и вовсе практически выросла в академии на кафедре хирургии. Да что там говорить — уже на вторые сутки после того, как Андрею удалили желудок, он встал и отправился в операционную. Его просили немного полежать, отдохнуть, прийти в себя, но он и слушать ничего подобного не хотел. Если он мог ходить — он шел и оперировал сам. Если не мог — сидел и наблюдал за процессом. У него просто не получалось иначе. Конечно, возможно, стоило немного, самую малость притормозить, отдохнуть, но я не могу его осуждать. Если бы он поступил иначе — он просто не был бы собой.

Такой ритм жизни, конечно, не мог не сказывать на здоровье и самочувствии медика. Анна вспоминает: однажды, еще до болезни и всего остального, Андрей то ли в шутку, то ли всерьез сказал ей, что долго не проживет.


По словам Анны, Андрей умел улыбаться даже сквозь медицинскую маску. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

ОТКАЗАЛСЯ ОТ ЛЕЧЕНИЯ ЗА ГРАНИЦЕЙ

По словам Анны, Андрею Павленко предлагали пройти курс лечения за границей. Однако он от этой возможности отказался.

Незадолго до смерти Андрей Павленко, как и положено настоящему мужчине, позаботился о своей семье: он объявил сбор средств на платформе Patreon, половина которых пойдет на финансирование перспективных проектов, посвященных онкологии и проблемам ее лечения, а половина — Анне и детям.

- Так получилось, что сейчас деньги, которые поступают нам с этой платформы — практически единственный способ к существованию, - признается сама Анна. - Я работаю косметологом, стараюсь брать заказы на дому, но из-за эпидемии и карантина удается это не всегда. Я помню, как мы с Андреем радовались, когда переехали в собственную квартиру, сменив до этого двенадцать коммуналок, когда у нас родился сын. Говорили, что у многих и этого нет, строили какие-то планы. Но не сложилось. И знаете, сейчас я все чаще думаю о том, что переехала бы обратно во Всеволожск, в наше старое жилье с тараканами и блохами, но только бы он снова был рядом.


По словам Анны, Андрей не мог без работы. Он вернулся к хирургии уже на второй день после операции по удалению желудка. Фото: из личного архива Анны Гегечкори

На момент смерти Андрею Павленко был всего 41 год. С болезнью он боролся с 2018-го.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Болезнь не оставила знаменитому хирургу шансов - и сам он это прекрасно понимал (подробности)

Врач, с марта 2018-го боровшийся с раком желудка, ушел из жизни в окружении семьи. У него осталось трое детей - две дочки и сын (подробности)

Проводить врача в последний путь пришли родные, коллеги, пациенты и те, кто не был знаком с ним лично (подробности)

Знаменитый хирург-онколог Андрей Павленко, который с 2018-го года борется с раком желудка, написал прощальное письмо

По словам мужчины, его внутренний враг оказался сильнее (подробности)

В СПбГУ учредят премию имени умершего онколога Андрея Павленко

Сам врач скончался от рака желудка 5 января 2020 года (подробности)

На этих фото: люди, у которых получилось. Посмотрите в их глаза “после”, цените жизнь.



Начало первого класса (на фото) и конец.



4 этапа борьбы с раком, 4 операции, 55 химиотерапий, 28 сеансов лечения радиацией и она выжила.


“10 лет победе над раком”.


“Год победе над раком”.


“Она победила рак 3 года назад”.


“Победил рак мозга”.


“В 1999-м у меня диагностировали лейкемию 4-й степени. Врачи давали 90% шанс умереть и я решился на экспериментальную химиотерапию. Прошло уже 14 лет с тех пор, как я выжил”.


3-летняя Райли, 6-летняя Реанн и 4-летняя Эйнсли – воссоздали свою фото после совместной победы всех трех девочек над раком.


“16 лет назад меня выписали из больницы со страшным диагнозом, я думал, что умру, но моя смелость и сила сделали свое дело”.


“Я в 2013-м и я сейчас”.


“3 года без рака”.


“Между этими фото – ровно 2 года разницы”.


Мне было 19, когда диагностировали 4-ю степень саркомы, давали жить 3 месяца. Прошло 14 месяцев и я победила рак”.


“Год назад я брила голову, потому что волосы начали выпадать от химиотерапии. Посмотрите теперь на мою новую прическу!”


“10 месяцев без рака и посмотрите, какую бороду я отрастил”.


“Я никогда не забуду, кем я была и какой путь, полный тяжелой работы, боли и света пришлось пройти, чтобы стать тем, кто я сейчас. 2 года жизни без рака”.


“Мои брови вернулись! И волосы уже отросли на дюйм”.


“14 раундов химиотерапии, 30 сеансов радиоактивного облучения и 4 операции. Мой мальчик выжил”.


“Год назад я закончила свой последний 6-й раунд химиотерапии”.


“Сложно представить, что всего год назад я проходила химиотерапию. Сейчас у меня нет рака”.


“Моя улыбка во время химиотерапии и через 2 года – во время моей свадьбы”.


“Счастлив отпраздновать 8-летие без рака”.



“Год назад я закончила с химиотерапией и посмотрите, как выросли мои волосы”.


“Слева – мне 12 лет и я борюсь за жизнь, справа – 22 и это день моей свадьбы”.


“В 10 лет мне диагностировали 4 степень нейробластомы. Сейчас мне 14 и я здорова!”


“Всего 9 месяцев между фото, а какая большая разница”.


“Мне диагностировали лимфому, сказали, что если я немедленно не пройду химиотерапию, то умру в течение пары недель. С тех пор прошло уже 2,5 года и я живу без рака”.

Смотрите также на Зожнике:


МОСКВА, 9 авг — РИА Новости. Можно ли сфотографировать боль, не показывая ран и перекошенного страданиями лица? Ответ на этот вопрос знает победительница Международного конкурса фотожурналистики имени Андрея Стенина 2018 года Алена Кочеткова из Калуги. Ее серию фотографий "Как я болела", в которой Алена попыталась рассказать о собственных физических и психологических переживаниях во время лечения от онкологии, жюри конкурса удостоило первого места в номинации "Моя планета".


И тут же поясняет, сбиваясь и подбирая подходящие слова, вновь переживая то состояние: "Никогда не примеряешь на себя ситуацию — никогда не думаешь, что ты можешь внезапно заболеть… Тем более в таком молодом возрасте… Я была в шоке. Ты просто не понимаешь: почему, что произошло, и вообще не было осознания, что это реально произошло, что я болею".

Вести фотохронику своей болезни девушка стала уже в процессе лечения. "Началось, наверное, все с кадра о боли в костях. Это ощущение меня посетило после первой "химии". Боль была очень сильной и необычной. Раньше такого я не испытывала. У меня сразу возник такой визуальный образ — тлеющие угли", — поделилась она.

По словам Алены, эта боль плавно перетекала по ногам, то затихала, то возникала в другом месте, как вновь разгорающийся под дуновением ветра уголек. "Вот отсюда красный цвет на некоторых фото. Я и угли фотографировала, искала, как бы это передать. Потом муж купил мне лазерную указку, я стала с ней экспериментировать, фотографировать", — радуется своей творческой находке Алена, будто забыв о том, что натолкнуло ее на эти фотоэксперименты.

Правда, большая часть этих снимков была утрачена — ноутбук со всем фотоархивом за три года украли прямо возле больницы незадолго до операции… Восстановить удалось всего пару кадров.



Делая бесчисленное множество случайных и постановочных кадров, Алена, по ее признанию, изначально не планировала отправлять эти фотографии на конкурсы, просто хотела рассказать о болезни изнутри. Ей приходилось носить парик. От врачей она сразу узнала, что волосы начнут выпадать через две недели после начала курса химиотерапии.

"У меня был отличный парик. Он был очень похож на мои волосы, на мою прическу. И люди, которые были не в курсе болезни, встречая на улице, говорили: "О, ты отлично выглядишь!" Хотя круги под глазами, да и вообще паршиво после химии, а мне тут комплименты говорят — хорошо", — с веселой улыбкой рассказывает Алена.

"Это вот когда брови и ресницы выпадают, видно, что человек "перехимиченный". Мои брови держались до последнего, поэтому я хорошо маскировалась", — добавляет она, уточняя, что потеря волос — меньшее из зол, которое приходится переживать онкобольным, но в моральном плане для женщины, которая всегда носила длинные волосы, это удар.

"Еще есть не хочется совершенно. И приходит понимание, какое это простое и вместе с тем прекрасное чувство — аппетит. Так здорово, когда хочется съесть что-то и приятно это есть! Потому что когда вообще ничего не хочется или ешь какое-то блюдо, знаешь, как это вкусно, но во время еды все кажется отвратительным, вызывает отторжение — это, конечно, не очень", — продолжает рассказ Алена.

Все это ей хотелось вложить в фото: и отвращение к пище, и потерю волос, и психологическое состояние. Отсюда и снимок за столом перед отодвинутой тарелкой, и кадры с отрезанной косой или париком на стене.



Даже когда девушке пришла идея попробовать отобрать фото из хроники болезни для конкурсов, были сомнения — стоит ли это делать, как все получится, как оценят.

"В какой-то момент решила посоветоваться с другом-фотографом. До этого показывала снимки только мужу, больше никому. Друг был в курсе моего заболевания, но испытал шок, когда увидел фото, сказал, что ему очень тяжело их смотреть. И тут я тоже осознала, что зрителю тоже может быть тяжело смотреть их. Изнутри я эту ситуацию переживала, и мне даже в голову не приходило, что эти фото с лысиной могут кого-то напугать, шокировать", — отмечает Алена.

Поэтому, говорит, при отборе снимков, когда с кем-то советовалась, стала в обязательном порядке добавлять вопрос, не слишком ли тяжелое и депрессивное впечатление оставляет фото.

"Мне очень хотелось показать как раз позитивные какие-то моменты. Не знаю, насколько это удалось. Например, последний кадр серии, с лучами — это о надежде. Никто не знает, вернется болезнь или нет. Но в любом случае, мне кажется, место для надежды должно оставаться. По-моему, серия получилось недостаточно позитивной, поэтому вряд ли может служить поддержкой для среднестатистических пациентов онкоцентров. Скорее, все-таки фото адресованы их родственникам, чтобы они хоть немного поняли, проникли в суть переживаний заболевшего и посочувствовали", — считает Алена.

По ее мнению, стойко перенести сообщение о заболевании и затем лечение ей помогли именно сопереживавшие близкие: родители и муж, которые были всегда рядом и сопровождали по всем больницам.










Девушка уверяет, что когда ставят онкологический диагноз, то все бытовые моменты, все, чем мы живем в обычной жизни, уходят на второй план, даже успехи и неудачи в чем-то.

"Это шелуха. И приходит понимание, что нужно просто радоваться жизни. Теперь мне хочется меньше внимания посвящать сиюминутным мелочам, которые в какой-то момент могут даже казаться значительными, больше заниматься реально важными вещами, в том числе общаться с родными. Речь даже не о том, чтобы каждую свободную минуту надо проводить с родными, но больше ценить эти моменты. Я увидела, как за меня волнуются родители. Они переживали сильнее меня — на них было просто страшно смотреть. А ведь в суете даже не задумываешься, насколько тебя любят родители", — отмечает Алена.

В ее планах теперь — активнее заниматься творчеством. "Когда мы живем нормальной жизнью, мы можем очень многое. Нам дается время, и мы можем делать все, что хотим, а мы, прикрываясь ленью или другими несерьезными причинами, отказываемся от этих возможностей. Поняла, что нужно этой лени противостоять, направляя себя в плодотворное русло", — размышляет она.



В Международном конкурсе фотожурналистики имени Андрея Стенина Алена участвовала не впервые. В прошлом году отправляла серию фотографий на деревенскую тему под названием "Родные края", но не прошла. В этом году тоже решила попробовать, и удача — первое место.

"Это очень значимый конкурс для меня, вершина, которую хотелось покорить. Очень интересно было, как международное жюри — люди, которые меня вообще не знают — оценят, поймут, примут или нет мои работы. Потом выставка ездит по многим городам и странам, это, я считаю, вообще круто, потому что множество людей за рубежом посмотрит мои фотографии, задумается, что переживает человек на этом фото", — делится размышлениями Алена.

Международный конкурс фотожурналистики имени Андрея Стенина, организованный МИА "Россия сегодня" под эгидой Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, ставит своей целью поддержать молодых фотографов и привлечь общественное внимание к задачам современной фотожурналистики. Это площадка для молодых фотографов — талантливых, чутких и открытых ко всему новому, где они обращают наше внимание на людей и события рядом с нами.

В 2018 году в состав жюри конкурса вошли представители ведущих международных информационных агентств — AFP (Франция), Anadolu Ajansi (Турция), Notimex (Мексика), а также маститые фотографы и фоторедакторы с мировым именем. Возглавил жюри Ахмет Сел, руководитель фотослужбы Агентства Анадолу (Anadolu Ajansi) (Турция).

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.