Если рак груди был у тети


Раком молочной железы в Петербурге в год заболевают 2200-2300 женщин, почти половина из них умирает в течение пяти лет после установки диагноза. Для сравнения: в Финляндии – мировом лидере по скринингу рака молочной железы – выживаемость достигает 90%. Причина такой разницы – своевременная диагностика опухоли.

- Как и когда женщинам надо проверяться, стоит ли ощупывать себя?

- От самообследования молочной железы – в популяционном масштабе толку чуть. Хотя конкретной женщине оно вполне может помочь и не стоит от него отказываться. Однако вряд ли женщина найдет опухоль 0,5-0,7 см, а именно опухоль до одного сантиметра считается ранним раком. Эффективность массовое самообследование показало только в Азии: там средний размер груди меньше, чем в России, а маленькую грудь пальпировать легче. Поэтому самый надежный метод диагностики рака молочной железы – это рентгеновская маммография. После 40 лет любой женщине нужно делать маммографию один раз в год, с 35 лет – один раз в два года. На УЗИ хорошо выявляется мастопатия, кисты, но не опухоль.

- Есть бесплатная возможность сделать маммографию?

- В ОМС включена такая возможность. Однако на деле получить бесплатную маммографию можно только по показаниям, с направлением от онколога. И не исключена очередь. В Петербурге с оборудованием все в порядке, более 100 маммографов. Однако они практически не работают из-за нехватки рентген-лаборантов. И это большая проблема. Платно сделать маммографию обойдется в сумму до 1,5 тысяч рублей.

- Влияет ли на вероятность развития рака груди ее размер, наличие кист, любовь женщины загорать топ-лесс, неудобный бюстгальтер и т.п.?

- Вероятность одинаковая: и у маленькой, и у большой груди. До нуля процентов снизить рак груди можно только полностью ее удалив. Кисты, мастопатия – это не злокачественные образования, и они не приводят к развитию рака. Бюстгальтер не играет никакой роли для здоровья молочной железы. Это то же самое, что носить тесные штаны. Ну, кожу можете натереть, не более. То же самое справедливо и по поводу загорания топ-лесс – можете обжечь кожу. А молочная железа находится под слоем жировой клетчатки, в полной темноте. Свет под кожу проникает только на 2-3 мм, молочная железа находится глубже 3 см – там темно. Не надо путать грудь в бытовом ее понимании и молочную железу. Грудь – это то, что снаружи, то, что рисовал Рубенс, а молочная железа – внутри.

- Кто находится в зоне повышенного риска?

- Причины рака груди, как и других раков, известны: радиация, гормональные факторы, наследственность. Под угрозой те женщины, в семьях которых были случаи онкологии, особенно рак груди или яичников у бабушек, мам, теть, сестер. Как раз у Анджелины Джоли рак молочной железы был у мамы и тети.

- У нас можно сдать анализы, какие сдавала Джоли?

- Анализы, которые делали Джоли, у нас, к примеру, проводят 10 лет в НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова. Ген BRCA1 и BRCA2, которые кодируют рак яичников и молочной железы – это своего рода семейный рак, составляет относительно небольшую долю от всех других видов. Исследуют ген по любому физиологическому материалу - по крови, буккальному мазку, это анализ генов ДНК, стоят недорого – в районе 1500-2000 рублей. Но чтобы идти делать анализы в лаборатории, нужна консультация онкогенетика. У половины населения Петербурге есть родственник, больной раком. Это не значит, что они тоже заболеют, но генетик может просчитать вероятность. Он соберет наследственный анамнез, проанализирует потенциальные генные повреждения, которые могут привести к какому-либо виду рака. И направит на определенный анализ, который покажет процент вероятности развития онкологии в потенциально опасном органе.

- А если человек боится рака и хочет узнать, какова вероятность рака любого органа?

- Можно сделать полную расшифровку генов – секвенацию ДНК. Однако это стоит гораздо дороже и вряд ли имеет смысл - все равно не получить однозначного ответа на свои вопросы.

- Джоли начали обвинять в пиар-кампании, сговоре с фармацевтической компанией, которая запатентовала тесты…

- Это полная чушь. Тогда, наверное, и все пластические хирурги в доле – сидят точат ножики. При ее доходах говорить о том, что она заработает с этого несколько миллионов – смешно. Не ее уровень. Кому заниматься пиаром? Ей? Это все равно, что Папа римский начнет себя пиарить. Вообще в Америке такие операции, как сделала Джоли давно применяются, то есть это даже не новость никакая для них. Но в мире своим поступком она ситуацию подвинула. Мне сразу написали знакомые: а, может, мне тоже надо? Она - признанная звезда, и она удалила грудь с обеих сторон. Технически это не обычная мастэктомия при раке, когда удаляют все, включая сосково-ареолярный комплекс. В случае Джоли сохраняется и кожа, и сосок, дефект от отсутствия молочной железы заполняется имплантом. По ОМС у нас таких операций не проводят. Платно такая двусторонняя операция может стоить, допускаю, что около 300 тысяч рублей.

- Если у женщины в семье был рак груди и яичников, какой результат анализов будет опасным? И что ей делать?

- Если в двух генах BRCA1 и BRCA2 – мутация, то вероятность до 90%, что у женщины будет рак яичников или груди. Она пока здорова, рака нет, но если нашли мутацию гена, то генетики скажут, какой процент вероятности развития рака. Проблема в том, что этот поврежденный ген могут обнаружить и у 17-летней девочки – и что, ей предлагать такую же операцию? Есть две тактики: плотное наблюдение и то, что сделала Джоли. Молодым девушкам я бы посоветовал только наблюдаться. Или отрожать детей сначала.

- Как жить без груди и яичников?

- Без молочной железы жить можно. Импланты сейчас хорошие. Для яичников - гормонозаместительная терапия. Женщина получает те же самые гормоны, которые вырабатывают яичники. Как гормонозаместительная терапия при менопаузе – яичники перестают работать, они выключаются, при операции – то же самое. Существует кастрационный синдром, но есть и методы его лечения с помощью гормонов.

- Делать мазок Папаниколау — тест, с помощью которого можно определить предраковые или раковые клетки во влагалище и шейке матки. Для этого надо регулярно, хотя бы раз в год, ходить к гинекологу. Девочкам, которые не начали жить половой жизнью, можно сделать вакцину от рака шейки матки – это мировые рекомендации. Остальным женщинам надо сначала узнать, есть ли у вас HPV (ВПЧ) – вирус папилломы человека. Он есть почти у всех, но не у всех он клинически значимый, то есть способный вызвать рак. К сожалению, в России пока чаще применяются тесты на ВПЧ, которые не делают различий между просто ВПЧ и клинически значимым ВПЧ, однако ситуация в ближайшие годы, уверен, изменится. Диагностика рака яичников – регулярное УЗИ, но должен признать – реально эффективных методов массового раннего выявления рака яичников пока не разработано. Нет необходимости сдавать кровь на онкомаркеры. Анализ крови на онкомаркеры не может быть методом скрининга рака, за исключением разве что рака простаты. Это метод контроля лечения метастатического рака, а не метод ранней диагностики.

- Что происходит с лекарствами от рака?

- Когда-нибудь появится таблетка от рака?

- Лекарства разрабатывают каждый год, СМИ то и дело пишут: ученые научились лечить рак. Эта болезнь предопределенна биологической характеристикой всего живого - наличием многоклеточного организма. Одной таблетки от рака нет и вряд ли будет. Но добиться 95-процентной выживаемости после рака – возможно, при жизни наших детей и внуков. В любом случае, даже при появлении супер-лекарства выживаемость будет зависеть от выявленной стадии рака.

Кабинеты маммологов, которые ведут бесплатный осмотр (при себе иметь паспорт и полис ОМС):

Поликлиника СПбГМУ им. И. П. Павлова, ул. Льва Толстого, 6/8.

Районный маммологический центр Московского района, Новоизмайловский пр, 77. Телефон для записи в оба центра: +7-901-303-18-87.

Бесплатные семинары для родственников онкологических больных:

Фонд профилактики рака открывает запись на бесплатные семинары для родственников больных раком, на которых врачи будут рассказывать о роли наследственности в возникновении рака, давать индивидуальные советы по генным анализам, объяснять, что может снизить риск возникновения рака и т.п. Запись по телефону: 946 06 00.

Где можно сделать онкогенетические анализы: НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, тел.: (812) 439-95-55, (812) 439-95-15.

Правила, которые снизят риск развития рака груди:

1. Избегать абортов и без великой надобности не принимать препараты для экстренной контрацепции

2. Родить до 35 лет и лучше не одного ребенка

3. Своевременно лечить все гинекологические и эндокринологические заболевания, чтобы не переводить их в хроническое течение

4. Использовать в пищу продукты с высоким содержанием бета-каротина и витамина Е

Анастасии 28 лет. Год назад она закончила лечение от рака груди и согласилась рассказать Onliner свою историю, чтобы показать: жизнь после рака существует. Более того — счастливая жизнь.

— До 27 лет я, конечно, знала, что онкология существует. Но искренне думала, что меня это никогда не коснется.


Когда в поликлинике мне делали биопсию (берут большой шприц, вставляют иголку — и прямо в грудь, без анестезии), я потеряла сознание. Пришлось онкологу нашатырь мне нести. А потом сказали ждать 10 дней — и будет готов результат.


Онколог сказал, что мне придется удалять грудь полностью. Тяжело было это принять. Я каждый день плакала. Долго думала, советовалась с мамой, с женихом, но в итоге согласилась. Меня оперировал Ростислав Киселев — спасибо ему большое, он человечный доктор. Успокаивал меня, объяснял нюансы. В итоге мне вырезали не только грудь, но и лимфоузлы. Операция прошла хорошо.


На химию я ездила на метро, боялась садиться за руль из-за слабости. Представьте: лето, я сижу в парике, мне жарко, ресниц уже нет, на руках синяки от капельниц… И мне кажется, что все, абсолютно все в вагоне смотрят на меня и понимают, что я онкобольная. Такое неприятное чувство.


Честно, я не ожидала такого поступка от мужа. Я ведь специально рассказала ему все в максимально страшных подробностях. А он все равно от меня не отказался.


Пока что я стесняюсь своего тела — такого, каким оно стало после операции. Пробовала ходить в бассейн, но там раздевалки общие. Я прямо в шкафчик этот залажу, только бы никто не увидел меня без купальника. На очередном осмотре онколог посоветовал удалить и вторую, здоровую грудь, чтобы обезопасить себя. А потом сделать операцию по восстановлению груди, вставить импланты. Сама операция бесплатная, но один имплант в среднем стоит около $1500 по курсу. То есть нужно $3000. Это очень большие деньги для нашей семьи. Как собрать такую сумму.

Мне хотелось бы сказать всем женщинам: пожалуйста, не забывайте, не откладывайте, регулярно делайте УЗИ и маммографию! При малейших подозрениях сразу же идите к врачу. Об этом нужно говорить в СМИ постоянно.


— Маммография — наследница рентгена?

— Это самый первый метод лучевой диагностики, который подарил нам Вильгельм Рентген, когда в 1895 году открыл икс-лучи. Изначально о маммографах речь не шла, возможность рентгеновской визуализации молочной железы появилась после изучения удаленного постоперационного материала на обычном рентген-аппарате. Технический прогресс с 1900 года и до наших дней занимался тем, чтобы улучшить качество изображения, а еще — снизить лучевую нагрузку, ведь ткань молочной железы очень чувствительна к излучению. Сначала появились аналоговые маммографы, а начиная с 2000-х годов — цифровые. Сегодня и в Центральной Европе, и в Минске практически все исследования молочной железы проводятся с помощью цифровой аппаратуры.


— Что изменила цифровая эпоха?

Но, несмотря на высокое качество оборудования, опыт и квалификация врача имеют решающее значение. Важно иметь возможность эту квалификацию поддерживать на высоком уровне. Например, в Великобритании, в Лондоне, где я была на стажировке, есть программа по обучению и аттестации врачей-рентгенологов. Есть пакет изображений, врач должен их оценить, а система начислит определенное количество баллов за правильно поставленный диагноз. И доктор тут же увидит, какое место он занимает среди коллег своего района, области, Лондона, всей Великобритании. Это не карательная мера. Смысл в том, чтобы врачи более тщательно подходили к обучению и стандартам. Важный момент — эта программа с помощью видеозаписи может фиксировать, как именно доктор читает снимки: на всех ли изображениях он начинает с соска и ареолы, потом идет по часовой стрелке, рассматривая всю молочную железу, и заканчивает аксиллярным отростком? Если у доктора есть стандарт чтения снимка, вряд ли он что-либо пропустит.


— Многие женщины опасаются, что маммография вредна. Почему-то этот миф очень устойчив. А что на самом деле?

— Это миф, конечно. Любое направление на лучевое исследование (и маммографию в том числе) обосновывается врачом. Цифровые маммографы последнего поколения обладают малой лучевой нагрузкой, которая сопоставима с рентген-исследованием органов грудной клетки.

Наблюдать за состоянием молочных желез нужно начинать с 20 лет. В первую очередь, необходимо раз в год проводить УЗИ молочных желез, а также раз в год посещать маммолога. Это касается тех женщин, которых ничего не беспокоит. Если же что-то беспокоит, то начать нужно с посещения врача-маммолога, который, учитывая возраст пациентки, направит изначально либо на УЗИ, либо на маммографию.

Начиная с 45—50 лет женщина в первую очередь выполняет маммографию с последующей консультацией маммолога, который при необходимости может добавить УЗИ молочной железы. Такая комбинация методов в разном возрастном периоде у женщин обусловлена разным структурным состоянием молочных желез.

— МРТ молочных желез подходит молодым женщинам?

— МРТ — это не метод массового обследования. МРТ молочных желез применяется в трудных диагностических случаях, когда результаты УЗИ и маммографии не совпадают; когда у женщины известен генетический статус: она является носителем BRCA1 и BRCA2; когда в семье было заболевание молочной железы у близких родственников: мамы, родной сестры, тети и так далее.

57-летняя актриса Келли Престон , жена Джона Траволты, умерла от рака груди после двух лет борьбы с заболеванием. О постигшей утрате рассказал Джон Траволта в социальных сетях.

Несмотря на всю опасность рака молочной железы, его можно победить. Например, это получилось у актрисы Джейн Фонды, писательницы Дарьи Донцовой, певицы Кайли Миноуг и других женщин. Киноактриса Анджелина Джоли и вовсе сделала предупреждающую операцию из-за генетической предрасположенности к раку груди (от этого онкозаболевания погибли мать и тетя звезды).

Рак молочной железы — это самое распространенное раковое заболевание у женщин во всем мире. На него приходится 16 процентов всех случаев заболевания раком среди женщин, по данным Всемирной организации здравоохранения.

В России этот показатель также высок. Как сообщает НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина, ежегодно в стране выявляется около 50 тысяч случаев рака груди, что составляет примерно пятую часть от всех опухолей у женщин. Более 40 процентов случаев диагностируется на поздних стадиях. Каждый год от этого онкозаболевания умирают более 20 тысяч россиянок.

Важно помнить, что ранний скрининг дает шансы женщинам сохранить грудь и обойтись без хирургического вмешательства, уверены в ЦКБ №2 им. Н. А. Семашко. По данным онкологов, только 20 процентов женщин живут пять лет и более, если выявить рак молочной железы не на ранней стадии.

Что влияет на развитие онкологии

На развитие рака молочной железы у женщины (впрочем, от этого вида онкологии могут страдать и мужчины, но в меньшей степени) влияют такие факторы как: гормональный статус, различные хронические заболевания, ожирение, вирус папилломы человека, наследственность и т.д.

Например, если в одной семье по женской линии (бабушка, мама, тетя) была онкология, то последующие поколения девочек находятся в группе риска. Их шанс заболеть раком на 20 процентов больше, поэтому они должны находиться под активным наблюдением специалистов.

Наиболее яркий пример семейной онкологии груди связан с американской актрисой Анджелиной Джоли. Несколько лет назад она удалила молочные железы. Согласно ее анализам, вероятность развития рака груди, от которого умерли бабушка и мама актрисы, составляла 87 процентов. Джоли выбрала радикальное решение, также есть вариант с активным наблюдением и обследованием раз в полгода по персонально разработанному плану.

Отдельно как причину возникновения рака важно отметить вирус папилломы человека: он приводит к развитию различных опухолей в организме. Вирус выявляется у многих людей, примерно у 80 процентов, но его наличие опасно только в активном состоянии — когда иммунитет низкий. Когда иммунитет в порядке, то через два-три месяца после заражения вирус в крови может войти в латентное состояние.

Однако до конца от него избавиться нельзя, кроме этого ВПЧ легко передается. Против вируса существует вакцинация, она проводится до подросткового возраста у девочек. К сожалению, есть данные, что во взрослом возрасте прививка уже не работает. После вакцинации риск развития женской онкологии у девочек снижается до минимума.

Также возрастные изменения могут стать причиной опухоли. 50 лет — средний возраст женщины, когда чаще всего диагностируют рак груди. Но это не исключает более ранних случаев.

Симптомы рака молочной железы

Если опухоль не гормонально зависимая, то будет другой план лечения. Это влияет на диагностирование, которое может продолжаться до двух и более недель.

Хирургическое удаление груди

Потеря груди для женщины является сильным стрессовым фактором. В связи с этим разработано множество техник органосохраняющих операций – с помощью протезов, собственных тканей и т.д. Есть только одно но — у этих операций очень узкие показания.

Если перед онкологами стоит выбор сделать женщине органосохраняющую операцию с высоким риском развития рецидива или удалить железу с низким риском, то решение будет очевидным. Потому что от рецидива рака человек погибает. Органосохраняющую операцию можно сделать только на ранних стадиях развития опухоли, и чем она меньше, тем больше шанс сохранить грудь.

Также в лечении есть важный момент. Женщины с раком молочных желез очень редко подвергаются только хирургическому лечению. В основном это комплексный подход: химиотерапия, лучевая терапия и хирургия. Например, после операции женщина еще должна пройти курс облучения и делать это с протезом нельзя.

В случае с химиотерапией падает иммунитет, установка протеза также исключена, потому что может начаться воспалительный процесс.

Другой вопрос — зачем подвергать женщину лучевой и химиотерапии, если опухоль уже удалена. Затем, что врачи не могут точно знать, не осталось ли у нее микрометастазов. Рак молочной железы относится к высокоагрессивным видам онкологии, способный давать регионарные и отдаленные метастазы. Даже идеально проведенная операция и полное обследование не дает стопроцентной гарантии, что раковых клеток не осталось.

Современные способы лечения

Существует три вида лечения рака: лекарственное, лучевое и хирургическое, эти способы прошли огромный эволюционный путь. Так, операции сейчас проводятся малоинвазивным способом, который обеспечивает минимальное вмешательство в организм. Процедура, как правило, подразумевает использование эндоскопических инструментов. Например, через небольшой разрез можно удалить опухоль, если операция органосохраняющая.

Развитие лучевой терапии позволило больше облучать опухоль, чем окружающие ее ткани. Например, это могут делать такие аппараты как кибер-нож и гамма-нож. Луч установки испаряет только область опухоли, и поскольку границы удаления новообразования очень четкие, то аппарат называют ножом. Окружающие ткани повреждаются минимально.

У лекарственных препаратов тоже произошли существенные изменения. Если раньше химиопрепараты действовали на опухоль, ткани вокруг нее, да и на весь организм в целом, то сейчас разрабатываются целевые препараты. Они действуют на определенные факторы, например опухолевую прогрессию, и очень помогают в традиционной химиотерапии.


День борьбы с раком груди отмечается 15 октября. В Алтайском крае почти 10 500 женщин с этим диагнозом. В 2017-ом году страшные слова "У вас онкология" услышали 1133 жительницы региона.

О том, что помогает в борьбе с раком груди не меньше лечения и как меняется жизнь тех, кому поставили этот диагноз, в материале Amic.ru.

Оксане Русановой 42 года. По профессии она рентген лаборант, десять лет проработала на мамографических исследованиях. Много видела пациенток, которым ставили диагноз рак груди. Но не думала, что сама окажется в рядах онкологических больных.

Рак Оксана обнаружила сама около года назад. Обнаружила в душе во время пальпации. Верить в то, что это злокачественная опухоль, не хотелось. "Потом кожа стала как лимонная корочка. Но я тянула и не шла к врачу. Тянула, потому что много чего навалилось разом. Взяла кредит, отдала дочку замуж, потом родился очаровательный внук. На себя времени не хватало. Я очень долго себя жалела, плакала, не хотела в это верить, хотя была уверена на 100% в диагнозе", — рассказывает женщина.


С того самого момента, когда женщина обнаружила опухоль, до похода к врачу, прошло восемь месяцев. В один момент Оксана сказала себе: "Все, хватит. Надо что-то делать. Я хочу видеть, как растет мой внук". Сама себе сделала мамографию, увидела свои снимки и убедилась, что да — рак. Вторая начальная стадия с поражением одного лимфоузла. Единственное, что оставалось сделать — подтвердить диагноз у врача. Результаты биопсии, естественно, показали онкологию.

"Изначально мне сказали, что будет полное удаление молочной железы. В итоги сделали резекцию, мамопластику и грудь сохранили. Если бы я заставила себя посетить врача раньше, раньше начать лечение, то, возможно, удалось бы избежать химиотерапии, лучевой терапии", — говорит женщина.

Никому из родных Оксана не говорила о своих подозрениях. Берегла дочь, не хотела ее пугать. Но когда диагноз подтвердился, рассказала родным, что у нее онкология. Маме, сестре, мужу, детям, коллегам.

"Не хотелось видеть в их глазах сочувствии. Такие эмоции мне не нужны. Но все, видя мой настрой, меня не жалели, а поддерживали. Их слова только усилили мое желание победить эту болезнь, вернуться к семье, внуку, на работу. Меня правда тяжело сломать. Я всю жизнь бегом, всю жизнь в работе. Меня сложно испугать", — говорит пациентка с раком груди.

Врачи говорят, что онкология — это, в том числе, и болезнь головы. Бывает, что пациент услышит, что у него рак и сразу начинает ждать смерти. Человек сдается без борьбы. А другие наоборот. Они ставят цель победить рак. Они обещают себе, что справятся с любыми сложностями и будут жить. И у таких людей шансы на полную ремиссию значительно повышаются.


Оксана как раз из тех, кто не опустил руки. "У меня и сейчас нет страха. Я готова ко всему, чтобы увидеть, как растет мой внук, как растут мои племянники. Я хочу на море. Я хочу сходить за грибами. Я болею не болея. Мне сделали операцию. Сейчас еще ждут неприятные процедуры. Но ничего", — рассказывает Оксана.

Родные не показывали, что безумно переживают, говорит женщина. Даже мама, которая очень впечатлительный и эмоциональный человек, держалась и не демонстрировала дочери волнение. Пример родным подавала сама Оксана, которая ни на секунду не сомневалась, что все будет хорошо. "Я не давала негатив. Я сразу обрываю разговоры о плохом", — подчеркивает Оксана.

Сейчас завершился только первый этап лечения — сделали операцию. 15 октября состоится врачебный консилиум, где определят дальнейшее лечение. Скорее всего это будут четыре курса химиотерапии и радиолучи. Это долго. Но зато впереди целая жизнь.

"Сейчас будет химиотерапия, чтобы "убить" все, что осталось. Чтобы не было рецидива. Может и тяжело будет, но я с этим справлюсь. Я смогу побороть болезнь. Раз начала, то назад дороги нет", — говорит пациентка.

Оксана ни разу не задавала себе вопрос "А почему я? Почему именно со мной это произошло?". Ответ, кажется, она и так знает.

"Когда у меня умирал папа, умирал тяжело, от рака, я задавала себе вопрос: "Почему не я?". У меня нет прямой наследственности, это мой отчим. Но он меня с детства воспитывал. И сейчас я не задаю себе этот вопрос, потому что получается, что наши мысли материальны. И если со мной это произошло, значит так надо. Значит мне суждено было пройти этот путь".

Жизнь и болезнь заставили женщину серьезнее относится к своему здоровью. Говорит, что к врачам не обращалась, медосмотр и тот проходила на бегу всегда. Больничные не брала, болела на ногах. Вредные привычки тоже были.


Тем, кто услышал в свой адрес диагноз рак груди, Оксана говорит: "Нельзя жалеть себя, нельзя опускать руки. Болезнь победить можно. Онкология молочной железы — единственная, которую мы можем диагностировать сами. При малейшем волнении, сразу идите к врачу. Не тяните. Переборите страх".

Сейчас Оксане предстоит несколько курсов химиотерапии. Говорит, что страха нет. Единственное, она не представляет себя лысой. Но это ведь временно.

Вы можете авторизоваться на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях:

Жизнь города

    Вы здесь:
  1. Газета
  2. Новости
  3. Жизнь города
  4. Заслуженный врач РФ: с раком груди столкнётся в течение жизни каждая десятая женщина







Наша встреча с Сергеем Демидовым, профессором, доктором медицинских наук, проходит в его кабинете, в отделении онкомаммологии городской клинической больницы № 40.


В ожидании перед интервью, пока профессор принимает в поликлинике, его спрашивают не менее двух десятков раз: и медицинский персонал, и пациенты. Человек с именем, безусловно. А значит, его словам и рекомендациям для здоровых женщин можно довериться.

– Сергей Михайлович, во время мобильного обследования в День предпринимателя в Берёзовском пяти женщинам из 53 было рекомендовано пройти дообследование…

– Да, тема очень актуальна. Стоит начать со статистики: цифры дают понимание того, что происходит. К большому сожалению, сегодня каждая десятая женщина в течение жизни узнает об этом диагнозе. Прирост – около 2,5% в год. Ежегодно в Свердловской области выявляется 1800 случаев рака груди. Пока мы с вами разговариваем, каждые восемь минут одна женщина узнает об этом диагнозе и каждые 23 минуты – погибает. В мире ежегодно фиксируется 1,5 миллиона случаев.

У женщин сегодня это болезнь № 1. Поэтому все исследования, которые проходят, все новые противоопухолевые молекулы испытываются на раке молочной железы.

– Почему болеют всё чаще? С чем связан такой прирост?

– Жизнь современной женщины всё больше уходит от естественного пути. Как в природе? Особь женского пола должна либо быть беременной, либо кормить грудью. Каждый нереализованный менструальный цикл (то есть нереализованная беременность), каждая менструация увеличивает риск рака молочной железы. Женщина безболезненно может переживать от 80 до 100 овуляций за жизнь, современная переживает минимум 400.

– Кто входит в группу риска? Кому стоит беспокоиться в первую очередь?

– В первую очередь рискуют те, у кого наследственность по прямой женской линии: мать, бабушка, тетя, родная сестра. Далее риск вызывают гормональные нарушения, связанные с гинекологической функцией. Это нарушения цикла, фибромиома матки и так далее. Немало шансов услышать диагноз имеют женщины с ожирением и сахарным диабетом. Вы посмотрите, сколько сегодня женщин имеет лишний вес.

В группу риска входят те, кто подвергался частому обследованию грудной клетки при бронхо-легочных заболеваниях и туберкулезе – рентгенографии или компьютерной томографии. Следующий фактор – травматизация. Современная женщина может травмировать грудь где угодно: на занятиях экстремальными видами спорта, при вождении автомобиля, на горных лыжах. Даже в бальных танцах можно на локоть налететь. Любая пластическая операция на молочной железе – тоже травма.



Сергей Демидов – заведующий отделением онкомаммологии в городской клинической больнице № 40 Екатеринбурга, заведующий кафедрой онкологии и медицинской радиологии. В 1997 году организовал на базе ГКБ городской маммологический центр. Практикующий хирург. Опыт работы – 36 лет. Заслуженный врач РФ

Отмечу и последние факторы, которые мы стали отмечать не так давно. Во-первых, это заместительная гормональная терапия. Женщина хочет выйти из менопаузы с меньшими потерями, хочет дольше быть в форме и начинает принимать гормональные препараты. Во-вторых, ЭКО. Это сильнейшая гормональная стимуляция, как последствие – грудь увеличивается в размере. Такие пациентки постоянно находятся у нас в отделении. И в-третьих, самое последнее, – рискуют женщины, которые работают в ночную смену. У них нарушается синтез меланина, прекращается его выработка. Этот гормон очень влияет на иммунитет. Кого это касается? Бортпроводников, работников полиции, диспетчеров, акушеров и других медиков.

Если сочетается несколько факторов, риск увеличивается.

– Вы сказали о гормональной терапии. А как обстоят дела с гормональными контрацептивами?

– Сегодня научно доказано, что гормональные противозачаточные средства снижают риск мастопатии и рака молочной железы.

– Многие женщины любят загорать. Бывают на солнце, в солярии. Это опасно для груди?

– Солярий и загар больше влияют на рак кожи. И он тоже распространен: меланома сегодня обогнала гинекологические опухоли. Но это тема другого разговора.

– Какие еще болезни могут провоцировать рак груди?

– Гепатопатия, заболевания печени. Когда женские гормоны – эстрогены – не утилизируются печенью, они начинают стимулировать эндометрий, то есть внутреннюю слизистую оболочку тела матки, и ткань молочной железы. Советы здесь простые: не злоупотреблять алкоголем, рационально питаться, следить за состоянием печени и вовремя ее лечить.

– Сергей Михайлович, мы можем назвать средний возраст пациенток онкологического отделения?

– В последнее время рак очень помолодел. Он диагностируется в 22, в 23 года. Очень опасно и неблагоприятно сочетание рака и беременности. Мы постоянно встречаемся с ситуациями, когда на фоне беременности или лактации возникает злокачественная опухоль. Прогноз здесь неблагоприятный.

Наибольшая заболеваемость наблюдается после 50 лет. Поэтому всем, кто перешагнул этот рубеж, необходимо раз в год посещать маммолога и раз в два года проходить маммографию. Подчеркиваю: не УЗИ, а маммографию, потому что именно она нацелена на выявление злокачественной опухоли. УЗИ же выявляет доброкачественные предопухолевые заболевания. Маммографическое обследование рекомендуется проходить женщинам, начиная с 40 лет.

– Про маммографию понятно. Могут ли другие обследования косвенно указать на онкологию, например, при профосмотрах?

– Только маммография. И квалифицированный осмотр. Даже при маммографии бывают случаи, когда опухоль не выявляется: ее эффективность около 95%. Живого врача-специалиста с натренированными руками никто не отменял, такова сфера деятельности медицины.

– В нашей берёзовской городской больнице нет маммолога…

– Но есть онколог. Я заведую кафедрой в медицинском университете многие годы, и у нас все онкологи проходят цикл лекций по онкомаммологии, практику. Онколог либо разберется сам, либо даст направление на уточняющее обследование.

– Вы ежемесячно принимаете в Берёзовском. Есть ли отличия в цифрах, статистике? Березовчанки болеют реже?

– Никакого различия нет. Рак – болезнь цивилизации, а березовчанки – женщины цивилизованного города. Процент заболевших примерно такой же.

– Как не пропустить рак? Можно ли выявить онкологию груди самостоятельно?

– Каждая девушка, вступившая в репродуктивный возраст, проще говоря, у кого наступила гормональная активность и началась менструация, должна научиться проходить самообследование. Раз в месяц, в середине цикла. Приемы эти несложные. Ей нужно научиться понимать, есть ли у нее плотность в молочной железе негомогенной, то есть неоднородной, структуры. Если ответ положительный, это повод сразу пойти к врачу-специалисту, онкологу или онкомаммологу. Это очень важный момент.

– Стресс, нервные потрясения во всех болезнях имеют значение и могут косвенно влиять на функцию эндокринной системы, но сами по себе вызвать рак не могут. Конечно, психический покой всегда положителен.


– Как вы сказали, рак молочной железы касается каждой десятой женщины. А сколько человек выздоравливает?

– Прогноз, конечно, ухудшается, но и здесь возможности большие. Мы назначаем лекарственное лечение, уменьшаем размер опухоли, готовим пациентку к органосохраняющей операции, если это возможно. Щадящее лечение позволяют проводить возможности препаратов последнего поколения, которые есть в нашем распоряжении. Разработки идут, каждый год выходят новые игроки. Одно из значительных направлений медикаментозного лечения рака – таргетная, или направленная, терапия. Она действует на определенную мишень в опухолевой цепочке. Это лечение и эффективно, и проходит с меньшей токсичностью.

– Вылечиться от рака дорого?

– Лечение для пациентов бесплатное, по федеральной целевой программе.

– Бытует мнение: чтобы рак гарантированно не вернулся, после удаления груди лучше удалить остальные женские органы. Это так?

– Сегодня это не так. Опухоль груди – гормонозависимая болезнь. Есть препараты, которые блокируют гормональную зависимость на уровне гипофиза, где вырабатываются тропные гормоны. Один укол в месяц – и удаления органов не требуется. Более того, все больше пациенток после излечения становятся мамами, это уже не запрет. Через пять лет можно забеременеть и родить, прогноз от этого не ухудшается.

– Вы говорите: один укол в месяц. А как он переносится? Женщина выпадает из обычной жизни?

– Вполне всё переносимо. К тому же помимо основного лечения мы назначаем терапию сопровождения. Она снижает токсическое воздействие, ликвидирует тошноту, рвоту, улучшает показатели крови, и женщина чувствует себя нормально. Отказов от лечения мы практически не фиксируем.

– Иногда рак возвращается… Сколько рецидивов фиксируют врачи?

– Это зависит от стадии, на которой был поставлен диагноз, она влияет на процент рецидивов. Мы этот процент понимаем, он составляет примерно от 10 до 12 процентов.

– Пациентки, которые узнают о диагнозе, часто нуждаются в психологической помощи?

– В этом и состоит искусство врача на первом этапе – чтобы умело и профессионально сообщить плохую новость. Если пациенту после беседы с врачом не стало легче, значит, это плохой врач. Мы понимаем, что слово лечит, и это очень важно.

– Пластика груди и рак груди связаны?

– Как таковая пластика груди не увеличивает риск рака, если женщина не отягощена наследственностью. Любой женщине перед операцией необходимо пройти обследование и уже тогда ложиться под нож. Я не против пластики, но надо обезопасить себя. Я сам хирург-онкомаммолог и пластические операции не делаю.

– Анжелина Джоли, опасаясь диагноза, удалила молочные железы и яичники. У нас такие профилактические операции не делаются?

– Феномен Анжелины Джоли обсуждается уже несколько лет. В принципе она правильно сделала: ее мать болела и не смогла победить болезнь. Актриса обнаружила у себя мутацию генов, которые отвечают за возникновение рака груди, поэтому сделала подкожное удаление и вставила импланты. По сути убила трех зайцев: обезопасила себя от рака, улучшила внешний вид груди после трех родов и пропиарилась на весь мир. Поступила мудро и выгодно для себя.

В России в онкологическом центе Блохина в Москве делают такие операции, у нас в Екатеринбурге на них лицензии нет.

– Сергей Михайлович, сколько пациенток вы принимаете каждый день?

– Я консультируют от 50 до 100 пациенток. Как практикующий хирург часто делаю операции, наиболее сложные и интересные.

– Давайте подытожим. Я здоровая женщина, и я не хочу заболеть. Что мне нужно делать?

– Не всё зависит только от вас: генетический фактор отменять нельзя. В остальном я уже сказал: следует максимально исключить факторы риска из своей жизни.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.