Рак в кыргызстане статистика


Ежегодно в Кыргызстане у 5 тыс. человек диагностируют рак. Как утверждают медики, половина из них умирает в первый год болезни. Такая печальная картина обусловлена тем, что в Кыргызстане население не уделяет должного внимания профилактике, из-за чего болезнь выявляется уже на последних стадиях, когда бороться с ней практически невозможно.

Директора Национального центра онкологии Эрнис Тилеков рассказал, почему в стране распространен рак желудка, как снизить вероятность развития рака, а также что важно знать о лечении онкологии.

Хотя бы УЗИ органов брюшной полости надо делать, хоть в государственных учреждениях, хоть в частных, на каждом шагу ведь сейчас центры. Это ведь очень просто. Гастроскопию надо делать раз в год.

Если бы люди соблюдали эти простые правила, то выявляемость была бы куда более высокой. Надо помнить: диагностированный на ранних стадиях рак излечим!

У женщин – рак молочной железы, у мужчин – рак желудка.

Факторов очень много. Мы не ведем здоровый образ жизни, вредных привычек много, экология, урбанизация.

Я призываю вести здоровый образ жизни, бросить курить – это одна из главных причин рака легких. Также мы, кыргызы, склонны к обжорству. Эта привычка вызывает язвы. В последующем люди не обследуются, отсюда рак желудка. Никто не ходит к врачу, пока не согнется от страшных болей!

Аналогично — с гинекологическими заболеваниями у женщин. Мы всегда стараемся информировать население о важности диагностики и профилактики. Но никто, увы, не прислушивается к советам специалистов.

Да, раньше не говорили об этом, но в последнее время стали связывать развитие раковых заболеваний с психологическими факторами. Это уже доказано: стрессовые ситуации тоже провоцируют развитие рака.

У нас в центре предусмотрен штатный психолог. Хотя в Кыргызстане еще со времен Советского Союза к психологам серьезно не относились.

Психологическая поддержка обязательно нужна больному, ему очень трудно принимать болезнь. Важно в нужную минуту его подбодрить, сказать о том, что он должен бороться и не опускать руки. Это столь же важно в борьбе с раком, как и химиотерапия. Необходимо мобилизовать все ресурсы.

Но, к сожалению, у наших психологов очень маленькая зарплата для такой сложной работы.

За годы накопилось очень много проблем. Например, устаревшее оборудование.

Онкобольные – это особая категория больных, они нуждаются в комбинированном лечении. Нужен хирургический блок, в последующем больной нуждается в химиотерапии или лучевой терапии.

У нас очень хорошие хирурги с академическим образованием, те операции, которые делаются в мире, нашим хирургам по плечу. Есть хорошие специалисты в области химиотерапии, но препараты дорогие. Мы детей полностью обеспечиваем лекарствами, взрослых — нет. Им приходится получать препараты по линии гуманитарной помощи либо приобретать за собственные средства.

У нас есть линейный ускоритель, которому 24 года, он весит 60 тонн. Аппарат сильно устарел и морально, и технически, в глубокие опухоли он не проникает и подходит только для лечения поверхностных опухолей. Но есть еще гамма-терапевтический аппарат 2008 года. В прошлом году мы его отремонтировали. Есть еще два лучевых аппарата.

На сегодняшний день все больные получают лечение, но на процедуры очень большие очереди. Наши доктора работают в усиленном режиме, в день пропускают по 100-150 больных.

В прошлом году президент был в Индии и там договорился с их премьер-министром, в порядке гуманитарной помощи нам выделен еще один гамма-терапевтический аппарат. Он прибыл позавчера, сейчас мы ожидаем инженеров из Индии, которые в течение месяца установят его. Наши больные будут получать полноценную лучевую терапию на должном уровне.

Кроме этого, сейчас идет модернизация Национального центра онкологии – начали капитальный ремонт, планируется приобретение современного оборудования, будет работать линейный ускоритель, который стоит около 4 млн сомов.

Это прекрасно. По статистике, на 250 тыс. населения должен быть один линейный ускоритель. Бывают форс-мажоры, бывает, что аппарат может выйти из строя. Чтобы не прерывать лечение, больные должны получать процедуры в другом центре.

С этого года есть хорошие шаги по улучшение и модернизации онкологической службы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Официально в Кыргызстане зарегистрировано свыше 25 тысяч онкобольных. Каждый день еще 15 человек узнают о том, что они больны раком. 83 процента из них после того, как узнают о своем диагнозе, умирают, не прожив и года.

В Кыргызстане не развита система оказания помощи людям, пораженным раком и находящимся на последней стадии развития болезни. Больным сложно найти качественную медицинскую помощь и лекарства для поддержания состояния. Что нужно делать для решения этого вопроса? Как улучшить паллиативную помощь?


Таалайгуль Сабырбекова: Паллиативная помощь должна оказываться не только онкологическим больным, но и другим пациентам, страдающим такими болезнями как туберкулез, сахарный диабет и так далее.

В Кыргызстане такого рода медицинские услуги были активизированы с 2014 года, но я могу сказать, что работа ведется еще не на соответствующем уровне. Паллиативная помощь в больницах оказывается только в двух местах.

В Бишкеке работает отделение на 25 человек, в Оше – на 10 человек. Конечно, этого недостаточно при том, когда в год от рака умирает 3 тысячи человек. Помощь на дому оказывают только три группы врачей.

Расскажу о вчерашнем случае. К нам обратились родственники женщины, которую не приняли в Национальном центре онкологии. Ей было очень сложно. Чтобы получить рецепт на морфин от Центра семейной медицины №9, где она была зарегистрирована, нам пришлось простоять с утра до ночи. Не то, что рядовой врач - там даже главврач не знал правила выписки рецепта на морфин.

Морфин является раствором для инъекций с содержанием наркотического вещества, рецепт на который выписывается под строгим контролем. Нужно заполнить соответствующие бумаги. Врачи не умеют выписывать рецепты на морфин, в результате чего пациенты испытывают трудности. Наши специалисты до ночи объясняли женщине, чтобы получить рецепт. Это только один пример.

Жаныл Кочкорова: Во-первых, причина кроется в неграмотности врачей. Много документации, которую проверяют. К примеру, в Кыргызстан морфин завозят в таблетках и ампулах. Полно журналов, которые регистрируют их особенности. Главный или рядовой врачи не хотят все это заполнять, возиться с этим, многие не знают, как это вообще оформляется. Никто не учит молодых врачей заполнять эти бумаги. Мы сейчас на примере других стран учимся, как работать с документами, и хотим распространить эти знания на других.

Во-вторых, пациенты неправильно понимают назначение морфина, считают его наркотиком и отказываются принимать. Из-за того, что родственники не хотят говорить больному о болезни и пытаются помочь ему самостоятельно, некоторые даже не знают о морфине. Либо самостоятельно принимают решение, что использовать его еще рано - боятся морфина.

Таалайгуль Сабырбекова: Все это происходит из-за нехватки информации. Только недавно я была в Таласе. Там некоторым приходится преодолевать 45 километров для того, чтобы получить рецепт на морфин. Даже в больницах трудно найти этот препарат.

Только недавно постановлением правительства была повышена доза употребления морфина. Если раньше рецепт выписывался на 50 таблеток, то сейчас - на 100, что касается ампул, то их повысили с 20 до 40. Это хорошая новость. Потому что информации недостаточно, в особенности это касается врачей. Несмотря на это, есть примеры, когда работу в регионах выполняют эффективно. Руководитель Центра семейных врачей в Кочкорском районе Роза Калманбетова по специальности окулист, но исполняет обязанности онколога. Она договорилась с частными аптеками и наладила выдачу морфина и других обезболивающих лекарств по рецепту. В оказании помощи большую роль играет и энтузиазм врачей.

15.09.2015 18:40 msk, Екатерина Иващенко


В историях этих женщин хорошо видна ситуация с онкодиагностикой и лечением в Кыргызстане.

История первая. Таалайгуль


С 1997 года я стала волонтером американской организации, которая завозила в нашу страну гумпомощь. В 2006 году решила создать общественный фонд, который бы занимался вопросами здоровья. В 2007 году от этого фонда я поехала на форум в Беларусь и там узнала о проблеме рака молочной железы. Мне стало интересно, а что у нас с этим вопросом? По приезде мы провели анализ ситуации, после которого приняли решение сделать все возможное, чтобы ее изменить. Выявили, что у нас высокая заболеваемость и высокая смертность из-за поздней диагностики и плохой доступности лечения. Мы начали проводить конференции, встречи, марши, чтобы озвучить эту проблему – и властям, и обществу. В архивах я нашла старые приказы Минздрава СССР, где первичная диагностика - пальпация молочных желез – была обязательной в поликлиниках! Однако в нашей стране об этом совершенно забыли.

У рака есть четыре стадии, первые две считаются ранними. У нас же подавляющее большинство онкозаболеваний выявляется на поздних стадиях. Однако после нашей работы улучшилась диагностика именно рака молочной железы. Люди как дети, их надо учить и постоянно напоминать о факторах риска, о ранних симптомах болезней.

Проблемы онколечения, как их видит Таалайгуль Сабырбекова

3. После установления диагноза больной ложится в центр онкологии. Если рак операбельный, больному предстоит пройти комплексное лечение: операцию, лучевую и химиотерапию. Хирурги у нас хорошие, но больному приходится за все платить. И за операцию, и за наркоз, и за лучевую и химиотерапию. Примерно затраты пациента и его семьи составляют от 50 до 200 тысяч сомов. Хотя по закону об онкологической помощи в Кыргызстане помощь больному раком предоставляется бесплатно. Врачи ждут от пациента денежного вознаграждения, у них низкая зарплата. Но ведь пациент не должен отвечать за государство. Мы пришли к выводу, что если в Кыргызстане у пациента нет денег для лечения рака, у него просто нет шансов на выздоровление.

4. Устаревшее оборудование. В стране есть только один аппарат для лучевой терапии, он 1970 года выпуска. Он давно устарел, облучение опухоли идет не точечно, как на современном оборудовании, а распространёнными лучами. Это как стрелять пушкой по воробьям, что приводит к повреждению здоровых тканей. Современный аппарат стоит $1,5 миллиона, ну что такое эта сумма в рамках страны?! Ничего! А что эта сумма по сравнению с тем, сколько партии тратят на агитационную компанию? В нашей стране онкология – эта самая нефинансируемая отрасль страны.

5. Согласно официальной статистике, в Кыргызстане ежегодно раком заболевает около 5.000 человек. Это только взрослые. Реальные цифры раза в три раза выше. Всего на учете у онкологов стоит более 20.000 человек, но стоит учитывать, что через пять лет пациента с учёта снимают. У кого есть деньги, едут в другие страны, в Турцию, Корею, Германию и т.д. Очень высока заболеваемость среди детей из бедных семей, и ими тоже надо заниматься.

История вторая. Тынара

Тынара Касымалиева: «В Кыргызстане на медицину уходит лишь 2,7 процента от ВВП. Это самый низкий показатель в регионе, даже в Таджикистане эта цифра выше четырех процентов. Мы работаем над тем, чтобы изменить отношение государства к медицине, и онкологии в частности.

Однажды к нам пришла больная раком женщина. Она рассказала, что в больнице на нее не обращали внимания: она знала о возможности бесплатного лечения и требовала то, что ей положено по закону. В результате ее положили на койку в коридоре, возле туалета, и хотя места в других палатах освобождались, ее никуда не переселяли. Помощь ей не оказывали, время шло, болезнь прогрессировала. Женщина полежала в этом коридоре и ушла домой. Случайно по радио услышала о нас, пришла к нам в офис, рассказала свою историю: так же, как и мы, она хотела помогать людям. Через некоторое время она вдруг пропала. А через несколько месяцев мы узнали, что она умерла…



Пособие, с помощью которого женщин учат самостоятельной пальпации груди

История третья. Гульмира


Официальный комментарий

Что касается технического оснащения медцентров, то, по словам чиновника, это больной вопрос, который за счет госбюджета пока решить не получается. В этой связи планируется привлечение в эту сферу денег инвесторов.

Вместо послесловия

В Кыргызстане за сутки зарегистрировано 1 264 новых случая COVID-19 кодов U07.1 и U07.2. Об этом в субботу, 18 июля, сообщает Республиканский штаб по борьбе с коронавирусом.

Новые случаи заражения выявлены в Бишкеке (506), Чуйской области (181), Ошской области (138), Джалал-Абадской области (113), Иссык -Кульской области (100), Таласской области (88), Оше (61), Баткенской области (48) и в Нарынской области (29). В числе заболевших - 70 медиков.

За весь период пандемии подтверждено 25 тыс. 47 случаев заражения коронавирусом.

Число умерших за сутки от ковида и внебольничной пневмонии составило 73 человека. Из них 22 летальных исхода зафиксированы в Бишкеке. Всего с марта этого года скончались 858 кыргызстанцев с пневмонией и лабораторно подтвержденным COVID-19.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Кыргызстане случаи коронавирусной инфекции и внебольничной пневмонии объединили в одну статистику [ПОДРОБНОСТИ]

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:




  • Подписка

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФC77-50166 от 15 июня 2012. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Приобретение авторских прав и связь с редакцией: kp@kp.ru

  • Беларусь
  • Бишкек
  • Казахстан
  • Молдова
  • Астрахань
  • Барнаул
  • Белгород
  • Биробиджан
  • Благовещенск
  • Брянск
  • Владивосток
  • Владимир
  • Волгоград
  • Вологда
  • Воронеж
  • Донецк
  • Екатеринбург
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Камчатка
  • Кемерово
  • Киров
  • Краснодар
  • Красноярск
  • Крым
  • Курск
  • Липецк
  • Магадан
  • Москва
  • Мурманск
  • Нижний Новгород
  • Новосибирск
  • Омск
  • Орел
  • Пенза
  • Пермь
  • Псков
  • Ростов-на-Дону
  • Рязань
  • Самара
  • Санкт-Петербург
  • Саратов
  • Сахалин
  • Севастополь
  • Северный Кавказ
  • Смоленск
  • Сыктывкар
  • Тамбов
  • Тверь
  • Томск
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уфа
  • Хабаровск
  • Челябинск
  • Чита
  • Чукотка
  • Югра
  • Якутия
  • Ямал
  • Ярославль



  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

В Кыргызстане, согласно данным Национального статкомитета, ежедневно 15 человек узнают о том, что больны раком, всего в стране официально более 26 тысяч людей с онкологическим заболеванием. Глава фонда "Помогать легко" Динара Аляева в эфире программы "Азия" рассказала, как в Кыргызстане решают проблему онкологических заболеваний и какую помощь оказывает государство.

— По статистике, с каждым годом людей, болеющих раком, становится все больше. А больше ли помощи таким больным со стороны государства?

— Судя по детской онкологии и тем данным, которыми я обладаю, что вплоть до 2014 года финансирование детской онкологии – это было 1,5 млн сомов в год (около $25 тысяч). Это ничтожно мало, я бы сказала, преступно мало. С 2014 года благодаря активной адвокации и защите прав пациентов, с помощью журналистов мы смогли добиться, достучаться до небес – до правительства, и с каждым годом финансирование детской онкологии увеличивается. На 2018 год уже из Фонда высоких технологий было выделено 9 млн сомов (около $129 тысяч) на химиопрепараты.

Однако во взрослой онкологии дела обстоят намного, намного хуже. Очень долго в стране существовал закон о бесплатной медицинской помощи онкобольным. Он был на словах, не было ни одного механизма, который бы обеспечивал эту бесплатную помощь. То есть закон был, но больные должны были все равно все оплачивать.

— Допустим, человек узнает, что у него рак. На какую бесплатную помощь от государства он сегодня может рассчитывать? Конечно, многое зависит от стадии заболевания, но тем не менее.

— На бесплатную помощь от государства могут теперь претендовать только дети до 18 лет. Для взрослых бесплатную помощь отменили в 2018 году.

— Как обстоят дела с доступом к лекарственным препаратам? Многие кыргызстанцы едут в другие страны, потому что здесь лекарств просто не купить.

— Абсолютно верно. Кыргызстан – достаточно маленький рынок для фармацевтических компаний, и коммерческой выгоды этот рынок не представляет. Поэтому регистрация лекарств проводится очень тяжело, путем таких активистов, которые работают в области онкологии и защиты прав пациентов.

Лекарств нет, и это бич нашего времени. Даже по детской онкологии я могу сказать, что несмотря на то, что выделяются деньги, иногда купить лекарства в стране невозможно.

— В Кыргызстане до сих пор нет необходимого оборудования для лечения рака, а та техника, что имеется, морально и физически уже давно устарела. Что вы об этом можете сказать?

— Дело в том, что в 2016 году, когда правительство отказалось покупать линейный ускоритель и позитронный эмиссионный томограф, который необходим для онкологии, наш фонд начал кампанию по сбору на линейный ускоритель. Во время этого сбора мы вели очень активную advocacy-кампанию вместе с правительством, пытались найти гранты. И в 2017 году такой грант был найден – около $7 млн выделила местная горнорудная компания. Как раз сегодня объявлен победитель тендера, полтора года этот тендер шел.

Средства, которые были собраны в ходе кампании нашим фондом, еще не истрачены и находятся на счетах фонда, так как на круглом столе было решено направить эти деньги на улучшение качества диагностики. И сейчас мы ищем возможное оборудование, которое мы могли бы купить на эти деньги. Всего было собрано $60 тысяч.

— Вы также работали по проекту оказания паллиативной помощи, вы открыли в стране детский хоспис, вы помогаете людям, которые знают свой необратимый диагноз. Есть мнение, что таким людям уже не нужно помогать. Почему это не так?

— Даже умирающий человек является гражданином этой страны. И правительство обязано предоставить помощь этому человеку.

Паллиативная помощь – это абсолютный показатель отношения правительства к своим гражданам. Если ее нет – значит, нет адекватной помощи медицинской, значит, это неуважение прав человека и прав пациента.


Кыргызстану необходимы стандарты лечения рака. Об этом сегодня, 4 февраля, рассказала глава ОФ "Эргене" Таалайгуль Сабырбекова во время круглого стола в "ВБ" на тему "Права онкологического пациента в Кыргызстане", посвященного Международному дню борьбы с раком.

По ее словам, согласно данным ВОЗ, заболеваемость раком растет и будет расти. Однако в Кыргызстане до сих пор нет стандартов лечения по онкологии, которые обязательны, не выдаются клинические протоколы.

"Пока их нет, мы не можем четко рассчитать наши финансовые возможности. Мы должны знать, сколько стоит лечение того или иного заболевания. К примеру, в Беларуси онкологи высчитали, сколько стоит диагностика и лечение рака молочной железы. По их оценкам, диагностировать и вылечить первую стадию стоит $1 тысячу. Туда входят сведения о том, какие виды анализов и диагностических процедур обязательны. Если это вторая стадия, то $2,5 тысячи, третья - $4 тысячи, четвертая обойдется в $8 тысяч. То есть, чем раньше выявить заболевание, тем дешевле оно обойдется в лечении", - пояснила Сабырбекова,

Она добавила, что в США существуют сайты, на которых вывешиваются все клинические протоколы, написанные доступным языком для пациентов. В Кыргызстане необходимо добиться, чтобы у Национального центра онкологии был сайт с утвержденными Минздравом клиническими протоколами и руководствами, информацией для пациентов, что поможет избежать лишнего беспокойства по поводу правильности лечения у последних.

Директор общественного фонда "Вместе против рака" Гульмира Абдразакова отметила, что в Кыргызстане хромает диагностика онкозаболеваний, а это нарушение прав пациента. По ее словам, в фонд обращаются как женщины, так и мужчины по этому поводу. Ведь неправильная диагностика ведет к неправильному лечению.

Она привела пример, когда из Ат-Баши приехала женщина, которой поставили рак шейки матки и отправили на очередь, хотя пациентка даже не прошла обследование посредством УЗИ .

"Мы выполняем зачастую функции государства и врачей, потому что нередко те неадекватно относятся к пациентам, халатно. Эту женщину мы отправили на УЗИ. Выяснилось, что у нее нет рака шейки матки. У нее рак тела матки и рак яичника, а также киста, которая лопнула во время обследования. Хорошо, что вовремя выявили и сейчас она прошла химиотерапию и лечение. Это факт, который мы знаем. А сколько остаются неизвестными? Сейчас остро стоит вопрос с навязыванием препарата камелина, что является неадекватным и кощунственным при лечении рака. Это преступление, когда, пользуясь служебным положением, врач назначает биологически активную добавку камелин. За это нужно наказывать", - уверена Абдразакова.

Она привела еще один пример: недавно умерла женщина, у которой осталось четверо детей, а при правильном лечении она могла бы выжить.

Одной из проблем директор "Вместе против рака" считает и отсутствие регистра пациентов с онкозаболеваниями: нет четкой базы данных, сколько человек было зарегистрировано, где они лечились, сколько умерло, состав. Между тем это коррупционный риск, так как используются скрытые данные лечения.

Свою позицию выразила и консультант Минздрава по доказательной медицине Бермет Барыктабасова. По ее мнению, замена БАДами основного лечения приравнивается к преступлению медицинского характера. Так, производитель камелина - препарат меда с большим содержанием биологически активных веществ - зарегистрировал этот БАД как лекарственное средство. И это возможно только потому, что это позволяет кыргызстанское законодательство.

"Поэтому основное лечение в онкологии, повторяю, заменять биологически активными добавками - преступление. Была создана комиссия Минздрава по камелину, опрашивались пациенты. Назначения идут до сих пор, даже если это не указывается в истории болезни. Идет грубое нарушение оформления медицинской документации, когда назначение делается устно, выполняется медсестрами. БАДы и все остальные необоснованные методы и вмешательства, такие как водка с дегтем, керосиновые клизмы, кедровые бочки и так далее в онкологии нельзя применять ни в коем случае, потому что расходуются средства, тратится время, и исходы, разумеется, будут неблагоприятными", - предостерегла врач.

Однако она обрадовала онкобольных тем, что в январе были утверждены два руководства по раку шейки матки: одно по скринингу и выявлению в условиях ограниченных ресурсов для первичного и вторичного уровней (районные больницы, ЦСМ). Второе по лечению на третичному уровне в Национальном центре онкологии.

"У врачей будут четкие рекомендации как диагностировать рак, как он начинается. У профессионалов-гинекологов сейчас много жалоб, что в частных и госклиниках любое состояние шейки матки принимают за рак и ампутируют ее. У нас много жалоб от пациентов, что поставленный диагноз не подтверждается, когда они выезжают за границу. Системе здравоохранения в сфере онкологии нужно не слепое, глухое, старое диагностическое оборудование, а то, которое дифференцирует рак, и скажет, какого он вида, потому что бывает гормональная опухоль и лекарственные препараты сработают лучше, операбельная ли она. То есть клинический протокол дает абсолютно четкие указания, какой вид рака, какая стадия, какое лечение и какая диагностика должны быть", - отметила Барыктабасова.

Что касается скрининга, то есть виды онкозаболеваний, которые не требуют дорогостоящего оборудования и серьезных навыков у врачей. К примеру, при раке прямой кишки это анализ кала на скрытую кровь. А благодаря клиническому протоколу у врачей появится возможность сразу подозревать онкозаболевание.

По данным Национального центра онкологии, в 2013 году впервые диагноз "рак" был поставлен 5 126 больным, из которых в итоге умерло 2 983 человека. То есть почти 60% больных погибает уже в первый год после установления диагноза.

Ежегодно под эгидой Международного союза против рака (UICC) отмечается Всемирный день борьбы против рака под девизом "Это нам под силу". Цель - акцентировать внимание общественности на глобальной проблеме, повысить осведомленность населения о раке как одном из самых страшных заболеваний современной цивилизации, привлечь внимание к предотвращению, раннему выявлению и лечению. Смертность от рака стоит на втором месте после смертности от болезней системы кровообращения.

Сегодняшний круглый стол и мероприятия месячника проходят при поддержке программы "Общественное здравоохранение" фонда "Сорос-Кыргызстан", которая начиная с 2010 года реализует образовательные и информационные мероприятия, проекты по развитию паллиативной помощи в стране, а также непосредственно содействовала продвижению и регистрации таблетированного морфина, развитию нормативно-правовой базы, облегчающей доступ к опиоидам для паллиативных пациентов.

За последние 60 дней ни разу не выходила

  • Выпуски
  • Статистика

Раковый корпус Кыргызстана

В историях этих женщин хорошо видна ситуация с онкодиагностикой и лечением в Кыргызстане.

История первая. Таалайгуль


С 1997 года я стала волонтером американской организации, которая завозила в нашу страну гумпомощь. В 2006 году решила создать общественный фонд, который бы занимался вопросами здоровья. В 2007 году от этого фонда я поехала на форум в Беларусь и там узнала о проблеме рака молочной железы. Мне стало интересно, а что у нас с этим вопросом? По приезде мы провели анализ ситуации, после которого приняли решение сделать все возможное, чтобы ее изменить. Выявили, что у нас высокая заболеваемость и высокая смертность из-за поздней диагностики и плохой доступности лечения. Мы начали проводить конференции, встречи, марши, чтобы озвучить эту проблему – и властям, и обществу. В архивах я нашла старые приказы Минздрава СССР, где первичная диагностика - пальпация молочных желез – была обязательной в поликлиниках! Однако в нашей стране об этом совершенно забыли.

У рака есть четыре стадии, первые две считаются ранними. У нас же подавляющее большинство онкозаболеваний выявляется на поздних стадиях. Однако после нашей работы улучшилась диагностика именно рака молочной железы. Люди как дети, их надо учить и постоянно напоминать о факторах риска, о ранних симптомах болезней.

Проблемы онколечения, как их видит Таалайгуль Сабырбекова

3. После установления диагноза больной ложится в центр онкологии. Если рак операбельный, больному предстоит пройти комплексное лечение: операцию, лучевую и химиотерапию. Хирурги у нас хорошие, но больному приходится за все платить. И за операцию, и за наркоз, и за лучевую и химиотерапию. Примерно затраты пациента и его семьи составляют от 50 до 200 тысяч сомов. Хотя по закону об онкологической помощи в Кыргызстане помощь больному раком предоставляется бесплатно. Врачи ждут от пациента денежного вознаграждения, у них низкая зарплата. Но ведь пациент не должен отвечать за государство. Мы пришли к выводу, что если в Кыргызстане у пациента нет денег для лечения рака, у него просто нет шансов на выздоровление.

4. Устаревшее оборудование. В стране есть только один аппарат для лучевой терапии, он 1970 года выпуска. Он давно устарел, облучение опухоли идет не точечно, как на современном оборудовании, а распространёнными лучами. Это как стрелять пушкой по воробьям, что приводит к повреждению здоровых тканей. Современный аппарат стоит $1,5 миллиона, ну что такое эта сумма в рамках страны?! Ничего! А что эта сумма по сравнению с тем, сколько партии тратят на агитационную компанию? В нашей стране онкология – эта самая нефинансируемая отрасль страны.

5. Согласно официальной статистике, в Кыргызстане ежегодно раком заболевает около 5.000 человек. Это только взрослые. Реальные цифры раза в три раза выше. Всего на учете у онкологов стоит более 20.000 человек, но стоит учитывать, что через пять лет пациента с учёта снимают. У кого есть деньги, едут в другие страны, в Турцию, Корею, Германию и т.д. Очень высока заболеваемость среди детей из бедных семей, и ими тоже надо заниматься.

История вторая. Тынара

Тынара Касымалиева: «В Кыргызстане на медицину уходит лишь 2,7 процента от ВВП. Это самый низкий показатель в регионе, даже в Таджикистане эта цифра выше четырех процентов. Мы работаем над тем, чтобы изменить отношение государства к медицине, и онкологии в частности.

Однажды к нам пришла больная раком женщина. Она рассказала, что в больнице на нее не обращали внимания: она знала о возможности бесплатного лечения и требовала то, что ей положено по закону. В результате ее положили на койку в коридоре, возле туалета, и хотя места в других палатах освобождались, ее никуда не переселяли. Помощь ей не оказывали, время шло, болезнь прогрессировала. Женщина полежала в этом коридоре и ушла домой. Случайно по радио услышала о нас, пришла к нам в офис, рассказала свою историю: так же, как и мы, она хотела помогать людям. Через некоторое время она вдруг пропала. А через несколько месяцев мы узнали, что она умерла…



Пособие, с помощью которого женщин учат самостоятельной пальпации груди

История третья. Гульмира


Официальный комментарий

Что касается технического оснащения медцентров, то, по словам чиновника, это больной вопрос, который за счет госбюджета пока решить не получается. В этой связи планируется привлечение в эту сферу денег инвесторов.

Вместо послесловия

Екатерина Иващенко


Премия Нансена - ежегодная правозащитная премия Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев. Присуждается за заслуги в области защиты прав беженцев. Названа в честь норвежского полярного исследователя, видного деятеля в области защиты прав беженцев, Верховного комиссара Лиги Наций по беженцам, лауреата Нобелевской премии мира Фритьофа Нансена. Учреждена в 1954 году. Денежное выражение составляет 100 000$.

49-летняя Акила Асифа удостоена почетной премии за мужество и неустанную преданность образованию и обучение афганских девочек-беженок в деревне Кот Чандана в Мьянвали, Пакистан.

В УВКБ ООН отмечают, что в настоящее время 2,6 миллиона афганцев живут в изгнании и более половины из них - дети. Возможность учиться играет важную роль в том, чтобы беженцы смогли успешно адаптироваться к новым условиям и интегрироваться в общество.

В 1992 году Акила Асифа бежала со своей семьей из Кабула в более безопасное место - удаленное пакистанское поселение беженцев Кот Чандана. Асифа, которая работала учительницей на родине, была потрясена, узнав, что в этом селении девочки не учатся в школе. До ее приезда в силу строгих традиций девочкам не позволяли даже выходить из дома. Постепенно учительнице удалось убедить местные общины в важности образования, и она начала преподавать нескольким ученицам в импровизированной палаточной школе.

Сегодня палаточная школа стала далеким воспоминанием, так как уже более тысячи детей в деревне посещают постоянные школы - и все это благодаря инициативе их учительницы Акилы.


Экономика страны сохраняет устойчивость в трудной внешнеэкономической ситуации, характеризующейся слабостью экономической активности в еврозоне и России и низкими ценами на энергоресурсы. После высоких темпов роста в 2014 году, составивших 8,1 процента, в первом квартале 2015 года реальный ВВП увеличился на 7,5 процентов. До настоящего момента активные государственные инвестиции защитили страну от замедления, которое испытывают другие страны региона. Внешнеэкономическое положение страны продолжает оставаться прочным, а инфляция в период до конца апреля 2015 года уменьшилась до примерно 9 процентов вследствие меньшего, чем ожидалось, повышения регулируемых цен.

Однако трудная внешняя среда и, особенно, снижение мировых цен на нефть и газ, а также влияние замедления экономического роста в странах - основных торговых партнерах, воздействуют на внешнеэкономический сектор. Показательно, экспорт газа и продукции машиностроения испытали негативное воздействие.

Денежные переводы из России снизились на 14 процентов и 45 процентов в 2014 году и в первом квартале 2015 года соответственно по сравнению с соответствующими периодами предыдущего года. Официальные органы продолжали следовать своей политике постепенной девальвации номинального курса сума, которая происходила более медленными темпами, чем в большинстве основных стран – партнеров Узбекистана по торговле.

Налогово-бюджетная политика остается осмотрительной, в то время как денежно-кредитная политика является адаптивной. По результатам исполнения бюджета в 2014 году получен профицит (0,3 процента ВВП) за счет более высоких, чем прогнозировалось, поступлений от акцизов и мер по рационализации текущих расходов.

При этом профицит расширенного бюджета, включающего Фонд реконструкции и развития, уменьшился до 1,6 процента ВВП вследствие снижения поступлений от биржевых товаров. В бюджете на 2015 год заложен дефицит в размере 1 процента ВВП, однако по результатам исполнения бюджета в период до конца первого квартала 2015 года получено нулевое сальдо, вследствие того, что бюджетные расходы оказались ниже, чем заложено в бюджете. Что касается денежно-кредитной политики, Центральный банк Узбекистана снизил в январе 2015 года свою ключевую ставку (ставку рефинансирования) до 9 процентов. За период до конца марта 2015 года рост резервных денег и широкой денежной массы имел чуть более высокие темпы, чем предусмотрено годовыми целевыми показателями.

Исполнительные директора МВФ приветствовали высокие показатели экономического роста Узбекистана в последние годы и осмотрительную макроэкономическую политику властей, которые обеспечили здоровую сбалансированность бюджета, высокие внешние резервы и низкий уровень государственного долга. Однако риски, возникающие из-за слабой внешней среды и низких цен на энергоносители и биржевые товары, требуют бдительности властей и соответствующей макроэкономической политики. Постоянные и решительные усилия необходимы также для продвижения к более диверсифицированной экономике с ведущей ролью частного сектора, которая может генерировать производительные рабочие места и обеспечивать инклюзивный рост.

Директора [МВФ] поддержали смягчение налогово-бюджетной политики в краткосрочной перспективе и обеспечение устойчивости в среднесрочной перспективе. В этой связи, осуществление утвержденных расходов и направление сверхплановых поступлений в сферу социальной защиты и на расходы по поддержке малоимущих будут способствовать поддержанию экономического роста. Оценивая долгосрочные перспективы, директора приветствовали недавно принятую официальными органами новую программу модернизации отраслей промышленности. Они подчеркнули важность обеспечения высокого качества расходов за счет устранения ограничений по освоению средств и применения эффективных политик в сфере оценки проектов и проведения закупок. Они также рекомендовали создать надежные среднесрочные основы бюджета для более качественного управления поступлениями от природных ресурсов и государственной программой инвестиций.

Директора [МВФ] настоятельно рекомендовали официальным органам при необходимости быть готовым к ужесточению денежно-кредитной политики для сдерживания инфляционного давления. В целях снижения уровня инфляции до устойчивого однозначного значения, директора считают важным совершенствовать основы денежно-кредитной политики и добиться их большей согласованности с целевыми показателями денежно-кредитных агрегатов, а также регулировать избыточную ликвидность в системе.

Директора [МВФ] также подчеркнули важность обеспечения большей гибкости обменного курса для снижения давления на счет текущих операций и призвали официальные органы постепенно двигаться в направлении либерализации валютной системы и устранения валютных ограничений.

Директора [МВФ] отметили, что банковская система остается стабильной и достаточно капитализированной, а также призвали официальные органы продолжить укрепление регулятивной системы и системы банковского надзора. Они подчеркнули необходимость освобождения банков от непрофильных функций и поэтапного устранения целевого кредитования в целях укрепления финансового посредничества.

Директора [МВФ] приветствовали приверженность официальных органов к проведению структурных реформ и достигнутый прогресс в этом направлении на сегодняшний день. Они подчеркнули важность последовательного и своевременного осуществления реформ для продвижения инклюзивного роста, основанного на широкой базе. Они приветствовали недавно объявленную властями страны стратегию укрепления корпоративного управления и ускорения приватизации и ожидают эффективной реализации данной стратегии. Дальнейшие реформы по улучшению деловой среды и продвижению диверсификации экономики будут иметь важное значение, как и политика по увеличению гибкости рынка труда и улучшению квалификации рабочей силы.

Директора [МВФ] особо отметили важность улучшения доступности, своевременности и качества ключевых макроэкономических и социальных данных. В этой связи, они призвали Узбекистан присоединиться к Общей системе распространения данных МВФ.

Следующие консультации по статье IV с Узбекистаном предлагается провести в рамках стандартного 12-месячного цикла.

Полный текст сообщения, распространенного МВФ, доступен по ссылке.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.