Биомаркеры в раке молочной железы


Новый биомаркер рака молочной железы

Онкологами при содействии FWF был обнаружен онкологический биомаркер молочной железы, который свидетельствует о плохом прогнозе. В рамках исследования было разработано две применимых в условиях клиники методики, которые позволяют выявлять онкомаркер в образцах тканей пациента.

Онкология молочной железы представляет наиболее встречаемую форму рака в мире, а также отличается особой агрессивностью формы. Только в Австрии ежегодно рак молочной железы выявляется у 5000 пациентов, 1500 из которых умирают, несмотря на своевременное обнаружение и терапию. Когда в молочной железе обнаруживается новообразование, то назначается биопсия для исследования тканей на предмет злокачественности и риска развития онкологии. Ускорению назначения лечения способствует диагностика и получение результатов анализов. Именно исследование образцов тканей пациента позволяет точно установить диагноз и определить целевую терапию. В случае обнаружения злокачественной опухоли подтип рака идентифицируется немедленно, и приступают к противораковой терапии с учетом специфики болезни. Как пояснил Томас Бауернхофер, являющийся онкологом университетской больницы Граца, на консультациях по факту получения результатов анализов медики могут обсудить с пациентов возможные схемы терапии, а также информируют больных о вероятностях успеха лечения при необходимости.

В данном ракурсе онкологом был изучен новый биомаркер рака молочной железы. Работы проходили в рамках проекта, который финансировался Австрийским научным фондом FWF. Идентифицированный биомаркер свидетельствует о плохих прогнозах для пациентов с выявленным раком молочной железы. В течение пяти лет работы онколог при содействии Института биофизики и патологии смог собрать необходимые этому доказательства, которые указывали на повышенную экспрессию белка GIRK1, способствующего росту показателей вероятности рецидива рака и смертности пациентов при ER+ гормонозависимой форме онкологии молочной железы с применением оперативного вмешательства в ходе лечения.

Строительный блок ионного канала в качестве биомаркера

GIRK1 представляет собой белок, который является одним из двух основных компонентов, участвующих в процессе построения функционирующего ионного канала для калия в мембранах клеток. Эти каналы являются незаменимыми для работы сердечной мышцы, головного мозга и поджелудочной железы. К примеру, они обеспечивают непрерывное сердцебиение. В рамках научной публикации с исследованием небольшого количества клинических случаев был выявлен GIRK1 при развитии онкологии молочной железы – это позволило ученым установить GIRK1 в качестве потенциального нового биомаркера для идентификации рака. В ходе работы сначала они обнаружили значительное количество мРНК, которые являлись предшетсвенником продуцирования белка GIRK1 в клеточных линиях и тканях раковой опухоли. Проведение корреляции лабораторных образцов и раковых генетических профилей позволило вывести статистику выживаемости пациентов с раком молочной железы и своевременно выявлять пациентов при повышенных рисках. Томас Бауернхофер пояснил, что пациенты с диагностированным раком молочной железы при эстроген-положительной опухоли ER+ хорошо дают иммунный ответ на применяемую антигормональную терапию. В случае выражения опухолью чрезмерного количества GIRK1 у пациентов гораздо меньше шансов на успешное лечение и выживание. ER+ эстроген-положительная форма рака молочной железы встречается с частотой 60% среди всех пациентов с онкологией молочной железы.

В ходе работы над проектом FWF учеными были разработаны две методики идентификации чрезмерной экспрессии белка GIRK1 в образцах тканей. Специалисты в течение долгого времени искали способы окрашивания посредством иммуногистохимии. Новые методик помогут медикам, изучающим ионные каналы GIRK в различных аспектах. Второй подход для выявления экспрессии белка заключается в автоматическом анализе изображений опухолевых тканей.

Какие еще гены активны при развитии рака

При работе по изучению кластерного гена научно-исследовательская группа Граца также продемонстрировала наличие других генов, которые проявляют свою активность в ходе развития раковой опухоли. Как отметил Томас Бауернхофер, существует два гена, связанных ER альфа-рецептором эстрогена, а третий связан рецептором ангиотензина II. Повышенные показатели смертности среди пациентов с диагностированной эстроген-положительной опухолью молочной железы могут аргументироваться понижением эффективности антигормонального лечения либо повышением способности к метастазированию. При этом GIRK1 может быть использован для разработки действенных методик лечения. Доктор Бауернхофер акцентирует значимость получения точного представления об этой взаимосвязи, поскольку в условиях клиники нет смысла при каждой биопсии проверять биомаркер. На сегодня разработки ученых по данной теме не имеют клинического применения, однако они нуждаются в последующем изучении для выявления взаимосвязи между белком GIRK1 и понижением показателей выживаемости пациентов.

Новартис объявили, что Управлением по .

Открытый учеными белок позволяет замедлить .

Учеными, представляющими Центр рака Киммеля .

Рак — это заболевание, вызванное генетической мутацией или эпигенетическими модификациями на уровне транскрипции. Диагностика заболеваний на ранней стадии — это сложный шаг, который необходимо предпринять для улучшения результатов выживания пациентов. Последние успехи возродили интерес и закончились разработкой различных потенциальных биомаркеров. Биомаркеры рака включают ДНК, РНК, белки, липиды, сахара, мелкие метаболиты, цитокинетические и цитогенетические параметры и все опухолевые клетки, обнаруженные в различных жидкостях организма. Биомаркеры должны быть тщательно исследованы для точной диагностики болезни и для помощи в разработке таргетной терапии для улучшения результатов заболевания.

Эпигенетика достаточно молодая наука, которая изучает изменения в экспрессии генов или фенотипа клеток, вызванных механизмами, не затрагивающими последовательность ДНК.

Метилирование ДНК и модификации гистонов считаются основными эпигенетическими механизмами 5. Они играют жизненно важную роль в таких процессах как репликация, транскрипция и восстановление ДНК. Следовательно, изменения генома или аномальная экспрессия различных регуляторов могут вызывать выраженный эффект, приводящий к индукции рака [6,7].

В генах, которые ингибируют развитие опухолевых образований, есть зона промотора с CpG-островками. Гиперметилирование таких островков является важным механизмом инактивации генов. Гипометилирование способствует росту различных типов злокачественных новообразований 9.

Метилирование ДНК связано со многими ключевыми процессами, такими как инактивация теломер, центромер, Х-хромосом и подавление повторяющихся элементов, геномный импринтинг и канцерогенез. Существует два типа аномального метилирования ДНК, связанного со злокачественными новообразованиями человека. Глобальное гипометилирование часто связано с нестабильностью хромосом и потерей импринтинга, тогда как гиперметилирование происходит на островках CpG, расположенных в зонах промотора, и часто связано с инактивацией генов-супрессоров опухолей 20.

Эпигенетические аберрации оказывают влияние на стадии развития опухоли, что в конечном итоге способствует росту и дифференцировки опухолевых клеток. Определение этих изменений может быть использовано в качестве прогностических биомаркеров для диагностики рака в начале заболевания. Эти биомаркеры будут полезны для выявления пациентов, злокачественные новообразования которых чувствительны к препаратам. Кроме того, они могли бы дать гарантию того, что у пациентов будут положительные результаты от новых средств, нацеленных на онкогены 25.

Открытие новых биомаркеров является сложным шагом в исследовании рака. Биомаркер – это биологический объект, обнаруженный в тканях, крови или других биологических жидкостях, который указывает на нормальное или ненормальное течение заболевания 32. Разработаны различные типы биомаркеров рака для скрининга пациентов, находящихся в группе риска, или для обнаружения определенного типа рака или для прогнозирования результатов лечения опухоли или для подбора специфической лекарственной терапии 38.

Биомаркеры в основном подразделяются на три категории. Диагностические и прогностические биомаркеры относятся к количественным признакам, которые помогают врачам лучше всего подобрать терапию. Эти биомаркеры существуют в различных формах; биомаркеры включают в себя оценку пациентов с помощью радиологических методов и использование опухолеспецифических антигенов. Высокоэффективное секвенирование ДНК, масс-спектрометрия и ДНК-микролинейка — прогресс в технологиях изучения генома человека. Все это привело к развитию биомаркеров, связанных с выявлением рака, путем сравнения последовательности и уровня экспрессии ДНК, РНК и белка. Генетические и геномные методологии, например, исследование картины экспрессии генов, полученной с помощью технологии ДНК-микролинейки, играют важную роль в диагностике и прогнозировании рака и многих других заболеваний 58.

Онкология — это группа заболеваний, которая включает генетические модификации, такие как точечные мутации, генные перестройки и амплификации генов, приводящие к изменениям в молекулярных путях, регулирующих рост клеток, выживание и метастазирование 65. Когда эти типы изменений появляются среди большого числа пациентов, имеющих определенный тип опухоли, то такие изменения могут быть использованы в качестве биомаркеров для определения терапии [71,72].

Биомаркеры, основанные на антигенах.

Опухоль выделяет небольшое количество макромолекул во внеклеточную жидкость, из которой некоторые белки попадают в кровоток и сохраняются там некоторое время. Они выделяются из сыворотки и работают в качестве потенциальных биомаркеров [73, 74].

Простат-специфический антиген (ПСА)

Простат-специфический антиген (ПСА), вероятно, является наиболее широко распространенным биомаркером при диагностике рака предстательной железы. Он относится к семейству генов Калликреин и продуцируется как нормальными, так и злокачественными эпителиальными клетками предстательной железы. ПСА находится в небольших количествах в сыворотке нормальных мужчин и повышается при раке предстательной железы 77.

Альфа-фетопротеин (АФП) — это известный диагностический биомаркер, используемый при диагностике гепатоцеллюлярной карциномы (ГЦК). Но он не является специфическим для выявления ранних стадий гепатоцеллюлярной карциномы. Это основной сывороточный фетальный белок, обнаруженный у млекопитающих. Он активно продуцируется и секретируется гепатоцитами. В связи с тем, что уровни АФП могут повышаться в сыворотке у пациентов с другими хроническими заболеваниями печени; АФП не может использоваться для скрининга у пациентов, страдающих гепатитом C или циррозом [80,81].

Антиген рака-125 (CA125)

CA-125 антиген, как известно, является основным маркером в сыворотке крови, используемым для диагностики рака яичников, для прогноза, ответа на химиотерапию и прогрессирование болезни. Антиген CA 125 является мембранным гликопротеином, который находится в целомическом эпителии и экспрессируется большинством видов эпителиального рака яичников. Основным недостатком использования маркера CA125 в качестве инструмента для скрининга является его низкая чувствительность и эффективность при диагностике ранних стадий онкопроцесса. Он также может быть повышен при других злокачественных новообразованиях, в том числе при раке легких, раке фаллопиевых труб, раке молочных желез, раке эндометрия и желудочно-кишечного тракта 82.

Тироглобулин (Tg) является органо-специфическим опухолевым маркером; связанным с пациентами, имеющими дифференцированный рак щитовидной железы, источник которого фолликулярные клетки. При раке щитовидной железы уровень тиреоглобулина в крови нарастает. Он считается гликопротеином большого размера, хранящимся в коллоиде фолликулов щитовидной железы, который действует как прогормон в синтезе тироксина (Т4) и трийодтиронина (Т3) в щитовидной железе 88.

Белок теплового шока (Hsp)

Белок теплового шока (Hsp) приобрел значение из-за влияния на прогрессирование опухоли и ответа на лечение. Это привело к развитию таргетной терапии путем использования Hsp в качестве иммунологического адъюванта в противораковых вакцинах. Экспрессия белков теплового шока (Hsp) усиливается при различных раковых заболеваниях. Кроме того, они участвуют в процессах, связанных с клеточным циклом. Обычно патологические процессы связаны со стимуляцией индуцирования Hsp физиопатологическими особенностями микроокружения опухоли 92.

Хорионический гонадотропин человека (hCG)

Хорионический гонадотропин человека (hCG) является гормоном, в норме продуцируемым плацентой. Кроме того, его концентрация повышается в крови пациентов с определенными видами рака яичников, яичек и хориокарциномой. Повышение уровня ХГЧ и его метаболитов в сыворотке нельзя рассматривать в качестве прогностического маркера, поскольку, по результатам исследований, βhCG может непосредственно изменять рост опухоли, что приводит к худшему результату. У беременных уровень ХГЧ всегда повышен, поэтому при данном состоянии он не может быть использован в качестве маркера онкологии 98.

Цитотоксическая химиотерапия и лучевая терапия считаются лучшими методами, доступными для лечения злокачественных новообразований. Однако они могут вызывать серьезные побочные эффекты, такие как повреждение нормальных клеток вместе с опухолевыми клетками. Недавние достижения в понимании основного механизма развития рака привели к развитию таргетных методов лечения, которые могут ингибировать рост опухолевых клеток, мешающих молекулярным путям, ведущим к апоптозу. Например, препараты Иматиниб и Эрлотиниб могут ингибировать активность тирозинкиназы белка, нацеленной на рецепторы эпидермального фактора роста (EGFR). Другие таргетные препараты, такие как антитела бевацизумаб, будут действовать на фактор роста, который стимулирует рост опухолевого кровеносного сосуда 101.

Большинство злокачественных опухолей зависят от глюкозы, необходимой для их развития. Когда изучали корреляцию различных видов опухолей человека с разной степенью гликолиза, было обнаружено, что существует обратная зависимость между скоростью гликолиза и повреждением, вызванным химиотерапевтическими лекарственными средствами и излучением. Исследования показали, что 2-DG избирательно сенсибилизирует опухолевые клетки к ионизирующей радиации, не вызывая повреждения нормальных клеток. Таким образом, клинические испытания у пациентов с опухолями головного мозга при использовании протокола гипофракционной радиотерапии в сочетании с 2-DG оказались успешными. Комбинированная терапия привела к минимальной острой токсичности и поздним радиационным эффектам, также было отмечено значительное увеличение выживаемости и улучшение качества жизни 106.

Мишень рапамицина в клетках млекопитающих (mTOR)

Мишень рапамицина в клетках млекопитающих (mTOR) – это серин-треониновая протеинкиназа, которая является членом семейства PIKK [фосфатидилинозитол-3-киназа-подобная киназа (PI3K)], представляет собой важную часть в регулировании развития и пролиферации клеток. Когда mTOR активируется, повышаются уровни фосфорилирования его мишеней p70S6K и 4EBP1, что приводит к увеличению уровней биогенеза рибосом, трансляции, ингибированию аутофагии и реорганизации актинового цитоскелета. Исследования показали, что сигнальный путь (PI(3)K) -PTEN-mTOR аберрантно активируется во многих опухолях, что приводит к дисрегуляции клеточного роста и пролиферации. Потеря мРНК PTEN или производство белка в опухолевой ткани могут рассматриваться как биомаркеры для оценки активации молекулярного пути. Маркер пролиферации Ki-67 используется для оценки ингибирования mTOR рапамицином, который может показывать присутствие фосфорилированной формы рибосомального белка S6 и его терапевтическое действие на опухолевые клетки 112

Теломераза представляет собой фермент, известный как обратная транскриптаза, которая использует РНК в качестве матрицы для продуцирования ДНК и содержит как РНК, так и белковые компоненты. Фермент является единственным ответственным за защиту клетки от деградации и смерти путем поддержания теломер. Таким образом, его можно рассматривать как один из лучших диагностических маркеров рака человека, что делает его идеальной мишенью для химиотерапии 119.

Известно, что ген р53 является геном-супрессором опухоли, который предотвращает неконтролируемое деление аномальных клеток. Радиация и многие другие противоопухолевые препараты вызывают повреждение ДНК раковых клеток, которое активирует ген р53, что приводит к апоптозу. Во время лечения, интактный ген p53 дикого типа, по существу, необходим для стимуляции запрограммированной гибели раковых клеток. Таким образом, ген p53 является хорошо изученным потенциальным биомаркером для прогнозирования и ответа пациента на терапию [120, 121].

Тирозинкиназа относится к группе ферментов, которые регулируют различные клеточные процессы, такие как рост клеток, дифференцировка, миграция и апоптоз, которые способствуют развитию опухолей и их прогрессированию. Таким образом, влияние на белок тирозинкиназы как на терапевтический биомаркер является привлекательным подходом к остановке роста опухоли. Например, ингибиторы тирозинкиназы Гефитиниб и Трастузумаб оказались противораковыми средствами 123.

Клетки как биомаркеры

Циркулирующие опухолевые клетки (CTCs)

Циркулирующие опухолевые клетки можно рассматривать как мощные биомаркеры для прогноза прогрессирования заболевания и реакции на терапию. Увеличение CTCs в любой момент во время терапии является показателем прогрессирования, тогда как снижение количества CTCs показывает эффективность терапии. Исследования показали, что их можно рассматривать как стандартные маркеры опухолей (например, Ca27-29) при оценке прогноза заболевания [124].

Т-регуляторные клетки (CD4 +, CD25 + и Foxp3 +)

T-регуляторные клетки (T-regs) считаются важными в индуцировании и поддержании периферической аутотолерантности, что препятствует развитию иммунной патологии. Предполагается, что они контролируют как естественные, так и приобретенные иммунные ответы. T-regs хорошо известен как суррогатный иммунный маркер прогрессирования рака; также выступает в качестве предиктора ответа на таргетные методы лечения. Наличие клеток FoxP3 + в опухолях помогает в оценке прогноза, метастатической способности и инвазивности некоторых опухолей путем модуляции способности иммунной системы нацеливаться на опухолевые клетки 125.

Стволовые клетки (CSC).

Раковые стволовые клетки являются субпопуляцией клеток, которые обладают способностью к самообновлению и генерации более дифференцированного потомства, составляющего основную массу опухоли. Исследования показали, что раковые стволовые клетки (CSC), опухолеобразующие клетки или клетки, инициирующие опухоль, могут приводить к появлению новых опухолей при трансплантации их животным с иммунодефицитом. Поэтому крайне важно идентифицировать CSC для каждой возможной опухоли, что может привести к новым методам лечения 128.

Эпигенетические изменения были связаны с развитием и прогрессированием рака у человека. Исследования показали, что эпигенетические модификации являются обратимыми, в отличие от генетических мутаций. Это заставило исследователей сосредоточиться на разработке эпигенетических препаратов для лечения больных раком. Хотя исследования в области эпигенетики привели к улучшению результатов лечения пациентов с определенными формами лимфомы и лейкемии с использованием препаратов, которые изменяют метилирование ДНК и ацетилирование гистонов, следует уделять больше внимания оптимизации и подтверждению маркеров метилирования в клинических испытаниях. Терапия, направленная на отмену эпигенетических изменений в раковых клетках, а также диагностические и прогностические анализы, основанные на моделях метилирования генов, являются многообещающими направлениями для будущего прогресса в лечении пациентов.

Journal of Oncology Research and Treatment.

J Oncol Res Treat, Vol 2(1).

Epigenetics — Role as Biomarker in Cancer Diagnosis.

Manasa P* Department of Biotechnology, JNTU Hyderabad, India.

Исследование концентрации двух основных онкомаркеров молочной железы – СА 15-3 и ракового эмбрионального антигена (РЭА), которое используется для прогноза, раннего выявления рецидива и метастазов опухоли и контроля лечения заболевания.

Анализы крови при раке молочной железы, онкомаркеры рака молочной железы.

Carcino embryonic antigen, CEA, CD66e, CEACAM5, Soluble form of MUC-1 protein, CA 15-3.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не принимать пищу в течение 8 часов до исследования, можно пить чистую негазированную воду.
  • Исключить физическое и эмоциональное перенапряжение в течение 30 минут до исследования.
  • Не курить в течение 24 часов до исследования.

Общая информация об исследовании

Для диагностики и контроля лечения многих онкологических заболеваний используют онкомаркеры. Это, как правило, белки, концентрация которых в крови повышается при наличии опухолевой ткани.

РЭА на сегодняшний день в основном используется при диагностике и мониторинге рака молочной железы, а также некоторых других злокачественных заболеваний. Также хорошо изученным онкомаркером, концентрацию которого исследуют при раке молочной железы, является гликопротеин CA 15-3.

РЭА – это крупный гликопротеин, по структуре напоминающий иммуноглобулины. Вероятно, РЭА обеспечивает межклеточные взаимодействия, однако его физиологическая роль не до конца ясна. Показано, что он играет определенную роль в стимуляции опухолевого роста, инвазии и метастазировании. Концентрация РЭА повышена при раке молочной железы, но также и при многих других злокачественных заболеваниях, в том числе при раке толстой кишки, поджелудочной железы, яичников, головы и шеи, мочевого пузыря, почек и предстательной железы. Более того, уровень РЭА может быть повышен и при доброкачественных заболеваниях, таких как эндометриоз, болезни печени, хроническая обструктивная болезнь легких, а также и у 5 % здоровых людей. С другой стороны, у пациентов с раком молочной железы может наблюдаться нормальное значение РЭА. Так как исследование РЭА обладает недостаточной чувствительностью и специфичностью в отношении рака молочной железы, в особенности его ранних стадий, этот онкомаркер не используют для первичной диагностики рака молочной железы.

СА 15-3 считается более специфичным для рака молочной железы онкомаркером. СА 15-3 – это растворимый фрагмент трасмембранного белка MUC-1, необходимого для защиты, смазывания и увлажнения поверхности эпителиальных слоев. Кроме того, MUC-1 является онкогеном. Повышение СА 15-3 наблюдается в 10-15 % случаев рака молочной железы Iстадии, 20 % - II стадии, 40 % - III стадии и 75 % - IV стадии. Таким образом, как и в случае с РЭА, СА 15-3 не подходит для ранней диагностики рака молочной железы. С другой стороны, оба онкомаркера могут быть рекомендованы для оценки прогноза заболевания, раннего выявления метастазов и контроля лечения рака молочной железы.

В настоящее время для оценки прогноза рака груди используются критерии, основанные на анализе биоптата молочной железы (наличие эстрогеновых рецепторов, наличие регионарных и отдаленных метастазов, экспрессия HER-2). В этой связи онкомаркеры – это перспективный метод оценки прогноза заболевания, так как они не требуют биопсии органа и могут быть исследованы в крови. Показано, что высокая концентрация РЭА, и в особенности СА 15-3, до операции является неблагоприятным прогностическим фактором, связанным с меньшей выживаемостью и более частыми рецидивами рака.

Это имеет особое значение при назначении адъювантной терапии. Традиционно при решении вопроса о назначении адъювантной терапии принимают во внимание такие характеристики опухоли, как размер и степень злокачественности, и в меньшей степени ориентируются на онкомаркеры. Это представление, однако, поменялось за последнее время. Считается, что уровень СА 15-3 может быть использован в качестве критерия отбора пациентов для адъювантной терапии наравне с другими, традиционными критериями, особенно у пациентов без метастазов в региональные лимфатические узлы.

Концентрацию онкомаркеров исследуют для контроля лечения и раннего выявления рецидива или метастазов заболевания. Прежде нарастающий уровень онкомаркеров у пациентов, лечившихся от рака груди, при отсутствии клинических и инструментальных признаков рецидива (в первую очередь, данных КТ) рассматривался как ложноположительный результат. Повышение уровня онкомаркеров не считалось признаком рецидива, и тактика лечения этих пациентов не менялась. С разработкой новых методов диагностики (прежде всего - ПЭТ-КТ с использованием фтордезоксиглюкозы) стало понятно, что значительная часть пациентов с нарастающим уровнем онкомаркеров в действительности имеет микрометастазы в грудную стенку, интрамаммарные лимфоузлы, легкие, печень и кости, которые ранее обычные методы диагностики (КТ) не регистрировали. Уровень онкомаркеров повышается задолго (2-9 месяцев) до того, как появляются клинические или радиологические признаки рецидива. Таким образом, онкомаркеры могут помочь в отборе пациентов, которые нуждаются в более точных методах радиологической диагностики. Следует отметить, что онкомаркеры более чувствительны в отношении отдаленных метастазов, чем регионарного распространения опухоли или рецидива.

Более того, в нескольких клинических исследованиях было показано, что назначение химиотерапии пациентам с нарастающим уровнем онкомаркеров без каких-либо клинических и радиологических признаков рецидива и (или) метастазов улучшало прогноз заболевания. Лечебная тактика, несмотря на ее эффективность, по-прежнему является экспериментальной.

Исследование онкомаркеров имеет прогностическое значение не только при первичной диагностике рака груди, но и при диагностике рецидива и метастазирования рака. Например, показано, что продолжительность жизни пациентов при уровне СА 15-3 менее 30 Ед/мл на момент рецидива больше, чем при более высокой концентрации этого онкомаркера. Также показано, что прогноз заболевания лучше, если повышение концентрации СА 15-3 произошло более чем через 30 дней после лечения.

Еще одним показанием к исследованию онкомаркеров является оценка ответа на терапию на поздних стадиях рака молочной железы, когда стандартные критерии оценки UICC не могут быть применены (например, при наличии плеврального выпота, асцита, литических очагов в кости – это 10-20 % пациентов с раком груди на поздних стадиях). Согласно рекомендациям Европейской группы по изучению онкомаркеров, у таких пациентов для оценки ответа на терапию могут применяться периодические контрольные исследования уровня СА 15-3 и РЭА. В одном из исследований было показано, что у 66 % пациентов с хорошим ответом на химиотерапию наблюдалось снижение СА 15-3, у 73 % со стабильным течением заболевания не было никаких изменений СА 15-3 и у 80 % пациентов с прогрессированием заболевания отмечалось повышение концентрации этого онкомаркера.

Следует помнить о том, что после начала химиотерапии могут наблюдаться парадоксальные изменения уровня онкомаркеров. Так, значительное повышение СА 15-3 может достигать 230 % нормы и продолжаться в течение нескольких месяцев. У большинства пациентов с таким парадоксальным пиком СА 15-3 в итоге наблюдается регрессия заболевания или его стабильное течение. По этой причине результат исследования онкомаркеров после химиотерапии рекомендуется повторить через 1-2 месяца. Существуют и другие причины транзиторного повышения онкомаркеров.

Для чего используется исследование?

  • Для оценки прогноза рака молочной железы;
  • для раннего выявления рецидива опухоли и метастазов;
  • для контроля лечения рака молочной железы, особенно когда стандартные критерии оценки UICC не могут быть применимы (например, при наличии плеврального выпота, асцита, литических очагов в кости).

Когда назначается исследование?

  • При подготовке к мастэктомии;
  • при принятии решения об адъювантной терапии;
  • при наблюдении пациентки после операции;
  • при оценке ответа на химиотерапию и гормональную терапию.

Что означают результаты?

Отдельно для каждого анализа, входящего в комплекс:

Биомаркером называют биологический признак, характеристику, которая применяется в качестве идентификатора состояния организма. Биологические маркеры используют для оценки текущих физиологических процессов в организме, для прогнозирования индивидуальных рисков заболевания, для выявления болезни, оценки эффективности её лечения и исхода, разработки новых лекарств, оценки негативных факторов внешней среды.

Виды онкологических биомаркеров


Диагностические биомаркеры служат для ранней диагностики и выявления рака. Прогностические позволяют оценить прогноз развития заболевания, предиктивные дают возможность предсказать ответ на терапию.

Основными факторами в выборе тактики лечения являются стандартные, общеизвестные прогностические и предиктивные характеристики опухолевого процесса. Обнаружение новых онкологических биомаркеров предоставило дополнительные возможности для персонализированной медицины. Наибольшую известность получили экспрессионные прогностические и предиктивные характеристики опухолевого процесса.

Методом оценки статуса тех или иных молекул является иммуногистохимический тест. В последние десятилетия получили популярность экспрессионные тесты, основанные на детекции специфических молекул РНК. Так, предиктивные экспрессионные онкологические биомаркеры (в т. ч. HER2, DPD, TP, BRCA1 и др.) можно оценивать как с помощью ИГХ, так и посредством ПЦР-анализа генной экспрессии.

Разновидностью молекулярно-генетических анализов являются мутационные тесты. Изучение генных мутаций может помочь оценить чувствительность опухоли к специфическим препаратам, а также определить резистентность новообразования к терапии. Например, мутации в гене EGFR гарантируют ответ карциномы легкого на лечение препаратами гефитиниб, эрлотиниб, афатинибом. А мутации генов KRAS, NRAS и BRAF заставляют отказаться от цетуксимаба или панитумумаба при терапии рака прямой кишки.

Таким образом, онкологические биомаркеры являются основой для персонализированной медицины. С их помощью можно подбирать оптимальную таргетную терапию.

Онкологические биомаркеры при различных заболеваниях

Для диагностики рака молочной железы используются следующие онкомаркеры:

  • MammaPrint;
  • HER2/neu;
  • BRCA1/2.

Онкологические биомаркеры рака легкого:

  • EGFR;
  • ALK;
  • ROS1;
  • RET и др.

В список онкологических биомаркеров колоректального рака входят:

  • KRAS;
  • NRAS;
  • EGFR;
  • BRAF.

О рисках меланомы говорят такие онкологические биомаркеры, как BRAF, KIT.

Биомаркеры ранней диагностики рака

До недавнего времени основным методом раннего обнаружения рака простаты был анализ на простатический специфический антиген (ПСА). Он имеет ряд недостатков, главный из которых состоит в том, что это не онкологический биомаркер, а органоспецифический маркер. Это привело к гипердиагностике рака простаты. Тест на PCA3 обладает более высокой специфичностью и позволяет снизить количество нецелесообразных биопсий.

Жидкостная биопсия для определения онкологических биомаркеров

Новая технология позволяет проводить детекцию онкомаркеров в крови или других биологических жидкостях. Жидкостная биопсия используется для ранней диагностики рака, контроля эффективности противоопухолевой терапии, мониторинга метастазирования и рецидивов.

  • в 56 генах;
  • 10 генах, ассоциированных с раком легкого;
  • 4 генах, ассоциированных меланомой, раком толстой кишки.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.