Это не лечится в отличие от рака

Победить лейкоз, но не суметь отказаться от пристрастия к селедке. Справиться с лимфомой, но не разлюбить татуировки. Излечить рак, но по-прежнему бояться акул. Оказывается, вылечить собственные фобии или избавиться от неправильных привычек бывает куда труднее, чем побороть онкологический диагноз. Доказать это пробует благотворительный фонд Константина Хабенского, который уже более 10 лет помогает детям с опухолями головного мозга, а теперь открыл в России кампанию #ЭТОНЕЛЕЧИТСЯ, целью которой станет развенчание страхов, мифов и предубеждений об онкологии.

Главный из мифов — это, конечно же, неизлечимость рака. Да, по статистике ВОЗ, именно рак остаётся второй из основных причин смерти в мире. Только в прошлом году от онкологических заболеваний погибло 9,6 млн человек, что, к примеру, сопоставимо с численностью населения российской столицы. Тем не менее онкологический диагноз сегодня не всегда оказывается приговором: с заболеванием можно справиться, и об этом необходимо помнить и знать.

Именно незнание о перспективах выздоровления нередко становится причиной отказа от диагностики и лечения, что как минимум затрудняет терапию и приводит к печальным последствиям, считают в фонде.

Как пояснил основатель благотворительного фонда Константин Хабенский, сегодня люди воспринимают онкологию исключительно как смерть и безысходность, и с того момента, как вообще начали публично говорить об онкологии, зомбированным оказалось сознание не одного поколения.

По его мнению, то, что действительно нельзя вылечить в жизни, так это привычки и фобии, которые люди проносят через всю свою жизнь, будь это боязнь тараканов, фильмов ужасов или опозданий.

Директор благотворительного фонда Алена Мешкова подчеркнула:

Она также уточнила, что ситуация с масштабной канцерофобией, которая существует в нашей стране, крайне плохо влияет на самые разные этапы борьбы с онкологическим диагнозом. Это подтверждают и врачи-онкологи, с которыми консультировались инициаторы кампании при запуске проекта. Прежде всего канцерофобия приводит к более поздней постановке диагноза, но также нередко оборачивается более сложным лечением и, конечно же, не упрощает реабилитацию и возвращение к обычной жизни уже после терапии.

Как уточнила детский онколог, председатель экспертного совета благотворительного фонда Константина Хабенского Ольга Желудкова, сегодня врачи по-прежнему сталкиваются с ситуациями, когда родители отказываются от лечения онкологии у детей из-за того, что заболевание не лечится, а также того, что само лечение может стать причиной гибели больного. Между тем за последние 30 лет в лечении злокачественных новообразований и, более того, опухолей центральной нервной системы произошел крайне значимый прогресс.

Кампанию запустили совместно с креативным агентством Leo Burnett Moscow. Как уточнил креативный директор Leo Burnett Group Russia Александр Мерзляков, бороться с канцерофобией сегодня можно, лишь изменив интонацию разговоров о раке.

Участие в кампании уже принимают известные в России и в мире люди, столкнувшиеся с диагнозом онкология и сумевшие его побороть. Среди последних, например, телеведущий Владимир Познер, у которого диагностировали рак в 59 лет.


Журналист, телеведущий и писатель Владимир Познер. Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Также инициаторы просят всех делиться своими привычками и фобиями, с которыми им так и не удалось справиться.


Если от рака умирают врачи, есть ли надежда у пациентов?

В социальных сетях 2020 год начался с прощального поста питерского онколога Андрея Павленко, который сам обнаружил у себя рак и в течение полутора лет – на странице в Фейсбуке, в многочисленных интервью, выступлениях на телевидении – рассказывал о своей борьбе с недугом.



Рассказывает заместитель директора НМИЦ онкологии им. Блохина Александр Петровский:

О временах и сроках

– Если говорить обобщённо, то, по статистике, 50% онкологических пациентов излечиваются полностью. При этом прогноз на ожидаемую продолжительность жизни в каждом конкретном случае зависит от вида рака, поскольку общего ответа на этот вопрос не существует. Рак – это не одна болезнь, а множество различных заболеваний. Есть прогностически благоприятные виды рака, при которых даже на продвинутой стадии, при наличии отдалённых метастазов, пациенты имеют высокий шанс либо на выздоровление, либо на переход болезни в хроническую форму. Но есть и такие разновидности болезни, от которых пациенты быстро сгорают, даже если рак был обнаружен на начальной стадии.

Однако каждый год ситуация меняется. Ещё 5 лет назад рак лёгкого считался приговором. Сегодня появились лекарства, благодаря которым люди живут с этим диагнозом достаточно долго.

Что касается таких распространённых видов рака, как рак молочной железы, колоректальный рак, рак яичников, лимфомы и т. д., то с ними пациенты могут жить 10–15 лет и более.


– Врачи говорят, что рак важно обнаружить на ранней стадии. Но при этом в начале заболевания симптомов нет. Как быстро развивается недуг и переходит из одной стадии в другую?

– Есть агрессивные, быстрорастущие опухоли. К ним, например, относятся некоторые виды рака у детей. Но в среднем от появления раковой клетки в организме до формирования клинически значимой опухоли (размером около 1 см) проходит 5–7, иногда 10 лет. Понятно, что шансы обнаружить болезнь на ранней стадии при регулярных осмотрах есть – и они достаточно велики.

Семейная история

– К группе риска относятся люди, у близких родственников которых был выявлен рак?

Поэтому свою семейную историю нужно знать и ни в коем случае не игнорировать. При определённых видах генетической предрасположенности у врачей есть возможность провести превентивные профилактические процедуры, в том числе и хирургические, которые снизят риск появления рака.


– Для молодых рак действительно опаснее, чем для пожилых?

– В целом да. Рак желудка, рак молочной железы, диагностируемые в молодом возрасте, часто очень агрессивны и опасны. Однако детский рак мы сегодня вылечиваем полностью в 80% случаев.

– Врачи часто говорят о том, что многое зависит от индивидуальных характеристик опухоли и её чувствительности к назначаемым препаратам, но при этом назначают лечение по стандартам, одинаковым для всех.

– Стандарты – это экономическое обоснование лечения, а само лечение назначается по клиническим рекомендациям. Практика показывает, что, несмотря на то что каждая опухоль индивидуальна, 80% всех онкологических заболеваний можно описать стандартными подходами. В эти стандартные подходы входит определение индивидуальной чувствительности опухоли к тем или иным противоопухолевым лекар­ственным препаратам с помощью иммуногистохимических и молекулярно-генетических методов. В остальных случаях всегда есть возможность перейти на индивидуальное лечение – для этого врачу достаточно со­брать врачебную комиссию.


Революция отменяется?

– Может ли пациент проверить, правильно ли его лечит врач?

– Все клинические рекомендации есть в открытом доступе, и пациент может их найти, вникнуть и попытаться в них разобраться. Однако без медицинского образования сделать это сложно. Это всё равно что пытаться проконтролировать мастера, который ремонтирует сломанный холодильник. Лучше довериться профессионалу, а система должна делать всё для того, чтобы это доверие было оправданно.

– Каждый день СМИ сообщают о новых случаях заболеваний – в том числе и у известных людей. Заболеваемость раком действительно выросла?

– Выросла как заболеваемость, так и выявляемость онкологических заболеваний. И нужно быть готовым к тому, что пациентов с раком с каждым годом будет всё больше. Сегодня в нашей стране от сердечно-сосудистых заболеваний умирают 50% пациентов, от онкологических – 15%, а в Японии онкологическая заболеваемость уже вышла на первое место, поскольку рак – это болезнь пожилых людей, а продолжительность жизни там одна из самых высоких в мире.

Хорошая новость заключается в том, что выросла не только заболеваемость, но и эффективность лечения. Продолжительность жизни онкологических пациентов постоянно растёт, в том числе и у тех, у кого болезнь была обнаружена уже на продвинутой стадии.


– Ожидается ли появление новых прорывных технологий в лечении рака, сопоставимых с иммунотерапией?

– Не стоит ждать и возлагать все надежды на появление революционных методов и недооценивать возможности проверенных лекарств и технологий. С врачебной точки зрения эволюция – развитие имеющегося метода – лучше, чем революция, которая чаще приносит больше разрушений, чем побед. Уже сегодня у онкологов есть всё необходимое, чтобы помочь большей части пациентов. Дальнейшие исследования в области онкологии необходимы, и они проводятся во всём мире. Онкология – это одна из самых динамично развивающихся отраслей медицины. Только за последний год было зарегистрировано более 50 новых препаратов и показаний для лечения различных видов опухолей. Задача человека – просто прийти к врачу, и желательно сделать это как можно раньше.

Миф 1: заболеваемость растет быстрее, чем в других странах, и молодеет

Как на самом деле:

- Распространенность рака в России растет, как и во всем мире - в среднем на 2 - 3% в год, - рассказывает руководитель Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) радиологии, главный онколог Минздрава России, академик РАН Андрей Каприн. - Во-первых, рост заболеваемости связан с увеличением продолжительности жизни. Уже точно известно, что в большей степени рак развивается у людей старшего возраста. Во-вторых, улучшается диагностика. Поэтому болезнь обнаруживают чаще. Но! Что важно, на более ранних стадиях, когда шансы на успешное лечение, как правило, высоки.

Если сравнивать Россию с другими странами, то, скажем, в Дании , государстве с хорошей экологией, заболеваемость на каждые 100 тысяч населения выше, чем у нас, на 100 человек. На самом деле это значит, что мы пока недовыявляем примерно 50 - 60 человек на 100 тысяч населения, поясняет эксперт.

Миф 2: рак заразен

Как на самом деле:

Не существует ни одного серьезного исследования, которое достоверно подтверждало бы инфекционную природу развития рака, подчеркивают ученые и врачи.


Миф 3: онкология - это приговор

Как на самом деле:

- Рак 1 - 2-й стадии хорошо лечится, некоторые виды опухолей излечиваются в 97% случаев. Поэтому, чем выше процент раннего выявления (именно на это нацелена сейчас диспансеризация. - Ред.), тем лучше результат, - говорит академик Каприн. - Говорить об излечиваемости онкозаболеваний ни в одной стране мира в полной мере нельзя. Рак - это острое состояние, которое мы должны перевести в хроническое заболевание.

Причем можно достичь ремиссии длиною в целую жизнь, подчеркивают эксперты.

Миф 4: простому человеку передовые технологии недоступны

Как на самом деле:

Государство принимает серьезные меры для повышения доступности и качества помощи онкобольным, отмечают эксперты. Установлены предельные сроки ожидания медпомощи. Выстраивается эффективная система онкопомощи (подробности см. в инфографике). С этого года дополнительные полномочия по контролю за качеством оказания медпомощи онкобольным получили страховые представители пациентов в системе ОМС. Значительно расширен список онкологической помощи по государственной гарантии.


Миф 5: за границей лечат лучше

Как на самом деле:

Лечение онкозаболеваний проводится по единым международным протоколам - как за рубежом, так и в России, поясняют эксперты. Наши онкоцентры не отстают

от ведущих медорганизаций мирового уровня - как по оснащению, так и по профессионализму врачей. В РФ выполняются уникальные операции, используются методики нового поколения.

Так, мы освоили сложный и в то же время малотравматичный метод лечения опухолей печени - радиоэмболизация эндоваскулярным доступом, которая применяется мало где в мире. Проведена успешная операция по брахитерапии при раке поджелудочной железы (зачастую в других странах это отказные случаи). В России делают аутотрансплантацию (то есть за счет собственных тканей пациента) многих органов, которые удаляют с опухолью. Людей возвращают к нормальной жизни после удаления гортани, пищевода, языка, глотки.

Важно, что все эти дорогостоящие операции, передовые методы лечения проводятся в рамках госгарантий, то есть для пациентов - бесплатно. С этого года, например, в список услуг по госгарантиям вошла протонная терапия. При этом больные и их родственники могут рассчитывать на контроль качества и помощь со стороны страховых компаний по ОМС.


В 2018 году медики в России выявляли в среднем по 47 000 новых случаев онкологических заболеваний ежемесячно — таковы данные Минздрава, с января по август обнаружено 379 351 новых случаев злокачественных опухолей.

В последние годы данный показатель стабильно рос: если в 2012 году в РФ было зафиксировано около 526 тысяч заболевших раком, то по итогам 2017 года эта цифра составила уже свыше 617 тысяч человек.

Федеральное агентство новостей обратилось в Министерство здравоохранения РФ и в ведущий профильный исследовательский центр, НМИЦ радиологии, с вопросом: когда рак в России перестанет быть непобедимой болезнью? В ответ Минздрав и ученые рассказали о передовых технологиях лечения рака в нашей стране, однако точных дат эксперты не назвали.

Дело в том, что медицина за последнее время изучила десятки тысяч разновидностей злокачественных опухолей. У каждой — своя локализация, сценарии лечения и прогнозы выживаемости — и найти рецепт или изобрести вакцину от всего сразу невозможно. Но ответы все равно получились обнадеживающими. По некоторым из видов рака доля прошедших успешное лечение и вернувшихся к обычной жизни пациентов уже сейчас составляет 99,6%.

Еще пару десятилетий назад в лечении онкологических заболеваний все было относительно просто. Врачи различали виды рака только по органам, в которых он образовался, — например, лечили рак поджелудочной железы, не вдаваясь в подробности, какой вид мутации клеток в какой части органа вызвал опухолевый процесс. Весь спектр способов терапии чаще всего сводился к двум основным: химиотерапии и операции по удалению органа или его части.

Сегодня стало намного легче запутаться: тысячи видов рака, десятки методов воздействия на неправильные клетки, вплоть до редактирования генетического кода, — плюс еще большее количество комбинаций различных технологий, персонифицированных под каждого отдельный случай.

Впрочем, показатель общего числа смертей от рака при этом пока заметно не изменился. Если в 2012 году на 100 тысяч населения России приходился 201 случай смерти от онкологических заболеваний, то в прошлом году он составил в среднем 197,7 летальных исходов на то же число россиян. Получается, что медикам все чаще удается продлевать жизнь больным на несколько лет, но доля полностью выздоровевших пациентов пока ощутимо не выросла.


Протонный ускоритель, гамма-нож и лечение светом

Специалисты не исключают, что в ближайшее время удастся изменить показатели выживаемости и смертности при онкологических заболеваниях. Ведь с учетом современных темпов развития технологий, российская медицина образца января 2018 года уже серьезно отличается даже от нынешнего положения дел.

Важнейшим событием этого года в Минздраве РФ считают открытие в Обнинске Центра высокоточной радиологии Gamma Clinic.

Кроме того, Андрей Каприн отмечает еще одно достижение специалистов на базе Медицинского радиологического центра им. А.Ф. Цыба в Обнинске: там начали применять протонный ускоритель для воздействия на раковые клетки.


Еще одним значимым событием профессор называет начало производства отечественных радиоизотопов на базе одной из разновидностей йода. За эту работу коллектив ученых из НМИЦ радиологии и Физико-энергетического института им. Лейпуновского был удостоен премии правительства РФ в области науки и техники.

Сегодня метод брахитерапии, в котором используются радиоактивные фармпрепараты, применяют на целом ряде злокачественных новообразований: предстательной железы, матки, молочной железы, печени. Впервые в России он начал использоваться и при раке поджелудочной железы.


Кроме того, по словам медика, с помощью протонного ускорителя в России все чаще лечат опухоли головного мозга, легких и молочных желез. Активно развиваются комбинированные и комплексные методы лечения с использованием методик ядерной медицины: это адронная, протонная, нейтронная, радионуклидная терапии.

Российская система здравоохранения берет на вооружение и все последние достижения мировой науки. Одним из по-настоящему прорывных направлений в этой области является таргетная терапия, в том числе с использованием иммунных препаратов.

По мнению Андрея Каприна, проблемы онкозаболеваний нужно решать, объединяя усилия нескольких разнопрофильных специалистов и структур.


Совместно с учеными ИМЕТ РАН и МГУ в НМИЦ радиологии учатся восстанавливать вырезанные вместе с опухолью части органов и тканей, заново отпечатывая на 3D-принтере трехмерные импланты нужных параметров из биоматериалов и насыщая их необходимыми препаратами для лечения и восстановления утраченных функций.

На вопрос о том, когда будет найдено универсальное оружие для победы над раком, все специалисты единогласно отвечают: это невозможно.

Впрочем, по словам представителей ведомства и самих медиков, отсутствие универсального оружия еще не означает, что враг непобедим.

К слову, упомянутая медиком программа предполагает переоснащение около ста региональных учреждений в России для помощи онкобольным, формирование сети протонных центров для развития ядерной медицины, кластеров по подготовке радиохимиков, медицинских физиков, радиофизиков, амбулаторных онкологических служб на межрайонном и межмуниципальном уровнях.

Наиболее перспективной стратегией, по мнению специалистов Минздрава РФ, станет соединение различных подходов к лечению: от таргетной терапии до радиолучевого воздействия, а также персонализация лечения — выявление наиболее эффективных методов воздействия для каждого отдельного пациента.

Если с вектором движения и даже первыми успехами на этом пути в целом уже понятно, то с ответом на вопрос, когда рак больше не будет приговором, все сложнее. Впрочем, и здесь есть ориентиры, которые Министерство здравоохранения обозначило в своем ответе ФАН.

Есть шанс, что статистика следующих пяти лет будет заметно отличаться от нынешней в лучшую сторону. С точки зрения современного развития технологий, 2019 год может ознаменоваться переходом к новой эре оказания медицинской помощи онкобольным: каждый месяц практикующие врачи, ученые, фармацевты, инновационные предприниматели всего мира делают пусть незначительный, но шаг вперед к одной общей цели — победе человечества над раком.


Всем привет, уважаемые читатели моего блога, хочу сразу вас предупредить, речь пойдёт о распространенном забаливании как рак. Скрывать не буду, я уже как год болею раком, диагноз Саркома Юинга(рак кости скелета). Вы только не подумайте, я не жалуюсь, не прошу у вас жалости по отношению ко мне или ещё чего либо. За год лечение я много узнал о раке, о том что его много разновидностей, о том что на сегодняшний день каждый 6 болен этой заразой. Собственно к чему это все?!
За год лечения я был почти во всех онко центрах Москвы и области, скажу так, куда бы мы не пришли со своим заболеванием не важно с деньгами или нет, лечить нас ни кто не собирается. Я видил многих людей с различными таковыми заболеваниями, врачи онкологи идут по самому простому пути, кто бы что не говорил, но они в первую очередь берутся за самые лёгкие заболевания, где можно быстро вырезать все и забыть. С чего такие выводы позже обьясню. Я когда заболел раком, о этой болезни толком ни чего не знал и полностью доверился врачам. В интернете читал много разной информации, но как себя вести в процессе лечения никто не писал. Я только теперь понимаю что я сделал не так.
Ряд ошибок при лечении:
1. Я доверился полностью врачам, решил что они мастера своего дела, знают что и как правильно.
Все дело в том что мы у них идём на потоке, они не уделяют каждому нужного внимания, толком ничего не объясняют и ни чего не советуют. В моём случае когда мне назначили химиотерапию, мне ни кто не сказал что операция возможна в середине курса. Разговор был о прохождении курса и направлении на операцию, я не так давно узнал что операцию нужно было проводить после 4-го курса.
2. Если врачи чего то не делают, это не значит что это не нужно, не стоит сидеть и ждать пока врачи отправят вас на обследование.
Я проходил курс за курсом и сидел ждал дальнейшей команды врачей. Сам не догодался хотя бы для себя проходить обследование и самостоятельно следить за динамикой лечения. Так же необходимо знать при каких размерах можно проводить операцию, как только заметить что болезнь дожла до определённой отметки, настаивайте на операции. Постарайтесь сразу узнать у своего врача где будут оперировать, потому как в моём случае я лечение проходил в Раменской ЦРБ и онко центре в Балашихе, а операцию проводить будут в институте онкологии Блохина.
3. Не надейтесь на своего врача, нужно искать ещё как минимум 1-2 х онкологов и обязательно в крупных онко центрах.

Много слов написано, но статья эта была задумана не для того что бы описать своё лечение…
Сегодня 11.04.2017 мне удалось пообщаться с академиком в области онкологии и с хирургом онкологом. Речь шла нашей стране, в которой много больных и лечить их особо никто не хочет. Михаил Иванович профессор академик рассказал очень интересные истории, о методах лечения на сегодняшний день и реальные возможности нашей страны. Начнём с того что ещё в 50-х годах была изобретена вакцина от рака, её протестировали на живых людях и доказали что она работает, создатель этого чуда Блохин, тот самый человек в честь которого назван сегодня институт Блохина на каширке. Можно сказать так в чем проблема?! Можно лечить всех на лево и на право… Ответ очень прост, наше государство отказалось финансировать данное достижения, мотивируя тем что у нас нет соответствующего закона, да и в стране не так много больных раком что бы писать закон и тратить кучу денег. Вакцину продали за границу в месте с правами на её изготовление, куда точно продали не знаю до сих пор. Не трудно догадаться, что закона вакцинации раковых заболеваний нет и сегодня, те достижения которые есть на сегодняшний день, так же никто не финансирует, а точнее финансируют разработку, как дело доходит до серийного производства, на этом все заканчивается, мотивируя отсутствием денег. Все эти созданные вакцины замараживаются и откладуются в долгий ящик, где про него забывают. Хочу добавить от себя, сразу созрел вопрос, почему на Сирию и Украину деньги есть, а для своего народа денег нет?! Так вот, на сегодняшний день в Новосибирске выпущена очередная вакцина, но как и все остальные, она в продажу не поступит, потому как её продают багамским островам. Нас лечат старым и простым способом химии и скальпеля. Так же есть один важный момент, сейчас очень часто встречается раковый вирус мутант. Мутант это вирус который отделился от обычной каковой клетки и у нес собой ген вируса. Он звтоился в аргонизме человека приняв вид обычной клетки, поэтому иммунитет его не трогает и после операции основной опухали спустя 2-3 года эта клетка оживает. Она действует очень быстро, тем самым поражает все доступныйе ей места и болезнь начинается сначала. Мутация это последствия химии, рак таким образом защищает себя… Писать можно долго про это все, тот ко вот есть ли смысл? Правительство не заинтересовано в улучшении здоровья населения, точная статистика смертей от рака ни кому не известна.

Прошу прощение за ошибки, пишу на ходу, еду домой, завтра исправлю…
Спасибо за внимание, берегите себя и своих близких!

От самолечения до отчаяния


Рака становится больше?

Но возьмем последние, ближайшие к нам десятилетия. Статистика, собранная ВОЗ, подтверждает рост числа онкологических заболеваний. В 2008 году в мире от рака умерли 7,6 млн человек, в 2015 году — уже 8,8 млн, а к 2030 году, если тенденция сохранится, смертность от этого заболевания может достичь 13 млн человек в год. Рост заболеваемости сомнений не вызывает, но так ли это плохо?

Сама постановка вопроса кажется кощунственной. Что может быть хуже рака?! Но погодите негодовать. Хотя заболеть раком может любой человек, однако медицинская статистика убедительно показывает, что в первую очередь это болезнь пожилого возраста. (Впрочем, среди онкологических заболеваний существует и небольшая группа так называемых педиатрических раков, которым подвержены дети до пяти лет.) Люди молодого и среднего возраста болеют раком гораздо реже.

В традиционном обществе с очень высокой детской смертностью и ранним уходом из жизни стариков онкологические заболевания действительно не были проблемой. Сейчас примерно две трети больных в США составляют пациенты старше 65 лет, среди них же наблюдается самая высокая смертность от онкологических заболеваний. Сто лет назад не так много людей попросту доживали до этого возраста.

Разумеется, утверждать, что рост числа раковых заболеваний связан лишь с увеличением продолжительности человеческой жизни, было бы слишком оптимистично. Промышленное загрязнение и вредные привычки, особенно курение, вносят свою печальную лепту в онкологическую статистику. Однако, критически относясь к недостаткам существующего порядка вещей и стараясь их исправить, нам не стоит идеализировать былые времена.

Подавляющее большинство страшных болезней прошлого было побеждено не столько в результате головокружительных научных открытий (вроде изобретения антибиотиков), сколько благодаря методичным и скучным профилактическим мерам, последовательно проведенным в жизнь.

Внимание к вопросам безопасности медленно, но верно начинает приносить плоды. В развитых странах в последние годы наметилась тенденция к снижению не только смертности от рака, но и числа случаев новых заболеваний. Однако работы в этом направлении еще непочатый край. По оценкам специалистов, развитие по меньшей мере 30% раковых опухолей можно предупредить за счет отказа от вредных привычек и доступных мер профилактики.

Факт. По данным Национального института рака (США), вероятность заболеть раком для человека наиболее высока в возрасте 55–75 лет. После 75 лет она начинает снижаться, а после 85 лет становится почти так же низка, как в молодости.

Душа и тело

В жизни каждого человека бывают непростые моменты — смерть близких, развод, болезнь, потеря работы. От психологического стресса не застрахован никто. Как влияют отрицательные переживания на риск заполучить онкологическое заболевание?


Хорошая новость — на сегодняшний день отсутствуют какие бы то ни было достоверные данные о том, что психологическое потрясение напрямую ведет к развитию злокачественных опухолей. Это значит, что связь между стрессом и повышенным риском возникновения опухоли либо отсутствует вовсе, либо слишком слаба, чтобы обнаружить ее стандартными статистическими методами. Даже такое долговременное угнетенное состояние, как депрессия, судя по многочисленным данным, нисколько не увеличивает риск заболеть раком. Так что если у вас в жизни не все идет гладко, не стоит дополнительно терзать себя мыслью, что теперь вы еще наверняка заболеете.

Однако житейские неприятности могут способствовать развитию заболевания косвенно. Пытаясь бороться со стрессом, люди часто начинают курить и злоупотреблять алкоголем, перестают следить за здоровьем.

Что касается влияния психологических факторов на развитие болезни, то нет сомнений, что онкологический диагноз сам по себе является сильнейшим стрессом, и то, насколько успешно больной сумеет ему противостоять, действительно может влиять на его шансы выздороветь. Эксперименты на мышах показали, что у животных, подвергающихся социальной изоляции (это одна из форм стресса), происходит ускоренный рост опухолей и распространение метастазов. Возможно, это связано с тем, что гормоны стресса, такие как норадреналин, являются одновременно факторами, влияющими на метастазирование опухолевых клеток. Кроме того, они воздействуют на иммунную систему, которая, как будет показано дальше, играет важную роль в сдерживании опухолевого роста.

Впрочем, есть серьезные основания полагать, что такие чувства, как отчаяние, беспомощность и безнадежность, повышают риск преждевременной смерти даже в отсутствие онкологического диагноза (хотя полностью механизмы этого явления не ясны). Им следует противостоять, используя психотерапию, а в некоторых случаях и антидепрессанты, подобранные врачом. В крупных онкоцентрах нередко ведут прием специалисты-онкопсихологи, которые могут проконсультировать больных и их близких. И это помощь, которой не стоит пренебрегать.

Язык мой — враг мой

То же самое справедливо и для злокачественных опухолей. Это не какое-то одно заболевание, но целая группа болезней, имеющих ряд общих симптомов, самые важные из которых — быстрый бесконтрольный рост новообразования и распространение по организму (метастазирование). Для одного только рака груди сейчас выделяют по меньшей мере четыре молекулярных подтипа. Такая подробная классификация не досужая выдумка узких специалистов, которым больше нечем заняться. В зависимости от молекулярного типа опухоли назначается лекарственная терапия, и препараты, эффективные при лечении одного варианта заболевания, могут быть противопоказаны при другом.

Другой пример — рак легкого. Это название объединяет по меньшей мере четыре разных заболевания: мелкоклеточный и немелкоклеточный рак, который, в свою очередь, делится еще на три вида: аденокарциному, плоскоклеточный и крупноклеточный рак. Каждая из этих болезней требует своего особого лечения.

Нет ни малейшего сомнения, что русскоязычный термин эволюционирует в том же направлении.

Факт. Рак — это не одна болезнь, а целая группа заболеваний.

Диагноз или приговор?

Первый взгляд на статистику онкологических заболеваний как будто бы подтверждает худшие опасения. Основным критерием успешного лечения в онкологии является пятилетнее выживание пациента после постановки диагноза. В России этот показатель составляет около 40%, то есть, увы, примерно соответствует американским данным 1970-х годов, но в Европе и США достигает 60–70%, что выглядит уже гораздо оптимистичнее. Вопреки расхожему мнению, лечение онкологических заболеваний в крупных городах России находится на уровне мировых стандартов. Чем же тогда объясняется эта почти двукратная разница?


Основной проблемой лечения рака в России остается поздняя диагностика. Регулярные наблюдения у специалистов не требуют значительных финансовых затрат, но могут сильно повысить шансы победить болезнь. Разумеется, каждый год проходить проверку на все возможные типы опухолей невозможно, да и не нужно. А вот своевременно диагностировать наиболее распространенные типы рака по силам почти каждому.

По данным ВОЗ, для мужчин наиболее распространенными типами онкологических заболеваний являются: рак легких, печени, желудка, рак кишечника (ободочной и прямой кишки) и рак предстательной железы. Для женщин — это рак груди, рак легких, рак кишечника (ободочной и прямой кишки), рак шейки матки и желудка. Регулярное (раз в год) обследование этих органов гарантирует, что заболевание, если и возникнет, не будет запущено.

Прививка от гепатита В и профилактика гепатита С резко снижают вероятность заболеть раком печени. Отказ от курения сводит к минимуму риск заболеть раком легких и снижает риск других онкологических заболеваний. Регулярное посещение гинеколога позволяет обнаружить злокачественные перерождения шейки матки и опухоли груди на ранней стадии и т. д. Эти меры и другие профилактические подходы доступны большинству людей и не требуют значительных финансовых вложений. Исключение составляют разве что такие относительно дорогостоящие процедуры, как колоноскопия и гастроскопия для диагностики опухолей кишечника и желудка соответственно, но их достаточно проходить раз в несколько лет.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.