Гормонотерапия рака молочной железы история

История гормонального лечения рака молочных желез

Маммология - PopMed - 2005

Началом гормонального лечения рака молочных желез, вернее попыткой его проведения, можно считать 1896 год, когда хирург из Глазго Jeoral Beatsou опубликовал данные успешного лечения трех женщин, больных распространенным раком молочной железы, которым были удалены яичники (операция двусторонняя овариэктомия). Это была первая попытка гормонального лечения рака молочной железы, хотя термин "гормон" был введен только в 1905 году.

В начале 20-го века хирургическую кастрацию (удаление яичников) выполняли довольно часто, особенно при распространенном раке молочных желез. Положительные результаты после этой операции отмечали только у 30 % пациенток.

1922 году в онкологии был применен метод лучевой кастрации – облучения радиацией яичников. Однако, как показала жизнь, в те времена этот метод воздействия на яичники и их способность вырабатывать эстроген, уступал хирургической овариэктомии в связи с несовершенством технического обеспечения и методик лучевой терапии в те времена.

Следует знать, что надпочечники, наряду с яичниками, являются источником стероидных гормонов, в том числе и эстрогенов, и с наступлением менопаузы они продолжают выработку этого гормона. C. Hygginsom со своими коллегами в 1940 году впервые предложили выполнение двустроннего удаления надпочечников после удаления яичников (это так называемая билатеральная адреналэктомия). Кроме того, в начале 50-х годов, R. Juft предложил при распространенном раке молочной железы удалять гипофиз.

Хирургическая эндокринная терапия довольно активно использовалась в первой половине прошлого века, однако применение таких методов, как адреналэктомия и гипофизэктомия (удаление надпочечников и гипофиза) требует высокой специализации и оснащенности онкологов, а в дальнейшем – длительной заместительной гормональной терапии, что неизбежно ограничивает возможность широкого внедрения этих методов в широкую практику. В нашей стране оба эти метода были малопопулярны. И в настоящее время хирургические методы гормональной терапии представляют только исторический интерес.

В то же время развитие гормонотерапии шло по пути использования андрогенов мужских половых гормонов, в частности, тестостерона и синтетических эстрогенов. С 1951 года в лечении рака молочной железы прочное место заняли прогестины – епрепараты на основе прогестерона – другого женского полового гормона.

История развития гормональной терапии отражает внедрение более простых и менее агрессивных методов лечения. Так, ингибиторы ароматазы заменили собой адреналэктомию, агонисты релизинг-гормонов гипофиза – овариоэктомию, антиэстрогены заменили эстрогены у больных в менопаузе, а прогестины – отчасти андрогены.

В 1962 году ученые впервые смогли предположить наличие на поверхности раковых клеток рецепторов эстрогенов, а позже использовать определение уровня этих рецепторов для прогнозирования так называемой гормоночувствительности опухоли. Выявление рецепторов стероидных гормонов (эстрогенов, прогестерона) на поверхностной мембране клеток рака молочной железы открыло большие перспективы в лечении. Они являются важнейшим показателем для определения гормоночувствительности опухоли в настоящее время.

Дальнейшие успехи в гормонотерапии поздних стадий рака молочной железы связаны с применением эндокринных препаратов системного действия, к которым относятся антиэстрогены, прогестины, ингибиторы ароматазы, а также агониста рилизинг-гормона лютеинизирующего гормона, синтетическим аналогом природного гонадотропин-рилизинг гормона (госерелин). Применение госерелина – это новые современные возможности выключения эстрогенной функции яичников у женщин в репродуктивном периоде и пременопаузе. При постоянном применении госерелин подавляет выделение гипофизом лютеинизирующего гормона, регулирующего нормальную функцию яичников. Это ведет к снижению в сыворотке крови у женщин концентрации одного из эстрогеновых гормонов – эстрадиола.

Стоит подчеркнуть, что в России определение рецепторов стероидных гормонов в опухоли, как правило, не производят не только в онкологических диспансерах, но и даже в ряде крупных онкологических центрах. Это означает, что около 25 – 30 % пациенток, страдающих раком молочной железы, напрасно подвергаются хирургическому и лучевому воздействию на яичники.

Тамоксифен представляет собой антиэстрогенный препарат, применение которого значительно изменило ход заболевания рака молочной железы, в особенности у пациенток в постменопаузе при гормонопозитивном раке. Сегодня тамоксифен рассматривается как "золотой стандарт" гормональной терапии рака молочной железы. Синтез и выявление противоопухолевой активности тамоксифена, вне всяких сомнений, является одним из важнейших достижений онкологии прошлого века.

Многочисленные исследования, а также клинический опыт показал, что тамоксифен эффективен при всех стадиях рака молочной железы. В случае же, когда у пациенток, страдающих раком молочной железы, развивается устойчивость к тамоксифену, отмечается эффективность применения гормональных препаратов второй линии – ингибиторов ароматазы, которые заменили удаление надпочечников. У женщин в постменопаузе основным механизмом продукции эстрогенов является превращение с помощью фермента ароматазы особого вещества надпочечников – андростендиона в эстрогены. Кроме того, имеются данные, что у женщин в глубокой менопаузе андростендион может вырабатываться не только надпочечниками, но и яичниками. При этом также происходит превращение андрогена андростендиона в эстрогены под действием фермента ароматазы.

В начале 70-х годов был открыт ингибитор ароматазы аминоглютетимид. Этот препарат уже применялся в медицине, но не как противоопухолевое средство, а как противосудорожное, противоэпилептическое средство под названием "хлоралгидрат". В 1960 году хлоралгидрат (аминоглютетимид) был изъят как противосудорожное средство по той причине, что во время его использования в ряде случаев развивается надпочечниковая недостаточность. С 1967 года этот препарат стали использовать в терапии распространенного рака молочной железы в качестве так называемой медикаментозной адреналэктомии.

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

В статье в историческом плане освещены вопросы эндокринного лечения рака молочной железы (МЖ) у женщин. Особое место уделено системному применению современных препаратов, которые заняли достойное место в лечении рака МЖ, особенно генерализованных форм.

Endocrine therapy for female breast cancer (BC) is outlined from the historical point of view. Particular emphasis is laid on the use of current drugs which have been the best in treating BC, its generalized forms in particular.

Н.П. Макаренко– канд. мед. наук, доцент кафедры РМА ПО, Москва

N.P.Makarenko, Candidate of Medical Sciences, Associate Professor, Department of Oncology, Russian Medical Academy of Postgraduate Training, Moscow

В Российской Федерации рак молочной железы (МЖ) занимает первое место среди злокачественных новообразований у женщин. На конец 1996 г. находилось под наблюдением 302 170 женщин, больных раком МЖ. Несовершенство диагностики, недостаточная онкологическая настороженность врачей общей лечебной сети и низкая пропаганда знаний среди населения обусловливают тот факт, что около 40% женщин, больных раком МЖ, начинают лечение в III и IV стадиях заболевания, которые считаются первично-неоперабельными. Генерализация опухолевого процесса может наступить в любые сроки после окончания лечения первичной опухоли, что увеличивает число больных с распространенными формами заболевания.
Несмотря на некоторые успехи в ранней диагностике в связи со все более широким применением мамографии и ультразвуковой томографии, число больных с запущенными формами заболевания увеличивается как в России, так и в странах СНГ.
Лечение далеко зашедшего рака МЖ остается одной из наиболее сложных проблем клинической онкологии. При III и IV стадиях заболевания у больных не может быть применено только хирургическое лечение в чистом виде. Эти стадии заболевания требуют применения комплексного лечения, включающего в себя лучевое воздействие, химиотерапию и гормональное лечение. Согласно современным представлениям пролиферативные процессы в нормальной и опухолевой ткани молочной железы зависят от сочетанного влияния эстрогенов и гормонов передней доли гипофиза.
Большинство существующих методов гормонотерапии рака МЖ направлено на подавление выработки эстрогенов, которым придается одно из решающих значений в возникновении, росте и метастазировании рака МЖ.
В 1896 г., т.е. более 100 лет назад, хирург из Глазго Jeoral Beatsou опубликовал данные успешного лечения 3 женщин, больных распространенным раком МЖ, которым была произведена двусторонняя овариэктомия; это была первая попытка гормонального лечения рака молочной железы, хотя термин "гормон" был введен только в 1905 г. Хирургическую кастрацию довольно часто выполняли в начале века, особенно при распространенном раке МЖ. Положительные результаты после этой операции отмечали у 30% больных.
1922 г. был ознаменован внедрением лучевой кастрации, которая, как показала жизнь, в те времена уступала хирургической в связи с несовершенством технического обеспечения и методик лучевой терапии.
Доказано, что надпочечники (наряду с яичниками) являются источником стероидных гормонов, в том числе эстрогенов, продолжая продуцировать их и с наступлением менопаузы. C. Hygginsom и соавт. в 1940 г. впервые рекомендовали выполнение билатеральной адреналэктомии после овариэктомии. Позже, в начале 50-х годов, R. Juft и соавт. предложили при распространенном раке МЖ гипофизэктомию.
Хирургическая эндокринная терапия довольно активно использовалась в 50-х годах, однако применение таких методов, как адреналэктомия и гипофизэктомия требует высокой специализации и оснащенности хирургов, а в дальнейшем – длительной заместительной терапии, что неизбежно ограничивает возможность широкого внедрения их в практику. В нашей стране оба эти метода были малопопулярны. В настоящее время хирургические адренал- и гипофизэктомии представляют только исторический интерес.
Развитие гормонотерапии шло по пути использования андрогенов – в частности, тестостерона (P. Ubrich, 1939 ) и синтетических эстрогенов (A. Haddou, 1944), а с 1951 г. прочное место в лечении рака МЖ заняли прогестины.
История развития гормональной терапии отражает внедрение более простых и менее агрессивных методов. Так ингибиторы ароматазы заменили адреналэктомию, агонисты релизинг-гормона гипофиза – овариоэктомию, антиэстрогены заменили эстрогены у больных в менопаузе, прогестины – отчасти андрогены.
В 1962 г. впервые удалось предположить существование рецепторов эстрогенов в опухолях, а позже использовать определение уровня этих рецепторов для прогнозирования гормоночувствительности. Выявление рецепторов стероидных гормонов (эстрогенов, прогестерона) на поверхностной мембране клеток рака МЖ открыло большие перспективы.
В настоящее время они являются важнейшим показателем для определения гормоночувствительности опухоли.
Дальнейшие успехи в гормонотерапии распространенного рака МЖ связаны с применением эндокринных препаратов системного действия, таких как антиэстрогены, прогестины, ингибиторы ароматазы, а также агониста рилизинг-гормона лютеинициирующего гормона, синтетическим аналогом природного гонадотропин-рилизинг гормона (гозерелин). Применение гозерелина – это новые современные возможности выключения эстрогенной функции яичников у женщин в репродуктивном периоде и в пременопаузе. При постоянном применении гозерелин ингибирует выделение гипофизом лютеинизирующего гормона, что ведет к снижению концентрации эстрадиола в сыворотке крови у женщин. Концентрация эстрадиола в сыворотке крови снижается к 21-му дню после инъекции первой дозы гозерелина (1 депо содержит 3,6 мл препарата) и при постоянном лечении (1 инъекция 1 раз в 28 дней) остается сниженной до уровня постменопаузы. Гозерелин – первый препарат, для которого была приготовлена подобная депо-форма. Результаты клинических испытаний показали, что частота объективного эффекта при лечении золадексом сходна с таковой при хирургической овариоэктомии.
Необходимо подчеркнуть, что в России определение рецепторов стероидных гормонов в опухоли, как правило, не производят не только в онкологических диспансерах, но и в ряде крупных онкологических институтов. Это означает, что приблизительно 25 – 30% женщин напрасно подвергаются хирургической и лучевой кастрации. Достоинством препарата гозерелин является то, что лечение может быть немедленно прекращено в любой момент при отсутствии или окончании эффекта. Лечебный эффект гозерелина зависит от рецепторного статуса: при положительных рецепторах эстрогенов и рецепторах прогестерона (РЭ+РП+) он наибольший и составляет 74%, РЭ+РП- – 34%, РЭ-РП+ – 33%, РЭ-РП- – 10%. Отсутствие рецепторов эстрогенов и прогестерона коррелирует с наименьшей результативностью.
Эффект отмечен при различной локализации метастазов, хотя околорегионарные метастазы, а также метастазы в кости лучше реагируют на лечение (62,6 и 46,7% полной и частичной ремиссии). У больных с висцеральными и множественными метастазами эффект составляет 45 и 35% соответственно.
Антиэстрогены (тамоксифен, торемифен) заменили применение эстрогенов у больных раком МЖ в постменопаузе.
Тамоксифен представляет собой антиэстроген, применение которого значительно изменило ход заболевания рака МЖ, в особенности у неменструирующих больных с положительными рецепторами эстрогенов. Большинство клиницистов рассматривают тамоксифен как "золотой стандарт" эндокринного препарата для лечения раком МЖ, поэтому синтез и выявление противоопухолевой активности тамоксифена , вне всяких сомнений, является одним из важнейших достижений онкологии ХХ столетия.
Было показано, что тамоксифен эффективен при всех стадиях рака МЖ. У больных, страдающих раком МЖ с развившейся устойчивостью к тамоксифену после начального положительного ответа, часто наблюдают положительную реакцию на применение эндокринных препаратов второй линии – ингибиторов ароматазы, которые заменили адреналэктомию. У женщин в постменопаузальном периоде основным механизмом продукции эстрогенов является превращение с помощью фермента ароматазы адренального стероида андростендиона в эстрон, а затем в эстрадиол. Кроме того, имеются данные, что у женщин в глубокой менопаузе андростендион может вырабатываться не только надпочечниками, но и яичниками. При этом также происходит превращение андрогена андростендиона в эстрогены под действием фермента ароматазы.
В начале 70-х годов был открыт ингибитор ароматазы аминоглютетимид (АГ), ранее уже использовавшийся, но не в онкологической практике,а как противосудорожное, противоэпилептическое средство под названием "хлоралгидрат". В 1960 г. хлоралгидрат (аминоглютетимид) был изъят как противосудорожное средство по причине развития в ряде случаев кортико-адреналовой недостаточности. Исходя из убеждения, что аминоглютетимид способен вызвать так называемую медикаментозную адреналэктомию, это средство с 1967 г. стали использовать в терапии распространенного рака МЖ.
У менструирующих женщин не наблюдали достоверного снижения уровня эстрогенов в результате использования АГ, а терапевтический эффект у больных в менопаузе, по всей вероятности, объяснялся снижением уровня эстрогенов в плазме крови в результате ингибирования ароматазы.
Таким образом, в ряде исследований было отмечено, что АГ так же эффективен, как прогестины и антиэстрогены. Однако АГ не действует избирательно только на ароматазу, он подавляет целый ряд ферментов, участвующих в адреналовом стероидогенезе. Поэтому АГ следует комбинировать с кортикоидами для предупреждения возможной кортикальной недостаточности и ее последствий.
Зная, что угнетение ароматазы является эффективным лечением рака МЖ на поздних стадиях у женщин в постменопаузальном периоде, с середины 80-х и до начала 90-х годов исследователи проводили поиски новых ингибиторов ароматазы, которые обладали бы лучшей переносимостью и более удобным режимом дозирования. Это привело к созданию мощного высокоселективного нестероидного перорального ингибитора ароматазы анастрозола.
Анастрозол не влияет на продукцию стероидных гормонов надпочечниками и не требует применения кортикоидов для заместительной терапии. При этом клиническое улучшение достигается более чем у трети пациентов. Объективный ответ на лечение анастрозолом в суточной дозе 1 мг составил 35,4%, при этом ответ на лечение прогестином мегестрол ацетатом в суточной дозе 160 мг был равен 34,0%.
Уровень супрессии эстрогенов остается постоянным при продолжении приема препарата (как при суточной дозе 1 мг, так и при применении в суточной дозе 10 мг), средняя концентрация эстрадиола в сыворотке уменьшается более чем на 80%, так что увеличение дозы анастрозола не влечет за собой более глубокой супрессии эстрогенов и дозировка в 10 мг не дает каких-либо дополнительных преимуществ по сравнению с дозой в 1 мг.
Широкий спектр эндокринологических воздействий у больных раком МЖ могут вызвать прогестины (медроксипрогестерон ацетат и др.) в основном за счет снижения уровня эндогенных эстрогенов. Наряду с этим наблюдают андрогеноподобное и глюкокортикоидоподобное действие. Эффективность различных прогестинов (медроксипрогестерон ацетат, мегестрон ацетат и др.) при лечении метастатического рака МЖ колеблется от 28 до 34%.
Таким образом, можно констатировать, что у больных раком МЖ правильно выбранный вид эндокринной терапии является надежным лечебным воздействием, приводящим нередко к стойкому лечебному эффекту на многие месяцы, а иногда и годы.

Литература:

1. Моисеенко Р.М. и др. Современное лекарственное лечение местно-распространенного и метастатического рака молочной железы. – Санкт-Петербург: Грифон, 1997.
2. Летягин В.П. и др. Рак молочной железы. – Москва, 1996.


Гормонотерапия при раке молочной железы сегодня проводится теми же препаратами, что и 20 лет назад, не изменились и основополагающие принципы её назначения, существенное отличие современного подхода в более точном подборе лекарственного средства с ориентировкой на биологические характеристики опухоли и индивидуальные эндокринные показатели пациентки.

  • Что такое гормонотерапия?
  • Показания для назначения
  • Особенности гормонотерапии при раке молочной железы
  • Виды гормональной терапии
  • Препараты
  • Побочные действия
  • Диета при гормонотерапии
  • Эффективность
  • Прогноз при применении гормонотерапии

Что такое гормонотерапия?

Конечная цель гормонотерапии — не допустить поступления половых гормонов в раковую клетку молочной железы, чем нарушается синтез необходимых для её жизни веществ и вынужденно включается программа клеточной гибели — апоптоз.

В качестве гормональных (эндокринных) лекарственных средств при раке молочной железы используют:

  • натуральные гормоны и их синтетические аналоги — эстрогены, андрогены и прогестины;
  • блокирующие связывание естественного гормона с рецептором опухолевой клетки антигормоны — антиэстрогены;
  • нарушающие локальный синтез гормонов в жировой ткани ингибиторы ароматазы;
  • гонадотропин-релизинг-гормон — химическое вещество, подменяющее естественный гормон гипоталамуса, который блокирует синтез яичниками собственных половых гормонов.

Аналогично гонадотропин-релизинг-гормону действуют хирургическое удаление придатков или облучение яичников, без них невозможно лечение менструирующих женщин ингибиторами ароматазы.

Показания для назначения

Рак молочной железы возникает на фоне гормонального дисбаланса, но не все опухоли чувствительны к гормональному воздействию, некоторые популяции клеток не используют половые гормоны для своей жизнедеятельности — они гормонально независимы. Как правило, независимой считается опухоль, в которой не больше 1% клеток нуждается в эстрогенах.

Наиболее благоприятно для назначения гормонотерапии при раке молочной железы сочетание максимально высокого уровня ЭР+ с ПР+. Формально гормонотерапия показана всем пациенткам, в опухоли молочной железы которых имеется более 1% клеток ЭР+ без учёта концентрации ПР+.

Особенности гормонотерапии при раке молочной железы

Гормональная зависимость рака молочной железы обещает чувствительность к гормонотерапии, но не гарантирует её.

Во-первых, не все ЭР способны взаимодействовать с лекарственным препаратом, нацеленным на него антиэстрогеном. Результат лечения прогнозирую по объёму популяции чувствительных клеток, считается, что чем больше в раке ЭР+, тем эффективнее будет эндокринная терапия.

Во-вторых, некоторые опухоли формируют устойчивость к лекарству, ускоренно разрушая его в своей цитоплазме или выводя из клетки в межклеточную жидкость. Формирование устойчивости легло в основу поэтапной гормонотерапии, когда при утрате опухолью чувствительности к одному препарату переходят на другую группу лекарственных средств. Особенность рака молочной железы — возможность перехода с одной линии гормонотерапии на другую при снижении клинической эффективности воздействия.

В-третьих, ради собственного выживания на фоне гормонотерапии опухоль постепенно становится нечувствительной к препарату, происходит естественный отбор — реагирующие на гормональные лекарства клетки погибают, выживают и дают потомство нечувствительные. Отчасти на этой особенности рака молочной железы базируется отказ от одновременного использования химиотерапии и гормонотерапии — только последовательно.

И третья особенность — при подборе лекарственного препарата обязательно учитывается гормональный период, в котором пребывает женщина, при недавнем прекращении менструации определяется концентрация производимых гипофизом лютеинезирующего (ЛГ) и фолликулостимулирующего (ФСГ) гормонов, стимулирующих работу яичников.

Виды гормональной терапии

В зависимости от цели гормонотерапию подразделяют на неоадъювантную, адъювантную и лечебную.

Неоадъювантная ГТ проводится до радикальной операции для уменьшения объема опухолевого узла и уничтожения микрометастазов, попутно выясняется клиническая чувствительность опухоли к конкретному лекарственному препарату и перспективность профилактической антигормональной терапии после операции. Этот вид ГТ назначается при люминальном молекулярно-биологическом подтипе рака молочной железы с ЭР+ и ПР+. Эффект при гормонотерапии отсроченный, в отличии от химиотерапии, поэтому неоадъювантное лечение проводится не менее 4 месяцев, при хорошем результате — 8 месяцев и дольше, соответственно, на такой же срок откладывается операция на молочной железе. Поскольку наименее токсичными считаются ингибиторы ароматазы, их и используют, но они разрешены только для переживших менопаузу женщин.


Адъювантная гормонотерапия назначается для профилактики рецидива и метастазирования, она проводится всем больным с ЭР+, в том числе при карциноме in situ, только цель при 0 стадии иная — предотвращение развития рака в другой молочной железе. Продолжительность терапии — до прогрессирования или 5-10 лет в зависимости от исходного прогноза, а начинают ГТ строго после завершения адъювантной химиотерапии. Выбор препарата зависит от менструального статуса женщины.

Лечебная ГТ применяется при неоперабельном раке молочной железы или метастазах после радикального лечения. Длительность эндокринного воздействия зависит от эффективности, при прогрессировании переходят на следующий по очереди лекарственный препарат, выбор которого определяется по гормональному статусу женщины.

Препараты

Гормональная терапия рака молочной железы проводится антиэстрогенами и ингибиторами ароматазы, применение эстрогенов, прогестинов и андрогенов ограничено высокой частотой осложнений. Каждый препарат в лечебных целях принимают до прогрессирования заболевания, в профилактически — до появления метастазов или не менее 5 лет.

Антиэстрогены представлены двумя препаратами:

  • ежедневно принимаемые при всех видах ГТ и в любом гормональном периоде таблетки тамоксифена;
  • фулвестрант (Фазлодекс™) используется при распространенном раке молочной железы, ранее прогрессировавшем на тамоксифене, и только после менопаузы, он вводится в мышцу раз в месяц, главный недостаток — стоимость инъекции около 500$.

Ингибиторы ароматазы в таблетках для ежедневного приема применяются при любом виде ГТ у женщин после менопаузы, все лекарства одинаково эффективны:

  • анастрозол (Аримидекс™);
  • летрозол (Фемара™);
  • эксеместан (Аромазин™).

Никогда одновременно не используются лекарственные средства разных групп — только по-отдельности. Некоторые схемы адъювантной ГТ предполагают смену лекарства через определенный срок, например, молодая женщина 5 лет пьет тамоксифен, при прекращении менструальной функции ещё 2 года получает ингибиторы ароматазы. При лечении неоперабельного рака или метастазов смена группы происходит при возобновлении опухолевого роста или появлении выраженных побочных осложнений.

Для временного выключения функции яичников у менструирующих женщин применяются аналоги гонадотропин-рилизинг-гормона (ГРГ), при раке молочной железы Стандарты рекомендуют каждые 28 дней инъекцию одного из одинаково эффективных средств:

  • гозерелин (Золадекс™);
  • трипторелин (Диферелин™);
  • бусерелин (Бусерелин-депо™);
  • лейпрорелин (Люкрин-депо™)

Группа ГРГ вспомогательная, используется вместе с ингибиторами ароматазы или антиэстрогенами. Прием таблеток начинают после полутора-двух месяцев инъекций антагонистов гонадотропинов. ГРГ конкуренты удаления или облучения яичников, после прекращения инъекций менструация у молодых женщин восстанавливается в ближайшие 3 месяца.

Побочные действия

Антиэстрогены и ингибиторы ароматазы обладают схожими побочными реакциями, самые опасные из которых: образование тромбов и дисгормональный остеопороз. Тамоксифен активнее влияет на свертываемость крови, и при многолетнем использовании у небольшого процента женщин индуцирует рак эндометрия. Ингибиторы ароматазы чаще осложняются остеопорозом. Одинаково часто обе группы вызывают приливы.

Все гормональные препараты подвергаются трансформации в печени. Тамоксифен может вызвать токсическое поражение печени и привести к застою желчи — холестазу, клиника которого отчасти напоминает острый холецистит, все симптомы исчезают после отмены антиэстрогена.

В настоящее время нет однозначного мнения по выбору лекарственного средства — эффективность их одинаковая, поэтому ориентируются на гормональный возраст и сопутствующую патологию, к примеру, при варикозной болезни или патологии эндометрия целесообразно избегать тамоксифена, при остеопорозе — ингибиторов.

В подавляющем большинстве случаев ГТ хорошо переносится, что позволяет при неблагоприятных прогностических факторах пролонгировать её до 7-10 лет.

На фоне приёма тамоксифена:

Использование препарата группы ГРГ часто сопровождается посткастрационным синдромом с приливами, частыми кольпитами, недержанием мочи, болями в мочевом пузыре и т.д. У женщин в пременопаузе при совместном применении ГРГ с ингибитором ароматазы возможно повышение уровня эстрадиола, что исключает эффект от лечения.

Диета при гормонотерапии

Многие женщины считают, что на фоне гормональных препаратов растет вес тела, клинические исследования на счет ГТ относят всего лишь 1,6% — 4% случаев повышения веса. Избыток веса обусловливается не фармакологическим действием, а изменением ритма жизни после выявления рака молочной железы, нормализацией питания после завершения химиотерапии и снижением уровня стресса после проведения радикальной терапии. На профилактической ГТ женщина успокаивается и бережет себя, избегая физических нагрузок, и вес растет даже без лекарств.

Гормонотерапия не нуждается в особой диете, необходима коррекция питания с учетом ежедневных нагрузок и сопутствующих болезней.

Эффективность

Результат терапии зависит от чувствительности опухолевых клеток к лекарствам, поэтому в обязательном порядке до начала лечения определяется молекулярно-биологический подтип рака молочной железы.

Эффект адъювантной терапии оценивается по времени появления метастазов — на фоне ГТ или в течение года после её завершения. В отсутствии клинически определяемой опухоли косвенно об эффективности свидетельствует уровень эстрадиола в крови.

Результат гормонального воздействия более медленный, нежели химиотерапии, поэтому оценка эффективности при распространенном раке молочной железы проводится каждые 3-4 месяца приема. Общий эффект ГТ — от 15% до 36%, и тем выше, чем больше концентрация ЭР и ПР.

Прогноз при применении гормонотерапии

Распространенность рака молочной железы на момент выявления косвенно свидетельствует об агрессивности и гормональной независимости опухоли. ГТ мало полезна при метастатической стадии, сопровождающейся висцеральным кризом — при множественных злокачественных новообразованиях внутренних органов с нарушением их функции.

При распространенном процессе с высоким уровнем ЭР и ПР на фоне ГТ регрессируют множественные метастазы, особенно в костях, коже и лимфоузлах, даря женщине годы качественной жизни. Эндокринное воздействие бесполезно при прогрессировании рака молочной железы на фоне трех линий ГТ.

Лечение рака должно быть своевременным и адекватным, в нашей Клинике проводится геномный анализ опухоли на чувствительность к лекарствам, что повышает непосредственные результаты терапии и сказывается на продолжительности жизни больных.

Метод гормонотерапии рака молочной железы уже имеет уже более, чем столетнюю историю.

Гормонотерапия рака молочной железы эффективна у трети больных, не подобранных по разлычным признакам. При наличии в опухоли рецепторов рака молочной железы эффективность достигает 50-70%.

При отсутствии информации о количестве рецепторов в опухоли следует ориенти­роваться на косвенные признаки чувствительности к гормональным препаратам, к которым относятся пожилой возраст, длительное течение заболевания, метастазирование в мягкие ткани.

В большинстве случаев, проведение гормонотерапии показано больным диссеминированным раком молочной железы.

С помощью гормонотерапии можно достичь частичной и даже полной регрессии опухоли, однако, чаще гормонотерапия рака молочной железы позволяет достичь лишь стабилизации процесса, и это не стоит расценивать как неудачу, по­скольку продолжительность жизни больных со стаби­лизацией опухоли в течение 6 месяцев это очень хороший результат .

Лечебный эффект гормонотерапии рака молочной железы следует оцени­вать через 6-8 недель лечения. Прекращение гормонотерапии рака молочной железы в связи с прогрессированием опухоли, напри­мер отмена тамоксифена, может привести к стабилизации проявлений бо­лезни (так называемый симптом отмены).

Эффективность препаратов основных используемых групп гормональных средств примерно одинакова, и выбор определенного лекарства определяется в значительной сте­пени его токсичностью.

Нужно ли комбинировать гормональные лекарства из различных групп? Будет ли лечение более эффектив­ным, если проводить химио- и гормоно­терапию рака молочной железы одновременно ? Группа исследователей проанализировала результаты 189 исследований и показала, что, хотя комбинация тамоксифена с другими гормо­нальными препаратами в некоторых исследованиях оказалась эффективней с точки зрения быстрых резуль­татов, выживаемость была одинаковой .

Тамоксифен используется в онкологической практи­ке с начала 70-х годов и хорошо известен врачам-онкологам. Его воз­растающая роль в терапии, а также раз­витие нового направления профилактической гормонотерапии (у здоровых женщин с повышенным рис­ком развития рака молочной железы) стимулировали создание новых препаратов, возможно, не обладающих нежелательными побочными свойства­ми, присущими тамоксифену: сегодня тамоксифен от­несен в группу канцерогенов из-за способности повышать риск развития рака матки при длитель­ном применении.

Одним из новых препаратов-антиэстрогенов является торемифен (фарестон). Торемифен является новым антиэстрогенным препаратом, эффективным при лечении рака молочной железы у пациенток в менопаузе. Препарат хорошо переносится пациентками и по срав­нению с тамоксифеном в большей степени нормализу­ет уровень холестерина в крови, препятствует развитию остеопороза.

Задать вопрос врачу онкологу

Диагностка и лечение онкологии в медицинских центрах Израиля подробная информация

Подпишитесь на рассылку Новости онкологии и будьте в курсе всех событий и новостей в мира онкологии.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.