30 секунд и рака нет




Врач, рак и нейросеть. Как применяется искусственный интеллект в онкодиагностике

Технологии в медицину приходят неравномерно. В одних направлениях, как в кардиологии, уже используются и развиваются боты-ассистенты, которые умеют анализировать электрокардиограммы. В других, как в онкологии, — "оцифровка" биоматериалов, по которым врач дает заключение, принята далеко не везде.
Показать полностью… ТАСС — о том, как эта ситуация начала меняться и каким образом изменения влияют на развитие алгоритмов, помогающих врачу поставить диагноз.

Как биоматериал становится файлом

"Здесь врачи отвечают на вопрос: есть у пациента рак или нет", — Алексей Ремез, руководитель гистологической лаборатории UNIM, расположенной в технопарке "Сколково", встречает нас у входа, выдает бахилы и начинает экскурсию.

Таких лабораторий, куда привозят биоматериалы пациентов онкодиспансеров, много по всей стране. Схема следующая: врач-онколог назначает пациенту, обратившемуся, скажем, с подозрительной родинкой, проведение биопсии. Этот полученный материал отправляет в лабораторию. Врачи-патоморфологи обрабатывают и исследуют ткань, чтобы понять: что за новообразование — злокачественное или доброкачественное.

Основной метод исследования не меняется десятки лет: доктор разглядывает ткань в микроскоп и дает заключение. Технологий, способных заменить в этом деле врача с микроскопом, — нет. И в ближайшее время, по мнению Ремеза, не появится. Зато есть другие технологические решения, которые, на первый взгляд, выглядят просто, но могут радикально изменить медицину.

"Наша лаборатория — первая в России, где все диагностические исследования проводятся в цифровом виде, — говорит Алексей Ремез. — Во всех российских патоморфологических лабораториях диагностика проводится в аналоговом виде и предмет исследования — это физическое стекло. Слышали про случаи, когда человек засомневался в диагнозе, поставленном в онкодиспансере, и поехал перепроверять в израильскую клинику? С чем он едет туда — с вот этим стеклом. Смысл нашей работы не в том, чтобы стать одной из лабораторий, а в том, чтобы вывести этот этап диагностики на другой уровень с помощью технологий".

Сначала биоматериал поступает на регистрацию, а оттуда — к врачу-патоморфологу. Доктор работает с ним, проводит вырезку, первичное исследование — все, как и в любой лаборатории. А вот дальше начинается "оцифровка" процесса.

"Биоматериалы размещаются в маркированные кассеты со штрихкодами, а также наносятся на стекла с такими же метками. И это тоже новация, как бы странно это ни звучало, — продолжает Алексей. — В большинстве лабораторий блоки и стекла подписывают карандашом. "Цифровые" метки исключают возможность того, что на каком-то этапе анализы просто могут перепутать. Так, хотя и редко, случается, а это вопрос жизни пациента. Снимки материалов сразу переводятся в электронный вид".

Все машины в лаборатории, через которые проходит материал, — их около десятка — связаны в единую систему с помощью программного обеспечения. Каждое действие записывается в историю в электронном виде. Эта "оцифровка" позволяет привлечь к диагностике врачей из любой точки мира.

"Исследование каждого материала проводится с привлечением двух и более экспертов. Благодаря "оцифровке", мы можем привлекать лучших специалистов по конкретному направлению. Если наш врач подозревает меланому — мы обращаемся к онкологу, который специализируется на раке кожи".
Чуда нет. Есть ошибки

Поставить диагноз в онкологии очень сложно. Ошибочные диагнозы — не редкость. У пациента есть рак, а врач выдает заключение, что рака нет. Или рака нет, а пациент получает такой диагноз, а вслед за ним химиотерапию. Чаще врач верно определяет, что рак есть, но ошибается с его типом.

"Это известная проблема, — говорит Ремез. — В России не проводили исследования, сколько неверных диагнозов. А в скандинавских странах озаботились этим вопросом. Собрали консилиум докторов и проверили какое-то значительное количество медицинских заключений. Речь идет о 30% ошибок в той группе, которую выбрали для исследования. В целом можно говорить о десятках процентов ошибок. Чаще всего ошибки возникают не в определении: есть или нет злокачественный процесс. А в определении фенотипа рака — это намного труднее, чем ответить на вопрос, что за ткань врач видит в микроскопе. Не все фенотипы просто известны медицине. Бывает, что врач сталкивается с неизвестным ему типом, — его зарегистрируют через несколько лет, но пациент болеет сейчас. И если неверно определить фенотип, то лечение, скорее всего, будет неэффективным".

Недавно в лабораторию приехал мужчина из небольшого города. У его жены обнаружили опухоль мозга, сделали операцию, удалили, отправили на исследование в одну лабораторию. Там дали заключение, что эта опухоль злокачественная: нужно продолжать лечение. Он решил проверить и поехал по другим лабораториям, в том числе обратился в сколковский UNIM.

"В нашей лаборатории дали заключение, что рака нет. И еще в одной подтвердили, что это доброкачественный процесс. Если бы он не засомневался, его жена уже получала бы химиотерапию или лучевую терапию. Или другие виды лечения с очень серьезными побочными эффектами".

Другая история. "Десятилетнему мальчику поставили диагноз — лимфома. Он получил несколько курсов химиотерапии. А выяснилось, что он не болел никакой лимфомой. У нас проанализировали первичный материал. Потом мальчику провели повторную биопсию. Проанализировали все материалы в совокупности и дали заключение, что рака нет".

Когда Ремез слышит истории про чудеса в духе: "Мужчине поставили рак, ему оставалось максимум полгода, он уехал жить из города в деревню и уже пять лет чувствует себя хорошо", — он думает, что это тоже врачебная ошибка.

Нейросети и боты-рекламщики

Что еще позволяет сделать "оцифровка" медицинских данных? Создать алгоритм, который может помочь доктору в диагностике. Врач исследует массу характеристик опухоли. Недавно разработчики UNIM создали нейронную сеть, которая умеет определять, говоря медицинским языком, индекс пролиферативной опухоли Ki67. А если проще — насколько быстро опухоль растет.

"Нейросеть считает общее количество клеток в материале и, определив, сколько из них экспрессирует, дает эту информацию, — рассказывает Ремез. — До появления алгоритма посчитать это при помощи классических математических методов было сложно. Теперь врач может просто "дать" программе снимок и нажать на кнопку. Обычно работа со снимком для определения этой характеристики занимала 15 минут, а теперь — до 30 секунд".

Нейросеть не отвечает на вопрос — есть рак или нет. Но при этом скорость роста опухоли — диагностически значимый параметр.

"Если доктор сомневается, злокачественная опухоль или доброкачественная, — он может посмотреть на эту характеристику. Высокий индекс — косвенный признак злокачественного процесса. Ткань в норме не должна так быстро делиться".

При этом, уточняет Ремез, ни один алгоритм еще не может заменить врача в онкодиагностике. Нейросети могут подсказывать, советовать, видеть точечные характеристики, но не давать заключения. Это важно знать, чтобы не стать обманутым.

"Один врач увидел чат-бота в Telegram, который предлагал следующее: сфотографировать родинку и отправить на проверку. И тут же придет ответ: есть ли подозрения на злокачественный процесс. Это запредельная идея! Доктор положил на руку пряник, сфотографировал, отправил. Бот ответил, что это, возможно, серьезное поражение и нужно обратиться к врачу, — ну, и вот адрес нашей клиники".

Чему научатся алгоритмы через десять лет

Применение искусственного интеллекта в патоморфологии слабо развито. В других медицинских направлениях все иначе.

"Очень активно развивается применение искусственного интеллекта в тех областях диагностики, которые уже накопили много "оцифрованных" данных, — объясняет Алексей Ремез. — Так происходит в рентгенологии, уже пару десятков лет все рентгены оцифровываются. Похожая ситуация в кардиологии: ленты ЭКГ также давно оцифровываются. В кардиологии данные, нужные для диагностики, намного проще, чем в патоморфологии, — вариативность меньше и сами они попроще. В патоморфологии речь идет о гигабайтах данных. В кардиологии — о килобайтах, в рентгенологии — о мегабайтах, если говорить про одно исследование. Их проще нарабатывать, обрабатывать, с ними проще работать. Регуляторы пока медленно принимают эти технологии. А когда они разрешат использование алгоритмов в кардиологии, в больницах ленту ЭКГ будет оценивать искусственный интеллект".

В онкодиагностику технологический прогресс тоже будет приходить, но медленее.

"Многие разработчики занимаются нейросетями для медицины, в том числе и для патоморфологии, — говорит Ремез. — Через десять лет будут нейросети, которые смогут "видеть" разные характеристики опухоли. Будут разные системы поддержки принятия врачебных решений: и в диагностике, и в лечении. Алгоритмы смогут анализировать первичные медицинские данные. Это вещи, которые уже появились и будут становиться лучше".

11.07.2020 в 09:54, просмотров: 141974


В эксклюзивном интервью Fox News вирусолог из Гонконга доктор Ли-Мэн Янь рассказала о раннем исследовании, которое, по ее словам, она проводила в связи с COVID-19.

Янь сообщила в интервью Fox News, что, по ее мнению, китайское правительство знало о новом коронавирусе задолго до того, как заявило об этом. Она говорит, что ее руководители, известные как некоторые из ведущих экспертов в этой области, также игнорировали проводившиеся ею в начале пандемии исследования, которые, по ее мнению, могли бы спасти жизни.

Скрывающаяся ныне Янь считает, что ее жизнь в опасности. Она боится, что никогда не сможет вернуться домой, и живет с осознанием, что, скорее всего, она больше никогда не увидит на родине своих друзей или семью.

Янь, утверждающая, что она была одной из первых в мире ученых, изучавших новый коронавирус, якобы попросила своего научного руководителя в референс-лаборатории Университета / ВОЗ, доктора Лео Пуна, в 2019 году изучить странный кластер похожих на SARS случаев, проявившихся в материковом Китае в конце декабря 2019 года.

У Янь была обширная сеть профессиональных контактов в различных медицинских учреждениях материкового Китая, где она выросла и провела большую часть своей учебы. Она говорит, что именно по этой причине ее попросили провести такого рода исследования, особенно в то время, когда она говорит, что ее команда знала, что они не получают всей правды от правительства.

Один из ее друзей, ученый из Центра по контролю и профилактике заболеваний в Китае, знал из первых рук о случаях заболевания и предположительно рассказал 31 декабря Янь о передаче от человека человеку задолго до того, как Китай или ВОЗ признали, что такое распространение возможно ,

По словам Янь, она сообщила о некоторых из этих первоначальных находок своему руководителю.

Янь говорит, что она и ее коллеги по всему Китаю обсуждали особый вирус, но вскоре она заметила резкое изменение тона.

Врачи и исследователи, которые ранее открыто обсуждали вирус, внезапно замолчали. Специалисты из города Ухань, который впоследствии стал центром вспышки, замолчали, а других предупредили не спрашивать подробности.

Затем, согласно ее источникам, количество случаев передачи вируса от человека к человеку стало расти в геометрической прогрессии, и Янь начала искать ответы.

Она также утверждает, что со-директор лаборатории, связанной с ВОЗ, профессор Малик Пейрис знал о происходящем, но ничего не делал с этим.

Янь был расстроена, но не удивлена.

ВОЗ также отрицает, что Янь, Пун или Пейрис когда-либо работали непосредственно на организацию.

Когда решившая бежать из Китая женщина приземлилась в международном аэропорту Лос-Анджелеса после 13-часового перелета, ее остановили сотрудники таможни. Страх охватил ее, и Янь не знал, попадет ли она в тюрьму или будет отправлена ​​обратно в Китай.

По ее словам, были вызваны агенты ФБР, которые беседовали с ней в течение нескольких часов, взяли ее мобильный телефон в качестве доказательства и позволили ей продолжить путь к месту назначения.

В то время как Янь пыталась найти свое место в Америке, ее друзья и семья, оставшиеся в Китае, по ее словам, проходили через прессинг. Янь утверждает, что в Китае ее крошечную квартиру перерыли и допросили ее родителей.

Университет Гонконга убрал с сайта ее страницу и, по-видимому, отозвал доступ к ее онлайн-порталам и электронным письмам, несмотря на то, что, по ее словам, она была в утвержденном ежегодном отпуске. В заявлении Fox News представитель учебного заведения заявил, что Янь в настоящее время не является сотрудником.

Китайское посольство в США сообщило Fox News, что они не знают, кто такая Янь, и утверждают, что Китай героически справился с пандемией.

ВОЗ также продолжает отрицать любые правонарушения в первые дни появления вируса.


Во время исследований альтернативных видов лечения, которые применялись Сюзанной Сомерс, мы наткнулись на некоторых докторов и СМИ, отчаянно пытавшихся очернить её репутацию. Их реакция оказалось настолько поспешной, что они случайно раскрыли статистику, которой обычно не делятся с широкой общественностью.

Возможно, некоторые люди могут счесть 25-30% относительно низким показателем, но на самом деле это гораздо выше, чем процент выздоровления после химиотерапии. Для традиционных способов лечения процент истинно излечившихся колеблется от 2 до 4%. В сравнении с этим 30% кажутся неожиданно впечатляющей цифрой. Выигрыш составляет порядка 10 раз. Конечно, речь идёт о тех, кто совсем никак не лечился. Применяя альтернативные способы лечения процент истинно излечившихся выше 30%, но эти результаты не обсуждаются публично в официальных медицинских кругах, и очень редко в частном порядке. Но почему же эти цифры не озвучивают пациентам, у которых диагностирован рак? Почему вместо этого им внушают ложь о том, что они умрут, если откажутся от химиотерапии и облучения, в то время, как правдой является совершенно противоположное?

Несколько лет мы неустанно искали статистику выздоровевших – тех, кто решился уйти от всякого лечения, но нашли только тогда, когда Американское общество по борьбе с раком совершило ошибку в своих попытках защитить свою подорванную репутацию от робкой Сюзанны Сомерс. Почему же они не опубликовали эти цифры раньше? Выздоровление Сюзанны Сомерс сильно смутило их, потому что она одна их тех, кто не только совершенно оправился от рака (а не просто прожил ещё 5 лет), но и решилась открыто рассказать о своём опыте альтернативного лечения. Решись она на традиционные методы лечения, с вероятностью в 96% её бы уже не было с нами, и её отсроченная смерть была бы ужасна.

Цитата, приведённая выше, имеет ещё один интересный аспект. У докторов на самом деле нет ни малейшего представления о том, какие виды рака будут прогрессировать, и какие нет. Поэтому мы имеем полное право спросить, действительно ли так уж хороша и необходима ранняя диагностика? Ведь не только само её прохождение стимулирует рак посредством облучения, разрезание и интоксикацию, но также зачастую доктора обнаруживают аномалии, которые исчезли бы сами по себе, если их не трогать. Они всегда лечат эти аномалии, и пациенты почти всегда умирают от этого лечения. Люди сейчас умирают от лечения, а не от рака, и это показывает собственная статистика истеблишмента. Как только человек подвергается химиотерапии, рано или поздно наступает рак в независимости от того, был ли он изначально или нет. Все химиотерапевтические лекарства канцерогенны, и все они ослабляют здоровые клетки. Это признано во всей литературе, касающейся побочных негативных эффектов для всех так называемых противораковых лекарств, и массовое разрушение клеток – это официальная часть стандартного лечения по самому своему замыслу. Утверждается, что их лекарства атакуют только ослабленные раковые клетки, в то время как на самом деле они атакуют все клетки, и таким образом всю иммунную систему, что является критичным для выздоровления.

Если бы индустрию, выпускающую лекарства против рака, действительно волновал научный прогресс, они бы не скрывали свою собственную статистику. Правда не боится расследований. Вместо этого цифры с завидным постоянством скрываются, и научное сообщество убирает из своих рядов всех, кто отказывается принимать ревностную догму истеблишмента. Это не наука. Это политика в своём самом смертоносном проявлении.

Внимание! Предоставленная информация не является официально признанным методом лечения и несёт общеобразовательный и ознакомительный характер. Мнения, выраженные здесь, могут не совпадать с точкой зрения авторов или сотрудников МедАльтернатива.инфо. Данная информация не может подменить собой советы и назначение врачей. Авторы МедАльтернатива.инфо не отвечают за возможные негативные последствия употребления каких-либо препаратов или применения процедур, описанных в статье/видео. Вопрос о возможности применения описанных средств или методов к своим индивидуальным проблемам читатели/зрители должны решить сами после консультации с лечащим врачом.

Чтобы максимально быстро войти в тему альтернативной медицины, а также узнать всю правду о раке и традиционной онкологии, рекомендуем бесплатно почитать на нашем сайте книгу "Диагноз – рак: лечиться или жить. Альтернативный взгляд на онкологию"

Рак — это очень тяжелое заболевание, которое характеризуется появлением в теле человека опухоли, которая быстро растет и повреждает ближайшие ткани человека. Позже злокачественное образование поражает ближайшие лимфатические узлы, и на последней стадии идут метастазы, когда раковые клетки распространяются во все органы тела.

Ужасно то, что на 3 и 4 стадии лечение рака у некоторых видов онкологии невозможно. Из-за чего врач может уменьшить страдание пациента и немного продлить его жизнь. При этом с каждым днем ему становится все хуже, из-за быстрого распространения метастазов.


В это время родные и близкие больного должны примерно понимать, какие именно симптомы испытывает пациент, чтобы помочь пережить последний этап жизни и уменьшить его страдание. Вообще умирающие от рака из-за полного поражения метастазами, испытывают одни и те же боли и недомогания. Как умирают от рака?

  1. Почему умирают от рака?
  2. Причины заболевания
  3. Симптомы перед смертью
  4. Симптомы рака мозга перед смертью
  5. Последняя стадия рака легких
  6. Рак печени
  7. Рак кишечника
  8. Рак пищевода
  9. Рак гортани перед смертью
  10. Последние дни
  11. Как облегчить страдания умирающего?

Почему умирают от рака?

Раковая болезнь происходит в несколько этапов, и каждый этап характеризуется более тяжелыми симптомами и повреждениями организма опухолью. На самом деле не все умирают от рака, и все зависит от того, на каком этапе обнаружили опухоль. И тут все понятно — чем раньше она была найдена и диагностирована, тем больше шансов на выздоровление.

Но есть еще очень много факторов, и даже рак на 1 или даже 2 стадии не всегда дает 100 % шанс на выздоровление. Так как рак имеет очень много свойств. Например, есть такое понятие как агрессивность злокачественных тканей — при этом, чем больше этот показатель, тем быстрее растет сама опухоль, и тем быстрее наступают стадии рака.

Процент смертности увеличивается с каждым этапом развития рака. Самый большой процент именно на 4 стадии — но почему? На этой стадии раковая опухоль имеет уже огромные размеры и поражает ближайшие ткани, лимфатические узлы и органы, и идет распространение метастаз в отдаленные уголки тела: в результате поражаются практически все ткани организма.

При этом опухоль растет все быстрее и становится более агрессивной. Единственное, что могут врачи — это снизить скорость роста и уменьшить страдание самого пациента. Обычно используют химиотерапию и облучение, тогда раковые клетки становятся менее агрессивными.

Смерть при любом виде рака не всегда наступает быстро, и бывает, что пациент долго мучается, именно поэтому нужно как можно сильнее снизить страдания больного. Медицина пока не может бороться с раком последней степени в запущенной форме, поэтому чем раньше поставлен диагноз, тем лучше.

Причины заболевания

К сожалению, но ученые до сих пор борются с этим вопросом и не могут найти на него точного ответа. Единственное, что можно сказать — это совокупность факторов, которые увеличивают шанс заболеть раком:

  • Алкоголь и курение.
  • Вредная еда.
  • Ожирение.
  • Плохая экология.
  • Работа с химикатами.
  • Неправильное медикаментозное лечение.

Чтобы хоть как-то попробовать избежать рак, нужно в первую очередь следить за своим здоровьем и регулярно проходить осмотр у врача и сдавать общий и биохимический анализ крови.

Симптомы перед смертью

Именно поэтому правильная тактика лечения, выбранная на последнем этапе болезни, поможет снизить боли и недуг пациенту, а также значительно сильно продлить жизнь. Конечно у каждой онкологии свои признаки и симптомы, но есть и общие, которые начинаются непосредственно на четвертой стадии, когда идет поражение злокачественными образованиями практически всего тела. Что чувствуют больные раком перед смертью?

  1. Постоянная усталость. Происходит из-за того, что сама опухоль забирает огромное количество энергии и питательных веществ для роста, и чем она больше, тем хуже. Приплюсуем сюда метастазы в другие органы, и вы поймете насколько тяжело пациентам в последней стадии. Обычно состояние ухудшается после хирургического вмешательства, химиотерапии и облучения. В самом конце раковые больные будут много спать. Самое главное им не мешать и давать отдохнуть. В последствии глубокий сон может перерасти в кому.
  2. Снижается аппетит. Больной не ест, потому что происходит общая интоксикация, когда опухоль вырабатывает большое количество продуктов жизнедеятельности в кровь.
  3. Кашель и затрудненное дыхание. Частенько метастазы с любого рака органа повреждают легкие из-за чего происходит отек верхней части тела и появляется кашель. Через какое-то время больному становится сложно дышать — это значит, что рак крепко поселился в легком.
  4. Дезориентация. В этот момент может быть потеря памяти, человек перестает узнавать друзей и близких. Происходит это из-за нарушения обмена веществ с тканями мозга. Плюс ко всему идет сильная интоксикация. Могут возникать галлюцинации.
  5. Посинение конечностей. Когда сил у больного становится мало и организм из последних сил пытается удержаться на плаву, то кровь в основном начинает приливать к жизненно важным органам: сердце, почки, печень, мозг и т.д. В этот момент конечности становятся холодными и приобретают синеватый, бледный оттенок. Это один из самых главных предвестников смерти.
  6. Пятна на теле. Перед смертью на ногах и руках появляются пятна, связанные с плохим кровообращением. Этот момент и сопутствует приближению смерти. После смерти пятна становятся синюшными.
  7. Слабость в мышцах. Тогда больной не может нормально передвигаться и ходить, некоторые все же могут слегка, но медленно передвигаться в туалет. Но основная масса лежат и ходят под себя.
  8. Состояние комы. Может наступить внезапно, тогда больному потребуется сиделка, которая будет помогать, подмывать и делать все, что не может сделать пациент в таком состоянии.

Процесс умирания и основные стадии

  1. Предагония. Нарушение центральной нервной системы. Сам больной не чувствует никаких эмоций. Кожа на ногах и руках синеет, а лицо становится земляного цвета. Давление резко падает.
  2. Агония. Из-за того, что опухоль уже распространилась везде, наступает кислородное голодание, замедляется сердцебиение. Через какое-то время дыхание останавливается, а процесс кровообращения сильно замедляется.
  3. Клиническая смерть. Все функции приостанавливаются, как сердце, так и дыхание.
  4. Биологическая смерть. Главным признаком биологической смерти является смерть головного мозга.

Конечно некоторые онкологические заболевания могут иметь характерные признаки, мы же вам рассказали именно про общую картину смерти при раке.

Симптомы рака мозга перед смертью

Рак тканей головного мозга сложно диагностировать на начальных этапах. У него даже нет своих собственных онкомаркеров, по которым можно определить само заболевание. Перед смертью, пациент чувствует сильную боль в определенном месте головы, он может видеть галлюцинации, происходит потеря памяти, он может не узнавать родных и близких.

Постоянная смена настроения от спокойного до раздраженного. Нарушается речь и больной может нести всякий бред. Пациент может потерять зрение или слух. В конце происходит нарушение двигательной функции.


Последняя стадия рака легких

Карцинома легкого развивается изначально без каких-либо симптомов. В последнее время онкология стала самой распространенной среди всех. Проблемой является именно позднее выявление и диагностика рака, из-за чего опухоль обнаруживают на 3 или даже на 4 стадии, когда вылечить болезнь уже невозможно.

Все симптомы перед смертью рака легких 4 степени относятся непосредственно к дыханию и бронхам. Обычно больному трудно дышать, ему постоянно нахватает воздуха, он сильно кашляет с обильными выделениями. В самом конце может начаться эпилептический припадок, который приведет к смерти. Терминальная стадия рака легких очень противная и болезненная для пациента.


Рак печени

При поражении опухолью печени, она очень быстро разрастается и повреждает внутренние ткани органа. В результате возникает желтуха. Пациент чувствует сильные боли, повышается температура, больного тошнит и рвет, нарушение мочеиспускания (моча может быть с кровью).

Перед самой смертью, врачи стараются медикаментозно уменьшить страдание самого больного. Смерть от рака печени очень тяжелая и мучительная с большим количеством внутренних кровотечений.


Рак кишечника

Одна из самых неприятных и наиболее тяжелых онкологических заболеваний, которая очень тяжело протекает на 4 стадии, особенно, если чуть раньше делали операцию по удалению части кишечника. Больной чувствует сильную боль в животе, болит голова, тошнота и рвота. Связано это с сильной интоксикацией от опухоли и задержанных каловых массах.

Больной не может нормально сходить в туалет. Так как на последней стадии идет также поражение мочевого пузыря и печени, а также почек. Больной очень быстро умирает от отравления внутренними токсинами.


Рак пищевода

Сам рак затрагивает пищевод, а на последних стадиях пациент уже не может нормально питаться и ест только через трубку. Опухоль поражает не только сам орган, но и близлежащие ткани. Поражение метастазами распространяется на кишечник и легкие, поэтому боль проявится во всей грудной клетке и в области живота. Перед смертью опухоль может вызвать кровотечения, из-за чего больного начнет рвать кровью.

Рак гортани перед смертью

Очень мучительная болезнь, когда опухоль поражает все ближайшие органы. Он чувствует сильную боль, не может нормально дышать. Обычно, если сама опухоль полностью перекрывает проход, то больной дышит через специальную трубку. Метастазы переходят в легкие и ближайшие органы. Врачи назначают в конце большое количество обезболивающих веществ.

Последние дни

Обычно, при желании больного могут родные забрать домой, при этом ему выписывают и выдают сильнодействующие препараты и обезболивающие, которые помогают снизить болевые ощущения.

В этот момент нужно понимать, что больному осталось очень мало времени и нужно постараться снизить его страдания. В самом конце могут появиться дополнительные симптомы: рвота с кровью, непроходимость кишечника, сильные боли в животе и груди, кашель с кровью и одышка.

В самом конце, когда практически каждый орган поражен раковыми метастазами, лучше оставить больного в покое и дать поспать. Самое главное, чтобы в этот момент рядом с больными были родные, любимые, близкие люди, которые уже своим присутствием будут уменьшать боль и страдания.

Как облегчить страдания умирающего?

Зачастую боли у пациента могут быть настолько сильные, что обычные медикаменты не помогают. Улучшение может привнести только наркотические вещества, которые дают врачи при заболеваниях рака. Правда это приводит к еще большей интоксикации и к скорой смерти у больного.

Сколько можно прожить лет с 4 стадией рака? К сожалению, но в лучшем случае получится прожить несколько месяцев при правильной терапии.

От самолечения до отчаяния


Рака становится больше?

Но возьмем последние, ближайшие к нам десятилетия. Статистика, собранная ВОЗ, подтверждает рост числа онкологических заболеваний. В 2008 году в мире от рака умерли 7,6 млн человек, в 2015 году — уже 8,8 млн, а к 2030 году, если тенденция сохранится, смертность от этого заболевания может достичь 13 млн человек в год. Рост заболеваемости сомнений не вызывает, но так ли это плохо?

Сама постановка вопроса кажется кощунственной. Что может быть хуже рака?! Но погодите негодовать. Хотя заболеть раком может любой человек, однако медицинская статистика убедительно показывает, что в первую очередь это болезнь пожилого возраста. (Впрочем, среди онкологических заболеваний существует и небольшая группа так называемых педиатрических раков, которым подвержены дети до пяти лет.) Люди молодого и среднего возраста болеют раком гораздо реже.

В традиционном обществе с очень высокой детской смертностью и ранним уходом из жизни стариков онкологические заболевания действительно не были проблемой. Сейчас примерно две трети больных в США составляют пациенты старше 65 лет, среди них же наблюдается самая высокая смертность от онкологических заболеваний. Сто лет назад не так много людей попросту доживали до этого возраста.

Разумеется, утверждать, что рост числа раковых заболеваний связан лишь с увеличением продолжительности человеческой жизни, было бы слишком оптимистично. Промышленное загрязнение и вредные привычки, особенно курение, вносят свою печальную лепту в онкологическую статистику. Однако, критически относясь к недостаткам существующего порядка вещей и стараясь их исправить, нам не стоит идеализировать былые времена.

Подавляющее большинство страшных болезней прошлого было побеждено не столько в результате головокружительных научных открытий (вроде изобретения антибиотиков), сколько благодаря методичным и скучным профилактическим мерам, последовательно проведенным в жизнь.

Внимание к вопросам безопасности медленно, но верно начинает приносить плоды. В развитых странах в последние годы наметилась тенденция к снижению не только смертности от рака, но и числа случаев новых заболеваний. Однако работы в этом направлении еще непочатый край. По оценкам специалистов, развитие по меньшей мере 30% раковых опухолей можно предупредить за счет отказа от вредных привычек и доступных мер профилактики.

Факт. По данным Национального института рака (США), вероятность заболеть раком для человека наиболее высока в возрасте 55–75 лет. После 75 лет она начинает снижаться, а после 85 лет становится почти так же низка, как в молодости.

Душа и тело

В жизни каждого человека бывают непростые моменты — смерть близких, развод, болезнь, потеря работы. От психологического стресса не застрахован никто. Как влияют отрицательные переживания на риск заполучить онкологическое заболевание?


Хорошая новость — на сегодняшний день отсутствуют какие бы то ни было достоверные данные о том, что психологическое потрясение напрямую ведет к развитию злокачественных опухолей. Это значит, что связь между стрессом и повышенным риском возникновения опухоли либо отсутствует вовсе, либо слишком слаба, чтобы обнаружить ее стандартными статистическими методами. Даже такое долговременное угнетенное состояние, как депрессия, судя по многочисленным данным, нисколько не увеличивает риск заболеть раком. Так что если у вас в жизни не все идет гладко, не стоит дополнительно терзать себя мыслью, что теперь вы еще наверняка заболеете.

Однако житейские неприятности могут способствовать развитию заболевания косвенно. Пытаясь бороться со стрессом, люди часто начинают курить и злоупотреблять алкоголем, перестают следить за здоровьем.

Что касается влияния психологических факторов на развитие болезни, то нет сомнений, что онкологический диагноз сам по себе является сильнейшим стрессом, и то, насколько успешно больной сумеет ему противостоять, действительно может влиять на его шансы выздороветь. Эксперименты на мышах показали, что у животных, подвергающихся социальной изоляции (это одна из форм стресса), происходит ускоренный рост опухолей и распространение метастазов. Возможно, это связано с тем, что гормоны стресса, такие как норадреналин, являются одновременно факторами, влияющими на метастазирование опухолевых клеток. Кроме того, они воздействуют на иммунную систему, которая, как будет показано дальше, играет важную роль в сдерживании опухолевого роста.

Впрочем, есть серьезные основания полагать, что такие чувства, как отчаяние, беспомощность и безнадежность, повышают риск преждевременной смерти даже в отсутствие онкологического диагноза (хотя полностью механизмы этого явления не ясны). Им следует противостоять, используя психотерапию, а в некоторых случаях и антидепрессанты, подобранные врачом. В крупных онкоцентрах нередко ведут прием специалисты-онкопсихологи, которые могут проконсультировать больных и их близких. И это помощь, которой не стоит пренебрегать.

Язык мой — враг мой

То же самое справедливо и для злокачественных опухолей. Это не какое-то одно заболевание, но целая группа болезней, имеющих ряд общих симптомов, самые важные из которых — быстрый бесконтрольный рост новообразования и распространение по организму (метастазирование). Для одного только рака груди сейчас выделяют по меньшей мере четыре молекулярных подтипа. Такая подробная классификация не досужая выдумка узких специалистов, которым больше нечем заняться. В зависимости от молекулярного типа опухоли назначается лекарственная терапия, и препараты, эффективные при лечении одного варианта заболевания, могут быть противопоказаны при другом.

Другой пример — рак легкого. Это название объединяет по меньшей мере четыре разных заболевания: мелкоклеточный и немелкоклеточный рак, который, в свою очередь, делится еще на три вида: аденокарциному, плоскоклеточный и крупноклеточный рак. Каждая из этих болезней требует своего особого лечения.

Нет ни малейшего сомнения, что русскоязычный термин эволюционирует в том же направлении.

Факт. Рак — это не одна болезнь, а целая группа заболеваний.

Диагноз или приговор?

Первый взгляд на статистику онкологических заболеваний как будто бы подтверждает худшие опасения. Основным критерием успешного лечения в онкологии является пятилетнее выживание пациента после постановки диагноза. В России этот показатель составляет около 40%, то есть, увы, примерно соответствует американским данным 1970-х годов, но в Европе и США достигает 60–70%, что выглядит уже гораздо оптимистичнее. Вопреки расхожему мнению, лечение онкологических заболеваний в крупных городах России находится на уровне мировых стандартов. Чем же тогда объясняется эта почти двукратная разница?


Основной проблемой лечения рака в России остается поздняя диагностика. Регулярные наблюдения у специалистов не требуют значительных финансовых затрат, но могут сильно повысить шансы победить болезнь. Разумеется, каждый год проходить проверку на все возможные типы опухолей невозможно, да и не нужно. А вот своевременно диагностировать наиболее распространенные типы рака по силам почти каждому.

По данным ВОЗ, для мужчин наиболее распространенными типами онкологических заболеваний являются: рак легких, печени, желудка, рак кишечника (ободочной и прямой кишки) и рак предстательной железы. Для женщин — это рак груди, рак легких, рак кишечника (ободочной и прямой кишки), рак шейки матки и желудка. Регулярное (раз в год) обследование этих органов гарантирует, что заболевание, если и возникнет, не будет запущено.

Прививка от гепатита В и профилактика гепатита С резко снижают вероятность заболеть раком печени. Отказ от курения сводит к минимуму риск заболеть раком легких и снижает риск других онкологических заболеваний. Регулярное посещение гинеколога позволяет обнаружить злокачественные перерождения шейки матки и опухоли груди на ранней стадии и т. д. Эти меры и другие профилактические подходы доступны большинству людей и не требуют значительных финансовых вложений. Исключение составляют разве что такие относительно дорогостоящие процедуры, как колоноскопия и гастроскопия для диагностики опухолей кишечника и желудка соответственно, но их достаточно проходить раз в несколько лет.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.