Что такое рмэ в онкологии

  • Онкогематологические заболевания
  • Причины возникновения онкогематологических заболеваний
  • Симптомы
  • Способы диагностики
  • Лечение онкогематологических заболеваний
  • Прогноз при онкогематологических заболеваниях

Онкогематологические заболевания

Все онкогематологические заболевания происходят из разных клеток крови и костного мозга, по-разному протекают и лечатся. Большое число разнородных болезней объединяет злокачественная природа и четкая клональность — поражение только определенной популяции клеток.

Лимфомы или лимфосаркомы представлены множеством видов новообразований лимфоидной ткани и начинают свой рост в лимфоузлах, постепенно захватывая новые зоны и соседние ткани, циркулируя в кровеносном и лимфатическом русле. Лимфома Ходжкина наиболее благоприятна по течению и может излечиваться, неходжкинские лимфомы многообразны проявлениями и степенью агрессивности.

Миелома по биологической сути — хронический лейкоз, возникший из синтезирующих специфический белок плазматических клеток костного мозга. Она имеет типичные проявления с преимущественной локализацией опухолевых узлов в костях скелета.

Причины возникновения онкогематологических заболеваний

Предрасполагают к мутациям: облучение и использование цитостатиков, длительный профессиональный контакт с химическими реагентами, в частности, с бензолом, а каждый пятый случай острого миелолейкоза связывают с курением.

Симптомы

Злокачественная трансформация проявляется:

  • замещением лимфатических узлов опухолью и неконтролируемым их ростом с внедрением в окружающие ткани;
  • инфильтрацией лимфатических сосудов в коже и органах лейкозными клетками;
  • образованием опухолевых клеточных конгломераций в костном мозге, что вызывает боли и деформацию костей с переломами;
  • пропитыванием злокачественными клетками тканей головного мозга — нейролейкемией.

Замещение нормальных клеток крови и костного мозга злокачественными проявляется иммунодефицитом и ассоциированными с ним симптомами цитопении:

  • склонностью к местным и генерализованным инфекциям с постоянной лихорадкой;
  • слабостью и утомляемостью вследствие анемии, а также недостаточностью функциональных возможностей органов из-за кислородного голодания;
  • повышенной кровоточивостью при снижении численности тромбоцитов.

При каждом заболевании отмечается свой набор симптомов, прогрессирующих без активного лечения и в конечном итоге приводящих к смерти.

Способы диагностики

Кроме большого числа анализов крови при трепанобиопсии для исследования берется костный мозг, причём изучение состояния костномозгового кроветворения проводится при первичной диагностике, в процессе лечения и после завершения терапии. Проводится иммунологическое типирование и генетическое тестирование клеток мозга. Из костномозговых клеток выделяют генетический материал в виде ДНК и РНК и сохраняют его для последующих молекулярных исследований.

Для будущей трансплантации стволовых клеток после высокодозной химиотерапии проводят HLA-типирование больного и его ближайших родственников на возможное донорство костного мозга.

Для выявления злокачественного поражения центральной нервной системы проводится люмбальная пункция и исследуется состав спинномозговой жидкости.

Инструментальная диагностика включает рентгеновское, КТ и МРТ обследование, определение функциональных возможностей органов перед проведением агрессивной химиотерапии.


Лечение онкогематологических заболеваний

Химиотерапия проходит по стандарту: индукция (подготовка) ремиссии несколькими курсами, консолидация — закрепление эффекта и многолетняя поддерживающая монотерапия. При вероятности поражения головного мозга проводится профилактика нейролейкемии — введение цитостатика в спинномозговую жидкость.

Проводимая после индукции высокодозная химиотерапия в несколько раз повышает эффективность лечения. Завершается лечение пересадкой стволовых клеток, которые набираются у пациента до начала ХТ или предоставляются донором.

При лимфомах и миеломе по опухолевым зонам проводится лучевая терапия. Хирургическое лечение не актуально при большинстве процессов.

Прогноз при онкогематологических заболеваниях

Перспектива на жизнь определяется заболеванием, его чувствительностью к лекарствам и адекватностью терапии. Сегодня многие заболевания, если не окончательно вылечиваются, то переходят в хроническую форму, позволяя пациенту активно жить и работать.

Химиотерапия онкогематологического заболевания намного агрессивнее, чем обычно используется в онкологии, часто проходит за гранью возможностей человеческого организма, а реабилитация после пересадки требует исключительного профессионализма врачей.

Эффективное лечение и реабилитация возможны только в специализированной клинике. В Европейской клинике для этого есть всё необходимое, мы применяем наиболее современные препараты и технологии и знаем, как помочь.


  • Отделение анестезиологии и реанимации
  • Метастазы рака
  • Химиотерапия
  • Хоспис для онкологических больных
  • Иммунотерапия в центре платной онкологии Медицина 24/7
  • КТ-исследования
  • МРТ-исследования





Что такое иммунотерапия?

Объясните, как это работает?

Откуда вообще взялся этот метод лечения?

Первые попытки вылечить пациентов, больных раком, с помощью иммунотерапии были предприняты более ста лет назад. Одним из родоначальников метода считается хирург Уильям Коли. Он заметил, что у некоторых пациентов с рожистым воспалением (бактериальной кожной инфекцией) онкологическое заболевание полностью регрессировало. Коли предположил, что инфекция стимулирует иммунитет на уничтожение опухолевых клеток, и решил подтвердить свои догадки экспериментально. В 1891 году он ввел стрептококковые бактерии пациенту с саркомой кости и смог добиться сокращения злокачественной опухоли.

Тогда его исследования подверглись активной критике, так как не имели внятного теоретического обоснования. Постепенно накапливались знания о физиологии иммунитета, вместе с этим предпринимались новые попытки активировать собственные защитные силы организма для борьбы со злокачественными опухолями — иммунотерапия получила развитие.

Если иммунотерапия существует так давно, почему о ней активно заговорили только сейчас?

Потому что настоящие прорывы произошли лишь в последние годы. Так, в 2018-м Нобелевскую премию по медицине вручили ученым Джеймсу Эллисону из США и Тасуку Хондзё из Японии за открытие контрольных точек — благодаря этому было создано несколько иммунотерапевтических препаратов. Короткий промежуток между теоретическим открытием и внедрением его результатов в медицинскую практику — еще одна причина того, что о новой методике активно говорят. Иммунотерапия открыла новые возможности для борьбы с онкологическими заболеваниями, которые лечатся с большим трудом, например с меланомой и раком легких. Теперь некоторые такие пациенты могут жить на несколько лет дольше без прогрессирования болезни.

Любой ли рак можно вылечить с помощью иммунотерапии?

Это зависит от препарата и особенностей опухоли. Так, препарат пембролизумаб стал первым, который можно назначать вне зависимости от места возникновения рака, если опухоль имеет специфический биомаркер — микросателлитную нестабильность, или PDL-экспрессию. Иммунотерапию применяют для лечения меланомы, рака легких, почки, желудка, мочевого пузыря, простаты, поджелудочной железы, глиобластомы, лимфомы Ходжкина и еще нескольких видов опухолей. Но пока лучшие результаты терапия показала в лечении меланомы и рака легких. Определить, какое лечение подойдет в конкретном случае, может только лечащий врач.

А побочные эффекты есть?

Есть. Так же как и у других эффективных методов лечения онкологических заболеваний — но они отличаются от нежелательных явлений при химиотерапии: причина их возникновения не токсическое действие самих препаратов, а сильный иммунный ответ. Нередко пациенты на иммунотерапии могут сталкиваться с усталостью, кашлем и тошнотой, теряют аппетит, а на коже может появиться сыпь. Реже эти лекарства могут вызывать более серьезные проблемы в легких, кишечнике, печени, почках и других органах. Обычно так бывает, если иммунитет начинает атаковать не только опухолевые клетки, но и здоровые. Пациенты, которые проходят лучевую терапию, также нередко испытывают усталость, у них могут быть проблемы с кожей, а люди, которые получают химиотерапию, сталкиваются с потерей волос, анемией, тошнотой и рядом других проблем.

Объясните, как проходит лечение. Обязательно ложиться в больницу?

В России этот метод лечения популярен?

Нет. Некоторые препараты, например пембролизумаб, ниволумаб, ипилимумаб и атезолизумаб, зарегистрированы в России. Но о широком доступе к терапии говорить не приходится. Препараты зарегистрированы не по всем показаниям, и во многих ситуациях назначить их можно только офлейбл (не по инструкции), но тогда лечение нельзя будет получить бесплатно по полису ОМС.

На вопросы о женском раке ответил онкологинеколог Иван Делеган


" title="Чаще в отделении, где работает Иван Делеган, лежат пациентки с раком яичников. Их сначала оперируют, а после их ждет курс химиотерапии
" itemprop="contentUrl">

Чаще в отделении, где работает Иван Делеган, лежат пациентки с раком яичников. Их сначала оперируют, а после их ждет курс химиотерапии

Фото: архив Ивана Делегана

Какой вид женской онкологии самый агрессивный? Как заметить злокачественную опухоль на ранней стадии? И при чем тут личная ответственность женщины? На вопросы 29.RU ответил онколог-гинеколог Архангельского онкодиспансера Иван Делеган.

— Иван Павлович, пациентки с какими диагнозами проходят лечение у онкогинеколога?

— Мы занимаемся лечением предраковых и раковых заболеваний женских половых органов. Это предраковые состояния шейки матки, то есть дисплазия, а также онкологические патологии — рак шейки матки, эндометрия и рак яичников. У нас 45 коек — достаточно большое отделение. Оно хирургическое, но кроме хирургии на нашей базе используется еще и химиотерапия. У нас много пациенток, к которым применяется комбинированный и комплексный метод лечения.

Иван Делеган — онкогинеколог 6-й хирургии Архангельского онкодиспансера

Фото: Полина Карпович

— С каким видом рака пациенток здесь, в Архангельске, больше?

— В основном у нас проходят лечение женщины с раком яичников. Это связано не со статистикой, потому что по цифрам это не самая частая онкологическая локализация, а с особенностями лечения: как правило, им требуется операция, а после — химиотерапия.

Если же брать статистику, то на первое место выходит рак шейки матки и рак тела матки. За последние 10 лет количество заболевших на 100 тысяч женского населения выросло почти на 25%. Такова общероссийская статистика. Причины у этого развития мультифакторные — это и экология, и особенности нашего питания, и образ жизни.

— В каком возрасте у женщин чаще выявляют онкогинекологические заболевания?

— Чаще болеют женщины в постменопаузе, то есть после 50 лет. У них обычно диагностируют рак яичников и эндометрия. Но если взять рак шейки матки, то он встречается чаще у более молодых, социально активных женщин — в возрасте 35–45 лет. Мы знаем, что не последнюю роль играет папилломавирусная инфекция и ее наличие — эта инфекция может спровоцировать рак шейки матки. Предраковые состояния, то есть дисплазия шейки матки встречаются и у еще более молодых девушек — и в 18, и в 20 лет.

— Если речь идет о таких молодых девушках, в каких случаях удается сохранить репродуктивную функцию?

— Это удается при начальных стадиях рака шейки матки, при преинвазивном раке шейки матки (пограничное состояние между дисплазией 3-й степени и истинным раком. — ) и даже при первой стадии, при которой есть небольшая инвазия. Остается матка, часть шейки матки, что позволяет реализовать репродуктивную функцию. Остается она и при первой стадии рака яичников, если процесс ограничен только одним яичником. Но часто при раке яичников сохранить функцию деторождения не представляется возможным — чаще поступают пациентки в более поздних стадиях.

О раке яичников женщины часто узнают, будучи уже на на 3–4-й стадии болезни

Фото: Сергей Сюрин

Кстати, мы часто используем метод фотодинамической терапии. Иногда его можно использовать альтернативно хирургическому лечению — при предраковых заболеваниях и начальном раке шейки матки. Если у пациентки не было в анамнезе беременностей, планируется рождение детей, то мы стараемся максимально щадяще подойти к лечению — воспользоваться как раз фотодинамической терапией.

Недавно начали использовать этот метод и для облучения во время операции неудалимых очагов, например, при раке яичников. В данном случае мелкие очаги опухоли облучают инфракрасным светом определенной длиной волны.

— Раз немного затронули тему деторождения, то спрошу об ЭКО. Сейчас часто можно услышать, в основном в СМИ, версию о том, что попытки с помощью ЭКО забеременеть, приводят к онкологии. Как вы считаете, вероятно ли это?

— Статистически достоверных исследований на этот счет попросту нет. Опасения многих врачей связаны с тем, что при подготовке к ЭКО применяются гормональные препараты, которые при определенных обстоятельствах могут вызвать опухолевые процессы. На мой взгляд, при соблюдении всех стандартов и алгоритмов при отборе пациенток на эту процедуру риски можно свести к минимуму.

— Какой вид женской онкологии вы бы назвали самым агрессивным?

Иван Делеган, онколог-гинеколог Архангельского онкодиспансера

— Сама по себе опухоль может развиваться бессимптомно. Часто пациентки приходят с жалобами на увеличение размеров живота. Этот симптом, как правило, свидетельствует об асците — скоплении жидкости в брюшной полости. А это уже чаще третья-четвертая стадия. Таких пациенток больше 50%.

Опухоли шейки матки и эндометрия в этом плане более благоприятны, потому что их чаще диагностируют на ранних стадиях. На рак эндометрия, например, могут указывать любые нарушения менструального цикла, обильные месячные, длительные мажущие кровянистые выделения. Особенно на эти симптомы следует обратить внимание в постменопаузе.

— Предраковые заболевания, дисплазия в основном, выявляются путём цитологического скрининга. Каждая здоровая женщина раз в год должна посещать гинеколога, где возьмут мазки на онкоцитологию. Они позволяют в большинстве случаев выявить какую-то проблему на стадии предрака: когда нет симптомов.

Следует помнить и о папилломавирусе, который может привести к раку шейки матки. Хотя разновидностей данного вируса очень много, и далеко не все они приводят к онкологии. Узнать о том, реализовал себя этот вирус или нет, тоже позволяет цитологический скрининг и настороженность самой женщины, ведь мы знаем, что этот вирус передается половым путем.

— Как развивается женская онкология в поздних стадиях?

Рак шейки матки и рак эндометрия на первых стадиях почти в 100% случаев оперируют лапароскопически

Фото: архив Ивана Делегана

— Как изменились методы, которыми вы могли помочь пациенткам десять лет назад и сейчас?

— Десять лет назад мы делали всё открытым доступом и могли только мечтать о лапароскопических операциях. В 2012 году у нас появилось оборудование для них, и мы начали учиться у других коллег — посещали операции доктора Николая Александровича Соснина в Центре Семашко. Мы приглашали в наш диспансер корифеев из федеральных медицинских центров, сами выезжали на обучение в другие регионы. Я, например, ездил на учебу в Казань. Начинали с более простых операций. Оперировали женщин с раком молочной железы, у которых нужно было отключить функцию яичников.

В настоящее время мы оперируем рак эндометрия, рак шейки матки на первых стадиях практически на 100% лапароскопически. Также делаем расширенные лапароскопические операции, например, с удалением тазовых лимфоузлов. В целом за прошлый год таких операций сделано более 150. После этих операций пациентка быстрее восстанавливается.

Иван Делеган, онколог-гинеколог Архангельского онкодиспансера

Совсем недавно в наше распоряжение поступила лапароскопическая стойка с возможностью работать в 3D-формате. Она позволяет с меньшими усилиями выполнять большие объемы операций.

— При этих новых подходах меняется ли статистика по выживаемости онкологических пациенток, длительности периода в ремиссии?

— Ситуация изменилась за последние десять лет значимо, но это не столько заслуга хирургов, сколько действие лекарственной терапии. Появились препараты, которые при определенных формах рака яичников могут сдерживать процесс, поэтому выживаемость растет. Есть пациентки, которые годами у нас наблюдаются, и у них стойкая ремиссия.

Если мы говорим о раке тела матки, раке шейки матки, то большая часть прооперированных пациенток живы. Они в ремиссии годами и даже десятилетиями.

Женщины, у которых выявили рак тела матки или рак шейки матки, в большинстве случаев входят в ремиссию на многие годы

Фото: Сергей Яковлев

— Наши читатели под текстами про рак пишут, что доверия к онкологам в Архангельске у них мало. На своем опыте вы замечаете это недоверие или пациентки все-таки чаще выбирают лечение здесь, чем ищут другие пути?

— Касаемо онкогинекологии уровень доверия довольно высокий. Просто есть разные категории пациенток: некоторые из них готовы лечиться только в Москве или Питере. Мы чаще всего можем предложить весь спектр услуг, который есть там. Хотя есть операции, которые не всегда позволяет сделать наш опыт. Допустим, это эвисцерация малого таза, при которой удаляется целый органокомплекс: матка, влагалище, тазовые лимфоузлы, часть кишечника или мочевого пузыря. Мы это тоже можем сделать, но если прогностически будет лучше доверить более опытным коллегам, то отправляем на лечение к ним. Некоторых пациенток отправляем на диагностику — например, на позитронно-эмиссионную томографию. Отправляем по квоте в основном в Санкт-Петербург — нам не отказывают. Иногда к нам приходят информационные письма из некоторых онкоцентров с предложениями, что они готовы взять пациенток с определенными диагнозами.

В Республиканском онкодиспансере с этого года выполняют новые прогрессивные операции.


- В рамках нацпроекта мы уже закупили и продолжаем закупать современное дорогостоящее оборудование, - рассказывает главный врач Республиканского онкодиспансера Елена Яковлева. – В частности, в операционных у нас появились: новый наркозно-дыхательный аппарат, гармонические ультразвуковые скальпели, ждем поступления эндоскопических стоек и так далее.

Но особую радость у онкологов вызывает лапароскопическое (через проколы) оборудование, которое используется для диагностики и малоинвазивных операций. Оно открывает большие перспективы, особенно для экспресс-диагностики и лечения пациентов с начальной стадией – без больших разрезов, с минимальным вмешательством. После таких операций у больных сохраняется высокое качество жизни и нормальное психологическое состояние. Наши врачи владеют этими методами, но до недавнего времени у них не было технических возможностей.

Все это уже сегодня позволило внедрить новые методы оперативного лечения: современные прогрессивные операции, которые до нынешнего года в онкодиспансере не выполнялись.

- Начиная с этого года, объем операций у нас увеличился. Если в прошлом году мы выполнили 570, то за полгода
нынешнего – уже более 400, - вступает в разговор заведующий хирургическим отделением Ильдар Гаптрахимов. – И операции стали сложнее, во многом благодаря имеющейся у нас диагностике, когда у пациента определяем множественный первичный рак. Мы уже провели несколько операций по удалению двух-трех-четырех органов. Пациенты все выписаны, в настоящее время продолжают получать специализированную лекарственную терапию.

Признаться, в это верится с трудом, но с фактами не поспоришь. Так, на прошлой неделе из онкодиспансера выписался 70-летний пациент, который, кстати, за полгода до этого перенес острое нарушение мозгового кровообращения. И, несмотря на это, его взяли на операцию и за один раз удалили желудок, часть пищевода, левого надпочечника, кроме этого, удалили левую ножку диафрагмы, селезенку и большое количество лимфоузлов. При этом он восстановился уже на седьмые-восьмые сутки, а на 12-е уехал домой, причем в состоянии гораздо лучшем, чем до операции!

И в этом заслуга не только хирургов, но и всей операционной бригады. А еще, считает руководитель онкодиспансера, всего коллектива, который в полной мере обеспечивает и диагностику, и до- и послеоперационный уход, и раннюю реабилитацию, что является обязательным требованием для раннего восстановления онкологических пациентов.

- Онкология – из тех сложных дисциплин, где для лечения необходим не какой-то один метод, а комбинированный
подход на основе консультаций химиотерапевта, радиолога, хирурга, - рассказывает врач-онколог хирургического отделения Сергей Прокопьев. – Наша максимальная тактика строится на международных рекомендациях, международном опыте коллег. Поэтому сегодня наш центр - не просто региональный диспансер, а вполне конкурентоспособный не только с российскими, но и европейскими центрами.

В настоящее время хирургическое отделение Республиканского онкодиспансера занимается практически всеми локализациями: рак кожи, стоящий на первом месте, меланома кожи, являющаяся королевой злокачественных опухолей, а также рак желудка, колоректальный рак (злокачественные опухоли толстого кишечника). Уже в ближайшее время здесь планируют вплотную заняться торакальной хирургией (органов грудной клетки), которая считается очень тяжелой. Расширить операции по абдоминальной хирургии (поджелудочная железа, печень, почки).

- Кроме этого, у нас появилась возможность лечить новыми современными дорогостоящими схемами, про которые сейчас все говорят, - рассказывает главврач Республиканского онкодиспансера. - Соответственно, жителям республики не надо ездить куда-то для получения химии или другого вида лечения, можно оставаться здесь, в республике, рядом со своими родственниками. К тому же многих оформляем на дневной стационар, используя стационарозамещающие технологии.

Неудивительно, что жители Марий Эл с онкозаболеваниями все чаще отдают предпочтение лечению именно в Республиканском онкодиспансере. Кстати, приезжают к нам и из соседних регионов.

- Но хочу обратить особое внимание, что никакой волшебник не поможет, если стадия запущена. А такие случаи, к сожалению, у нас еще встречаются, - говорит Елена Яковлева. – Поэтому мы снова обращаемся к жителям республики, чтобы они своевременно проходили диспансеризацию, когда врачи могут заподозрить или выявить онкологическое заболевание на ранней стадии. В этом случае излечимость составляет 99-100 процентов!

Лидируют рак легкого и молочной железы

- Иван Сократович, какие виды рака сейчас встречаются в России чаще всего?

- Ежегодно в России заболевают более 600 тысяч человек. У мужчин лидируют рак легкого, колоректальный рак, рак желудка, предстательной железы, почки. У женщин это рак молочной железы, рак толстой и прямой кишки, гинекологические раки, куда входят рак тела матки, рак шейки матки, рак яичников.

- Есть ли заметные изменения в показателях заболеваемости, продолжительности жизни и смертности больных?

- Увеличивается число ранних стадий. Ежегодно прирост числа случаев, диагностируемых на 1 - 2-й стадии, составляет 1,5 - 2% (на ранних стадиях большинство видов рака удается успешно лечить. - Ред.). Что касается заболеваемости, то в России она, как и в большинстве развитых стран, растет. Связано это в первую очередь с увеличением средней продолжительности жизни населения. Все-таки онкологические заболевания в основном встречаются у лиц пожилого возраста.

Если говорить о смертности, то, с одной стороны, есть общее число умерших от онкологических заболеваний на 100 тыс. населения. Этот показатель у нас в течение последних 30 лет держится примерно на одном уровне. Но пациентов становится все больше с каждым годом. И сохранение показателя смертности на том же уровне свидетельствует, что мы все лучше лечим. Удается сохранять людям жизнь и бороться за ее качество.

И активные действия, и финансы

- Что делает сегодня государство для борьбы с онкозаболеваниями?

Развиваются программы скрининга в рамках всеобщей диспансеризации (см. инфографику. - Ред.). В то же время надо понимать, что ранняя диагностика и скрининг не являются панацеей. Поскольку, после того как мы диагностируем любую болезнь на ранней стадии, нужно вовремя оказать пациенту грамотную помощь. Программы скрининга без развития всей онкологической службы бессмысленны. К счастью, в России этого и не происходит. Развитие скрининга, ранней диагностики идет вместе с программами по улучшению лечения онкологических заболеваний.

Что такое ЦАОПы

- Расскажите о центрах амбулаторной онкологической помощи - кому и чем там будут помогать?

- ЦАОПы (центры амбулаторной онкологической помощи) создаются для того, чтобы приблизить лечение, в первую очередь лекарственную терапию, к месту жительства гражданина. Что мы нередко наблюдаем? Когда пациенту назначают лекарственное лечение, его нужно получать длительно, циклически, месяцами и годами. Человеку бывает очень сложно добираться до места, где это лечение способны предложить. Чаще всего это был региональный онкологический диспансер. Немалая часть пациентов не приезжала своевременно на лечение из-за сложности логистики.

Чтобы исправить ситуацию, создаются центры амбулаторной онкологической помощи. Такие центры призваны помочь онкологам первичного звена с точки зрения диспансерного наблюдения, обследования пациентов, диагностики и проведения лекарственного лечения. Врачи, работающие в ЦАОПах, естественно, не могут быть универсальными специалистами, поэтому они не будут сами назначать лечение. Но по рекомендации онкологов из онкодиспансеров или из федеральных центров будут иметь возможность реализовывать эти назначения в условиях своего центра.


- Но ведь нужны еще и сами назначенные лекарства?

Точно в цель

- Какие передовые технологии лечения рака в нашей стране вы бы отметили?

- Онкология - самая бурно развивающаяся медицинская дисциплина. Каждый год появляется что-то новое, причем во всех направлениях лечения опухолей - и в лучевой терапии, и, естественно, в лекарственной терапии, и в хирургии. У наших хирургов, например, есть колоссальные знания и умения, которых в таком объеме нет даже у многих зарубежных коллег.

Если говорить о конкретных примерах, то из последних я бы отметил борнейтронзахватную терапию. Это один из новейших методов таргетной (высокоточной, прицельной. - Ред.) лучевой терапии. Один из лучших компактных синхротронов для проведения этой борнейтронзахватной терапии создан в Новосибирском академгородке . И американские компании, и наши китайские коллеги специально заказывают в Новосибирске производство этого компактного ускорителя.

- Что дает такая терапия пациентам?

- Когда проходит обычная лучевая терапия (электронами, фотонами, протонами), то мы снаружи или изнутри облучаем человека, и в зону облучения попадают как опухолевые клетки, так и здоровые. При борнейтронзахватной терапии совсем другая история. Вводится препарат, содержащий бор, который накапливается избирательно в опухолевых клетках. И дальше, когда мы облучаем эту зону нейтронным пучком, то воздействие идет только на те клетки, в которых накопился бор. То есть мы бьем прицельно по опухоли. Это нейтронное облучение безвредно для нормальных тканей.

Три совета главного онколога

- Какие советы вы могли бы дать россиянам как главный онколог Минздрава России?

- В первую очередь - не бояться онкологических заболеваний. Диагноз не должен сразу становиться трагедией с опусканием рук и ощущением, что жизнь закончилась. Это не так! Онкологические заболевания сейчас поддаются лечению. Более половины всех наших пациентов полностью выздоравливают.

Во-вторых, я бы, конечно, рекомендовал всем обращаться к врачу тогда, когда еще ничего не беспокоит, участвовать в программах диспансеризации, скрининга онкологических заболеваний. Это дает шанс на раннюю диагностику большинства видов рака.

В-третьих, при возникновении каких-то симптомов нужно обращаться к врачу. Не ждать, пока болезнь окажется в запущенном состоянии, а сразу идти и начинать лечение, с пониманием того, что есть большой шанс на спасение.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.